+7(499)-938-42-58 Москва
+7(800)-333-37-98 Горячая линия

Введение спецсчетов для уплаты НДС – шаг назад в налоговой реформе

Налоговая реформа: революция или недореформа?

Введение спецсчетов для уплаты НДС – шаг назад в налоговой реформе

Наконец свершилось. Президент подписал указ «О Концепции совершенствования налоговой политики Республики Узбекистан». Наша налоговая система будет изменена с 1 января 2021 года. Параметры изменений обозначены. Принятый документ комментирует независимый экономист, директор Center for Economic Development Юлий Юсупов.

Если кратко, суть изменений следующая. Решаются пять ключевых задач:

1) снижение налогов на труд — они очень высокие, что является одной из важных причин увода экономики в «тень»;

2) устранение значительного разрыва в налоговой нагрузке между общеустановленным и упрощенным режимами налогообложения — данный разрыв вынуждает предприятия разукрупняться, затрудняет наращивание масштабов производства, зачастую обрекая бизнес на неконкурентоспособность и уход в «тень»;

3) ликвидация (где это возможно) или сокращение сферы применения налогов с выручки (это 3,2% обязательных отчислений в государственные целевые фонды для предприятий общего режима и единый налоговый платеж для предприятий упрощенного режима), которые убивают общественное разделение труда и не позволяют формировать длинные цепочки создания добавленной стоимости, обрекая нашу экономику на роль сырьевого придатка мирового хозяйства;

4) сокращение общей налоговой нагрузки на экономику (30−35% от ВВП последние годы, не считая разных форм скрытого налогообложения), которая делает продукцию наших производителей неконкурентоспособной, а экономику — непривлекательной для инвестиций;

5) совершенствование системы налогового администрирования, которая в настоящее время весьма неэффективна и существенно увеличивает издержки ведения бизнеса.

Для этого предполагается:

  • отмена 8% страховых взносов граждан во внебюджетный Пенсионный фонд, удерживаемых из заработной платы;
  • введение «плоской» шкалы подоходного налога в размере 12% вместо прогрессивной шкалы с максимальной ставкой налогообложения в 22,5%;снижение ставки единого социального платежа до 12% — вместо 15% для упрощенного режима и 25% для общего режима налогообложения (кроме бюджетных организаций и государственных предприятий — для них ставка устанавливается в размере 25%);
  • отмена обязательных отчислений в государственные целевые фонды для предприятий общего режима (3,2% от выручки);
  • снижение ставки налога на прибыль юридических лиц с 14% до 12% (для коммерческих банков — с 22% до 20%, для сотовых компаний — повышение с 14% до 20% с отменой налога на сверхприбыль, который они платили при превышении определенного уровня рентабельности);
  • снижение ставки налога на дивиденды с 10% до 5%;
  • снижение ставки налога на имущество юридических лиц с 5% до 2% с введением обязанности его уплаты, а также уплаты налога за пользование водными ресурсами всеми юридическими лицами без исключений;
  • предоставление права отнесения в зачет суммы налога на добавленную стоимость (НДС) по приобретаемым основным средствам, объектам незавершенного строительства и нематериальным активам, которые в настоящее время включаются в их стоимость (что уменьшает налоговую нагрузку по НДС);
  • перевод предприятий, имеющих годовой оборот (выручку) по итогам предыдущего года более 1 млрд сумов или достигших установленного порога в течение года, на уплату общеустановленных налогов (по итогам 2021 года это около 10% субъектов малого бизнеса);
  • установление для налогоплательщиков, имеющих годовой оборот (выручку) до 1 миллиарда сумов, возможность уплаты (вместо НДС и налога на прибыль) налога с оборота со ставкой в размере 4% (вместо 5% единого налогового платежи сейчас);

При этом:

  • сохраняется действующая ставка НДС в размере 20% с последующим снижением размера ставки по итогам 2021 года;
  • сохраняется порядок налогообложения для плательщиков единого земельного налога;
  • планируется сократить число видов деятельности, разрешенных к осуществлению индивидуальными предпринимателями;
  • должна быть разработана программа мер по кардинальному совершенствованию налогового администрирования;
  • должны быть разработаны меры по упрощению налоговой отчетности и обеспечению ее интеграции с программными продуктами; по введению автоматизированного бухгалтерского учета; по повышению квалификации работников органов государственной налоговой службы и налогоплательщиков; по внедрению порядка персонализированного учета начисленной заработной платы, необходимого для исчисления пенсии;
  • в срок до 1 ноября 2021 года должны быть подготовлены предложения по отмене неэффективных налоговых и таможенных льгот и преференций;
  • в срок до 1 декабря 2021 года должен быть разработан проект Налогового кодекса в новой редакции.

