+7(499)-938-42-58 Москва
+7(800)-333-37-98 Горячая линия

Вкус истории

Новости экономики и финансов СПб, России и мира

Вкус истории

Старейший петербургский ресторан, сохранивший свое историческое местоположение и родовое имя, — “Палкинъ”. Отобедать раковыми шейками и тушеным кроликом в здешних роскошных интерьерах любили Чехов, Лесков и Салтыков–Щедрин.

Но революция не пощадила ни мраморные лестницы, ни бассейн со стерлядями, а в 1925 году ресторан вообще перестроили в кинотеатр.

В 2002–м после реставрационных работ под руководством специалистов Эрмитажа “Палкинъ” вновь открыл свои двери для посетителей.

Другой почетный старожил — “Метрополь” на Садовой.

В советское время в нем столовалась вся партийная верхушка и высокопоставленные зарубежные гости — от Рейгана до Ширака, а отгулять здесь банкет было показателем наивысшего статуса.

В 2009 году ресторан получил новую жизнь, открывшись под именем Brasserie de Metropole — с голландско–французской кухней, бельгийским пивом из собственной пивоварни и остатками былой роскоши в интерьере.

А стены знаменитого ресторана “Европа” (расположен в “Гранд Отеле Европа”), первого в России ресторана с электрическим освещением, помнят королеву Елизавету II, Стравинского, Айвазовского и Шаляпина.

Интерьеры в стиле ар–нуво практически не менялись с открытия в 1905 году. Витражное панно и мозаичный потолок авторства самого Бенуа, вышколенный сервис и неизменно высокая кухня помогают и по сей день сохранять атмосферу начала ХХ века.

Сладкие воспоминания

О тех временах хранит память и кафе “Абрикосовъ”, выросшее на месте бывшего кондитерского магазина “Товарищества А. И Абрикосова Сыновей”. В честь славных предков здесь даже открыт небольшой музей, где можно познакомиться с историей именитой династии. Или просто выпить чашечку кофе под сводами старинного деревянного потолка.

На месте современного кафе «Абрикосовъ» ранее располагался кондитерский магазин крупного предпринимателя Абрикосова, владевшего кондитерскими и чайными магазинами.

В соседнем доме расположилась кондитерская “Север”. Проще всего найти сладкую легенду Невского проспекта по силуэту белых мишек в витрине. Очередь за булками выстраивалась сюда еще в далеком 1903 году, а советские хиты — торт “Белая ночь”, пирожное “картошка” и “ленинградское” по–прежнему любимы большими и маленькими сладкоежками.

Память еще об одной сладкой Мекке хранит “Литературное кафе” на углу Невского и Мойки. Когда–то на этом месте располагалась швейцарская кондитерская “С. Вольфа и Т.

Беранже”, в которой встречались лучшие литературные умы Петербурга, а солнце русской поэзии, Александр Сергеевич Пушкин, и вовсе отправился отсюда на роковую дуэль на Черной речке.

Теперь поклонники искусств собираются здесь по выходным — послушать фортепиано и стихи современников.

Звезды Серебряного века гуляли в кабаре “Бродячая собака”. Завсегдатаями местных ночных антреприз были Анна Ахматова и Николай Гумилев, Осип Мандельштам, Владимир Маяковский и Всеволод Мейерхольд.

Яркий культурный феномен просуществовал коротких 3 года и в 1915 был закрыт полицией.

Но время не властно над искусством — сегодня в одноименном арт–кафе, расположенном в историческом подвале на Итальянской, по–прежнему устраивают поэтические и музыкальные вечера.

Пышки — наше все

Однако живучей всех оказывается советский фаст-фуд, и первенство здесь держит пышечная на Конюшенной, по привычке ласково называемая старшим поколением “на Желябова” — немудрено, ведь в этом году культовый общепит отметит свой 59–й день рождения. С 1960–хх здесь мало что изменилось — все тот же аскетичный интерьер, придворный кот Рыжик, бумага вместо салфеток и его высочество пышки, зажаренные на советском автомате и щедро посыпанные сахарной пудрой.

