+7(499)495-49-41

Региональные банки? Нет, не слышал!

Свои среди своих

Региональные банки? Нет, не слышал!

Желание федеральных банков оптимизировать расходы, автоматизировать и унифицировать работу отделений привело к тому, что в Пермском крае осталось совсем немного самостоятельных филиалов федеральных банков, готовых «долго и упорно» работать с небольшим бизнесом или розничными клиентами. В таких условиях именно региональные банки с местной пропиской, благодаря их близости к клиентам и персональному подходу, получают конкурентное преимущество.

 Константин Долгановский

Было — стало

За последние пять неполных лет в Пермском крае произошли серьёзные изменения в структуре банковского рынка. Раньше федеральные банки в регионе были представлены в основном филиалами.

Они по праву считаются наиболее самостоятельными банковскими подразделениями, которые обладают достаточно широкими полномочиями при принятии решений.

Однако оптимизация расходов и снижение издержек в банках привели к тому, что на смену филиалам пришли менее самостоятельные подразделения — операционные и кредитно-кассовые офисы.

Так, если в начале 2013 года в регионе насчитывалось 57 филиалов федеральных банков, то сегодня их количество сократилось сразу в четыре раза — до 14. На этом фоне состав региональных банков выглядит куда стабильнее. С 2014 года он почти не изменился: в Пермском крае продолжают работать «Урал ФД», «Пермь», Проинвестбанк и Почтобанк.

Федералы VS регионалы

Елена Никитина, доцент экономического факультета ПГНИУ, автор работ по анализу деятельности коммерческих банков:

— Подразделения крупных банков в регионах часто ведут лишь техническую работу, связанную с формированием и проверкой документации, тогда как все решения принимаются в головном офисе, дистанционно.

Они в большей степени нацелены на стандартизированные подходы, в то время как региональные банки привыкли индивидуально подходить к каждому бизнесу. Кроме того, они проявляют оперативность в решении многих вопросов.

Так, сотрудники даже могут сами приехать к клиенту и оформить всю документацию. Ключ к успеху — хороший сервис и мгновенная реакция на запросы клиентов.

Как считает председатель правления банка «Урал ФД» Алексей Вырков, стремление федеральных игроков автоматизировать и унифицировать работу привело к тому, что они потеряли из виду часть клиентской аудитории, прежде всего представителей малого и микробизнеса.

Крупным банкам они попросту неинтересны — слишком маленькие и специфичные. Региональные кредитные организации с точки зрения работы с такими клиентами выигрывают за счёт гибкости, близости и оперативности.

А для небольшого бизнеса местные банки становятся просто спасением.

«Показательна ситуация, которая сложилась в начале 2015 года. Из-за экономического шока многие крупные, в том числе государственные, банки приостановили кредитование, заняли выжидательную позицию. И в этот момент региональные банки «подставили плечо» ряду крупных клиентов, помогли им с финансированием», — вспоминает Алексей Вырков.

«У региональных банков есть свои козыри: наработанные связи в регионе, широкая сеть отделений, более гибкая и либеральная линейка продуктов, которая отличается от массовых предложений федеральных банков и учитывает специфику региона», — рассказывает генеральный директор Проинвестбанка Александр Воронцов.

Внутренние исследования узнаваемости и уровня лояльности клиентов к местным банковским брендам показывают, что факт принадлежности банка к региону ассоциируется у клиентов с надёжностью и доступностью услуг.

Местный, «свой», «родной» банк воспринимается как более понятное и менее бюрократическое учреждение. Клиенты отмечают большую открытость, доброжелательность специалистов и готовность вникать в их финансовые задачи.

Экономист из Пермского госуниверситета также обращает внимание на устойчивость местных региональных банков.

Елена Никитина:

— Как это для многих ни парадоксально, финансовая устойчивость не связана с размерами. У небольших региональных банков нет крупного клиента, от которого бы они зависели. Диверсифицированная клиентская база — это один из ключевых столпов устойчивости. На чём ещё держатся региональные банки? На расчётно-кассовом обслуживании юридических лиц.

Кредиты юридическим и физическим лицам, конечно, есть, но они дают не основную долю дохода. Можно сказать, что кредитование — это дополнительный элемент РКО. Кредитуют же местные банки в основном тех, кто обслуживается в банке давно, чей бизнес прозрачен, кто адекватно оценивает риски и перспективы своего развития в существующих условиях.

Елена Никитина для финансовой характеристики пермских банков приводит информацию из отчёта, сформированного автоматически на сайте analizbankov.ru. Про все четыре региональных банка там сказано следующее: надёжности и текущему финансовому состоянию можно поставить оценку «очень хорошо».