Что не удалось реализовать?

На мой взгляд, планируемые изменения — огромный шаг вперед в деле создания благоприятного бизнес-климата в нашей стране. Новая модель налогообложения более привлекательна, нежели налоговые системы большинства бывших республик СССР.

Другое дело, что хотелось бы большего. Хотя в утвержденной концепции было сохранено подавляющее большинство принципиальных положений ее первоначального проекта, но все же два важных пункта первоначальной версии концепции в ходе обсуждений и согласований отстоять не удалось.

1. Предполагалось сокращение НДС с 20% до 12%. Решили все же оставить 20% (хотя и с планами сокращения после 2021 года). Насколько я понимаю, возобладало желание обезопасить бюджет от риска недополучения бюджетных поступлений из-за резкого уменьшения налоговых ставок и отмены некоторых видов налогов.

Я боюсь, что сохранение столь высокой ставки НДС (у наших соседей Казахстана и Кыргызстана — 12%) ляжет тяжелой нагрузкой на предприятия, которые будут переходить от упрощенного к общему режиму. Именно из-за 20% ставки НДС для них налоговая нагрузка может возрасти. Особенно это касается предприятий сферы услуг для населения, где доля добавленной стоимости в выручке очень велика.

Но нет возможности существенно уменьшить налогооблагаемую базу за счет зачетов или переложить часть нагрузки на следующее звено уплаты НДС — покупателя услуг (население НДС не платит). Это приведет к сокращению стимулов к добровольному переходу малых предприятий на общий режим и разукрупнению или сокрытию выручки предприятий с годовым оборотом более 1 млрд сумов.

В результате:

  • легализация бизнеса и переход на общий режим налогообложения или добровольную уплату НДС не будут такими масштабными, как ожидалось,
  • некоторые виды наших товаров и услуг будут неконкурентоспособны по сравнению с соседними странами,
  • бюджет может недосчитаться доходов из-за сокращения налогооблагаемой базы.

2. В первоначальном проекте концепции предлагалось ввести налог на распределяемую прибыль вместо налогов на прибыль и дивиденды. Цели такого перехода:

  • сокращение налоговой нагрузки для предприятий общего режима налогообложения, а следовательно, и для предприятий, которые перейдут на общий режим в будущем (так как налогом облагается не вся прибыль, уменьшается налогооблагаемая база);
  • стимулирование инвестиций (инвестиционные расходы не облагаются налогом на распределяемую прибыль, следовательно, предпринимателю выгодно не «проедать», а инвестировать свою прибыль);
  • (и самое главное!) радикальное упрощение налогового администрирования. Дело в том, что налог на прибыль — самый противоречивый и сложный для расчетов среди всех налогов. Именно по нему возникает больше всего разногласий между бизнесом и налоговиками. Налоговики по понятным причинам не хотят признавать «неоправданные» расходы бизнеса и стремятся включить их в налогооблагаемую базу, а у бизнеса прямо противоположные задачи — вывести как можно больше денег (за счет увеличения расходов) из налогооблагаемой прибыли. В результате: а) налоговики получают мощный рычаг административного вмешательства в дела бизнеса, б) предприятия порой искусственно раздувают свои издержки, чтобы уменьшить налогооблагаемую базу. При переходе же на налог на распределяемую прибыль издержки бизнеса налоговиков интересовать не будут (за исключением небольшой группы расходов на личные нужды предпринимателей, которые, кроме дивидендов, включаются распределяемую прибыль), а у самих предпринимателей существенно сократятся стимулы эти издержки раздувать. Налоговое администрирование предельно упрощается для обоих сторон.

К сожалению, идея оказалась слишком революционной (даже грузинам понадобилось 12 лет, чтобы на нее согласиться). Правительство пошло на сокращение налогообложения прибыли (довольно существенное), но не решилось на переход к налогу на распределяемую прибыль.

