+7(499)-938-42-58 Москва
+7(800)-333-37-98 Горячая линия

Шепот разума и шелест купюр

Шепот разума. Шелест купюр

Шепот разума и шелест купюр

После публикации материала “От звонка до пинка” (7 августа 2021 г. “Казахстанские чиновники все чаще откупаются от тюрьмы за большие деньги”) на сайт газеты обрушился поток комментариев.

Люди считают, что “человеком, у которого нечиста совесть и у которого есть счета за рубежом, легко манипулировать”. И “спасение такие предатели ищут в родственных связях”.

“Нам не выжить, если мы, граждане Казахстана, не будем честно служить отечеству ради будущих поколений… Если к вершинам власти не будут приходить умные и честные, которыми будет гордиться нация, – история сотрет нас со своих страниц”.

Самые радикальные комментаторы вообще предлагают ввести смертную казнь за коррупцию: “В Сингапуре за взятки расстреливали. За 10–15 лет – сегодня это одна из самых развитых стран в Юго-Восточной Азии”. “Поддерживаю. Зато не смогут откупиться в судах”.

“Тех, кто разворовывает страну, надо признать террористами и расстреливать с конфискацией”. “Если можно украсть и откупиться в суде – это приведет к разрушению всей государственной системы, моральному разложению”.

“В 1937-м за кражу горсти зерна с колхозного поля давали 15 лет… Сейчас все уже думают, что можно откупиться… Нет порядка, к которому призывал нас Бауыржан Момышулы”. “Надо расстреливать за взятки. Тогда будет порядок”…

Только один комментатор заметил, что

“Всех не перестреляешь”

Он отважно высказался “против ветра”: “Сегодня государству, наверное, выгоднее, чтобы люди не бездельничали за решеткой за счет налогоплательщиков”. То есть деньги – против срока. Мысль простая: человек наказан материально и морально – факт судимости в биографии присутствует. Зачем же патроны тратить?

Пару лет назад разговаривал с человеком, которого осудили на немалый срок за участие в коррупционной махинации.

Согласно материалам следствия и заключению суда, он и его “подельники” нанесли государству ущерб в сотни миллионов тенге. Хотя какие-то сомнения по этому делу до сих пор терзают мозг не только у меня.

Потому что подход суда к этому делу, по мнению ряда читателей “КАРАВАНА”, был “избирательным”.

“Какая выгода стране, если сидели такие досрочно-освобожденные “преступники”, как Жаксыбек Кулекеев и Серик Буркитбаев? Сажали громко – выпустили втихаря. Что-то не срослось в титрах приговора?.. Я думаю, что на воле они принесут стране больше пользы, чем за решеткой – своими мозгами и своим профессиональным опытом”.

Не только деньги любят тишину

Еще один читатель тоже заинтересовался: “Почему знаковые арестанты чаще всего выходят на волю по УДО? Это наталкивает на мысль, что суды не всегда бывают объективны”.

Справка “КАРАВАНА”

Экс-министр экономики и торговли, экс-министр образования и науки, экс-председатель агентства по статистике, экс-глава Счетного комитета по контролю за исполнением республиканского бюджета, экс-президент АО НК “Казахстан темир жолы” Жаксыбек Кулекеев был задержан сотрудниками финполиции 1 апреля 2008 года якобы при получении взятки в 100 тысяч долларов. Осужден на 3 года за превышение служебных полномочий и должностные злоупотребления. По факту взятки оправдан судом. Освобожден условно-досрочно в конце октября 2009 года.

В ходе суда, напомню, прокурор Еркин Шарипов просил для Жаксыбека Абдрахметовича 10 лет лишения свободы с содержанием в колонии строгого режима и конфискацией имущества. Не прокатило.

В своем последнем слове обвиняемый заявил: “Я считаю себя законопослушным гражданином… у меня не было причины стать преступником.

Всё, что случилось, считаю результатом преступной провокации, организованной против меня определенными лицами… Люди, оговорившие меня в совершении тяжкого преступления, не только совершили страшный вред, но и сами попали в сеть порочного круга”…

Цитата в тему.

Независимый экономист Айдар Алибаев: “То, что преподносится у нас в качестве борьбы с коррупцией, больше похоже на сведение счетов, борьбу за власть либо является просто имитацией борьбы с коррупцией”.

