+7(499)-938-48-12 Москва
+7(812)-425-63-82 Санкт-Петербург
8(800)-350-73-64 Горячая линия

Замкнутый круг розничного кредитования

Замкнутый круг денежного оборота

Замкнутый круг розничного кредитования

Кассовые разрывы испытывают предпринимателей 

Приморский бизнес оказался в патовой ситуации: поставщики не отгружают товар, впервые за многие годы требуя деньги вперед. Часто — наличными.

Банки часто не кредитуют предприятия, а если и решаются, то только за лишние проценты. Возникающий кассовый разрыв многие не способны сократить без увольнения персонала и урезания зарплат.

Но и это не всегда компенсирует дефицит денежных средств. 

Большинство предприятий края фиксируют ухудшение текущей финансовой ситуации. В первую очередь это вызвано резким ростом затрат на сырье и материалы из-за девальвации рубля. «У бизнеса ведь всегда есть определенные обязательства: кредиты, налоги, зарплаты», — сетует Ярослав Ярмоленко, директор ООО «Строй-снаб». 

В связи с девальвацией серьезно меняется экономика бизнеса, причем отраслей, не зависящих от импорта, в крае, похоже, совсем не осталось. И поскольку несчастные валютные курсы барахтаются ныне на уровне, интересном лишь для отпетых спекулянтов, то до трагических отметок упала и «оборотка» частных предприятий. Больше всего пострадали строительная, торговая и туристическая отрасли. 

Ярослав Ярмоленко: «Если говорить о дефиците средств в строительной отрасли — такой вакуум есть в связи с глубоким кассовым разрывом. Поставщики поставляют товар с отсрочкой, оную получают и наши контрагенты. Длинная цепочка имеет свойство рваться». 

Евгения Каминская, генеральный менеджер туристической компании «Райтекс»: «Проблемы начались, когда отменили визу в Корею. Это, конечно, благо для граждан, но только не для туристических компаний.

Ведь когда люди обращались за визой, они брали и сопутствующие услуги: транспорт, проживание в гостинице, авиабилет, — это первое. Второе: сейчас большинство бронируют билеты в системах онлайн. Из-за этого также произошел отток.

Плюс все мы знаем о динамике курса доллара, который всех нас «подкосил» перед Новым годом, потому что туры стали в два раза дороже. Раньше семья могла поехать в хороший дорогой тур за 100 тыс. рублей, теперь только за полмиллиона». 

Замкнутый круг

С момента обвальной девальвации рубля все факторы стали складываться для бизнеса негативно. С одной стороны, вдвое выросли импортные закупочные цены, а банки резко подняли ставки кредитования и ужесточили требования к заемщикам. С другой — резко падает покупательная способность населения. 

Татьяна Гордош, руководитель адвокатской конторы «Гордош и партнеры»: «Получается замкнутый круг: у производителя/продавца нет денег, потому что его товары/услуги не покупаются, а у покупателя нет денег на покупки, потому что ему не выплатили зарплату (если это гражданин), или покупатель (если это компания) является производителем/продавцом, чьи товары/услуги не покупаются».

Ярослав Ярмоленко: «Кассовый разрыв приходится устранять из других источников, за счет перефинансирования денежных средств. Но ситуация усугубляется тем, что самым крупным дебитором по отношению к нашей компании является государственная компания. Приходится брать деньги в банке или дебиторке. Однако за пересчет банки берут 2-3%». 

В отсутствие банковской помощи многие уповают на сохранение спроса на их продукцию — сегодня это решающий фактор устойчивости компаний, хотя и с ним перспективы не слишком радужные. Если кредита нет — нет никакой подушки, когда можно не задумываться о продажах. 

Владимир Земсков, генеральный директор ООО «Гедеон»: «С одной стороны, все ищут способы платить налоги поменьше, но, с другой — бизнес должен расширяться. Но зачастую у бизнеса нет того объема денег, который бы позволил это сделать.

А банки кредиты не дают, либо дают с сумасшедшими процентами и на «драконовских» условиях. Если банк берет за кредит 10-15%, то компании просто не покрывают свои текущие расходы. И смысл в кредитах теряется.

Из-за этого происходит дефицит оборотных средств».

«Черный нал»

С дефицитом средств значительная доля вполне легального бизнеса в крае еще более озаботилась превращением части честно заработанных денег, лежащих на счетах, в «черный нал».

Неучтенная наличность нужна много для чего: для выдачи зарплаты «в конвертах», найма мигрантов, откатов, взяток — для всех расходов, которые нельзя провести официально и показать в отчетности. Целая огромная теневая индустрия существует для того, чтобы удовлетворять этот спрос.

Государство ведет с ней непримиримую борьбу, однако к значительному сокращению объемов обнальных операций это до сих пор не привело. Пока единственный заметный результат этой борьбы — удорожание операций.

Владимир Земсков: «С одной стороны, это хорошо, потому что есть надежда, что большая часть экономики выйдет из «тени» на светлую сторону.

С другой стороны, есть масса вещей, которая не изменится и при использовании безналичных расчетов.

Стратегия государства направлена на то, чтобы увести все денежные расчеты в правовое поле, такие действия позволяют оздоровить экономику, но люди всегда найдут способ, как от этого уйти. 

На сегодняшний день многие рыбаки еще работают с наличными. Это связано с тем, что идет улов вне квот, и этот объем показывать нельзя. В нашей компании почти все деньги — в безналичном обороте.