Но еще, как говорится, не вечер. НДС, уверен, в будущем будет снижен. А может быть, Министерство финансов до конца года изыщет резервы и предложит его снижение уже в 2021 году? Мечты, мечты!

Что касается налога на распределяемую прибыль, то будем продолжать пропагандировать этот налог. Может быть, удастся убедить общественность и правительство быстрее, чем за 12 лет (столько времени понадобилось реформаторам, чтобы внедрить этот налог в Грузии).

Ну и, конечно, предстоит еще много работы по дальнейшему упрощению нашей налоговой системы и совершенствованию налогового администрирования. Эта работа будет вестись преимущественно в рамках подготовки новой редакции Налогового кодекса и Программы совершенствования налогового администрирования.

И все же это прорыв!

Но, несмотря ни на что, задуманная реформа — это прорыв. В результате ее реализации мы получим гораздо более совершенную модель налогообложения, нежели ту, что мы имеем сейчас.

И надо отметить мужество правительства и президента, согласившихся на столь радикальные меры по снижению налоговой нагрузки и пересмотру сложившихся правил налогообложения. Думаю, это второй по важности шаг в нашей экономике после либерализации валютного рынка в 2021 году.

Главное, чтобы не передумали, не свернули с выбранного пути и реализовали намеченное.

Попытаюсь более наглядно представить степень радикальности запланированных изменений.

Самой удачной налоговой реформой на постсоветском пространстве считается реформа в Грузии 2005−2009 годов, в ходе которой число налогов было сокращено (с 22 до 6), а по оставшимся налогам были сокращены налоговые ставки.

При этом налоговые поступления в бюджет стали расти уже в 2005—2006 годах в среднем на 30,61% в год. За четыре года после начала реформы налоговые поступления увеличились в 2,7 раза в реальном выражении. В 2009 году страна занимала 4-е место в мире в рейтинге «налогового ужаса» Forbes(Tax Misery & Reform Index)после Катара, ОАЭ и Гонконга.

В 2021 году реформа была продолжена, и вместо налогов на прибыль и дивиденды был введен налог на распределяемую прибыль.

Авторы первоначальной версии концепции ориентировались на итоговую модель налогообложения Грузии (2021 года). Параметры подписанной версии оказалась ближе к первому году грузинской реформы (2005 год).

Причем по некоторым позициям мы пошли дальше грузинского правительства 2004−2005 годов.

В частности, налоги на труд и на прибыль (включая дивиденды) у нас в 2021 году будут ниже аналогичных налогов в Грузии 2005 года.

Сравнительный анализ основных налогов в период реформ в Грузии и Узбекистане

ГрузияУзбекистан
2004200520212021ПервоначальнаяконцепцияПринятая концепция
НДС, %202018201220
Подоходный налог, %12−2012207,5−22,52512
Социальный налог /единый социальный платеж, %332015−2512
Страховые взносы, %8
Налог на прибыль, %202020*1425 (в скорректи-рованной версии — 20)*12
Налог на дивиденды и проценты, %1010105

* Налог с распределяемой прибыли.

Так что налоговая реформа только начинается. Предстоит еще много работы.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.

Источник: https://www.gazeta.uz/ru/2021/07/01/tax-reform-comment/

Налоговая реформа: нулевой этап

Введение спецсчетов для уплаты НДС – шаг назад в налоговой реформе

Судя по активной рекламной кампании “налоговой реформы”, которую в преддверии выборов активно проводили замминистра Министерства финансов Денис Фудашкин и руководитель ГФС Игорь Белоус, они хотели бы, чтобы их работу оценили по последним, но так и не принятым нынешним созывом ВРУ предложениям. Мы это обязательно сделаем, но пока поговорим о том, что им сделать все же удалось.

Речь пойдет о законе, вводящем в Украине с нового года систему НДС-счетов, а точнее денежного обеспечения обязательств налогоплательщиков по уплате НДС.

В правительстве уверены, что этот закон позволит искоренить в Украине схемы по хищению и формированию фиктивного налогового кредита НДС “налоговыми ямами”.