Да, к слову, в прошлом году КИНГ оптом – вместе с 26 “дочками” – продали неизвестному инвестору за семь с половиной миллиардов тенге и 52 тиына…

Бабло и воля

“Почему “КАРАВАН” не публикует суммы, которые коррупционеры внесли в бюджет, чтобы отмазаться от тюрьмы?”. “Бывший председатель агентства по регулированию естественных монополий Мурат Оспанов откупился за миллиард тенге.

И три месяца работал менеджером в фирме, которая выращивает поросят – какой-то символический знак. Свинья уже сотни лет является эталоном копилки. Хороший сигнал для других коррупционеров?”. “Сколько эти козлы украли у народа и сколько ущерба возместили?”.

“А кто считал, на какую сумму принесли пользы стране те коррупционеры, которые откупились?”.

Могу ответить нашим читателям на последний вопрос пока только тремя свежими фактами.

Первый: суд Актау оштрафовал за взятку главу областного департамента комитета по регулированию естественных монополий и защите конкуренции Темирбека Махамбетова на 4 миллиона 242 тысячи тенге.

Его заместителя Айткула Онаева – на 18 миллионов с конфискацией имущества и пожизненным запретом занимать госдолжности. Второй: директор ГКП “Узень-Жылу” Бостандык Акшабаев оштрафован на 9 “лямов” – и тоже пожизненно занимать госкресло своими чреслами.

А неделю назад экс-начальнику департамента обороны Актюбинской области Галымжану Байтурину суд рекомендовал выплатить почти 6 миллионов тенге штрафа – за поборы с подчиненных и не пожелавших служить в армии “откосячников”. 35-кратный штраф в размере взяток с конфискацией имущества.

А вот сколько должны госказне коррупционеры и сколько уже выплатили – отличный вопрос! На неделе руководитель следственного департамента Национального бюро по противодействию коррупции Сергей Перов сообщил, что, согласно 312-й статье Уголовного кодекса, для взяточников предусмотрена возможность избежать лишения свободы – 50-кратный штраф. Если в крупном размере и в группе по предварительному сговору – то 70-кратный.

За полгода такими штрафами наказаны 152 фигуранта на 654 миллиона тенге.

В прошлом году – 320 лиц на два миллиарда. Сколько от них “упало” в бюджет страны – пока неизвестно.

Алматы

Источник: https://www.caravan.kz/gazeta/shepot-razuma-shelest-kupyur-381769/

Шепот и шелест купюр

Шепот разума и шелест купюр

Генеральный директор ГК «Си-Пи-Си» Игорь Столяров, работавший в Coca-Cola, Gillet, МТС и оргкомитете Олимпиады в Сочи, сформулировал шесть правил взаимодействия с инвесторами.

«Не вываливайте на них сразу большой объем информации: сначала нужно понять потребности инвесторов, услышать, чего они хотят. Не стоит окружать свой проект завесой секретности, говорить о нем таинственным шепотом, словно об атомном оружии нового поколения, настаивать на подписании соглашения о суперконфиденциальности.

Если проект не имеет отношения к закрытым государственным структурам или ядерным реакторам, то в эпоху глобальной транспарентности любые секреты — это секреты Полишинеля. Не стремитесь к идеальности: слишком красивые, слишком причесанные бизнес-планы вызывают недоверие. Избегайте слов вроде «уникальный», «ранее не существовавший».

Инвесторы — умные люди, которые хорошо разбираются во всех базовых процессах, трендах и рынках. Стремитесь к максимальной четкости: ничто не раздражает больше, чем отсутствие четкого плана. Инвестор хочет войти в бизнес, ему нужно понимать, каков план совместного использования его денег.

Покупка земли, новое оборудование, маркетинговые или научные исследования — пишите прямо по пунктам, на что пойдут деньги. Шестое — и, возможно, самое важное — инвестору нужна прозрачность в отношениях после «свадьбы». Полностью прозрачные и регулярные отчеты — это то, чего хочет любой инвестор.

Но важно не допустить и перегиба в другую сторону, когда инвестор начинает слишком активно вмешиваться в управление и вникать в любые мелочи. Нужно изначально договариваться о золотой середине», — настаивает господин Столяров.