Но мы не относимся к категории крупного бизнеса, где в денежных вопросах свои нюансы по причине высокого налогообложения. Я думаю, что только с этим связана большая склонность людей к работе с наличными.

Если бы налогообложение позволяло зарабатывать и пополнять доход казны, тогда проблем в этих вопросах было бы гораздо меньше. 

Наличными работать на самом деле не так уж и удобно, сейчас все рассчитываются пластиковыми картами. Касается это и тех компаний, где зарплаты выдаются «в конвертах». Но я думаю, что и когда бизнес начнет работать только с безналичными, будут придуманы механизмы, которые позволят скрыть реальные доходы компании. Но при этом не будет необходимости уходить в «черный нал». 

Кого сокращать?

Другим способом получения «быстрых денег» стало сокращение персонала. 

Ярослав Ярмоленко: «Чтобы оптимизировать расходы в кризис, мы немного сократили штат, но зато оставшимся сотрудникам — подняли зарплаты».

Марина Макеева, генеральный директор ООО «Центр развития инвестиций»: «Многие компании снижают расходы за счет сокращения штата. Но я, как руководитель, считаю, что главное для компании — это сохранить коллектив. Сотрудникам я объясняю, что какое-то время не будет премий.

Мы аккредитованы при корпоративных заказчиках, а наличие таких заказчиков накладывает на нас серьезные обязательства. Невыплата зарплаты, различные долги не просто негативно повлияют на имидж компании, но и отразятся на потере заказов.

Что можно посоветовать компаниям? Бюджетирование, усиление контроля, неполный рабочий день, при которых меньшая заработная плата будет оправданна. Это тоже своего рода механизмы для сохранения жизнедеятельности компании». 

Евгения Михайлова, директор службы персонала сети гипермаркетов «Самбери»: «В кризисное время от руководителей организации требуются дополнительные усилия по разработке и реализации антикризисных мер.

Единого рецепта здесь не существует. Каждая компания ищет свои выходы.

Но в основе всех действий лежит глубокий анализ ситуации, трезвое прогнозирование, использование новых возможностей, освоение новых рынков и выход на новые сегменты клиентуры».

Прогноз неутешительный

Если текущую операционную деятельность компании как-то пытаются поддержать за счет собственных ресурсов, переговоров с банками в надежде на какую-то определенность к концу года, то с развитием как таковым ситуация пока негативная.

Ольга Рябчук, директор по рекрутменту компании «Карьера-Форум»: «Проблему мы наиболее ярко ощущали в первые месяцы года, когда компаниям действительно было очень трудно.

Если раньше мы прописывали свои ожидания по гонорару чаще всего в проценте (соответственно, по факту сумма могла быть различной в зависимости от уровня кандидатов, которые претендовали на должность), то на тот момент участились случаи, когда работодатель искал кандидата с фиксированной заработной платой, чтоб договориться обо всем сразу.

Соответственно, уменьшились возможности непредвиденной оплаты. Были случаи, когда просили разбить платеж на две части. На сегодняшний день эти моменты несколько сгладились. Явного оттока клиентов мы сейчас не наблюдаем. Но в целом заказов стало меньше». 

Марина Макеева: «Последствия кризиса существенно сказались на работе нашей компании. Практически всю дебиторку, которую мы получаем, направляем на заработную плату сотрудникам. На протяжении полутора лет мы не приобретаем новую технику, все расходы максимально бюджетируются.

Если раньше для нас приобретение принтера на сумму 200-300 тыс. рублей было нормальной покупкой, то сейчас мы согласуем приобретение брошюровщика за 30 тыс. рублей. Конечно, это связано с тем, что заказов в разы стало меньше.

И, если честно, мы рады, что расплатились в прошлом году по своим обязательствам». 

КОММЕНТАРИЙ

Людмила Васюкова, кандидат экономических наук, доцент, преподаватель кафедры «Финансы и кредит» ШЭМ ДВФУ: «На сегодняшний день дефицит денежных средств касается не только наличных, но и безналичных расчетов.

И ситуация в общем-то понятна: мы находимся в ситуации, когда крупнейшие финансовые операторы, в частности, банки, утратили доступ к достаточно дешевым финансовым ресурсам из-за введения так называемых экономических санкций против страны.

И понятно, что перестройка всей банковской, как и вообще финансовой системы страны, направленной на увеличение внутренних ресурсов, — это не дело одного дня. Для этого нужно время.

Внутренние ресурсы в стране достаточно дорогие. Если мы говорим о банковской системе — это привлеченный капитал в виде вкладов населения: депозитов, которые размещает население в банках. И в первую очередь — остатки по счетам тех юридических лиц, которые сами испытывают большой дефицит финансовых ресурсов.

И, конечно, активность банка на рынке ценных бумаг и межбанковские заимствования, которые ведут все банки, включая крупнейших игроков европейского рынка. Как теперь заимствовать на внутреннем рынке? Физические лица готовы размещать денежные средства в том случае, если будут хотя бы как-то покрываться инфляционные риски.

Понятно, что обеспечить такую доходность банку очень трудно, потому что тогда банк будет вынужден размещать средства в кредитах под еще более высокие проценты. Ключевая ставка менялась в течение всего периода (я имею в виду период с октября прошлого года).

И бизнес не всегда готов брать финансовые ресурсы под такие высокие ставки. Возникает замкнутый круг.

Что делать в этой ситуации? Наверно, то, что делает сегодня правительство по вопросам денежно-кредитной политики. Несмотря на жесткую критику, которую испытывает правительство со стороны бизнеса, ученых, я думаю, оно совершает правильные действия.

