+7(499)-938-48-12 Москва
+7(812)-425-63-82 Санкт-Петербург
8(800)-350-73-64 Горячая линия

Рынок факторинга в 2014 году: подводя черту

Содержание

НФК: Нельзя утверждать, что рынок факторинга ожил, но 2016 прошёл на мажорной ноте

Рынок факторинга в 2014 году: подводя черту

Введите запрос для поиска

Финансы 6 Апреля 2017 Портал «Финансист» побеседовал с директором Волго-Вятского дивизиона факторинговой компании НФК Алексеем Храмовым о том, как вёл себя рынок факторинга региона в последние годы и о том, как «газели» добиваться успеха, соревнуясь с «мамонтами».

– Алексей, какие тенденции были характерны для рынка факторинга в 15-16 годах?

– Для факторинга, как и для любого бизнеса, в том числе и в финансовом секторе, это был достаточно сложный период. Все игроки в Татарстане ощутили на себе негативное влияние кризиса – уменьшись объемы бизнеса.

И причины падения кроются не в проблемах банковской или финансовой систем как таковых, а том, как кризис этих систем отразился на бизнесе наших клиентов. Началось все с того, что в конце 2014-начале 2015 годов у многих клиентов подошли сроки окончания кредитов, и нужно было либо перекредитовываться, либо пролонгировать действующие договора.

Это обычная практика, но компании тогда столкнулись с явными затруднениями: банки неохотно продлевали кредитные линии, не открывали новые, урезали лимиты. В общем, первоочередной финансовых служб наших клиентов стала работа с банками-партнерами, направленная на сохранение кредитного портфеля, а развитие бизнеса было задвинуто на потом.

Ограничение доступа к привычному источнику финансирования сильно повлияло на финансовую устойчивость компаний. Ситуацию усугубили резкое падение спроса со стороны потребителей, колебания валютных курсов и санкционный режим. Проблемы нарастали снежным комом.

Изменился ландшафт рынка с точки зрения аппетита к риску: ухудшение финансового состояния компаний привело к росту неплатежей, банкротств и даже ликвидаций ряда компаний в ключевых отраслях региона, таких как автомобильная промышленность и нефтехимия.

Возросшие риски привели к тому, что факторы стали осторожничать, что естественно привело к сокращению портфелей. В начале 15 года факторы вообще приостановили заключение новых договоров, сконцентрировавшись на активных клиентах, тщательно анализируя и оптимизируя портфель.

Время было сложное, и выровнять удалось все более или менее только в 4-м квартале 15 года, когда ситуация стабилизировалась: риски стали понятными, волатильность на рынке валюты снизилась, кто мог перекредитоваться – перекредитовался, кто не смог – ушел с рынка. Шок прошел, ситуация «переварилась», и стало понятно, как работать дальше.

2016 год начался более оптимистично. Ставки по факторингу снизились вслед за снижением ключевой ставки, сами факторы выработали новые риск-профили потенциальных клиентов. Стало понятно, как с учетом изменившихся условий работать в той или иной области, какие требования предъявлять к клиентам и как оценивать риск. Не скажу, что рынок ожил, но 2016 прошёл на мажорной ноте, пусть и не с теми темпами, что в 12 и 13 годах, когда прирост рынка достигал и 30%.

Основной тренд последних двух лет – концентрация факторов в и так высоко-конкурентном сегменте, мы называем его «сладким», там, где работают поставщики крупнейших федеральных торговых сетей – Магнит, Лента, группа Х5, Ашан и так далее. Там всегда была высокая конкуренция и низкая маржа, но проблемы в ключевых сегментах региональной экономики вынудили факторов поставить во главу угла не доход, а низкорисковый портфель. К сожалению, рост этого сегмента не компенсировал провал в нефтехимии, автозапчастях, другой «пищёвке», которая не завязана на сетевую розницу.

– Каков был рост по отрасли?

– Думаю, по Татарстану рынок в прошлом году прирос на 10-15%. В целом по Поволжью, наверное, такой же результат, скорее всего даже ближе к 10%.