Всенародная любовь горожан обеспечила кафе место в особой Красной книге памятных мест (вместе с вышеупомянутыми “Севером” и “Литературным кафе”).

Пирожковая “Хозяюшка” на Московском проспекте заслуживает как минимум медали за верность традициям — рецепт местных пирожков не меняется уже полвека. Безусловный хит — беляш и яйцо в тесте. Запивать все это нужно бульоном из кубика и бочковым кофе со сгущенкой. А любителей чебуреков ждут в “Салхино”.

Знаменитая “Чебуречная на Майорова” недавно отпраздновала 55–летний юбилей. Местные сочные чебуреки по 32 копейки помнит каждый уважающий себя ленинградец. Родом из советского прошлого и “Демьянова уха”, где вот уже 45 лет готовят лучшего судака и осетрину. Антураж русской избы тоже на месте, правда добавился еще один новый зал.
Чебуречная на Майорова в этом году отметила 55–летний юбилей.

Оживший модерн

Если атмосфера избы вам не по нраву, тогда отобедать можно в настоящем особняке в чеховских мотивах.

Ресторан “Наша Dacha” удачно расположился в загородном доме Анны Вырубовой — фрейлины последней русской императрицы, подруги Распутина и талантливой мемуаристки. До 2010–х этот шикарный образец дачного модерна стоял в запустении, но, попав под крыло ведущего ресторанного холдинга Ginza Project, вернулся к жизни.

Репинская дольче вита — это Башня поцелуев с единственным столиком на двоих, шум сосен и умиротворяющий вид на Финский залив в комплекте.

Еще один ресторан с историей находится в Петербурге на набережной Мойки, 72.

Помпезный “Дом” занял особняк Кондратия Рылеева, одного из идейных вдохновителей декабристов. Именно здесь впервые увидел свет знаменитый альманах “Полярная Звезда”, и здесь же мятежники в последний раз собрались перед восстанием. Теперь тут подают высокую русскую кухню под аккомпанемент вина и задушевных романсов.

Обсуждаем новости здесь. Присоединяйтесь!

Источник: https://www.dp.ru/a/2021/03/28/Vkus_istorii

История со вкусом

Вкус истории

Современным жителям Первопрестольной может показаться, что общепит в столице существовал всегда.

Куда ни глянь, повсюду еда: заведения на любой вкус и кошелек — от демократичных фастфудов и кофеен до шоколадных бутиков и элитных ресторанов — разбросаны в разной степени концентрации по всей Москве.

При этом, однако, мало кто может сходу сказать, когда именно в столице появились, например, первые трактиры.

История кулинарной Москвы одновременно странна и увлекательна.

Чтобы проследить ее — от начала до настоящего времени — и попробовать блюда, которые подавали в ресторанах в XIX веке, потребуется усердие, которым жители современного мегаполиса похвастаться зачастую не могут.

Самый простой, но оттого не менее интересный способ — проследить историю эту в компании профессионалов, заранее проделавших всю кропотливую работу.

Они знают и в подробностях расскажут, в каком доме давали свадебный обед в честь графа Николая Шереметева и актрисы Прасковьи Жемчуговой, в каком ресторане Глеб Жеглов и Володя Шарапов поймали бандита Фокса из знаменитого романа братьев Вайнеров и в каком месте находилась самая элитная столовая Советского Союза, в которую любили захаживать Ленин, Дзержинский и сам Мао Цзэдун.

Москва. Улица Пушечная. Екатерина Зель / Strana.ru

Однако отсчет общепитовским дням столицы начинается задолго до этого. Принято считать, что общепит — таким, каким мы сегодня его себе представляем, появился в Москве на рубеже XVIII и XIX веков.