Например, совершается попытка создать конкурентоспособный рынок внутренних заимствований — ограничивают рынок внешних заимствований, количество наличных денег, чтобы не повышать инфляционные ожидания. В целом совершаются действия, направленные на ускорение оборачиваемости денег.

А, как известно, чем выше оборачиваемость, тем быстрее деньги возвращаются назад и больше экономятся, тем меньше требуется дополнительных финансовых ресурсов.

Вводятся «налоговые каникулы» для определенных видов бизнеса, ограничивается количество налоговых проверок, принимаются законодательные акты, которые дают возможность доступа к бюджетному финансированию, участию в определенных государственных проектах представителям бизнеса. Насколько эти действия будут эффективны, мы узнаем позже.

Плохо только, что мы поздно спохватываемся. В российской традиции — все делать в критический момент.

Что мешало в «жирные» годы, я имею в виду, когда был доступ к дешевым финансовым ресурсам, создавать внутреннюю инфраструктуру формирования финансового потенциала банковской системы? Все как в известной русской поговорке: пока гром не грянет, мужик не перекрестится. Сейчас мы в пожарном порядке создаем свою национальную платежную систему. Пока же идет возвращение к ситуации в экономике, когда все сделки с контрагентами совершаются только посредством наличных платежей — не самое позитивное явление. Такие возможности — это возврат к 90-м. Возврат не только к платежам наличными, но и возврат к «черному налу», налоговым и другим преступлениям — возвращение туда, откуда мы пришли».

Источник: http://konkurent.ru/article/13176

Банки все больше увлекаются розницей, отложив корпоративное кредитование

Замкнутый круг розничного кредитования

За 10 месяцев 2018 г. корпоративное кредитование выросло на 5,9%, портфель достиг 32,98 трлн руб., следует из статистики Центробанка. Результат вдвое лучше, чем год назад, когда корпоративный портфель увеличился на 2,9%, но впечатляющим этот рост не выглядит – особенно в сравнении со стремительным ростом кредитования населения. Оно увеличилось на 18,7%, портфель достиг 14,4 трлн руб.

Если не учитывать значительный рост кредитов нерезидентам у ВТБ в сентябре, то данные по корпоративному сектору в целом окажутся даже ниже, замечает аналитик Fitch Александр Данилов.

В сентябре валютные кредиты ВТБ нерезидентам на срок свыше трех лет выросли на 434 млрд руб., следует из отчетности госбанка по российским стандартам.

В международной отчетности он указал, что это ссуды, выданные «государственным органам власти». Но кто именно получил деньги, ВТБ раскрывать не стал.

По итогам 2018 г. корпоративный портфель банков вырастет примерно на 6–7%, ожидает Данилов, а в следующем году – и того меньше. У Moody’s более позитивный прогноз: те же 6–7% в 2018 г. и уже 10% в 2019 г., говорит аналитик агентства Ольга Ульянова.

Причин для заметного ускорения роста корпоративного портфеля нет, полагает главный аналитик Сбербанка Михаил Матовников, в следующем году рост будет примерно таким же, как и в этом, колебания могут быть в пределах 1–2 процентных пунктов. По прогнозу Сбербанка, кредиты банковского сектора компаниям вырастут в 2019 г.

на 5–7% (на столько хочет вырасти и Сбербанк), а населению – на 15–18%, говорил зампред банка Александр Морозов на дне аналитика.

Жадность побеждает

Банкам сейчас больше интересна розница. «Жадность, там денег больше зарабатывается», – говорит первый зампред правления и совладелец Совкомбанка Сергей Хотимский. В августе банки установили рекорд по выдаче кредитов населению: 776,5 млрд руб.

за месяц, по данным Frank RG. Ни в 2012 г., ни в 2013 г., когда розница бурно росла, банки не выдавали кредитов на такую сумму. Близкий к 700 млрд руб. результат розница показывала в декабре 2013 г. – тогда банки одолжили населению 670 млрд руб.

Рентабельность розничного кредитования сейчас очень привлекательна, подтверждает Матовников.

Доходности в корпоративном сегменте существенно ниже, и это сказывается на предложении со стороны банков, продолжает он, исключением является кредитование малого и среднего бизнеса, которое более прибыльно.

В условиях санкций банкам гораздо интереснее работать с розничными, а не корпоративными заемщиками, говорила главный экономист Альфа-банка Наталия Орлова на бизнес-завтраке «Ведомостей» «Макроэкономический прогноз на 2019 г. Лучшие инвестиционные стратегии».

Все обратили внимание на розницу, поскольку больших потерь по кредитам пока нет, а доходности высокие, солидарен Данилов: «Пару лет внимание будет сосредоточено на кредитовании населения, пока не начнут проявляться проблемы». А с длинными необеспеченными кредитами они могут появиться уже «на горизонте нескольких кварталов», опасается Хотимский.

Долги населения растут быстрее доходов. Отношение долга к доходам достигло к ноябрю 27,1%. Такое наблюдалось только несколько месяцев в конце 2014 г., указывали аналитики РАНХиГС.

Рынок розничного кредитования приближается к фазе перегрева, но пока не перегрет, считает Орлова: «Мы еще не в состоянии 2014 г., у населения еще есть запас доходов для наращивания кредитного плеча.

Поэтому рост на 15–20% в 2019 г. – вполне реальная цифра».