– Как распределяются, по Вашему мнению, доли игроков?

– Лидер рынка, как и в целом по стране – ВТБ факторинг, который занимает порядка 30-40%. Остальное распределено между игроками примерно в равных долях. В кризисные периоды нам пришлось ужаться в портфеле и немного ослабить свои позиции на рынке, но уже сейчас мы уверенно набираем объемы и считаем что готовы достигнуть доли не менее 15 % факторингового портфеля Татарстана.

– А динамика НФК за прошлый год идёт в средних показателях?

– Я уже говорил, что в 2015 году мы пересмотрели подход к риск-менеджменту, поэтому были вынуждены отказаться от клиентов из некоторых отраслей.

В 2016 году сработал эффект низкой базы: в Казани факторинговый актив вырос почти в 5 раз. Нам удалось не только отыграть в полном объёме потери портфеля 2015 года, но и существенно улучшить его качество.

Сегодня мои коллеги продолжают наращивать обороты в тех отраслях, в которых хотим работать.

– Планы на 17-й год?

– План минимум – удвоить текущий портфель. Сейчас работаем с коммерческими компаниями с оборотами от 1 до 5 миллиардов в год, которые максимально независимы от финансовых групп – там нам проще и по ставкам работать, и нет привязки к кэптивным банкам.

Основные для нас отрасли – FMCG (товары повседневного спроса), пищевая промышленность, строительно-отделочные материалы, бытовая химия, парфюмерия, косметика, канцелярские товары. Но это не значит, что мы не работаем с другими отраслями. Мы не прекращаем работать, ищем точки роста в сегменте автомобильных запчастей.

Будем наращивать долю пищевого производства и сетевой, и не сетевой дебиторской задолженности – это перспективно, потому что даже в кризис люди хотят кушать. Там всегда будут деньги, нужно просто уметь работать.

Большие планы по работе в нефтехимии, причем нам интересны как сырьевой, так и сегмент конечной продукции.

Это интересный и понятный рынок для нас: есть спрос и маржа позволяет выдерживать нагрузку. Но при этом они нуждаются в длинном финансовом плече, ведь производственному предприятию всегда есть куда направить денежные потоки: модернизация или содержание производства.

В отрасли существует приемлемый баланс доходности и уровня риска. Это как раз тот случай, когда факторинг очень удачно вписывается.

– Алексей, в каких отраслях риски выше?

– Есть отрасли, в которых риски настолько велики, что факторинг в них вряд ли будет когда-нибудь реализован как стандартное решение. Основная причина –криминализация и, скажем так, отсутствие регулируемых правил игры. Есть отрасли, в которых очень сложно работать из-за нестабильного спроса и, как следствие, непрогнозируемой оборачиваемости.

Это «ювелирка», мебель, обувь, одежда, галантерея. Еще мы достаточно настороженно относимся к сырью в пищевой промышленности, особенно это касается мяса и рыбы. Тут тоже все непросто из-за особенностей бизнес-моделей компаний в этих отраслях. Мы предпочитаем работать с компаниями, которые производят конечный продукт.

Готовы работать с промежуточным сырьём в отраслях, т.е. когда речь идет о переработке, создании добавочного продукта. В чистом виде трейдерский бизнес высокорисковый, ведь трейдеру много не нужно: вот офис, стол, стул, ноутбук с выходом в интернет и телефон. Сделки прошли – можно закрывать юридическое лицо. Если остались связи – открыл новое ООО и работаешь дальше.

Для любого кредитора, в том числе и фактора, такой бизнес непрозрачен.

– Конкуренция на рынке факторинга растёт. Классические банки тоже идут в факторинг. Кроме упомянутого выше ВТБ, есть ещё Сбербанк, который года полтора назад решил развивать направление. Как Вы относитесь к этим процессам?

– Хорошо, что крупные банки идут в факторинг. В первую очередь это хорошо с точки зрения повышения финансовой грамотности бизнеса. Конечно, НФК много делает в плане продвижения собственных услуг, но всё-таки есть такое понятие как массовый охват.