«У банка нет стоп-листов по секторам. Мы работаем со всеми отраслями. Вопрос заключается в индивидуальном подходе и оценке конкретного заёмщика. Портфель «Урал ФД» диверсифицирован: ни один из сегментов не превышает долю в 25%», — подтверждает наблюдения учёного Алексей Вырков.

Вклад в регион

Однако пермские банки могли бы играть гораздо большую роль в регионе при наличии ряда условий. Елена Никитина рассказывает, что в развитых странах для местных банков законодательно закреплён статус организаций, не ориентированных на прибыль, что даёт им право на получение ряда льгот — налоговых, например.

Таким образом, государственные привилегии и гарантии позволяют региональным банкам получать более дешёвое рефинансирование по сравнению с другими коммерческими банками. Взамен они активно кредитуют местную промышленность, финансируют региональные проекты.

Александр Воронцов также вспоминает о льготах, которые есть в других странах, и напоминает, что именно местные банки способствуют развитию региона.

Александр Воронцов, генеральный директор Проинвестбанка:

— Иногородние игроки чаще всего более активно занимаются привлечением денег, а не выдачей кредитов — полученные от населения и бизнеса средства не работают в регионе, а уходят в головной офис.

Местные же банки вкладывают в регион больше средств, чем привлекают, делают это за счёт использования собственного капитала.

Поэтому, конечно, важно, чтобы все понимали: для развития Пермского края, экономики необходимо развивать и поддерживать региональную банковскую систему.

«Международные исследования показывают, что развитость финансовой системы региона повышает вероятность того, что люди будут открывать свой бизнес, способствует увеличению числа новых фирм и позволяет им расти быстрее. Так, компания, которая работает в регионе с наиболее развитой финансовой системой, растёт на 67% быстрее, чем бизнес в среднем по стране», — резюмирует Елена Никитина.

Показатели работы пермских банков соотносятся с тезисом эксперта о том, что они больше отдают региону. Так, с 2015 года объём вкладов населения в региональных банках вырос на 12% — жители Пермского края, по последним данным Банка России, доверили им на хранение 16,7 млрд руб.

Постепенно восстанавливаются и объёмы кредитования бизнеса. По итогам восьми месяцев 2017 года совокупный кредитный портфель региональных банков вплотную приблизился к 10 млрд руб.

Что касается населения, то ему пермские банки выдали более 7 млрд руб. кредитов.

банки Перми экономика и бизнес Пермский край ПГНИУ

Источник: https://www.newsko.ru/articles/nk-4376467.html

Региональные банки? Нет, не слышал!

Региональные банки? Нет, не слышал!

О том, как на самом деле живут банки в регионах и их клиенты, есть ли у банкиров-регионалов шансы на выживание «Б.О» решил спросить экспертов.

Оказалось, это непросто: фактически никто не занимается систематическими исследованиями того, что происходит в региональных банках. Данные ЦБ сводятся к тому, сколько и в каких регионах зарегистрировано головных офисов.

Даже АРБР, судя по «Мониторингу банковского сектора» за первый квартал 2013 года, куда больше интересуется достаточностью капитала в банках BRICS и прочей «макроэкономикой», чем регионами.

Вероятно, это означает, что на рынке попросту нет платежеспособного спроса на аналитику по регионалам.

Выяснилось также, что ситуация с региональными банками, как в старой шутке: «чего не хватишься, ничего нет».

Нет единого понимания, что такое «опорный банк» (хотя модное словечко давно звучит со всех высоких трибун), а понятие «региональный банк» каждый эксперт трактует по-своему, согласно внутренним критериям относя одну и ту же организацию в категории региональных, мультирегиональных, и даже федеральных.

Столичный – не значит региональный?

Взять, например, Московский Кредитный Банк (МКБ), который его руководство позиционирует как региональный банк, поскольку весь его бизнес сосредоточен в одном регионе — столичном.

«Теоретически существует четкое определение того, какие банки считать региональными, а какие федеральными.

Региональным является банк, деятельность которого ограничена определенной территорией, и в этом отношении МКБ, безусловно, попадает в данную категорию, особенно если учитывать, что именно так он себя и позиционирует», — говорит Гузелия Имаева, генеральный директор Национального агентства финансовых исследований (НАФИ). И тут же оговаривается, что «достаточно трудно называть так столичный банк, входящий в топ-30 крупнейших банков страны».

И большинство экспертов с этим соглашаются, но не Михаил Доронкин, заместитель руководителя отдела рейтингов кредитных институтов «Эксперт РА». «Все зависит от специализации, концентрации бизнеса и позиционирования конкретного банка.

Вообще, банк с головным офисом в городе Москва по умолчанию нельзя считать региональным, так как Москву не принято относить к регионам (как, впрочем, и Санкт-Петербург). Но часто банк имеет головной офис в Москве, при этом фактически его бизнес вынесен за пределы столицы.

Это может объясняться как нежеланием конкурировать с огромным числом московских банков, так и спецификой бизнеса ключевых клиентов», — обтекаемо отвечает он.