Кабаки существовали и раньше, но в ту пору они были не столько формой досуга, сколько важным предприятием, ведущим к обогащению казны. Госмонополия на алкоголь привела к фактическому запрету на закуску.

Пить разрешалось всегда — и всегда без меры, пока человек не упадет замертво.

Москва. Улица Знаменка. Екатерина Зель / Strana.ru

Общепит, как и многие сферы общественной жизни, напрямую зависел от политического строя в стране. Там, где издавна главенствует тотальный контроль, больше чем по двое люди не собираются. Поэтому и питание долгое время оставалось домашним.

Первым глотком общепитовского «воздуха» стало постепенное превращение кабаков в трактиры. Вместе с Петром I в России появились иностранцы, которые должны были пользоваться тем, к чему привыкли у себя на родине.

К тому же государевы люди исполняли волю государя по всей стране, поэтому вскоре повсеместно стали появляться постоялые дворы с трактирами, оформившиеся к XVIII веку в сносные для того времени гостиницы.

Пришедший на смену XIX век можно назвать расцветом предприятий общественного питания. Благодаря общеполитическим тенденциям возникли слои населения, которые могли позволить себе отдыхать и питаться там, где им нравилось.

Однако и этот славный в истории российского общепита период продлился недолго: практически по всем популярным тогда заведениям проехался каток советской власти. Исключение составил разве что ресторан «Савой», находящийся в одноименной гостинице на пересечении улиц Рождественки и Пушечной.

Это место и сейчас считается одним из самых хлебных, а ресторан — одним из самых популярных. Фонтан, бассейн, в котором плескалась стерлядь, изысканные интерьеры — все это сохранилось и в советское время.

Москва. Ресторан «Савой». Екатерина Зель / Strana.ru

Кухню с «Савоем» делил находящийся по соседству немецкий ресторан «Альпенрозе», первым владельцем которого был купец немецкого происхождения Генрих Гермес. Прямые доставки баварского пива и самая лучшая в Москве рулька обеспечивали заведению постоянный приток посетителей.

Здесь любили собираться артисты расположенных по соседству Большого и Малого Императорских театров: в субботние вечера в ресторане можно было лицезреть, например, Марию Ермолову.

Помимо деятелей искусства, сюда заходили пообедать известные столичные юристы, художники, архитекторы, врачи, профессура городских университетов и просто состоятельные граждане.

В 1898 году заведение на Пушечной выкупается новым владельцем, название русифицируется и меняется на «Альпийскую розу». В настоящее время бывшие помещения ресторана занимают концертные залы «Москонцерта».

Москва. Улица Пушечная. Екатерина Зель / Strana.ruПушечная улица, впрочем, не была местом притяжения только лишь богемы. Так, долгое время здесь был популярен общепит «Сардинка», который потом превратился в Сосисочную, позже в Пельменную, а затем в известное кафе «Му-му», в котором по сей день сохранился интерьер трактира XIX века.
Москва. Улица Пушечная. Екатерина Зель / Strana.ru

Таких интерьеров, впрочем, в Москве сохранилось слишком мало, а многие так и вовсе канули в небытие.

Гремевший когда-то на всю столицу ресторан «Яръ», что находился на углу Неглинной и Кузнецкого Моста, теперь переехал на Ленинградское шоссе.

Меж тем желтое здание с барельефами рядом с ЦУМом помнит, например, Пушкина, так писавшего о любимом заведении: «Долго ль мне в тоске голодной / Пост невольный соблюдать / И телятиной холодной / Трюфли «Яра» поминать?».

Гуляя по Москве привычными маршрутами, не подозреваешь, что практически за каждым углом прячется своя «вкусная» история. Вот Берлинский дом, построенный на месте усадьбы Анненковых, которая во время революции была рестораном, а затем — музыкальной табакеркой, где выступал Александр Вертинский.