Сбербанк – крупнейший банк, и у него очень много и корпоративных клиентов, и среднего, и малого бизнеса. Это очень классная площадка не только для развития факторингового бизнеса банка, а для рынка в целом. У каждого игрока на рынке есть своя ниша, в которой он развивается.

Мы можем предложить бизнесу гибкие решения, зачастую более дорогие, но которые позволяют решать более сложные задачи в области организации торговли и закупок на условиях отсрочки платежа.

Мы с клиентом всегда вместе считаем: у другого фактора действительно ставка намного ниже, но работая с ним, клиент получает, например, выручки миллион, а с НФК и тонкой настройкой продукта под свои потребности он заработает, например, полтора миллиона.

Да, он платит за услугу дороже здесь и сейчас, но в результате может заработать больше. Крупные игроки работают в пределах суммы риска поставщика и с высоконадежными покупателями. Мы же готовы брать на себя риски поставщика и при работе с маленькими несетевыми дебиторами.

– Какие ещё конкурентные преимущества есть у НФК?

– Важно, что мы работаем по всей России – покупатели могут быть из любых регионов. Есть ряд исключений, но мы готовы рассматривать отдельные кейсы и не отказываем только потому что дебитор находится в «запретной» зоне. Мы смотрим, как работать с регионом.

– Это о каких регионах речь? Кавказ?

– В том числе. Знаете, на Кавказе ментальность другая, там за долгами надо на танке выезжать. Смех смехом, но это так. Но у нас есть действующие дебиторы в этом регионе, мы постепенно двигаемся в вопросах расширения своих границ.

Если коротко, то мы работаем с поставщиками и покупателями из всех регионов России, очень гибкие и готовы искать решение вместе с клиентом. У нас сейчас более 80% всех клиентов работают по индивидуальным схемам. Мы готовы принимать на обслуживание небольших покупателей с маленькими лимитами.

Если честно, то обслуживание многомиллионного портфеля с большим количеством дебиторов с лимитами 2-3 миллиона существенно снижает риски, т.к. риск на одного покупателя маленький. С другой стороны, такой подход несет высокие операционные издержки.

Для нас затраты на проверку одного дебитора одинаковы, вне зависимости от размера лимита – хоть 1 миллион, хоть 100 рублей. Тут нужно найти баланс между расходами на содержание инфраструктуры и уровнем рентабельности.

Многие факторинговые компании пытаются скопировать наши продукты и подходы, но НФК как газель: у нас нет дешёвого фондирования, мы более быстрые. Рынок вынуждает нас искать нестандартные адаптивные решения и новые подходы к клиентам.

Валютный прогноз от банка «Восточный» Член совета директоров нижегородского «Радиотехбанка» Сергей Таранов уменьшил долю в банке с 7,105573% до 2,997369% Банк Казани запустил новый рублевый вклад «Умные инвестиции» «Татфондбанк» в лице конкурсного управляющего «Агентства по страхованию вкладов» (АСВ) подал иск в Арбитражный суд Республики Татарстан о банкротстве депутата Госдумы и бывшего министра спорта РТ Марата Бариева 22 января состоится заседание совета директоров ПАО «Запсибкомбанк», на котором будет рассмотрен вопрос о досрочном прекращении полномочий президента Сетелем Банк уменьшил максимальную ставку по стандартной программе автокредитования Представители малого и среднего бизнеса могут получить повышенные процентные ставки от банка «ФК Открытие» при оформлении онлайн-депозитов Банк ВТБ снизил ставку по программе «АвтоПривилегия» на 0,5 процентного пункта С нового года Связь-Банк (группа ВЭБ) улучшил условия по действующей линейке вкладов для физических лиц и начал прием вкладов для состоятельных клиентов Сегодня, 15 января, состоится очередное занятие по повышению финансовой грамотности пенсионеров

Источник: https://finansist-kazan.ru/news/finances/nfk-nelzya-utverzhdat-chto-rynok-faktoringa-ozhil-no-2016-proshyel-na-mazhornoy-note/

В погоне за объемом

Рынок факторинга в 2014 году: подводя черту

По данным Ассоциации факторинговых компаний (АФК), в 2016 году российский рынок факторинга вернулся к показателям 2014 года, снова преодолев «черту» в два триллиона рублей по объему уступленных денежных требований. После 10‑процентного падения в 2015 году в прошлом году рынок вырос на целых 13%.