На пике спроса

По данным НАФИ, наиболее распространены среди потребителей зарплатные карты (42% взрослых россиян), потребительские кредиты (22%), срочные депозиты (9%) и вклады «до востребования (13%).

Доля пользователей виртуальных или предоплаченных карт в России не превышает 2%, инвестиционными продуктами пользуется менее 4% россиян.

То же можно сказать о дистанционном банковском обслуживании: доля пользователей интернет-банка не превышает 17%, доля пользователей мобильного банка (специализированных банковских приложений для смартфонов и планшетов) – 3%.

Мультирегионалы

Еще сложнее обстоит дело с крупнейшими банками, традиционно относимыми в профессиональном сообществе к категории «региональный», такими как: Восточный Экспресс, Азиатско-Тихоокеанский Банк (АТБ), Уральский Банк Реконструкции и Развития (УБРИР), Ханты-Мансийский Банк (ХМБ), «Ак Барс» Банк и другие. У экспертов во многих случаях возникают разногласия.

«Восточный Экспресс работает почти в 70 регионах и является федеральным банком безо всяких натяжек. УБРиР сейчас активно наращивает свое региональное присутствие и, работая почти в 60 регионах, также попадает под классификацию федерального игрока.

АТБ, на наш взгляд, уже перерос статус локального банка (работает в 18 регионах). Мы его относим к мультирегиональным банкам (уже не локальный, но еще не федеральный)», — вводит свою градацию Юрий Грибанов, управляющий партнер Frank Research Group.

Восточный Экспресс давно перерос рамки регионального банка, соглашается Михаил Доронкин. У АТБ, ХМБ и УБРИРа, по его мнению: «Несколько иная ситуация — все-таки они характеризуются региональной направленностью бизнеса. Хотя по масштабам бизнеса тот же ХМБ, скорее, относится к банкам федерального масштаба».

Аналитик убежден, что четких критериев разделения банков на федеральные и региональные нет. «Все-таки каждый банк рассматривается индивидуально.

В целом к федеральному банку я бы отнес крупный банк (входящий в топ-100), деятельность которого не сконцентрирована на одном регионе (то есть на него приходится менее 30–40% активов и пассивов), при этом он работает более чем в одном ФО». То есть неважно, в каком городе у банка головной офис.

Особенности регионов

В аналитическом докладе «Розничное кредитование: акцент на региональных различиях» от 1 августа 2013 года Альфа-Банка указаны следующие особенности: — В 2010–2012 годах темпы роста розничного кредитования в регионах сильно различаются, а в некоторых портфель уменьшается.

— С момента кризиса банки стараются избегать регионов, специализирующихся на обрабатывающей промышленности. — В 10 из 22 ключевых регионов прослеживаются повышенные риски. В этих уязвимых регионах проживает 18% россиян, и они обеспечивают 23% розничного кредитного портфеля, что указывает на наличие системного риска в секторе.

Самый значительный уровень долга накоплен в Новосибирской, Воронежской, Самарской, Иркутской областях и Хабаровском крае (в сравнении с уровнем доходов). Кемеровская, Ростовская и Омская области имеют опасно высокую долю персональных кредитов в своих розничных портфелях.

В Приморском крае и Волгоградской области рост розничных кредитов в 2013 году ускорился, тогда как в целом по стране рост экономики и розничного кредитования замедлились.

Критерии локальности

Внутренне непротиворечивая теория есть у Frank Research Group. «Мы считаем региональными банками те, которые работают не более чем в 10 регионах», — говорит его представитель. Если финансовая организация присутствует в 10–30 регионах — банк мультирегиональный, более 30 — федеральный (см. таблицу 1).

По этому критерию МКБ является не просто региональным, а крупнейшим региональным банком (что в принципе неудивительно, учитывая московскую «прописку»).

За ним почти без отрыва следует ХМБ (доли рынка 0,76% и 0,75% соответственно), они также соседи и по общероссийскому рейтингу (22 и 23 места соответственно). Третьим идет «Ак Барс» с показателем 0,55% — он открывает четвертый десяток российских банков.

А замыкают топ-10 регионалов банки «Кольцо Урала» и «Левобережный» с долей рынка 0,15% и 64–65 местами в общем рейтинге. Так что удельный вес крупнейших десяти регионалов очень отличается.

Гузелия Имаева уверена, что есть еще один критерий — субъективный, но точно отражающий позицию банка как регионального или федерального — это «осведомленность населения».

Для кого они опора

Еще сложнее разобраться в том, что же такое «опорный банк».

Михаил Доронкин говорит: «Опорным банк обычно является для местных органов власти либо для крупных корпораций (в том числе государственных), то есть это банк, через который проходят крупные денежные потоки либо через который реализуются какие-либо местные госпрограммы.