Ставка, деньги, два процента

Деньги у банков есть – структурный профицит ликвидности на 14 декабря составлял 2,3 трлн руб. Но очереди из надежных заемщиков за ними нет.

Экономика растет медленно (1,6% по итогам января – сентября. – «Ведомости»), инвестиционный спрос невелик, а у большинства компаний непростая ситуация, объясняет Матовников.

Экспортеры в основном вкладывают собственные средства либо привлекают капитал из-за рубежа, говорит главный экономист БКС Владимир Тихомиров. Бизнес не готов рисковать и расширять производство.

«При таком спросе – со стороны как населения, так и компаний – большого смысла инвестировать нет. И перспектив к улучшению ситуации бизнес пока не видит», – объясняет он.

50% предприятий, опрошенных лабораторией конъюнктурных опросов Института Гайдара, назвали недостаточный внутренний спрос главной причиной ограничения выпуска. Ухудшение настроений промышленников фиксируют и индекс предпринимательской уверенности Росстата, и индекс промышленного оптимизма Института Гайдара.

В III квартале рост инвестиций в основной капитал, по данным Росстата, ускорился до 5,2% в годовом выражении с 2,8% во втором. Такой внезапный рывок не только заставил экономистов теряться в догадках о его причинах, но и противоречил трендам, на которые указывало до этого Минэкономразвития.

Уже в декабрьском обзоре оно написало, что инвестиции крупных и средних предприятий выросли на 5%, основной вклад внесли нефтегазовый комплекс, транспорт (за исключением трубопроводного) и энергетика.

Инвестиции остаются слабым местом экономики, говорил главный экономист ВЭБа Андрей Клепач на бизнес-завтраке «Ведомостей», рост есть, но хрупкий и неравномерный. При том что деньги есть не только у банков, но и у компаний. По состоянию на 1 ноября на депозитах юрлиц находилось 16,8 трлн руб.

– на 3,6 трлн больше, чем год назад, доналоговая прибыль компаний за январь – сентябрь превысила 10 трлн руб. – это на 34,4% больше, чем год назад.

Флагманы экономики России либо минимально инвестируют в нее, либо вовсе не реинвестируют прибыль, сетует Хотимский: «Иногда даже публично говорят: «Мы больше ни рубля в Россию не инвестируем» – и весь свободный денежный поток направляют на дивиденды». На инвестиционный климат это влияет гораздо больше, чем любые санкции, уверен Хотимский. «Люди предпочитают не инвестировать, а сидеть на деньгах», – согласен предправления «Юникредит банка» Михаил Алексеев.

Есть проблемы и на стороне предложения, т. е. банков. В корпоративном сегменте сейчас нет хороших заемщиков в достаточном количестве, говорит Данилов, а те, что есть, не хотят брать кредиты – ставки слишком высоки.

По сравнению с населением бизнес гораздо более чувствителен к уровню реальных процентных ставок, подтверждает Матовников, а сейчас ставки для компаний высоковаты.

В III квартале произошло некоторое ужесточение ценовых условий кредитования крупных корпоративных заемщиков, признает ЦБ в декабрьском докладе о денежно-кредитной политике.

В сентябре, по данным ЦБ, средневзвешенная ставка рублевых кредитов юрлицам на срок от одного года до трех лет составила 9,49% против 8,6% в июне, в октябре незначительно снизилась – до 9,47%. Даже если бы ставки были ниже, это вряд ли серьезно изменило бы ситуацию, считает Тихомиров.

В регионах она разная, говорится в докладе ЦБ. Последние два года устойчиво растет корпоративный портфель в большинстве центральных, южных и уральских регионов. На Дальнем Востоке и Северо-Западе рост начался с конца 2017 – начала 2018 г.

А вот в Сибири кредитование юрлиц снижается с весны 2017 г.

На Северном Кавказе и в Приволжском округе «динамика неустойчива и в последние месяцы находится преимущественно в отрицательной зоне» из-за погашения задолженности крупных заемщиков, пишет ЦБ.

По кредитованию ударило повышение ключевой ставки ЦБ в сентябре (на 0,25 п. п. до 7,5%) – оно было страшно своей непредсказуемостью, говорит заместитель гендиректора «Т плюса» Кирилл Лыков: в следующие два месяца кредитования просто не было.

«Один из крупных наших банков-кредиторов повысил ставки по 12-летнему кредиту, выданному пять лет назад на строительство новой тепловой электростанции, хотя за неделю до этого говорил нам, что повышение ключевой ставки ничего для нас не изменит, – рассказывал он на финансовом форуме «Ведомостей».

– Такого не было даже в предыдущие кризисы – ни один из госбанков не повышал нам ставки по действующим инвестиционным кредитам».

14 декабря ЦБ снова повысил ставку – до 7,75%. На кредитовании и развитии реального сектора это скажется крайне отрицательно, считает Лыков: «Один из крупных госбанков уже заявил о синхронном повышении ставок по действующим кредитным договорам, в том числе инвестиционным».

Сейчас потенциал роста российской экономики, по оценкам ЦБ и МВФ, 1,5–2%, а оценка Альфа-банка по разным моделям и того ниже – 0,7–1,3%, говорила Орлова: «Как ни парадоксально, но это означает, что даже рост на 1,5% может оказаться перегревом.

А значит, в фазе перегрева российская экономика может оказаться быстрее, чем ожидалось, и тогда ЦБ придется ужесточать монетарную политику».