Реальный рост объемов…

Ключевые участники рынка, к которым обратился «Профиль», одинаково оптимистично оценивают перспективы факторинга в экономике, однако причины роста 2016 года объясняют по-разному.

«ВВП упал всего на 0,2%, что значительно лучше, чем прогнозировало большинство экспертов в начале прошлого года, рынок перешел к новому витку роста», – уверен вице-президент Промсвязьбанка и генеральный директор компании «Пром-связьфакторинг» Александр Карелин.

«Рынок факторинга – один из опережающих индикаторов состояния экономики, что связано с высокой скоростью оборачиваемости факторингового портфеля – всего около 70 дней, – отмечает начальник управления факторинга Московского кредитного банка Кирилл Покровский.

 – В кризисный период факторинг снижает объемы быстрее всех финансовых рынков, связанных с кредитованием, а в случае восстановления – быстрее остальных набирает обороты».

По данным ЦБ, в 2016 году банки на 6,9% (с учетом валютной переоценки -2,4%) сократили выдачу кредитов экономике и на 9,5% (-3,6%) – нефинансовым организациям, в положительные значения по итогам года выбралось только потребительское кредитование.

Директор дирекции инновационного развития факторинговой компании НФК Дарья Николаевская скептически оценивает факторинговые итоги 2016 года, связывая их с ростом бизнеса крупных игроков рынка и увеличением цен на продукцию клиентов (годовая инфляция, по данным Росстата, составила 5,4%). «Основной для нас критерий – платежеспособный спрос конечных потребителей – еще далек от восстановления. Пока предприятия не смогут существенно наращивать объемы продаж и производства, говорить о цикле роста факторинга достаточно странно», – утверждает эксперт.

…за счет демпинга

По мнению директора дирекции факторингового обслуживания микрокредитной компании «СимплФинанс» Сергея Авдюхина, еще одной причиной восстановления рынка стало снижение стоимости факторинга – с начала 2015 года вслед за ключевой ставкой ЦБ факторинговые комиссии упали с 30% годовых до 12–14%. При этом, по мнению эксперта, с учетом специфики факторинговых рисков справедливым является диапазон ставок от 14% до 18% годовых.

Поиск клиентов с приемлемым финансовым состоянием в сочетании с желанием крупнейших игроков сохранить докризисные доли рынка вернули на рынок факторинга съедающий маржу демпинг. В результате, по данным АФК, несмотря на рост оборота рынка, доходы факторов оказались на 5 млрд ниже, чем в «кризисном» 2015 году.

Маржинальность факторинга в течение прошлого года стремительно сокращалась, в сегментах с низким уровнем риска, например, в поставках в торговые сети, конкуренция выросла, и, по мнению Кирилла Покровского, скорее всего, эти тенденции будут продолжаться в 2017 году.

Дарье Николаевской известны случаи, когда стоимость факторинга сопоставима со ставкой по кредиту, но «назвать это настоящим факторингом нельзя – скорее, это способ профинансировать клиента, когда выдавать кредит и увеличивать кредитную нагрузку уже невозможно».

«Такие клиенты выбирают наш факторинг!» – утверждает Михаил Окунев из Металлинвестбанка, который с 975 клиентами (большинство из них – малый и средний бизнес) занимает 20% клиентской базы всего рынка.

«Ценообразование во многом зависит от динамики ключевой ставки ЦБ, но не стоит забывать и риски, в том числе и отложенные во времени, – предупреждает Александр Карелин.