По этапам

Подготовка к защите проекта начинается со сбора информации о потенциальном инвесторе. «Изучите его стратегию, горизонт инвестирования, средний чек, сферы интересов, какие проекты уже в портфеле и как ваш резонирует с ними.

Постарайтесь ответить на вопросы: зачем ему нужна ваша компания? Почему именно этот инвестор, чем он может быть полезен, помимо денег? Какую прибыль он ожидает получить и когда?» — советует инвестиционный директор Blackfield Group Юрий Богодист. Он вспоминает книгу «Есть серьезный разговор.

Что и как говорить, когда ставки высоки» — о том, как добиться своего в судьбоносных переговорах.

Бизнес-ангел Валерий Золотухин предлагает готовить презентацию — не больше десятка слайдов в формате pdf.

«Выступление на три минуты, оно должно быть отрепетировано с секундомером. Расскажите, сколько инвестор заработает — делайте акцент на его интересах. Постарайтесь предугадать вопросы и подготовить на них ответы», — рекомендует он.

Самый важный этап подготовке к встрече с потенциальным инвестором — это работа над бизнес-планом, уверен Игорь Столяров.

«Главные документы в нем — заверенные аудиторами финансовые отчеты, инвестиционный меморандум, исследования рынка, подкрепленные экспертами прогнозы, а также классический набор показателей: P&L, cash flow, net present value (NPV), terminal value (TV), return on investment (ROI), return on investment capital (ROIC). Конкретика сильно зависит от индустрии», — говорит господин Столяров.

Стоит сосредоточиться на людях, которые делают проект.

«Инвесторов интересуют не столько идеи — они стоят недорого, — сколько люди, которые должны будут пройти через тысячи испытаний и многому научиться, прежде чем их идея превратится в великую компанию, — делится управляющий партнер FortRoss Ventures Виктор Орловский.

 — Инвесторы ждут от претендентов понимания цифр и знания фактов о своем бизнесе и индустрии, о конкурентах и следующих шагах. Но очень важно не манипулировать и не лукавить. Опытный инвестор всегда почувствует манипуляцию и перестанет вам верить.

В этот момент инвестиции превращаются в иллюзию».

Маленькие хитрости

Юрий Богодист вспоминает о своих неудачных переговорах с инвестором:

«Встреча была рассчитана на час, но инвестор сильно опоздал. К тому же он зациклился на несущественных вопросах — из-за этого о самом важном я не успел рассказать. Какой я сделал вывод: никогда нельзя надеяться, что все пройдет по плану.

Нужно иметь два-три запасных варианта стратегии. Контролируйте переговоры, задавайте вектор, не позволяя инвестору увести разговор слишком далеко от сути. Четко определяйте для себя ключевые моменты — и концентрируйтесь в переговорах на них».

Чтобы коммуникация сложилась, руководитель сети World Gym в России Ольга Киселева ловит темп речи собеседника и старается «зеркалить» его фразы и жесты.

«Это всегда настраивает потенциального партнера на положительную волну. Если появляется какое-то напряжение, я обязательно смотрю в глаза собеседнику, внимательно слушаю, ловлю все, что он говорит, выражаю всем своим видом, что я с ним во многом согласна. Я обязательно даю человеку высказаться»,- говорит Ольга Киселева.

Основатель O2 Consulting Ольга Сорокина рекомендует активно привлекать к переговорам с инвесторами экспертов-женщин.

«Мир мужчин — это мир высокой конкуренции и желания побеждать. Очень часто им мешают договориться это самое мужское соперничество и желание победы любой ценой. В таких случаях роль женщин-переговорщиков бесценна.

Как правило, мужчины не пытаются так яростно конкурировать с женщинами и гораздо больше нацелены на уступки или консенсус. Отключаются также стандартные механизмы проявления здоровой агрессии, силы и желания одержать победу.

Очень часто получается незаметно «отторговать» целый ряд серьезных позиций при проведении таких переговоров»,- делится своим секретом госпожа Сорокина.

Черта доверия

Личностный фактор играет меньшую или даже нулевую роль в случае, если инвестор просто покупает объект. При покупке он смотрит именно на объект, денежный поток от него и документы, которые ему предоставляют в подтверждение, рассказывает президент компании GVA Sawyer Вера Сецкая.