ЦБ будет оценивать целесообразность дальнейшего повышения ставки, исходя из инфляции и роста экономики, а также внешних рисков, говорится в его докладе.

Неопределенность со ставками может способствовать возвращению компаний к банкам с рынка публичного долга. В последние несколько лет этот рынок «отъедал» немалую долю у банковского кредитования, замечает Ульянова. В 2018 г. ситуация изменилась из-за объявления санкций в апреле и волатильности на рынках в конце лета.

В основном деньги привлекали для рефинансирования, а те, у кого была подушка ликвидности, использовали ее, чтобы скупить на рынке свои просевшие бумаги, рассказывала на финансовом форуме управляющий директор Sova Capital Limited Алина Сычева. Если в 2017 г. новые размещения компаний составили 2,9 трлн руб., т. е.

почти 10% корпоративного кредитного портфеля банков, то в первой половине 2018 г.

компании разместили рублевых облигаций всего на 700 млрд, указывает Ульянова: «И вряд ли в следующем году мы увидим большие размещения: инвесторы не готовы покупать долгосрочные бумаги, а эмитенты – подписываться на выплату купонов, которые позже могут оказаться невыгодными».

Замкнутый круг

Правительство рассчитывает на оживление инвестиционного спроса. В следующем году федеральный бюджет начнет наращивать государственные инвестиции, напоминает исполнительный директор – главный экономист «Сбербанк CIB» Антон Струченевский. По его оценке, они вырастут примерно с 1 трлн руб. в 2018 г. минимум до 1,5 трлн.

Компании и сейчас приходят с инвестиционными проектами – их не меньше, чем в тучные годы, однако это заемщики более низкого качества, говорит Хотимский: «А компании с хорошей финансовой ситуацией очень осторожны». У рынка появляется привыкание к ослабленному кредитному качеству, продолжает он.

Банки не слишком хотят работать с такими заемщиками, опасаясь, что им придется досоздавать резервы, говорит Данилов. Проблемные активы, накопленные еще с кризиса 2008 г., и кризис в экономике заставляют банки быть осторожнее, объясняет зампред правления Московского кредитного банка Михаил Полунин.

За качественных корпоративных клиентов сейчас очень большая конкуренция, отмечает Данилов.

В том числе со стороны госбанков и тех банков, которые недавно подверглись санации, – «ФК Открытие», Бинбанка, Промсвязьбанка, рассказывает Полунин.

По его словам, последние отыгрывают утерянные позиции, чувствуя, что могут опереться на плечо Центробанка. Это сильно влияет на развитие корпоративного сегмента и, как следствие, на экономику, указывает он.

Банки боятся не реального сектора, а новых макроэкономических потрясений, живут в ожидании и с сохранением «подушки безопасности», уверен Лыков: если бы банки увидели стабильность в стране и в мире, то и кредитовали бы корпоративных заемщиков активнее.

Слишком серьезные выводы из кризисов сделали и компании, говорил Хотимский. «Люди предпочитают не инвестировать, а сидеть на деньгах», – согласен Алексеев. «Хороших заемщиков не очень много, и, если они есть, у них иногда и своих средств хватает. Такая сложилась ситуация, в некотором смысле замкнутый круг.

Как из него выходить – сложно сказать», – заключает он.

Источник: https://www.vedomosti.ru/finance/articles/2018/12/25/790226-banki-uvlekayutsya-roznitsei

Замкнутый круг

Замкнутый круг розничного кредитования

На днях депутаты Законодательного собрания Челябинской области внесли в Госдуму законопроект, предлагающий запретить микрофинансовым организациям выдавать займы физическим лицам. Портал Zaim.com узнал у участников сектора микрокредитования – что они думают о жизнеспособности законопроекта.

Перспективы принятия законопроекта

По поводу возможности одобрения законопроекта Государственной Думой опрошенные практически солидарны:

Александр Примак, директор по маркетингу “Центра Займов” (ООО МФО “Саммит”)

– Вряд ли такой закон будет принят. Это одна из популистских инициатив накануне выборов. У микрокредитования физических лиц есть четкая экологическая ниша, оно развивается по понятным правилам, регулируемым ЦБ. Центральный банк понимает важность этого направления финансового бизнеса.

Борис Батин – генеральный директор сервиса онлайн-кредитования MoneyMan

– Данная инициатива является очередным популистским примером. Микрофинансирование выступает альтернативой банковского кредитования, но не заменяет его. Во всем мире эти отрасли сосуществуют на одном финансовом рынке.

Генеральный директор ООО МФО «Срочноденьги» Андрей Артаев

– Законодательные инициативы местных депутатов, подобные этой, носят исключительно популистский характер.

Мы полагаем, что принятие данной инициативы областных парламентариев маловероятно, и тому есть ряд серьезных причин, среди которых и названная в пояснительной записке к законопроекту преобладающая доля кредитования физлиц микрофинансовыми организациями, доказывающая необходимость этой деятельности для населения, и доступность займов в МФО перед банками и ломбардами, и количество повторных обращений граждан за микрозаймами.

Сергей Седов, генеральный директор сервиса онлайн-займов “Робот Займер”

– Текущий законопроект и предыдущие недавние попытки запрета выдачи займов физическим лицам связаны с недостаточной осведомленностью авторов текущей ситуации в регулировании отрасли.

ЦБ РФ уже ограничил максимальный размер переплаты до 400%, поэтому аргумент о несоизмеримом росте задолженности при просрочке в МФО в данный момент не состоятелен.