 – Операционная маржа, едва покрывающая операционные издержки фактора, – крайне опасная стратегия, если смотреть чуть дальше, чем себе под ноги».

«Все будущие снижения ключевой ставки ЦБ на 2017 год уже заложены в цены», – парирует Михаил Окунев, не ожидая дальнейшего снижения стоимости факторинга для клиентов.

«Сейчас практически любая стоимость факторинга будет казаться для бизнеса высокой, так как из-за падения доходов конечных потребителей маржа у клиентов тоже сильно сократилась»,  – резюмирует Дарья Николаевская из НФК.

Виктор Верновгенеральный директор ООО «Открытие Факторинг»«Наша картина мира проста и заключена в нашей миссии. «Открываем предпринимателям доступ к своевременному финансированию оборотного капитала – просто, удобно, в онлайне». Мы создали инфраструктуру для полностью безбумажного документооборота с целью финансирования клиента в овердрафтном режиме. Сократив время рассмотрения заявки, мы не пренебрегли процедурами риск-менеджмента и верификации, а настроили электронный документооборот с дебиторами. Достоверную информацию о наличии качественных прав требований мы получаем до обращения самого клиента. Внедрение ЭДО на всех этапах работы с клиентом и системное управление рисками позволяют радикально снижать издержки без потери качества сервиса и предлагать лучшую цену. Слово «предприниматель» отражает сегмент МСБ, где за каждым юридическим лицом стоит живой человек, владелец бизнеса, желающий видеть в нас партнера. Наше взаимодействие должно быть таким же удобным, как использование мобильного приложения. Качественный, быстрый, инновационный сервис и цено-образование на уровне корпоративного сегмента – что может быть лучше?»

Деньги не для всех

Цифры, полученные АФК, подтверждают, что «кредитная пауза», взятая банковским сектором, отразилась и на рынке факторинга: объем выплаченного финансирования по итогам 2016 года составил 1,5 трлн рублей, что на 100 млрд рублей меньше, чем двумя годами ранее, а количество профинансированных компаний с 2014 года и вовсе снизилось вдвое – с 8,4 тысячи до 4,2 тысячи организаций. Последнее объясняется отчасти уходом с рынка прежнего лидера в сегменте малого бизнеса – ФК «Лайф», чья ниша до сих пор не заполнена. Кроме того, массовым уходом бизнеса от поставок товаров и услуг с отсрочкой платежа. И, наконец, бегством факторов от рисков: например, Промсвязьбанк, по словам Александра Карелина, «крайне аккуратно рассматривает клиентов таких отраслей, как деревообработка, металлопрокат, ювелирные изделия».

«В последний год основные игроки сконцентрировались на работе с высоконадежными дебиторами, в частности, с торговыми сетями, – отмечает еще одну тенденцию Дарья Николаевская. – Мало кто готов работать с несетевой розницей и, соответственно, увеличивать количество обслуживаемых дебиторов».

Количество дебиторов действительно продолжило падение в 2016 году – до 13,4 тысячи компаний (-4% за год), что сопоставимо с показателями далекого 2010 года. Но число торговых сетей также сокращается – в первую очередь за счет поглощения мелких игроков более крупными и активной экспансии федеральных сетей в регионы.

И хотя проникновение факторинга в ритейле растет, даже несмотря на падение оборота розничной торговли (-5,2% в сопоставимых ценах по сравнению с 2015 годом, данные Росстата), по словам участников рынка факторинга, именно в этом сегменте наиболее распространен демпинг, а значит, маржинальность не позволяет рассчитывать на устойчивый рост рынка в будущем.

В этих условиях долгосрочное наращивание клиентской базы большинство участников рынка факторинга связывают с двумя направлениями, которые так или иначе связаны с государством. И от активности самих факторов не зависят или зависят минимально.

Заклинание госфакторинга

Первое направление – снятие ограничений на применение факторинга в государственном секторе, где дебиторами выступают госкомпании либо бюджетные организации.