Но если речь идет о привлечении средств в девелоперский проект, личные взаимоотношения выходят на первый план.

«Ведь вы вступаете в партнерство и вам доверяют деньги. Гораздо легче структурировать сделку, если вы с инвестором знакомы или раньше работали вместе. Если нет, то инвестор обязательно проверит вашу репутацию, постарается найти общих знакомых, способных вас охарактеризовать.

Очень полезно подготовить такую платформу заранее. Если инвестор расположен общаться и имеет на это время, нужно максимально использовать эту возможность, быть вместе больше в неформальной обстановке, найти общие интересы, хобби, знакомых. В личном общении рождается доверие.

Я бы не советовала хитрить, скрывать какие-то узкие места в проекте, утаивать информацию. Это рано или поздно станет явным и может подорвать доверие.

Напротив, лучше поделиться тем, что вызывает у вас обеспокоенность, но необходимо сделать домашнюю работу и проинформировать будущего партнера, как именно вы собираетесь выявленные риски хеджировать», — советует госпожа Сецкая.

Эмоциональная составляющая сделки и сотрудничества в последнее время становится все более значимым фактором, поэтому комфорт в общении, наличие взаимной симпатии, адекватность контрагента — это важные для инвесторов параметры при выборе партнера. Поэтому Ольга Сорокина рекомендует использовать неформальные встречи с инвестором, чтобы узнать друг друга и наладить дружеские отношения.

«Часто такие встречи позволяют раскрыться с новой стороны и подтолкнуть инвестора к принятию правильного решения. Но неформальные встречи помогут, если человек является хорошим переговорщиком. Если коммуникативные навыки слабые, лучше минимизировать дополнительное общение и передать переговоры профессионалам», — говорит основатель O2 Consulting.

Идеальный вариант, если у бизнесмена и инвестора есть базовый и прочный фундамент для разговора — вменяемые документы, продукты, перспективы — и при этом между ними складываются нормальные человеческие отношения.

«А когда нет нормальной основы для сотрудничества, но есть заискивающие граждане, которые пытаются человека с деньгами во что-то втянуть с помощью походов в сауну, поездок, совместного распития спиртных напитков — это сразу рождает ощущение «дело нечисто».

Опытные люди такую «работу» быстро останавливают и возвращают отношения в нормальное деловое русло. Либо прекращают их, — призывает к сдержанности Игорь Столяров. — Хороший, умеренно креативный подарок на Новый год и на день рождения уместен.

Остальное — излишне».

«Самое важное, что располагает к себе, — это сочетание страсти и бесконечной любви к тому, что мечтаешь сделать, безупречного профессионализма, умения и готовности учиться, военной дисциплины и фокуса», — приводит формулу успеха Виктор Орловский из FortRoss Ventures.

Источник: http://www.rvc.ru/press-service/media-review/venture/117069/

Шепот разума и шелест купюр

Шепот разума и шелест купюр

Контроль за тем, как бизнес соблюдает требования антикоррупционного законодательства, это один из главных медиатрендов последних лет.

Если коррупционные скандалы с участием мелких чиновников уже стали будничным явлением, не вызывающим особого интереса у публики, то истории с крупными корпорациями и известными бизнесменами всегда вызывают бурные обсуждения.

Но разрозненные факты, которые появляются в прессе, все же не дают возможности составить объективную и полную статистику сравнительной «взяткоемкости» различных отраслей российского бизнеса. Теперь заполнить эту пустоту решили аналитики.

Исследователи из PwC отобрали 125 российских компаний, являющихся крупнейшими по объемам продаж и работающих в следующих отраслях: телекоммуникации, розничная торговля и производство потребительских товаров, финансовые услуги, автомобилестроение, топливно-энергетический сектор, горнодобывающая промышленность и металлургия, а также фармацевтика. С учетом действующего антикоррупционного законодательства — российского закона «О противодействии коррупции», закона США «О противодействии коррупции за рубежом» (FCPA) и закона Великобритании «О борьбе с коррупцией» — специалисты PwC разработали критерии, по которым и был проведен анализ деятельности компаний.