Других аргументов в пользу запрета микрофинансирования граждан, насколько нам известно, авторы законопроекта не сообщают. Поэтому такой закон, как и все более ранние попытки запретить микрофинансирование граждан, не имеет смысла.

К слову, буквально недавно отклонили законопроект депутатов законодательного собрания Ленинградской области, который также должен был ограничить МФО в выдаче денег в долг населению. Запретить целый сегмент рынка невозможно.

К этим мнениям присоединился и специалист из смежной отрасли Алексей Лазутин, президент Национального объединения ломбардов, считающий, что принятие подобного законопроекта невозможно.

Что ждет заемщиков и рынок, есть ли альтернатива МФО

Александр Примак, директор по маркетингу “Центра Займов” (ООО МФО “Саммит”)

– Для заемщиков и рынка это обернется тем, что функции микрокредитования физических лиц возьмут на себя другие организации – как легальные, так и нелегальные.

Альтернатива – возможно, кредитные кооперативы или так называемое кредитование со стороны частных инвесторов: так называемое, потому что, как правило, этих частных инвесторов организуют компании, не находящиеся под контролем ЦБ.

Алексей Лазутин, президент Национального объединения ломбардов

– Если гипотетически предположить, что закон будет принят, то многим заемщикам, не имеющим ликвидных залогов, будет очень сложно получить денежные средства, предположим, до зарплаты. Розничные банки получат очень большой поток входящих клиентов, подавляющему большинству из которых с очень высокой вероятностью будет отказано в кредите, в том числе из-за ужесточения требований к заемщику.

Борис Батин, генеральный директор сервиса онлайн-кредитования MoneyMan

– Запрет МФО не только не снизит проблемы закредитованности населения, но и увеличит проблему и ухудшит финансовое состояние людей. Поскольку потребность в заемных деньгах у населения не исчезнет, и граждане вынуждены будут занимать на черном рынке.

Сергей Седов, генеральный директор сервиса онлайн-займов “Робот Займер”

– Заемщиков, в первую очередь, ограничат в выборе, то есть лишат одного из вариантов кредитования, наиболее простого, быстрого и крайне необходимого на сегодняшний день.

Рынок, безусловно, понесет существенные потери, ведь многие компании специализируются именно на кредитовании физлиц. А если учитывать, что спрос на займы наверняка никуда не денется, предложения продолжат действовать, только нелегально, поскольку государственного регулирования они будут лишены.

Сегодня у заемщиков есть еще такие варианты, как кредитный кооператив и P2P-кредитование.

Последнее – кредитование физлицом другого физлица на Интернет-площадке – сегодня набирает обороты и многими сопоставляется с микрокредитованием.

Но данные рынки еще не скоро станут конкурировать, ведь предстоит еще долгий процесс по созданию рынка для модели p2p, поскольку сегодня одна из важных проблем сегмента – это отсутствие доверия инвесторов к этому инструменту.

Александр Бакулин, маркетолог-аналитик МФО “Главфинанс”

– Принятие подобного законопроекта перечеркнет все усилия законодательных органов по выведению микрокредитования из тени. “Черный рынок” подобных услуг останется и разрастется. А вместе с этим усугубится и беспредельное поведение “черных взыскателей”.

Закрытие или переориентация?

Сергей Седов, генеральный директор сервиса онлайн-займов “Робот Займер”

– Принятие закона скорее грозит закрытием большинства МФО, специализирующихся исключительно на займах для физлиц.

Переориентировать работу на юрлиц и предпринимателей крайне непросто, это потребует перестройки модели кредитования, скоринговых систем, найма новых специалистов и вложения немалых средств.

К тому же придется максимально быстро начать ориентироваться в практически новом сегменте кредитования. На такое пойдет от силы 5–10% компаний. И кредитоспособность малого бизнеса в текущей экономической ситуации под вопросом, некого будет кредитовать существующим МФО.

Александр Примак, директор по маркетингу “Центра Займов” (ООО МФО “Саммит”)

– Работа с предпринимателями – это важное направление для многих МФО, но обсуждать возможность переориентации МФО, учитывая, что вероятность принятия данного законопроекта очень низкая, я бы не стал.

Алексей Лазутин, президент Национального объединения ломбардов

– Те МФО, которые сейчас работают с физическими лицами, на мой взгляд, так и будут продолжать работать с физическими лицами, выполнив какие-либо дополнительные требования регуляторов. Но это касается крупных участников рынка. Небольшие участники либо уйдут совсем в тень, либо переориентируются на смежные сегменты. Мы видим тенденцию открытия рядом участников рынка МФО – ломбардов, например.

Алексей Лазутин ответил на вопрос Zaim.com о том, смогут ли справиться ломбарды с потоком клиентов?

– Если внезапно в ломбарды хлынет поток клиентов, способных увеличить рынок в момент в два раза, то у многих ломбардов просто не будет столько оборотных средств, чтобы выдать необходимые займы. А географическое покрытие рынка крупными сетями, у которых есть источники фондирования, еще не наступило.

Также, если предположить гипотетически, что закон будет принят, никто не застрахован от принятия подобного закона, ограничивающего деятельность ломбардов, например, или банков.

Елена ТОЛЧИНА

Источник: https://zaim.com/temy/zamknutyy-krug/

Под тяжестью кредитов. Как побороть финансовую неграмотность и высокую закредитованность россиян

Замкнутый круг розничного кредитования
01.02.2017

Финансовый омбудсмен Павел Медведев дал интервью изданию “Лента ру”. Он рассказал, в чем причина высокой закредитованности россиян, как меняется ситуация за последнее время и почему правительство не может запретить микрофинансовые организации. Портал ТопЗаймов.рф высказал собственное мнение о причинах роста долгов населения перед банками и МФО.