Например, Сибсоцбанк выступает опорным банком для Алтайского края; банк «Петрокоммерц» — для нефтяной компании «Лукойл»; Новикомбанк — для российской промышленности (один из акционеров банка — ГК «Ростехнологии»)». Таким образом, опорный — не всегда региональный.

«Как повелось в 90-е годы прошлого века, это были банки, на которые опиралась в прямом и переносном смысле деятельность региональных администраций, — вспоминает генеральный директор Национального рейтингового агентства Виктор Четвериков.

 — Финансирование тогда было очень ограничено, и государство таким образом прибегало к кредитованию и обслуживанию социально значимых для региона проектов, гарантируя возвратность средств. Сейчас остались отдельные банки с тех времен.

Их мало и они не выполняют таких функций, даже несмотря на то, что обслуживают и кредитуют ряд областных или административных проектов города». По мнению эксперта, к снижению их влияния и доли в экономике региона привела бюджетная дисциплина Минфина.

Преимущества регионалов

«Локальные и мультирегиональные банки могут быть более гибкими по сравнению с крупными федеральными игроками», —отвечает Юрий Грибанов на вопрос, есть ли им что противопоставить госбанкам с их дешевым фондированием, все активнее разворачивающим бизнес в городах и весях. Эксперт вспоминает, что акция «проценты вперед» (клиент делает вклад в банк и сразу получает на руки будущие проценты по депозиту) впервые была запущена именно одним из региональных банков.

Впрочем, не все эти инициативы оказываются коммерчески удачными. «Ярким примером творческого подходам может быть АлтайЭнергоБанк (АйМаниБанк), который в прошлом году запустил уникальный для российского рынка проект по предоставлению банковской франшизы. Проект по разным причинам был вскоре свернут, но остается примером маркетинговой мысли outofthebox», — говорит эксперт.

Успех — всегда вопрос модели. МКБ сделал ставку на западный капитал, а значит — отчетность и стандарты, что позволяет организации получать финансирование по линии IFC и активно занимать на рынке, привлекая как иностранных, так и российских инвесторов.

Ориентацию на «иностранцев» выбрал и банк «Центр-инвест» (шестое место в рейтинге Frank Research Group, 47 — в федеральном). Банк из Ростова-на Дону — города-миллионника —мало кому известен, даже в соседних городах ЮФО, что не мешает ему иметь 0,25%, а также представительства в Москве и Лондоне.

Значительная часть капитала банка — средства иностранных банков развития, включая ЕБРР, а его конек — полное отсутствие столь популярного (и, как теперь всем очевидно, высокорискованного беззалогового кредитования — как для физлиц, так и для представителей сегмента МСБ).

Это позволяет держать ставки по кредитам намного ниже среднерыночных.

Гузелия Имаева, которая пока относит Восточный Экспресс к региональным банкам, считает его модель наиболее перспективной. «Активное объединение с другими банками и развитие сети отделений различных форматов — как обычных, так и мини-отделений, также микроотделений в формате обычных стоек в торговых центрах, позволяет ему легко добираться до своих клиентов»,— поясняет она.

«В настоящее время жизнеспособной моделью банковского бизнеса является модель, в которой нет акцента на универсальность. Стратегия должна быть четкой и сфокусированной, — убежден Виктор Четвериков.

— Универсальная стратегия подразумевает попытку собственников подороже продать свое детище, намекая на присутствие всех направлений бизнеса.

При этом большинство из них — тупиковые или по меньшей мере дотационные и убыточные».

Услуги не для всех

По вопросу о том, насколько равномерно охвачено население разных регионов услугами — то есть всем ли хватает банков и насколько сопоставимы тарифы, мнения у экспертов также отличаются. Юрий Грибанов считает, что тарифы отличаются незначительно, а услуг хватает всем. Виктор Четвериков говорит: «Разброс есть, данных нет».

Относительно равномерному охвату населения способствует то, что почти везде в регионах кроме собственных банков есть еще порядка пяти федеральных игроков, таких как Сбербанк, Россельхозбанк, и непременно кто-то из комбанков, специализирующихся на беззалоговых потребкредитах.

Хуже всего дела обстоят в Дагестане, констатируют эксперты. «Основная проблема: дискредитация банковской системы в данном регионе как таковой, ее криминализация, — убеждена Гузелия Имаева.

— Говорить, что ситуация стабилизировалась, на данный момент рано, особенно сейчас, когда финансовая система РФ постоянно находится в состоянии ожидания изменений — то из-за разработки законопроекта об НПС, то из-за ужесточения требований к банкам со стороны ЦБ, то из-за создания макрорегулятора».

По некоторым оценкам недокредитован и Ставропольский край: он во многом схож с Дагестаном по социально-экономическому положению, но ситуацию там аналитики оценивают как «втрое лучшую», чем в Дагестане.