Вот здание Главного телеграфа, где некогда располагалась столовая. Вот дом князя Меньшикова, чья жена Екатерина Голицына любила устраивать приемы на несколько сотен человек.

Вот храм иконы Божией Матери «Знамение» на Шереметевом дворе, где в советское время располагалась самая вкусная элитная столовая Союза. Вот палаты XVII века в Староваганьковском переулке, которые некогда занимал Аптекарский приказ, ответственный за производство и распространение водки.

Вот дом, где званые домашние обеды устраивала семья Владимира Михалкова и где в 1913 году родился будущий автор «Дяди Степы» Сергей Владимирович Михалков.

Москва. Газетный переулок. Екатерина Зель / Strana.ruМосква. Храм иконы Божией Матери «Знамение» на Шереметевом дворе. Екатерина Зель / Strana.ruМосква. Староваганьковский переулок. Екатерина Зель / Strana.ru

В гостях у профессора Пуфа

Логичным продолжением такой прогулки по Москве был бы исторический ужин по мотивам блюд русской и европейской кухни XIX века — только, что говорится, места надо знать. В «Магазине путешествий» знают и потому предлагают посетить заведение под загадочным названием «Кухмистерская Профессора Пуфа».

Москва. Кухмистерская «Профессор Пуф». Екатерина Зель / Strana.ru

Кухмистерские (название пришло из Германии) появились в Москве в середине XIX века и представляли собой нечто среднее между трактирами (заведениями для низших классов, где больше пили, чем ели) и ресторациями (которые в шутку называли «растеряциями» из-за высокой стоимости блюд).

Кухмистерские, помимо прочего, стали первым форматом заведений, куда женщины могли прийти без сопровождения мужчин. Под псевдонимом же «Доктор Пуф» скрывался русский ученый и писатель, друг Пушкина и первый в истории России гастрономический критик князь Владимир Федорович Одоевский.

Помимо обладания энциклопедическими знаниями, он был настоящим гурманом и имел подлинный талант в сочинении блюд и соусов.

Основа еды, которой угощают сегодня в ресторане, — хлеб, мясо и зелень. Хлеб — особая гордость «Профессора Пуфа».

Благодаря прямым поставкам французской муки и соблюдению многовековых традиций хлебопечения в кухмистерской добились того самого правильного «хруста французской булки», о котором поется в известной песне.

Видов хлеба — множество, и весь можно купить домой, чтобы угостить родных и близких. С той же тщательностью кухмистеры подходят и к приготовлению мяса, как правило, посредством очень неспешного, многочасового и даже многосуточного томления в печах.

Москва. Кухмистерская «Профессор Пуф». Екатерина Зель / Strana.ru

Угощение по традиции начинается с аперитива — рюмочки настойки. На закуску подают сет из десяти позиций. Среди них яйцо, чиненое щучьей икрой, аспик из водки на холодце с хреном, шпроты домашние и петушачьи гребешки с вяленым томатом.

Москва. Кухмистерская «Профессор Пуф». Екатерина Зель / Strana.ru

Затем французский суп с русским названием «Consomme Olga» — такой же, какой входил в меню последнего ужина пассажиров первого класса «Титаника» в тот вечер, когда он потерпел крушение. К супу на стол обязательно выставляют хлебную корзинку.

На горячее — томленый в печи в течение суток «отрубной говяжий бок» с гарниром в виде «селянки из жареной сушеной капусты по-старорусски». А для любителей рыбы — «тельное из цельной щуки», которое подавали на патриарший стол в XVII веке.

Москва. Кухмистерская «Профессор Пуф». Екатерина Зель / Strana.ru

Вывод после такого гастрономического путешествия напрашивается один: вкусов у Москвы — тогдашней и нынешней — действительно много. Тем важнее найти тот, который по душе, и не ошибиться с выбором.