По мнению общественных и деловых платформ, таких как РПР, “Нова Країна”, УСПП, ТПП и ВАР, этот закон узаконивает солидарную ответственность налогоплательщиков, которую с таким энтузиазмом неформально внедрял министр доходов и сборов в правительстве Азарова Александр Клименко.

Как это было

После “Налогового майдана” и до бегства Януковича из Украины все наиболее важные налоговые нововведения разрабатывались в строгой тайне от широкой общественности, затем вносились и молниеносно продавливались через налоговый комитет ВРУ, а затем и в пленарном зале.

Логика такого образа действий была проста – законы писались не для страны, а для режима, соответственно, руководство Миндоходов стремилось блокировать саму возможность возникновения организованного сопротивления, лишив зачатки гражданского общества времени для анализа предлагаемых законопроектов, подготовки контраргументации, коммуникации с народными депутатами, подачи поправок.

Как работает налог на депозиты

Законы принимались, но их качество было безобразным, что вынуждало власти вносить в них бесконечные правки, причем далеко не все их наиболее явные провалы устранены и на сегодняшний день.

Еще весной казалось, что данная порочная практика осталась в прошлом. Минфин, назначенный ответственным за разработку налоговой реформы, учредил аж 9 рабочих групп, куда пригласил достаточно широкий круг независимых экспертов. Параллельно, разработкой концепции налоговой реформы занялись под предводительством Павла Шереметы в Министерстве экономического развития и торговли (МЭРТ).

Павел Шеремета

Предвестники того, что старые практики никуда не делись появились еще во время принятия первого “антикризисного” законопроекта, который был продавлен Арсением Яценюком без обсуждения в Парламенте сразу в двух чтениях.

После чего выяснилось, что он содержит много ошибок, которые нужно незамедлительно исправлять путем внесения изменений в только что принятый закон.

Окончательно же, точки над “i” были расставлены в конце лета в ходе принятия правительственного закона об НДС-счетах.

17 июля Минфин разослал по бизнес ассоциациям и экспертам аж два варианта концепции введения НДС-счетов.

Получив ответ, что одна из них ужасная, а вторая очень плохая, чиновники решили, что общество свой выбор сделало, соответственно, обсуждение вариантов реформы можно считать законченным, и 21 июля Кабмин внес законопроект №4309а в ВРУ.

Тот факт, что в рамках Реанимационного пакета реформ было разработано альтернативное предложение о введении системы НДС-счетов, лишенной многих недостатков правительственной, но не в меньшей степени перекрывающий махинации с НДС, был просто проигнорирован – никто из чиновников даже не стал ее обсуждать.

Ударят ли новые налоги по среднему классу?

После того, как 24 и 25 июля Парламент дважды отказался включить указанный законопроект в повестку дня, в игру снова включился премьер.

О том, каково было давление на депутатов, можно судить по тому, что доработанная версия законопроекта была принята за основу и в целом уже 31 июля, т.е.

на следующий день после его внесения и за четыре дня ДО ТОГО (это не опечатка), как он был передан в Налоговый Комитет ВРУ для рассмотрения.

Другими словами, никто из депутатов толком не знал, за что голосует, а те немногие, кто успел разобраться, были лишены возможности подать поправки. Последний штрих в картину вносит тот факт, что на сайте ВРУ отсутствует информация о поименном ании за законопроект №4309а, а при нажатии на ссылку с заключением Налогового Комитета открывается пустая страница.

Козлы отпущения и бенефициары

Центральная идея предложенной правительством системы – назначение козлов отпущения или, иными словами, узаконивание “солидарной ответственности” налогоплательщиков.

Теперь налогоплательщики, чтобы зарегистрировать налоговые накладные в системе электронного администрирования НДС, должны будут авансировать на НДС-счета суммы налога, который они только должны будут заплатить.

Соответственно, если Вы купили товар или услугу по предоплате, а Ваш контрагент (по каким-то своим причинам) не внес соответствующую сумму на НДС-счет, Вы не получите зарегистрированной налоговой накладной, не сможете сформировать налоговый кредит, а значит будете вынуждены повторно заплатить перечисленный контрагенту НДС, но теперь уже в госбюджет.

Если же сделка предусматривает оплату по факту или после получения товаров/услуг, то продавцу придется “заморозить” подлежащий уплате в бюджет НДС на НДС-счете задолго до наступления срока уплаты: за 30-60 дней или до получения денег от покупателя. В результате, бизнес теряет часть оборотных средств, что, правда, является общей чертой всех возможных систем НДС-счетов.