Наибольший охват услугами — вовсе не в Москве и Санкт-Петербурге, а на нефтяных северных территориях, считает Юрий Грибанов. «По количеству для массового потребителя услуг ситуация в регионах примерно одинакова.

Качество может отличаться из-за дефицита квалифицированных кадров в том или ином регионе, — поясняет он.

— Разница в обслуживании наблюдается в сегменте VIP-банкинга — в большинстве регионов просто нерентабельно содержать VIP-инфраструктуру из-за небольшого количества таких клиентов».

Повезло с клиентами

Гузель Имаева уточняет, что различия в количестве услуг существуют, скорее, не между регионами РФ, а между административными центрами и прочими населенными пунктами и зависят от наличия спроса. По мере удаления от Москвы и Санкт-Петербурга, а также других административных центров, снижается спрос на инновационные и карточные продукты, а также на сберегательные продукты.

Российский клиент очень непритязателен в своих потребностях и желаниях, уверен Михаил Доронкин. Исследования НАФИ подтверждают это мнение. Поэтому никогда нельзя быть уверенным в том, какой уровень сервиса ждет клиента даже в разных отделениях одного финансового учреждения.

«Качество обслуживания, например, в Москве в отделениях крупных федеральных банков может быть ниже, чем в регионах, и наоборот — офисы региональных банков в столице будут уступать по качеству обслуживания офисам в родном федеральном округе», — говорит Гузелия Имаева.

Большая часть банков до сих пор делает ставку на тарифы и условия предоставления банковских продуктов и услуг для привлечения, удержания и повышения лояльности клиентов, а вовсе не на БДО или мобильный банкинг.

«В некотором смысле это даже оправдано, так как качество обслуживания не является определяющим фактором при выборе банка: порядка 69% потребителей скорее обратятся в банк с хорошими условиями, но недостаточно высоким качеством обслуживания, и только 16% предпочтут высокое качество обслуживания более выгодным тарифам», — поясняет руководитель НАФИ.

Вежливость и доброжелательность персонала не входят даже в десятку наиболее важных характеристик идеального банка в глазах потребителей — они интересуют все те же 16%.

А вот скорость обслуживания важна для 45% клиентов, известность финансовой структуры — для 39%, широкая филиальная сеть — для 22%.

При этом больше 56% клиентов, по данным НАФИ, предпочитает выстраивать долгосрочные взаимоотношения с узким кругом банков.

Источник: Банковское обозрение

Источник: https://www.ubrr.ru/about/press/rz22/786

Уфимский экономист: «Сначала формировалась банковская система, аналогичная Татарстану, — никого не пускали»

Региональные банки? Нет, не слышал!

Башкирский эксперт о ситуации с ТФБ, раскулачивании «Уралсиба» и роли Муртазы Рахимова

Сегодня многие жители Татарстана внимательно следят за ситуацией вокруг Татфондбанка, который испытывает большие сложности. Вместе с тем ситуация с этим банком далеко не уникальная. Подобные проблемы пережили и некоторые банки Башкирии.

Уфимский экономист Рустем Шайахметов в интервью корреспонденту «Реального времени» рассказал, какие кредитно-финансовые организации соседней республики пережили трудности, а какие «утонули».

Также собеседник нашего издания поделился своим видением будущего Татфондбанка.

— Рустем Раисович, расскажите, как формировалась банковская система Башкирии после развала Советского Союза?

— Сначала формировалась аналогично Татарстану — никого не пускали. Формировались свои банки, в том числе «Башкредитбанк», который впоследствии был преобразован в «Уралсиб» и был выведен из Уфы в Москву. Были и другие банки.

В 2000-е начался приход в регион крупных федеральных банков, которые стали потихоньку теснить региональные банки. Некоторые из местных были поглощены, другие обанкротились в связи с тем, что не смогли выдержать конкурентную борьбу.

В результате у нас осталось немного региональных банков — «Промтрансбанк», «Башкомснаббанк», «Социнвестбанк»… Но в целом региональные банки не имеют большого значения для решения каких-либо проблем — это сравнительно небольшая доля.

Если взять у вас, в Татарстане региональные банки играют достаточно значимую роль в развитии финансового рынка региона.

— На какие годы пришелся пик появления региональных банков в республике?

— На начало 1990-х годов. Тот же «Башкредитбанк» вырос в начале 90-х и играл очень важную роль. Потом рынок начал сокращаться. Некоторые банки, например, «Башпромбанк», были фактически ликвидированы при большом политическом влиянии. Были и другие банки, которые вынуждены были уйти с рынка по тем или иным причинам.

У нас идет глобализация рынка, в связи с этим количество банков стало сокращаться. Кроме того, ужесточились требования к банковскому капиталу. Какие-то банки ушли из-за неэффективной финансовой деятельности. Был «Агропромбанк Башкирии», он не смог построить нормальную финансовую модель и конкурировать. Точно так же «Башкомсоцинвестбанк».