Основными пятью критериями стали: наличие «горячей линии» для информирования руководства о нарушениях внутри компании; заявления высшего руководства, касающиеся соблюдения требований антикоррупционного законодательства; наличие в структуре компании функции, отвечающей за соблюдение этих законов; проведение оценок рисков несоблюдения этих требований; наличие политики и процедур в сфере соблюдения соответствующих законодательных норм.

Далее эксперты проанализировали сайты этих организаций, чтобы определить, раскрывают ли они информацию, относящуюся к сфере упомянутых законов.

Кроме того, было проверено, имели ли место случаи негативного освещения в СМИ дел о взяточничестве и коррупции, к которым могли быть причастны рассматриваемые компании.

Как отмечают представители PwC, в качестве источников информации использовались только авторитетные и заслуживающие доверия средства массовой информации.

По результатам всей проделанной работы был составлен Индекс противодействия коррупции (ABCI, anti-bribery and corruption index), измеряющий уровень соответствия российских компаний требованиям антикоррупционного законодательства.

Он показывает, насколько в процентном соотношении деятельность компаний каждой из рассматриваемых отраслей соответствует современным антикоррупционным требованиям. Наилучшим показателем данного индекса считается показатель, равный 100%.

Однако для 125 ведущих российских компаний в целом индекс ABCI составил лишь 63%.

Проверяйте контрагентов

Как отмечают сами исследователи, значения ABCI существенно различаются по отраслям. Так, самый лучший показатель (76%) продемонстрировали компании телекоммуникационного сектора.

Следом за ними с показателем 67% идут предприятия розничной торговли, затем фармацевтические (66%), металлургические и горнодобывающие (63%), финансовые (63%) и топливно-энергетические (62%) компании.

Наихудший результат — всего лишь 51% — показали компании автомобильного сектора, 45% которых, по словам представителей PwC, являются дочерними предприятиями международных организаций.

Что интересно, государственные компании, попавшие в этот обзор, в целом по всем отраслям продемонстрировали лучшие результаты, чем частный бизнес: текущий средний индекс ABCI по всем государственным структурам, проанализированным экспертами PwC, составляет 67%.

«Автомобильные компании, включенные в нашу выборку, представляют собой очень разнородную группу: среди них есть не только сборочные производства, но и автодилеры.

Помимо этого различается структура собственности компаний данной группы: в выборку попали как российские организации, так и дочерние общества международных корпораций, — поясняет Джереми Оутен, руководитель отдела независимых финансовых расследований PwC в России. — Неудивительно, что показатели ABCI в.

группе автомобильных компаний очень сильно разнятся. Например, у публичных компаний показатель ABCI равен 57%, тогда у непубличных, к которым в основном относятся российские автодилеры, он составляет всего лишь 37%».

По словам представителей PwC, индекс ABCI указывает на то, каким образом компании могут улучшить свою программу соответствия требованиям антикоррупционного законодательства. Прежде всего руководителям высшего звена следует взять на себя обязательство по разработке и реализации соответствующей программы.

«Они должны сформировать в своей организации культуру, в которой недопустимы взяточничество и коррупция, и укреплять эту культуру путем обращения к общественности, например в виде послания генерального директора размещенного на веб-сайтекомпании, в котором говорилось бы о приверженности компании этическим принципам и твердом намерении выполнять требования антикоррупционного законодательства», — предлагают авторы исследования.

В числе их предложений также автоматизированный анализ деятельности компании с точки зрения соблюдения требований антикоррупционных законов. К примеру, таким образом можно проводить проверку «благонадежности» потенциальных или действующих контрагентов компании: поставщиков, заказчиков, агентов и дистрибьюторов.

«Поскольку автоматизированные решения позволяют повысить эффективность процессов соблюдения требований антикоррупционного законодательства, начиная с процедур оценки риска и проверки благонадежности контрагентов и заканчивая операциями по реагированию на инциденты, ведущие компании делают выбор в пользу автоматизированных решений и комплексного анализа данных информационных систем», — считает Джереми Оутен.

Могло быть и лучше

Что же касается лидеров этого рейтинга — телекоммуникационных компаний, то, по словам экспертов PwC, их результаты были бы выше, если бы не появившиеся в последнее время в СМИ материалы, свидетельствующие о причастности некоторых организаций к коррупционным скандалам.

«Нас не удивил высокий индекс ABCI в. телекоммуникационном секторе, так как большинство компаний этого сектора, включенных в нашу выборку, котируются на российских и зарубежных биржах, — поясняет Оутен.