Однако, проигрыш для бизнеса оборачивается выигрышем для правительства. Дело в том, что все НДС-счета решено открыть в Государственном казначействе, которое практически перманентно испытывает проблемы с нехваткой средств.

В результате, возникает риск того, что налогоплательщикам будет весьма затруднительно возвращать переплаченные на НДС-счет средства, даже при подтверждении сотрудниками ГФС обоснованности такой транзакции, из-за их банального отсутствия на едином казначейском счете.

Что же окажется в приоритете: финансирование бюджетных затрат или возврат долгов бизнесу, легко спрогнозировать, если вспомнить об извечной проблеме невозмещения НДС.

Более того, нужно учесть, что все работающие в Украине банки потеряют около 20 млрд грн. из менее чем 40, находящихся на их корсчетах в НБУ. Неизбежный кризис ликвидности вынудит их обращаться за дополнительным рефинансированием в НБУ. Что, в свою очередь, приведет к росту расходов банковской системы, а значит и стоимости кредитования.

Было ваше стало наше

Позаботились авторы закона также и о том, чтобы дать ГФС максимально широкие возможности по “прощению” налогоплательщикам бюджетной задолженности по возмещению НДС.

Первый же вопрос, который возникает при изучении принятого текста, а где же положения о порядке учета в новой системе НДС-счетов накопившейся на 1 января 2015 года переплаты по НДС, заявленной плательщиком в счет уменьшения налоговых обязательств будущих периодов? Такого порядка нет, есть упоминание, что он должен быть утвержден правительством, однако в принятом Кабмином Порядке об электронном администрировании НДС об этом также нет ни слова. Что же произойдет, если такой порядок так и не будет установлен? Правильно, сотрудники ГФС в ручном режиме будут решать, кому перенести соответствующий налоговый кредит на НДС-счет, а кому нет. Думается, излишне говорить о том, какие это дает широкие возможности для налогового рэкета.

Еще одним способом “простить” государственные долги стала ликвидация “неавтоматического” возмещения НДС. Так, если налогоплательщик не отвечает критериям автоматического возмещения, он может претендовать только на отнесение переплаченного НДС в счет уменьшения будущих обязательств по уплате НДС, но не на его возмещение.

В результате, если у предприятия налоговый кредит перманентно превышает обязательства, для него налог на добавленную стоимость превратится в налог с оборота, т.к. он никогда не сможет вернуть себе переплату. Конечно, выход есть – заняться торговлей накопленным налоговым кредитом.

Но это ведь тоже схема, которую ГФС стремиться блокировать, соответственно, с ее реализацией могут возникнуть сложности, вроде признания сделок безтоварными.

Параллельно оказалась решена и еще одна “проблема”, давно терзающая налоговиков – отсутствие ручного контроля за единственной действующей в Украине системой господдержки сельхозпроизводителей, специальным режимом уплаты НДС.

До сих пор, сельхозпроизводители сами начисляли НДС к уплате; сами, в соответствии с положениями о спецрежиме, направляли его на спецсчет; и сами же распоряжались накопленными на спецсчете средствами, покупая факторы производства: ГСМ, удобрения, средства защиты растений, семенной материал и пр.

Теперь, они должны будут, как и все, авансировать НДС, подлежащий уплате, на НДС-счет, а затем уже ГФС будет решать, когда и в каком объеме перевести их с НДС-счета на спецсчет сельхозпроизводителя.

Учитывая практику возмещения налоговой НДС, возникают серьезные опасения, что теперь аграриям будет совсем не так просто получить причитающиеся им средства, а возможно и не дешево.

Если Вы решили, что это все предусмотренные законом возможности забрать Ваши деньги, Вы ошибаетесь.

Теперь, если налоговики по какой-то причине решат, что та или иная фирма отсутствует по адресу госрегистраци (например, придут и не застанут директора), они могут просто лишить предприятие статуса плательщика НДС и закрыть НДС-счет, перечислив все имеющиеся на нем средства в бюджет, независимо от того, какая часть из них должна была быть заплачена государству, а какая возвращена налогоплательщику. Согласитесь, фантастическая возможность для выполнения планов по мобилизации доходов в бюджет, а точнее по экспроприации принадлежащих бизнесу денежных средств.