Многие из них были небольшими и не вели эффективную финансовую политику.

Взлет и падение «Уралсиба»

— Скажите, тот же «Башкредитбанк», преобразованный затем в «Уралсиб», на каком капитале сформировался?

— Это был республиканский банк, созданный за счет республиканских средств. Он достаточно эффективно развивался. К началу 2000-х годов это был один из самых успешных региональных банков.

Хотя и считался региональным банком, но непосредственно он стал уже, по сути, федеральной структурой: по всей стране открылось много отделений, активно развивался.

Потом по некоторым политическим причинам он был фактически передан другим частным владельцам — «НИКойл», а потом уже перешел Когану. Несколько было переходов от собственника к собственнику.

«Башкредитбанк», преобразованный затем в «Уралсиб» — это был республиканский банк. Он достаточно эффективно развивался. К началу 2000-х годов это был один из самых успешных региональных банков». Фото novate.ru

— Какую роль сыграл Муртаза Рахимов в судьбе «Уралсиба»?

— Лучше спросите у самого Рахимова. Много было участников. В результате и председатель правления банка — Курманаев, который развил его, — уехал за пределы России в связи с этими передачами.

Естественно, без влияния Рахимова он не смог бы реально перевести свои активы в «НИКойл», потому что сами схемы передачи средств были достаточно сомнительными, были разные эмиссии, по-разному это происходило, но в результате это все консолидировалось в корпорации «НИКойл».

— Когда именно «Уралсиб» перестал быть башкирским банком? И почему он рухнул?

— Ушел «НИКойлу» в начале 2000-х. Потом уже частные владельцы не смогли построить эффективную модель взаимодействия со своими клиентами. Когда это произошло, хотя нельзя сказать, что совсем грохнулся, многие потеряли свои средства. Например, республика потеряла 6 млрд рублей.

Федералы и «банчок»

— Какие сильнейшие игроки остались в республике?

— Федеральные — как и везде: ВТБ, Сбербанк, «Газпромбанк» — активно работают. Уход того или иного банка сильно не влиял на финансовую ситуацию республики. Региональных немного осталось — «Башкомснаббанк», «Промтрансбанк». Больше не слышал.

«Без влияния Рахимова Курманаев не смог бы реально перевести свои активы в «НИКойл», потому что сами схемы передачи средств были достаточно сомнительными». Фото proufu.ru

— А «ИнвестКапиталБанк» работает?

— «ИнвестКапиталБанк» есть, он стал больше федеральным, туда пришли не башкирские владельцы. Надо стремиться не к тому, чтобы были обязательные местные собственники-регионалы. Главное, чтобы они проводили эффективную финансовую политику, и финансовая ситуация была благоприятной для развития других отраслей.

— Все-таки «Социнвестбанк», по-прежнему, работает?

— Да, работает. У него тоже были перипетии. Фактически проблемы периодически возникают у всех банков. Тот же «Уралсиб» и сейчас работает, просто у него поменялись собственники.

«Социнвестбанк» же в самом начале хорошо поднялся за счет успешной внешнеэкономической деятельности, поскольку в начале 90-х вся внешняя экономика была сконцентрирована в этом банке.

Потом он остановился в развитии, крупные предприятия стали больше работать с «Башпромбанком» и другими, и это преимущество было потеряно. В результате он стал маленьким банком, как иногда шутят, «банчок».

Есть, конечно, региональные банки, тот же «УралКапиталБанк» (бывший банк «Недра»), но многие играют больше на своих владельцев: обеспечивают финансирование их проектов. Сторонние организации не сильно влияют и не стремятся к этому.

Кризис Татфондбанка: негативные факторы в одной точке

— Следите за ситуацией в Казани с Татфондбанком?

— Я видел, что у него возникли проблемы, но эта ситуация перманентная. В последнее время Центробанк сильно контролирует и действует на рынке, сильно влияет. Опять же скажу: должна быть эффективность. Если нет эффективности, то в конечном итоге приходят к таким результатам, как Татфондбанк.

— Что ждет его?

— С учетом того, что в нем заинтересовано руководство Республики Татарстан, что-нибудь будет придумано, хотя трудно что-либо предугадать. Все зависит от многих фактов, тем более, что нужны достаточно крупные средства, которые сейчас не могут найти. Все равно, думаю, найдут санирующий банк, который возьмет на себя обязательства и получит все активы Татфондбанка.

— Помимо неэффективного управления, какие еще могут быть причины проблем Татфондбанка? Рисковая кредитная политика?

— У нас все совпало в одной точке. Были определенные проекты, которые «не выстрелили». В то же самое время появились негативные факторы. Все в одной точке собралось и нужно было решать по финансовым ресурсам, которых не оказалось.