Москва. Кухмистерская «Профессор Пуф». Екатерина Зель / Strana.ru

Редакция сайта Strana.ru благодарит за помощь в организации экскурсии компанию «Магазин Путешествий» и лично Вадима Савенка

Источник: http://strana.ru/journal/24715175

Вкус истории – абсент

Вкус истории

Не существует алкогольного напитка более таинственного, вожделенного и опасного, чем абсент. «Третий глаз поэта», по словам Верлена, «Зеленая Фея», как называют абсент близко знакомые с ним люди, он не случайно стал героем многочисленных литературных произведений и живописных полотен.

Его изображение можно встретить и на натюрмортах, словно покрытых полупрозрачной пеленой — пеленой совершенно особенного опьянения, характерного для абсента.

И на аллегорических рисунках, где обольстительная волшебница в зеленом наряде обнимает едва стоящего на ногах любителя сего колдовского зелья.

Напомнят о нем и соблазнительные плакаты, изображающие самозабвенное веселье, и знаменитые полотна — там женщины с измученными лицами и отсутствующим взглядом склоняются над бокалом.

Абсент, раскрепощающий ум и наполняющий сердце безудержной радостью, живительный и губительный одновременно, напиток, породивший множество мифов, сегодня, после долгого времени забвения и запретов, возвращается к истинным знатокам и гурманам алкогольных напитков.

Вкус истории

Говорят, Зеленая Фея родилась, чуть ли не четыре тысячи лет назад. В Египте и Древней Греции горькая полынная настойка завоевала славу неплохого лекарственного средства: Гиппократ лечил ею желтуху, анемию, ревматизм, а Плиний Старший считал ее эликсиром молодости.

В те времена настойка делалась просто: в вине или спирте вымачивали листья полыни, и вот уже лекарство — чрезвычайно горькое! — можно было считать готовым.

Употребляли напиток и как напоминание о горечи жизни: давали выпить победителям гонок на колесницах — дабы сладость победы не так кружила голову.

В качестве лекарства настойка просуществовала многие столетия. Так что в Швейцарии в XVIII в. ею по-прежнему лечили лихорадку и желудочные заболевания. В частности, этим зарабатывала себе на жизнь уроженка города Кювэ мадам Энрио. В 1792 г.

ее волшебное снадобье совершенно случайно попробовал французский эмигрант, врач Пьер Ординер, и решил, что производство настойки может оказаться выгодным предприятием.

Он немного изменил рецепт приготовления эликсира, включив помимо полыни в состав напитка анис, иссоп, фенхель, мелиссу (сорт мяты), а также кориандр, веронику, ромашку, петрушку и даже шпинат. Ординер дал настойке название: «абсент» (от французского слова «absinth» — полынь).

Так, собственно, и родился знаменитый алкогольный напиток. Правда, в те времена он по-прежнему воспринимался как бальзам, употребляемый «для здоровья».

После смерти мадам Энрио и ее находчивого партнера рецепт настойки у наследников выкупил майор Дюбье, который вместе с зятем и открыл первый завод по производству абсента.

Вот тогда-то эликсир окончательно превратился из лекарства в алкогольный напиток.

Перно оказался чрезвычайно талантливым заводчиком, и его продукция вскоре стала известной во всей Швейцарии, а затем покорила Италию, Голландию и, наконец, Францию.

Кстати, именно во Франции напиток завоевывал признание с особым трудом.

Тем не менее, спустя 3 года после открытия первого завода в городке Кювэ Анри уже владел двадцатью пятью аналогичными производствами, которые выпускали двадцать пять тысяч литров абсента в день!

Абсент: волна популярности

Настоящая мода на абсент пришла с войной: в Африке французские военные привыкли использовать абсент как средство от лихорадки. Когда они вернулись на родину, то оказалось, что уже не в силах обходиться без горького «лекарства». Спрос, как это обычно случается, стимулировал изготовление и продажу напитка все в больших объемах, и вскоре он стал широко известен.