Альтернатива есть

А была ли альтернатива, принятому правительством закону? Ведь, если несмотря на все его недостатки, альтернативой ему является сохранение схем “обналички” и торговли фиктивным налоговым кредитом НДС, все жертвы оправданы. Альтернатива есть и, более того, она была опубликована в СМИ и обсуждалась широким кругом экспертов.

Заметим, что это обсуждение пошло ей на пользу, ибо если сравнить ее первоначальную версию и ту, что описана в последней совместной презентации РПР и ряда других организаций, концепция заметно изменилась в лучшую сторону.

Собственно, в этом и заключается эффект публичного обсуждения и учета чужих точек зрения, чего так не хотят делать наши налоговики.

Суть соответствующих предложений заключается в том, чтобы отделить движение НДС от движения основных средств, создав специальные НДС-счета, с которых налогоплательщик может снять лишь сумму, не превышающую ту, что он ранее на него внес. При этом он может свободно перечислять имеющиеся на НДС-счете средства на другие НДС-счета, в том числе своим поставщикам, а также в госбюджет в счет уплаты налоговых обязательств.

Также, для пресечения махинаций с налоговым кредитом устанавливается, что налогоплательщик может предъявить к возмещению только ранее оплаченный налоговый кредит, более того, если по прошествии 180 дней с момента выписки налоговой накладной, НДС так и не был перечислен покупателем на НДС-счет продавца, налоговая накладная аннулируется.

80-90% українського бізнесу – учасники злочинного угрупування

Этих трех условий оказывается более чем достаточно, чтобы уничтожить схемы как по обналичке НДС – теперь «фирма-бабочка» не сможет снять соответствующие средства с НДС-счета, т.к. она их туда не вносила; так и по торговле фиктивным кредитом – какой смысл его покупать, если через 180 дней он будет снят, а деньги при этом так и останутся лежать на НДС-счете, пока их не заберет налоговая?

При этом НДС-счета разрешается открывать во всех банках 1, 2 и 3-ей категории классификации НБУ, т.е.

в тех, которые сам регулятор считает достаточно надежными, а свободное перемещение средств между НДС-счетами в разных банках вынудит последних начислять на них проценты.

Другими словами, банки не теряют ликвидность, а налогоплательщики проценты, начисляемые на остатки средств на их НДС-счетах.

Кроме того, в рамках данной концепции не возникает солидарной ответственности, т.к. налоговая не может требовать заплатить в бюджет сумму НДС, которая была перечислена на НДС-счет продавца.

Также отменяется сама возможность лишать налогоплательщика статуса плательщика НДС из-за его отсутствия по месту госрегистрации.

Ведь для обеспечения уплаты налога в бюджет важно не то, где находится Ваш директор, а наличие у Вас НДС-счета и соблюдение банком правил его обслуживания.

Безусловно, и эта система возлагает дополнительное бремя на бизнес, в то время как большинство стран справляются с НДС-мошенничеством посредством регистрации в электронном реестре всех налоговых накладных.

Однако правительство предпочло выбору между системой НДС-счетов РПР и отменой минимального размера операции, при котором не производится выписка налоговой накладной, свою систему, имеющую в действительности одно преимущество – возможность собирать больше, чем должны заплатить добросовестные налогоплательщики и “без спроса” пользоваться чужими деньгами.

Жизнь по средствам

Нужно признать, что при нереалистичном планировании доходов госбюджета возможность собирать больше, чем правительству должны заплатить, является необходимым условием политического (чит. “популистского”) выживания. Ведь планирование от потребностей, а не от возможностей, позволяет оставить в стороне вопрос болезненных, но необходимых реформ по сокращению госрассходов.

Украинское государство в 2014 году установит своего рода антирекорд, перераспределит через бюджет около 50% ВВП.

Заметим, что даже планировавшееся в начале года перераспределение через бюджет 45% ВВП вызывало более чем серьезные опасения отечественных экономистов.

Причина проста: такую роскошь могут позволить себе только страны с высокопродуктивным госсектором и низким уровнем коррупции, Украина же их полный антипод – госсектор крайне неэффективен, уровень коррупции один из самых высоких в мире.