Это не говорит о том, что они все были безграмотными. Далеко не все эту ситуацию могли прогнозировать. Если бы два года назад всем сказали, что будет то, что случилось сейчас, многие бы просто не поверили.

В результате не совсем правильного планирования произошла эта ситуация, но опять-таки это трудно предугадать.

«Социнвестбанк» же в самом начале хорошо поднялся за счет успешной внешнеэкономической деятельности, поскольку в начале 90-х вся внешняя экономика была сконцентрирована в этом банке». Фото bashinform.ru

«Центробанк считает: чем меньше игроков, тем лучше»

— Почему многие крупнейшие банки России, в том числе региональные, испытывают кризис?

— Во-первых, не надо забывать, что закрылись внешние рынки. Во-вторых, у нас проблемный экономический кризис. Если раньше у нас был достаточно сильно развит кредит, то теперь он сжался, многие не готовы брать под те проценты, которые предлагают банки. Но в первую очередь это экономическая ситуация.

Я хочу напомнить, что у нас экспорт сократился на 40%. Если мы раньше экспортировали на 500 миллиардов долларов, то сейчас где-то на 300—350 миллиардов. Исходя из этого, считайте, сколько миллиардов долларов не поступит в нашу страну, к тому же санкции — все это налагается. У нас же нет достаточно развитого иного рынка.

У нас все на нефти завязано, все это сыграло большую негативную роль. Не надо забывать, что коммерческие кредиты органов субъектов федерации, муниципальных властей переведены в бюджет.

Федеральный бюджет взамен коммерческих структур предлагает свои деньги — это также отрицательно отражается на банках, потому что от них уходит достаточно большой кусок кредитования, на котором они зарабатывают.

— Какие крупные региональные банки сейчас в России остались?

— Сейчас трудно что-либо сказать. Ситуация так резко меняется, надо смотреть, что будет происходить после Нового года. Повторяюсь, Центробанк ведет очень жесткую политику регулирования, что не последнюю роль играет в ликвидации банков. Центробанк старается уменьшить количество игроков. Не могу сказать, правильно ли это или неправильно — сложный вопрос, но политика такая проводится.

— То есть сейчас идет тренд на сокращение деятельности многих банков?

— Есть экономическая политика, определяемая федеральным центром. Прежде всего, Центробанк считает: чем меньше игроков, тем лучше. Мы еще не перешли ту критическую черту, где доминирует один или два банка. Но тем не менее стараются, чтобы на рынке были крупные банки. В принципе, это и глобализация мировых процессов. В Германии я не видел маленьких банков.

— Ходят слухи, что в России вообще хотят оставить лишь несколько десятков банков. Чувствуете ли вы подобную тенденцию?

— Это сложно сделать, но определенная работа ведется. Не надо забывать, что многие закрытия банков вполне обоснованы.

Например, ведение агрессивной политики не совсем безопасно для своих клиентов; а второе — обналичка, которая ведется в достаточно больших объемах. С этим надо бороться, это негативно влияет на наши рынки.

Черный рынок — деньги, которые не учитываются, во многом связаны с криминалом. Конечно, надо что-то делать. Но есть и те, кто просто «попал». Я думаю, что Татфондбанк — как раз из таких банков.

Татфондбанк — случай не уникальный

— Рустем Раисович, как вы считаете, реально ли вернуть доверие вкладчиков к местной банковской системе? Что для этого нужно?

— Нужно эффективно работать, и чтобы не было катаклизмов. Ситуация резко меняется: сегодня банк ненадежный, а завтра надежный и наоборот. Сложно сказать.

20 лет назад лояльность клиентов была большая, если кто-то к банку привязывался на всю жизнь, то сейчас страхуются, и редко найдешь предприятия, которые держат деньги в одном банке или хотя бы счета.

Есть, например, счет, который оперативно ведется в одном банке, а активы в другом, их разделяют, потому что знают, что все может быть.

«Центробанк старается уменьшить количество игроков. Не могу сказать, правильно ли это или неправильно — сложный вопрос, но политика такая проводится». Фото Олега Харсеева (kommersant.ru)

— Были ли в Башкортостане такие же проблемы, как с Татфондбанком? Страдали ли так же вкладчики?

— В течение жизни было. В 1998 году полетел «Башпромбанк»: там многие клиенты зависли, ситуация была значительно хуже, не было депозитов, вкладов. Ситуации разные были. И я не считаю эксклюзивной ситуацию с Татфондбанком. В подобное положение попадают и банки с достаточно большими активами.

— Является ли правильным курс на создание самостоятельной банковской системы в регионе, когда дают дорогу местным банкам и не пускают федералов?