«Российская Федерация – яркий пример дебитора, активно сопротивляющегося факторингу, несмотря на его законодательную обязательность, – говорит Михаил Окунев. – Если государство позволит любому поставщику по 44‑ФЗ уступать дебиторскую задолженность и будет наказывать дебиторов за сопротивление факторингу, это может привести к росту рынка на порядки».

В 2016 году факторинг как инструмент поддержки малого и среднего бизнеса в работе с госсектором был упомянут сразу в нескольких правительственных «дорожных картах» и даже заслужил отдельного раздела в «Стратегии развития МСП до 2030 года», разработанной Мин-экономразвития.

Впрочем, по словам участников рынка, выход этих стратегических документов в прошлом году не оказал на рынок никакого влияния: ни один из законопроектов, предложенных рынком, не был внесен ни в правительство, ни в парламент, а выпущенные в октябре 2016 года директивы для госкомпаний не отличались конкретикой.

Александр Карелин ожидает прорыва уже в текущем году: «Доклад в правительство Российской Федерации по этому вопросу состоится до 12 мая 2017 года. После внесения правок в законодательство и снятия ограничений по применению факторинга в госзакупках вполне можно ожидать двукратного роста рынка факторинга в перспективе 2–3 лет».

Дарья Николаевская из НФК настроена менее оптимистично: «Даже если что-то изменится, то пойдут в этот сегмент только отдельные игроки, а далеко не весь рынок».

Цифровой рычаг

Второе направление, способное обеспечить долгосрочный рост рынка факторинга, – переход клиентов и дебиторов на юридически значимый электронный документооборот. Причем не с самими факторами, а именно друг с другом.

Сделать это под силу ФНС России, которая уже заставила более 95% юридических лиц и ИП перевести в электронный вид бухгалтерскую отчетность, а в 2017 году планирует распространить это требование на первичные документы (например, универсальный передаточный документ), которые факторы запрашивают у клиентов для подтверждения уступленных прав требования.

По оценкам опрошенных «Профилем» участников рынка, из 9 млн поставок, обработанных в 2016 году, на долю юридически значимого цифрового факторинга приходится не менее половины. При этом Михаил Окунев оценивает долю цифрового факторинга в Металлинвестбанке в 90%, а Сергей Авдюхин уверен, что к 2020 году более 80% факторинговых операций на рынке будут производиться в электронном виде.

Помимо обязательных требований ФНС России, приближению цифрового будущего факторинга помогают крупные компании, которые в добровольно-принудительном порядке переводят своих контрагентов на безбумажный документооборот.

Прозрачность как фактор роста

Впрочем, для увеличения статистических показателей факторинга есть и третье направление, о возможности которого рынок узнал в IV квартале прошлого года с подачи законодателей, сделавших обязательным раскрытие информации о заключении договоров факторинга. Обязанность быстро отменили, зато рынок пополнился десятком новых имен ранее неизвестных «финансовых агентов».

В обзоре по итогам 2016 года АФК ввела новый термин «измеряемый рынок» – данные игроков рынка, которые добровольно участвуют в сборе статистики. Их число за последние три года упало с 36 до 27 факторов.

В приложении к обзору АФК перечислила еще 93 банка и компании, наличие факторинга в которых подтверждено открытыми данными ЦБ и портала fedresurs.ru.

Например, расхождение по портфелю «измеряемого» рынка и данным ЦБ составило 20%.

Публичные игроки не видят опасности в этом расхождении. «Металлинвестбанк считает рынком цифры, собираемые АФК», – говорит Михаил Окунев. «Двигают и развивают рынок лидеры, – согласна Дарья Николаевская. – То, что осталось за бортом официальной статистики, – это либо разовые сделки, либо суррогаты факторинга».

Александр Карелин, напротив, считает, что прозрачность данных должна повышаться в интересах самих игроков и их клиентов, чтобы снизить взаимные риски и «избежать многих проблем в будущем».

Источник: https://profile.ru/economics/item/115967-v-pogone-za-ob-emom

Определяющие факторы. О сложной ситуации и росте рынка факторинга

Рынок факторинга в 2014 году: подводя черту

Факторы в январе — марте 2014 года профинансировали товарооборот на сумму 362 млрд рублей, что на 19% выше, чем в I кв. 2013 года. По итогам I кв.