Бедные и богатые платят по-разному

По словам Павла Медведева, общее количество должников банков за 2016 год уменьшилось на 5%. В 2015 году их было 40 миллионов человек, в 2016 – 38 миллионов. Официальной статистики по объему долгов населения в России нет. Но, финансовый омбудсмен на основании данных НБКИ и ОКБ сделал вывод о том, что более обеспеченные люди стали аккуратнее погашать свои долги и ограничили потребление.

Самые бедные слои населения, наоборот, стали еще хуже платить по кредитам за последний год. По мнению Павла Медведева, при нынешнем среднем уровне просрочки банков в 7,5% подавляющее большинство просрочивших обязательства заемщиков составляют люди с низким уровнем дохода.

Лазейка всегда найдется

Несмотря на то, что ЦБ проводит достаточно активную политику и устанавливает предельные процентные ставки по кредитам, займам и штрафным санкциям за их неуплату, банки и МФО находят лазейки для обхода существующих ограничений.

По словам Павла Медведева, после установления ограничений на штрафы и пени банки стали собирать деньги с должников другими способами. Они присылают заемщикам уведомления о задолженности. В некоторых банках такие уведомления платные.

Каждое из них может стоить должнику несколько сотен или даже тысяч рублей.

По словам финансового омбудсмена, микрофинансовые организации нашли другой выход. Сейчас годовая сумма начисленных по займу процентов не может превышать размер основного долга более чем в три раза. Некоторые микрофинансовые организации, по мнению Павла Медведева, “берут грандиозные суммы за первую неделю использования кредита”.

Запрет МФО – не выход

Финансовый омбудсмен считает, что жесткое государственное регулирование сектора ни к чему не приведет, а запрет МФО ничего не даст. Причина высокой закредитованности населения заключается в низком уровне доходов.

Когда у человека нет денег даже на самые элементарные нужды, ему остается только обращаться в банки и МФО. Но, после оформления кредита или займа доходы заемщика не растут, а к обычным расходам прибавляются еще выплаты по долгам.

Так что ему остается только заново обращаться к кредиторам и брать деньги под еще более высокие проценты, чтобы погасить старые долги.

Почему запрет МФО невозможен

По мнению финансового омбудсмена, запрет МФО ничего не решит, если только не приставить к каждому гражданину по полицейскому, который будет запрещать ему брать деньги в долг.

Уровень жизни многих людей очень низок и они хотят одолжить средства, микрофинансовые организации и банки готовы выдать им деньги.

Так что при запрете МФО, россияне продолжат обращаться к ним, но этот сектор финансового рынка просто уйдет в тень.

беда заемщиков МФО. Мнение портала ТопЗаймов.рф

Мнение Павла Медведева о том, что МФО “берут грандиозные суммы за первую неделю использования кредита” достаточно спорно. Во многих крупных и легальных микрофинансовых компаниях, вроде “Money Man” или “Честное Слово” первый займ можно оформить вообще под 0% годовых. Также ряд игроков микрофинансового рынка вообще не начисляют проценты в первые несколько дней пользования займом.

Вся беда в том, что уровень финансовой грамотности населения до сих пор находится на очень низком уровне и люди очень часто не разбираются в элементарных понятиях. Они оформляют займы до зарплаты под 1%-1,5% в день и погашают кредиты при помощи этих средств.

Хотя данный вид микрозаймов предназначен, как понятно из названия, для того, чтобы перехватить денег до зарплаты. А высокие проценты компенсируются легкостью в получении, коротким сроком и небольшими суммами займов. Поэтому, в теории, переплата должна быть не слишком болезненной для заемщиков.

Если же погасить за счет этих денег кредит и не возвращать займ в течение года, размер процентов и штрафных санкций действительно будет сумасшедшим.

Также заемщики часто даже не пытаются попробовать договориться о реструктуризации своей задолженности, не составляют плана погашения кредитов и займов.

Все это, по нашему мнению, и является главной причиной закредитованности населения. А низкий уровень доходов населения, конечно, также влияет на уровень просрочки.

Но, по этому показателю Россия опережает многие страны, в которых уровень закредитованности жителей гораздо ниже.

Можно посмотреть и на различия между различными регионами РФ. К примеру, московский регион находится на шестом месте по среднему размеру долга на душу населения при том, что по уровню зарплат он находится на первом месте в стране. А одно из самых низких соотношений долга к валовому региональному продукту наблюдается в Дагестане – регионе с одной из самых низких средних зарплат.

Так что повышение финансовой грамотности может стать очень эффективным способом разорвать замкнутый круг, когда население для погашения старых кредитов и займов берет новые.

Для этого банкам, МФО и государственным организациям необходимо постоянно разъяснять населению особенности различных финансовых услуг, последствия непродуманных обращений в банки и микрофинансовые организации, создавать специальные обучающие программы и специализированные ресурсы, на которых каждый человек мог бы задавать вопросы финансовым экспертам. Определенные шаги в этой сфере уже предпринимаются. Но, о комплексном подходе к проблеме пока говорить не приходится.