Так что единственная ответственная, с точки зрения заботы о будущем страны, линия поведения заключается в сокращении госрасходов, а не в наращивании возможностей для произвольного изъятия средств из экономики. На такое способны настоящие “политические камикадзе”.

Остается надеяться, что после завершения парламентских выборов и, соответственно, окончании очередного острого приступа популизма в новом созыве ВРУ и правительстве такие найдутся, а одним из их первых шагов станет исправление продавленной без лишних раздумий системы НДС-счетов.

Источник: https://lb.ua/economics/2014/11/03/284729_nalogovaya_reforma_nulevoy_etap.html

Введение спецсчетов для уплаты НДС – шаг назад в налоговой реформе

Введение спецсчетов для уплаты НДС – шаг назад в налоговой реформе

Правительство поддержалопредложение Министерства по налогам исборамо введении специальных НДС-счетов.Представители бизнеса оценивают этокак«шаг назад» в налоговой реформе

Наталья Бендина,

На вчерашнемзаседании правительство одобрило введениес 1 июля 2004 г.специальных счетов для уплатыналога на добавленную стоимость.

Министерствопредлагает обязать каждогоналогоплательщика наряду с расчетнымсчетомоткрывать специальные счета дляуплаты НДС, средства с которого можнобудетпереводить только в бюджет, либодругому поставщику для расчетов по НДС.

Позамыслу налоговиков, внедрение новойсистемы приведет к увеличениюсобираемостиналога, в том числе за счетпресечения практики его неправомерноговозмещения.

В качестве компенсациичиновники обещают упростить процедурывозврата НДСэкспортерам, отменить НДС савансов и ввести немедленное возмещениеНДСпри капитальных вложениях.Представители бизнеса недовольныинициативойналоговиков и не верят, чтообещанные послабления смогуткомпенсироватьущерб от введенияспецсчетов.

Серьезная проблема, скоторой сталкиваются сейчас налоговики приадминистрированииНДС, по словамруководителя департамента налоговойполитики МНС Татьяны Карасевой,– это ростчисла необоснованных вычетов.

«Сумманачислений по НДС за восемьмесяцев этогогода по сравнению с аналогичным периодомпрошлого года вырослана 20%, при этом суммавычетов выросла на 43,6%, из них вычеты поэкспортувыросли на 53,6%», – говорит ТатьянаКарасева. Решить данную проблемуналоговикипредлагают с помощью введениясистемы НДС-счетов.

По их замыслу, с 1июляследующего года все предприятия,являющиеся плательщиками НДС, должныбудутнаряду с обычными расчетными счетамиоткрывать дополнительные специальныесчетадля уплаты НДС. «На этом счету будутаккумулироваться те денежныесредства,которые налогоплательщик получил от своихконтрагентов в качествеНДС», – поясняетТатьяна Карасева.

особенностьНДС-счета – попавшиена него деньгиплательщик не может вернуть обратно нарасчетный счет. Средствасо спецсчета можнолибо перевести в бюджет для уплаты НДС, либодругомупоставщику – опять же в качествеуплаты налога на добавленную стоимость.

Основным «стимулом» для предприятийоткрывать НДС-счета должна статьвозможностьполучения возмещения по НДС.Получить из бюджета причитающуюся емусуммувычета предприятие может лишь в томслучае, если у его контрагента такжеестьспецсчет.

«Если у нашего контрагента нетспециального НДС-счета, томы не можемпредъявить к вычету сумму НДС, которуюполучили от такого контрагента»,– поясняетТатьяна Карасева. Забрать деньги сНДС-счета предприятие сможеттолько вслучае его ликвидации. В таких условияхдаже те предприятия, которыене являютсяплательщиками НДС (индивидуальныепредприниматели, сельхозпроизводителии т.

д.), будут вынуждены открывать спецсчета,для того чтобы, как говорятналоговики,«заботиться о своих контрагентах». Следитьза функционированиемсистемы НДС-счетовналоговики предлагают банкам, которыедолжны «мониторить»все проходящие черезних операции.

«Даже если по ошибкеналогоплательщикпопросит банк списатьденьги с НДС-счета на расчетный счет, банкне долженделать такую проводку, – говоритТатьяна Карасева. – Кроме того, банкдолженсообщать в налоговые органы обоперациях, прошедших через НДС-счета».