— По результатам проведенного нами анализа публичные компании опережают непубличные по всем параметрам, за исключением наличия негативного освещения в СМИ в связи с коррупционными делами.

Это связано с более строгим регулированием, действующим в отношении компаний, зарегистрированных на биржах, и повышенным вниманием к ним со стороны СМИ в случае каких-либо негативных событий».

Одним из самых громких коррупционных скандалов в корпоративном секторе в минувшем году стала история вокруг телекоммуникационного холдинга Vimpelcom Ltd. Бывшему гендиректору этой компании Джо Лундеру в ноябре 2015 г.

были предъявлены обвинения в рамках антикоррупционного расследования работы телекоммуникационных компаний в Узбекистане.

Как сообщало агентство РИА Новости, в прошлом году власти Нидерландов и США начали расследование в отношении сделок Vimpelcom в этой стране: компанию подозревают в даче взяток Гульнаре Каримовой, дочери президента Узбекистана Ислама Каримова, в обмен на доступ к телекоммуникационному рынку страны.

Чуть раньше, 30 октября 2015 г., правительство Норвегии отправило в отставку председателя совета директоров Telenor Свейна Аасера в связи с утратой доверия, вызванной расследованием в отношении Vimpelcom. Норвежское государство является крупнейшим акционером компании Telenor, которая в свою очередь владеет 43% акций Vimpelсom Ltd.

Есть посадки

По данным Следственного комитета, за 9 месяцев 2015 г. следователями ведомства было рассмотрено более 30,6 тыс. сообщений о коррупционных преступлениях, в результате чего было возбуждено 20 353 уголовных дела.

Как сообщают в СК, уже завершены следственные действия по уголовным делам в отношении гендиректора ООО «НПО Мостовик» Олега Шишова, директора ФГУП «Дирекция по строительству в Дальневосточном федеральном округе» управделами Президента РФ Андрея Поплавского и генерального директора ЗАО «Косандра» Александра Косяченко, обвиняемых в растрате денежных средств на сумму более 1,1 млрд руб., выделенных на строительство «Приморского океанариума» во Владивостоке

В суд также направлены уголовные дела в отношении бывшей главы Истринского муниципального района Анны Щербы, которая неоднократно превышала должностные полномочия при реализации сделок с федеральной и муниципальной собственностью, а также в отношении двух тульских чиновников, которые обвиняются в растрате около 30 млн руб.

Направлено в суд уголовное дело о хищении более 1,1 млрд руб.

, принадлежащих ОАО «Московская объединенная электросетевая компания», продолжаются следственные действия в отношении бывшего руководителя корпорации «Роснанотех» Леонида Меламеда и финансового директора этой организации Святослава Понурова, бывшего губернатора Сахалинской области Александра Хорошавина и многих других.

Меньше взятка — выше риски

По статистике Верховного суда РФ, опубликованной Российским агентством правовой и судебной информации (РАПСИ), за получение взяток чаще всего осуждают чиновников: муниципальные и государственные служащие составляют более 50% от общего количества осужденных за взяточничество.

Следом за ними идут представители сферы здравоохранения (29%), образования (10%) и сотрудники ФСИН (6%). По данным ВС РФ, в основном в суд попадают дела о взятках в размере до 10 тыс. руб. — на них приходится 77% дел. Менее 1% граждан оказались на скамье подсудимых за получение взятки в 1 млн руб.

Эта статистика в очередной раз подтверждает, что скромное мздоимство в нашей стране все же карается охотнее, чем крупное.

По данным Следственного комитета, в первом полугодии 2015 г.

самым популярным коррупционным преступлением, по фактам которого было заведено наибольшее число уголовных дел, стала дача взятки — на это правонарушение приходится более 50% всех преступлений в данной сфере.

Что интересно, дела, связанные с получением взятки, составляют лишь 15%. Одно из двух: либо давать взятку опаснее, чем ее брать, либо самих взяточников привлечь к суду гораздо сложнее, чем соискателей их услуг.

Источник: «Финансовая газета»

Стань экспертом

Источник: https://otchetonline.ru/art/direktoru/53350-shepot-razuma-i-shelest-kupyur.html

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.