Александр Светлов специально для ТопЗаймов.рф

Вам понравится:

Источник: https://xn--80aenjpiedz.xn--p1ai/mfo/novosti-rynka-mfo/pod-tyazhestyu-kreditov.php

Кредит кредиту рознь

Замкнутый круг розничного кредитования

Замедление, а в настоящее время и падение объемов кредитования экономики банками в Казахстане стало, скорее, правилом, чем исключением.

Если экономика и получает какие-то деньги от БВУ, то главным образом благодаря различным государственным программам — финансирования проектов в обрабатывающей промышленности; рефинансирования валютных ипотечных займов, а также субсидирования ставок по ипотеке и автокредитам; с лета нынешнего года сюда можно включить еще жилищную программу «7–20–25», которая повлияла на рост объемов ипотечного кредитования (см. график 1).

Нельзя сказать, что кредитование полностью остановилось. Ссудный портфель брутто снижается, это так.

Причина, скорее всего, в активном списании проблемных кредитов: банки, получившие в прошлом году деньги Национального банка Казахстана (НБК) по программе оздоровления банковского сектора, взяли на себя обязательство снизить долю NPL в своих портфелях.

Если сравнивать объемы кредитов на нетто-основе, то за девять месяцев 2018 года кредитование отраслей экономики выросло на 23% по сравнению с тем же периодом прошлого года.

Бесспорным лидером по динамике роста остается розничное кредитование, большую долю которого составляют потребительские займы (см. график 2).

Несмотря на рост номинальных доходов и заработной платы, реальные доходы, как и реальная зарплата в помесячной динамике, остаются в отрицательной зоне. Это главное условие для высокого спроса на потребы.

Как можно видеть на графике 3, несмотря на сезонные всплески в течение года, объемы кредитования в 2018 году в целом выросли.

Розница хорошо оплачивается

Кредитование населения также подсаживается на иглу господдержки. В 2017 году НУХ «Байтерек» и Казахстанская ипотечная компания совместно запустили программу субсидирования ставок по кредитам на покупку первичного жилья.

Заем обходился под 10% годовых при условии выплаты первоначального взноса в размере 30% от стоимости жилья. С этого года начала действовать жилищная программа «7–20–25», по ней заемщик платит лишь 7% годовых, а первоначальный взнос снижен до 20%.

Еще раньше, в 2015 году, была принята программа льготного автокредитования на покупку казахстанских авто: государство также субсидирует ставку вознаграждения.

Банки за свой счет дают главным образом кредиты на потребительские цели. В структуре розничных займов, по данным Первого кредитного бюро, более половины (53%) составляют беззалоговые кредиты, а второе место с долей 24% заняла ипотека.

Менее популярны потребы под обеспечение, на них приходится 15,8%, на автокредиты — всего 6,3%. Это данные на август.

В сентябре совокупная ссудная задолженность населения, по данным НБК, составила 5,1 трлн тенге, при этом сумма потребительских займов превысила 3,2 трлн.

Номинальные ставки по сектору колеблются от 20 до 26% годовых (см. график 4). Даже привлекая вклады населения под высокий процент (например, по депозитному сертификату Банка Хоум Кредит предусмотрено вознаграждение в размере 15% годовых, а средневзвешенная ставка по депозитам банков в 2018 году 10%, ГЭВС — 10,5%), банки выигрывают и показывают хорошую динамику прибыли.  

Специализирующиеся на розничном кредитовании, Kaspi bank и Банк Хоум Кредит входят в топ-10 банков по тому или иному показателю в ренкинге EK все последние годы.

По итогам третьего квартала 2018 года эти фининституты — в списке лидеров рынка по приросту активов (Банк Хоум Кредит — 3‑е место), по динамике капитала (Хоум Кредит — 2‑е место, Kaspi — 4‑е), росту прибыли (Kaspi — 10‑е место), а также в первой десятке по приросту ссудного портфеля (см. таблицы в обзоре «Повседневная жизнь банковского сектора»).

Работа с розничными клиентами заставляет игроков постоянно совершенствовать свои сервисы и продукты: простота и скорость — вот что сегодня выбирают клиенты. Тем более что на рынке появились конкуренты — компании, кредитующие онлайн.

Правда, доля их незначительна — всего 1,9% в августовских выдачах, по данным ПКБ, при этом объем кредитования снизился на 6% по сравнению с июлем. Но начинали они работать довольно агрессивно. Наращивают свое присутствие на рынке розничного кредитования МФО: их доля выросла до 6,2% с 4,8% в июле.

Но банки здесь — бесспорные лидеры, на них приходится более 90% выдач.

Закредитованность населения остается очень высокой. В базе ПКБ зарегистрировано 10,5 млн кредитных контрактов, это на 13,4% больше, чем в начале года. Средняя задолженность на одного заемщика — 911 тыс. тенге. Индекс кредитного здоровья (ИКЗ), измеряемый ПКБ, составил 66,9.

Он не меняется несколько месяцев, но снизился по сравнению с началом года (69). ИКЗ показывает, какая доля заемщиков исправно погашает свои долги; 18,7% — в дефолте, а еще 14,4% заемщиков «находятся в сильной зависимости от конъюнктуры рынка», говорится в отчете ПКБ.

Очевидно, это те клиенты, которые то платят, то не платят по своим долгам. В целом риски по потребительскому кредитованию, особенно беззалоговому, высоки.

На фоне снижения реальных доходов населения и упрощения выдачи займа, по данным НБК, в сентябре 2018 года повысился удельный вес просроченной задолженности по потребам в общей сумме NPL до 24,6% с 16,4% годом ранее.

Источник: http://expertonline.kz/a15765/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.