К середине XIX в. абсент превратился в излюбленный напиток богемы. С этого момента началась его истинная популярность.

Задолго до хиппи знаменитые певцы «цветов зла» Бодлер, Верлен, Ван Гог, Тулуз-Лотрек, Моне, Дега, а позже Ремарк и Хемингуэй обнаружили, что с помощью абсента можно «расширять сознание», испытывая ни с чем не сравнимый восторг творчества. Как говаривал Оскар Уайльд, «если вы выпьете достаточно этого напитка, то увидите все, что захотите увидеть — прекрасные, удивительные вещи…». Короче, абсент вдохновлял многих великих. Пикассо, например, познакомившись с Зеленой Феей, написал рекламный плакат для компании Перно, и эта работа стала одним из первых произведений кубизма.

Правда, вскоре выяснилось, что постоянное употребление настойки приводило к синдрому «абсентизма», то есть к привыканию, сверхвозбудимости и галлюцинациям. А это, в свою очередь, заканчивалось разрушением клеток мозга, сумасшествием и смертью.

Во французском языке даже появилось устойчивое выражение; «Один билет в Шаритон (сумасшедший дом), пожалуйста!» — так посетители баров и ресторанов, обращаясь к официанту, формулировали свою просьбу принести им порцию абсента.

Одним из людей, погибших от фатальных объятий Зеленой Феи, был французский химик и музыкант Шарль Кро. Бедняга выпивал по двадцать стаканов абсента в день, что быстро привело его к алкоголизму, а затем и смерти.

Впрочем, насколько в гибели несчастного был виновен именно абсент, сказать наверняка довольно трудно: принимая любого алкоголя по четыре литра в день, долго не проживешь.

Противники абсента

Так или иначе, возникло целое движение против абсента и его поклонников — как во Франции, так и других странах. Оно набирало силу, и, в конце концов, активисты добились запрещения «проклятого ликера».

Однако даже эта история выглядит несколько загадочно: вполне возможно, что причиной запрета стал не столько вред, наносимый здоровью, сколько интриги французских виноделов. Абсент пользовался большей популярностью, чем традиционные вина — в том числе и благодаря дешевизне и относительной простоте изготовления.

Виноделы несли огромные убытки. В проигрыше оказалось и государство, лишившееся возможности получать высокие налоги с продаж вина.

Возникла еще одна проблема — проблема подделок абсента. Они-то и были по-настоящему вредны: ведь мошенники использовали спирт низкого качества, в котором содержалось большое количество метанола и сивушных масел, а мерзкий запах маскировали резким ароматом трав.

Чтобы придать напитку его «натуральный» изумрудный цвет, добавляли соли меди, весьма ядовитые, а также индиго, куркуму и анилиновую зелень. Попадал в фальсификат и хлорид сурьмы. Может быть, именно эти «ингредиенты» и вызывали галлюцинации.

В особо развращенных богемных кругах на сахар, через который абсент наливали в бокалы, капали некоторое количество опиумной настойки — Laudanum.

Возрождение

Не так давно абсент возродился, но и сейчас его официальными производителями считаются лишь четыре страны: Чехия, Швеция, Испания и Андорра. Помимо названных стран легально можно приобрести абсент в Великобритании, Словакии, России, Канаде, Австрии и Германии.

Там, где абсент по-прежнему запрещен, выпускают напитки, напоминающие о Зеленой Фее, но лишенные ее жала.

Это Anisees (или, на французский манер — Pastis), приготавливаемый из аниса, мяты, мелиссы, прованской зелени или солодки: знаменитый Pernod Белый — в его основе белый анис и эссенция трав, Pernod Классический, в составе которого — звездчатый анис, масло фенхеля и ароматические травы. Ricarcl — это международная марка, лидер среди европейских напитков такого типа. Он изготовлен из звездчатого китайского аниса и ароматических трав Прованса.