2014 года совокупный факторинговый портфель вырос на 24% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Из 16 факторов, опрошенных Ассоциацией факторинговых компаний (далее — АФК), 75% сообщили о выполнении планов в 1 кв.

2014 года, 12% — о перевыполнение и только 13% ответили, что плановые показатели не достигнуты.

Выросший в России

В России первые попытки внедрения факторинга были предприняты в конце 1991 года Токобанком, а затем в 1994 году — Тверьуниверсалбанком, и чуть позже к нему присоединился Мосбизнесбанк.

В 2002 году, согласно расчетам «Эксперт РА», объем российского рынка факторинга был 221,5 млн долларов США. В 2003 году этот показатель вырос до 732,1 млн долларов США. А по итогам 2004 года превысил отметку 2,16 млрд долларов США.

Правда, за рубежом темпы роста отечественного рынка факторинга оценивали скромнее. Например, по данным Factors Chain International (FCI), в 2002 году этот показатель был 189,8 млн долларов, а в 2003 году — 547,8 млн долларов США.

Основная причина расхождения в оценках — FCI учитывали данные лишь по крупнейшим участникам рынка.

По объему оборот факторинга десять лет назад был сопоставим с такими финансовыми рынками, как лизинг (5 млрд долларов США) и рублевые корпоративные облигации (5 млрд долларов США — объем новых эмиссий в 2004 году).

ТАБЛИЦА 1
Топ-10 европейских стран по обороту рынка факторинга в 2013 году

Страна

Объем в 2013 году, млн евро

Прирост за год, %

1

Великобритания

308 096

6

2

Франция

200 549

7

3

Италия

178 002

–2

4

Германия

171 290

9

5

Испания

115 546

–6

6

Нидерланды

52 000

4

7

Бельгия

47 684

13

8

Россия

41 960

19

9

Турция

32 036

1

10

Польша

31 588

29

Источник: Factors Chain International

Первый кризис

Экстенсивный рост на рынке факторинга, который начался в 2003 году, прекратился осенью 2008 года из-за финансового кризиса. Согласно расчетам «Эксперт РА», «доля факторинга в ВВП сократилась с 1,56% в 2007 году до 1,44% в 2008 году.

Если в 2007 году объем требований, уступленных Факторам, в 1,7 раза превзошел аналогичный показатель прошлого года, то в 2008 году этот рынок вырос лишь на 16,7% до 602 млрд рублей.

Положительный прирост по итогам года — заслуга относительно успешной работы Факторов в I полугодии 2008 года».

В декабре 2008 года произошел дефолт ФК «Еврокоммерц». Согласно данным «Эксперт РА», ее доля на рынке факторинга на 1 июля 2008 года составляла 22,3%. МФК «Траст» продала свой факторинговый бизнес банку ВТБ.

Кредитной организацией были куплены операционные активы, то есть технологии, клиентская база и история взаимоотношений с клиентами МФК «Траст». Кроме того, ушли с рынка ряд средних и мелких факторов.

Например, банки «Система» и «Северная казна».

Финансовый кризис 2008 года заставил оставшихся на рынке факторов пересмотреть систему риск-менеждмента и вести более аккуратную и сбалансированную кредитную политику.

В 2009 году, согласно расчетам «Эксперт РА», рынок факторинга упал на 40% — последствие снижения спроса со стороны потребителей и ужесточение требований к клиентам и дебиторам со стороны факторов. Часто последние отказывали даже своим старым и постоянным клиентам.

Покой им только снится

В 2010 году ситуация начала меняться в лучшую сторону. Согласно расчетам «Эксперт РА», за 2010 год рынок прибавил 37,5%, в то время как факторинговое вознаграждение, снизилось на 10–15%. Причина — обострение ценовой конкуренции, особенно жесткой она оказалась в сегменте факторинга с регрессом в Москве, где сконцентрированы усилия большинства крупных игроков рынка.