Еще одно предложение налоговиков поусовершенствованию системы взимания НДС–создать систему электронных счетов-фактур.На данный момент у каждогобухгалтерасуществует книга покупок и книгапродаж, в которой он ведет учет всехполученныхи выписанных счетов-фактур.

Привыездных налоговых проверкахспециалистыМНС вручную проверяют этидокументы. Теперь налоговики предлагаютцентрализоватьданный процесс, в результатечего каждый месяц предприятие должно будет«сливать»в электронную базу своейналоговой инспекции выставленные иполученные счета-фактуры.

«Счета-фактурыпродавца и покупателя по одной сделкедолжны быть одинаковы,поэтому, попадая вединую систему, они должны будут там«встретиться», –рассказывает ТатьянаКарасева. – При этом происходит отметкасчетов и их«самоуничтожение». Дальше такаясделка уже не контролируется.

А вот тесчета-фактуры,которые не нашли себе «пару»,являются «черной меткой», по которойдальше«будет проводиться углубленныйкамеральный, а возможно, идокументальныйконтроль».

По самымскромным подсчетам МНС, в случае введениятакой системы в 2004 г.поступления НДС вбюджет увеличатся на 30 млрд рублей.

Предполагая гневнуюреакциюпредпринимателей, которым не толькопридется вновь «раздувать» штатфинансовыхсотрудников, но и тратиться на обслуживаниеотдельных банковскихсчетов для НДС,налоговики обещают бизнесу значительныепослабления. Преждевсего, это решениепроблемы возврата экспортного НДС.

С 1января 2005 г.налоговики обещают отсуществующего разрешительного порядкавозмещения налогаперейти к заявительному.

«Предполагается, что отдельной декларациипо экспортномуНДС не будет, она будетединой, в ней налогоплательщик будетставить сальдоНДС к уплате или возмещению,и автоматически бюджет будет возмещать емуэто»,– говорит Татьяна Карасева. – Бюджетперестанет удерживать у себя в течение180дней деньги плательщика, как это существуетсейчас».

Кроме того, налоговикиобещают решить проблему уплаты НДС покапитальнымвложениям, который сейчас может«зависнуть» в бюджете на несколько лет.СотрудникиМНС предлагают возмещать НДС покапвложениям «месяц в месяц» (в январекупилипродукцию, в феврале получиливозмещение из бюджета).

По словам ТатьяныКарасевой,планируется также решитьпроблему возврата НДС с авансов – сейчаспри полученииаванса под экспортнуюпоставку взимается НДС. «Мы предлагаем,чтобы авансыпо экспортным поставкам необлагались НДС, – говорит Татьяна Карасева.–Сейчас идет дискуссия о том, чтобы вообщеосвободить все авансы от НДС».

Правда,ввести все вышеперечисленные послабленияналоговики собираются лишьчерез год послевведения системы НДС-счетов.

Представители бизнеса воспринимают это кактревожный сигнал, полагая, чторасходы отвнедрения системы НДС-счетов намногопревысят выгоды от полученныхпоблажек.

«Нет никаких гарантий, что налоговикиисполнят свои «благие» обещания,– сказалаRBC daily заместитель председателя комитета поналоговой и бюджетнойполитике РСППЕкатерина Емельянова, – но даже если всеэти проблемы действительнобудут решены,экономический эффект от них будетзначительно меньшим, чемрасходы отвнедрения новой системы уплаты НДС.

Это всеравно что отнять учеловека «Мерседес» иподарить ему бесплатный проездной в метро».Экономическиепоследствия от введенияновой системы, по мнению некоторыхэкспертов, могутоказаться «плачевными».

«Внедрение этой системы приведет котвлечению оборотныхсредств, сокращениюобъема инвестиций и увеличению стоимостикапитала, –говорит Екатерина Емельянова. –На мой взгляд, наше налоговое ведомствовновьпопыталось «изобрести велосипед» –такой системы нет нигде в мире,кромеБолгарии. Для нашей страны это будетшаг назад в налоговой реформе».

Отдел экономики
http://www.rbcdaily.ru/news/market/index.shtml?2003/10/03/46036

Юридические статьи »

Источник: https://www.lawmix.ru/articles/50155

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.