Надо заметить, что рецепт приготовления напитка со временем претерпел значительные изменения. Вот почему теперь потребуется выпить не меньше литра абсента, чтобы «попасть в четвертое измерение», А учитывая высокую крепость напитка, это весьма трудноисполнимый трюк.

Источник: https://rutoulouse.ru/vkus-istorii-absent/

Франция. Марсель и его достопримечательности. Праздник, который всегда!… Часть 6

Вкус истории

СОДЕРЖАНИЕ:

  • Марсель
  • Вкус Марселя
  • История Марселя
  • Достопримечательности Марселя

Марсель

Марсель – столица департамента Буш-дю-Рон. Регион Прованс-Альпы-Лазурный берег.
Была вторая половина дня, добравшись на автобусе до центрального вокзала, мы побрели искать забронированный ранее отель.

Пейзажи за окном автобуса заставили немного насторожиться – панорама города, казалось, представляла собой вид одноцветной бежевой груды камней, без признаков жизни, над городом устойчиво прописалась прослойка из песочной пыли, и даже море было какого-то неправильного тоскливого цвета… Следовало узнать этот город поближе и постараться рассмотреть в нем то, что ожидали увидеть. Ведь передо мной при одном только слове «Марсель», оживали картины, на которых шаланды полные кефали, а моряки с наглой ухмылкой в клешах, беретах с помпончиком и платком на шее, шагают вразвалочку, держа одной рукой девушку за талию, а другой — трубку. И так шагают они, по залитым солнцем улочкам, над ними летают и орут чайки, вдалеке плещется морской прибой, а в воздухе непременно витают звуки шансона – настоящего, с гармошкой и скрипкой…

Старый порт

Вкус Марселя

Вопреки ожиданиям, отель оказался удачно расположен, довольно чист, а мужчина администратор являл собой образ традиционного француза средних лет – лыс, учтив, улыбчив и разговорчив. Бросив в номере свой нехитрый скарб, мы отправились на разведку по второму по величине городу Франции.

Первое впечатление сложилось еще по дороге от вокзала до отеля, – ничего не могу с собой поделать, но, господа, — Марсель до боли напоминает любой из кубинских городов! Высокие каменные строения песочного цвета в стиле испанской колониальной архитектуры, крайне мало зелени на улицах, которые настолько узки, что между домами видна только тоненькая полоска голубого неба где-то очень далеко. Как и ожидалось, чистотой этот город не блистал. Но мы были настроены на французскую волну и, поэтому, не смущались. Забегая вперед, хочу отметить, что вкус Марселя я ощутила только перед отъездом, и уже позже, побывав в разных регионах и городах Франции, я поняла, насколько Марсель не похож ни на один другой город, насколько он хорош и притягателен. Есть там особый дух особой жизни, а где-нибудь непременно по залитым солнцем улицам гуляют моряки вразвалочку, держа за талии девушек. Просто нужно лучше искать….

Улочки Марселя

История Марселя

Марсель основан около 600 года до н. э. фокейцами — греками из Малой Азии, и назывался в то время «Массилия», а позже —«Ворота Востока».

Греки высадились на берег Прованса как раз в тот момент, когда король племени лигурийцев Нан задумал выдать замуж свою дочь Жиптис, и для этого созвал пир, на котором она выбрала бы себе жениха. Именно чужестранцу греку Протису протянула она свой кубок с вином.

Молодая пара получила в качестве свадебного подарка кусок побережья, на котором они и основали город, названный Массилия.
Марсель – это город, жизнь в котором пульсирует и днем, и ночью с одинаковой силой. Вечерело, мы прогуливались вдоль причалов старого порта и любовались фортами Св. Жана и Св.

Николая, подсвеченными иллюминацией. Лучи закатного солнца скользили по мачтам яхт, на небе зажигались звезды, но от этого людей на улицах только прибавлялось. И вот, через каких-то полчаса уже невозможно было найти свободное место в кафе и ресторанчиках.