В 2011 году начался переток потребителей от банковских кредитов к факторингу. В результате объем рынка факторинга, согласно оценке «Эксперт РА», по итогам 2011 года составил рекордные 880 млрд рублей, что на 77% больше 2010 года.

Согласно оценкам «Эксперт РА»: «В 2012 году усилилась специализация факторов — одни игроки сконцентрировались на крупном бизнесе, другие — на МСБ. Рост объемов уступленных требований на 65% обеспечили главным образом факторы, работающие с крупными поставщиками». В 2012 году объем рынка факторинга превысил отметку 1,45 трлн рублей.

ТАБЛИЦА 2
Топ-10 европейских стран по приросту рынка факторинга в 2013 году

Страна

2012 год, млн евро

2013 год, млн евро

Прирост, %

1

Хорватия

2 269

3 146

39

2

Люксембург

299

407

36

3

Австрия

10 969

1 411

29

4

Польша

24 510

31 588

29

5

Россия

35 176

41 960

19

6

Бельгия

42 352

47 684

13

7

Литва

2 488

2 763

11

8

Германия

15 742

17 129

9

9

Латвия

542

592

9

10

Украина

1 233

1 340

9

Источник: Factors Chain Internationalб

Головокружение от успехов

В 2013 году темпы роста рынка факторинга снизились с 65% до 30%.

Кроме этого, «Эксперт РА» отметил тот факт, что впервые «с 2009 года рост рынка сопровождался увеличением уровня резервов на возможные потери в совокупном портфеле его участников.

Сами факторы отмечают высокую вероятность дальнейшего усиления этой тенденции как за счет снижения платежеспособности дебиторов, так и за счет потенциального увеличения доли мошенничества».

Наиболее серьезное замедление рынка произошло во втором полугодии 2013 года. Согласно оценкам «Эксперт РА», «оборот рынка составил около 1,05 трлн рублей, что соответствует приросту в 25% по сравнению с данными за второе полугодие 2012 года. При этом прирост по первой половине года составил 38%».

Согласно прогнозу «Эксперт РА», «в 2014 году рынок факторинга столкнется с угрозами роста дефолтности дебиторов и снижением доступности фондирования…. В случае стагнации экономики темпы прироста рынка факторинга не превысят 10%».

Впрочем, большинство крупных игроков рынка пока настроены оптимистично. Согласно консенсус-прогнозу, составленному АФК на базе опроса 11 Факторов, в 2014 году ожидается рост рынка на уровне 24% или до 2,2 трлн рублей по итогам года. Таким образом, аналогичный прогноз, данный в январе 2014 года, скорректирован на 2 пп вниз. Большинство игроков смотрят в будущее со сдержанным оптимизмом.

Основные виды факторинга

Факторинг с регрессом — вид факторинга, при котором фактор приобретает у клиента право на все суммы, причитающиеся от должника. Однако в случае невозможности взыскания с должника сумм в полном объеме клиент, переуступивший долг, обязан возместить фактору недостающие денежные средства.

Факторинг без регресса — вид факторинга, при котором фактор приобретает у клиента право на все суммы, причитающиеся от должника. При невозможности взыскания с должника сумм в полном объеме факторинговая компания потерпит убытки.

Международный факторинг — разновидность факторинговой операции, обеспечивающей финансирование поставок товаров и услуг с отсрочкой платежа в условиях, когда продавец и покупатель являются резидентами разных государств.

Факторинг без финансирования — инкассирование фактором-посредником дебиторских счетов клиента. В этом случае клиент факторинговой компании или банка, отгрузив продукцию, предъявляет счета своему покупателю через фактора-посредника, задача которого состоит в получении причитающегося в пользу клиента платежа в сроки, согласованные клиентом (поставщиком) и покупателем в хозяйственном договоре.

Источник: https://bosfera.ru/bo/opredelyayushchie-faktory-o-slozhnoy-situacii-i-roste-rynka-faktoringa

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.