Кто не успел во время ангажировать столик, толпились теперь мелкими кучками у входов в заведения и с вожделением заглядывали в тарелки везунчиков. Тарелка морепродуктов – вот самое распространенное блюдо Марсельского ужина. Плюс бутылочка прованского вина, — и вечер не пройдет даром!

Достопримечательности Марселя

Следующим утром мы отправились к основной достопримечательности Марселя – базилике Нотр-Дам де ля Гард. Это символ города, который виден с любой его точки, ну а если заблудитесь, то любой житель укажет вам верный путь. Путь к базилике, кстати, нелегок, особенно в знойный летний день, т.к.

Нотр-Дам де ля Гард — самая высокая точка города. Она построена на месте старой часовни, в которую моряки приходили за благословлением перед выходом в море. Сейчас это современное красивое здание, на вершине которого возвышается 10-метровая золоченая статуя Девы Марии.

Убранство базилики восхищает своей красотой. Нотр-Дам де ля Гард построена в романо-византийском стиле, и ее интерьер поражает гармоничными узорами, игрой ярких красок глазури и золотым блеском мозаики, украшающей стены и своды церкви. Рядом с центральным залом расположена молельня, куда не иссякает поток верующих.

Сюда приходят поставит свечу, дотронуться до изваяния Христа и помолиться.

Базилика Нотр-Дам-де-ла Гарде

С высоты базилики открывается панорамный вид на Марсель и близлежащие острова, среди которых и знаменитый остров Иф с расположенном на нем замком.

Замок получил широкую известность благодаря Дюма и его Графу Монте-Кристо, а изначально он был построен как форт для обороны Марселя в случае атак с моря.

С конца 16 века стал тюрьмой, а в 19 веке официально тюрьмой быть перестал и стал открыт для посетителей.

Замок Иф

Панорама Марселя

Среди нас не было фанатов рассматривания казематов и прочих унылостей, поэтому мы полюбовались островом Иф с высоты холма и подались восвояси, а именно – гулять по старинным узким кварталам Панье и Св. Виктор.

Улочки эти привели нас к старому порту, в котором мы полюбовались пришвартованными яхтами, поглазели, как ремонтируют рыбацкую лодку, посмотрели вслед курсирующему паромчику, что ходит к другому берегу и направились на рыбный рынок.

Я вообще люблю чужеземные рынки – вот где национальные особенности не размыты интернациональными штампами, вот где кипят настоящие страсти. Здесь интересно рассматривать не только привычного и странного вида морских обитателей, но и наблюдать за захватывающим процессом покупки-продажи оных.

Вот толстый дяденька-весельчак огромным резаком делит тушку рыбы-меча на тоненькие пластика, затем каждый любовно держит в руках и громкоголосо зазывает покупателей.

Вот бабуська сидит на стульчике и тихо-мирно перебирает свой скромный товар – несколько десятков улиток, изредка поднимая глаза и выглядывая в толпе возможного покупателя. Вот продавщица ловко помогает рыбаку выгружать из рыбацкой лодки утренний улов и раскладывает его на лотке со льдом. Жизнь идет своим чередом…

Рыбный рынок

Ну а нам пора двигаться дальше. В Марселе множество достопримечательностей, а мы не посмотрели почти ничего, значит, будет повод вернуться еще раз. Главное, что дух Марселя теперь в нашей памяти.
На центральном ж/д вокзале мы сели в поезд, уносящий нас в Ниццу.

Читайте, что было дальше!…

Подобрать лучшее дешевое жилье в Марселе:

Все мои самостоятельные путешествия по Франции и по Европе

Мои заметки путешественника про самостоятельные путешествия по странам мира можно прочитать здесь

Источник: https://life-like-travel.ru/prazdnik-kotoryj-vsegda-chast-6-franciya-marsel-i-ego-dostoprimechatelnosti/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.