— Это очень неправильная позиция. Закрытость — это в конечном итоге повышение стоимости денег. Для предприятия это будет более высокая стоимость. Должна быть конкурентная среда, в которой должны быть спрос, предложения и формы разные.

Разные игроки с разными концепциями по-разному предлагают свои продукты: у Сбербанка — своя концепция, у «Инвесткапитала» — своя, у ВТБ — третья, у «Тинькофф» — четвертая. В таком случае клиент уже смотрит, выбирает, и за него идет достаточно жесткая борьба.

Здесь уже многие банки вынуждены подстраиваться под клиента — и это очень хорошо. Я помню, в начале 90-х годов получение счета в банке было целой проблемой. Чтобы открыть счет, нужно было произвести ряд действий и быть настойчивым.

Сейчас все просто: в течение суток ты можешь открыть счет в любом банке.

Рустем РаисовичШайахметов— экономист, к. э. н., доцент кафедры экономики и управления Уфимского государственного нефтяного технического университета (УГНТУ); руководитель компании «Р-Инвест»; председатель РОО «Содружество многодетных семей Башкортостана».

Источник: https://RealnoeVremya.ru/articles/52924

Новости экономики и финансов СПб, России и мира

Региональные банки? Нет, не слышал!

Сергей Фадеичев/ТАСС

Ассоциация российских банков (АРБ) отправила Центробанку РФ свое заключение по поводу нового законопроекта, который предполагает появление в российской банковской системе нового типа банков — “регионального банка”. По оценке АРБ, ограничения, которые регулятор хочет применять к таким организациям, сделают их неконкурентоспособными.

Напомним, Центробанк планирует особым образом регулировать банки с таким статусом. Предполагается, что “региональные” банки будут отчитываться только по пяти нормативам — по двум нормативам достаточности капитала (Н1.0 и Н1.2), нормативу текущей ликвидности и нормативам, ограничивающим кредитование связанных сторон. 

Но планируются и ограничения: банкам, которые захотят получить такой статус, нельзя будет иметь активы больше 7 млрд рублей и капитал больше 1 млрд рублей. Кроме того, им разрешат иметь отделения только в своем регионе и в тех, что с ним граничат.

Также таким банкам запретят совершать трансграничные операции и сделки с нерезидентами, валютные операции такие банки будут обязаны проводить через другие российские банки, а все межбанковские — только через центрального агента.

Предполагается, что небольшим банкам дадут время до 2018 года, чтобы определиться — получать статус региональных или увеличивать свой капитал, чтобы соответствовать требованиям ЦБ к “обычным”.

Банки второго сорта

Подобные ограничения сделают такие кредитные организации “банками второго сорта”, говорится в заключении АРБ. “Есть опасность подменить идею пропорционального регулирования еще большей консервацией, когда банки будут работать в очень ограниченном режиме, и по операциям, и по географии, и по привлечению средств, и по размещению активов”, — считает президент АРБ Гарегин Тосунян.

Первое требование ассоциации — не устанавливать лимит по активам 7 млрд рублей, так как он заставит игроков либо искусственно сдерживать темпы роста бизнеса, либо переходить в категорию “обычного банка” и повышать капитал, что будет достаточно трудно сделать, считают в ассоциации.

Также АРБ предлагает разрешить банкам с региональным статусом открывать отделения не только в своем регионе и граничащих с ним субъектах, но и в регионах, входящих со своим в один и тот же федеральный округ.

Также региональные банки должны иметь право открывать офисы в Москве, чтобы иметь возможность эффективно управлять ликвидностью, считают в АРБ.

В ассоциации отметили, что до сих пор непонятно, должны ли будут региональные банки закрыть существующие отделения в регионах, в которых им запрещено работать, или же достаточно будет не открывать новых.

Кроме того, игроков возмутила перспектива запрета совершать операции с нерезидентами.

Несмотря на то что доля активов и обязательств в иностранной валюте у малых и средних банков небольшая, это неминуемо вызовет отток клиентов и, как следствие, сокращение ресурсной базы и доходов.

В качестве альтернативы ассоциация предлагает установить лимит открытых валютных позиций и разрешить проводить трансграничные операции через корреспондентские счета в крупных российских банках.

Если же все межбанковские расчеты региональные банки будут совершать только через центрального агента, игрокам нужно будет сильно потратиться, чтобы купить дополнительные программные продукты и увеличить время расчетов, и в связи с этим, по мнению АРБ, они станут неконкурентоспособными. В заключение АРБ предложила дать небольшим банкам 3 года с даты вступления закона в силу, чтобы действующие банки успели увеличить свой капитал до 1 млрд рублей.

Послабления не компенсируют потерь

“Если инициатива ЦБ будет принята в предложенном виде, то большая часть региональных банков, которые будут ограничены “домашним” регионом, не смогут совершать операций с ценными бумагами и валютой, не будут иметь возможности работать с международными участниками, будут ограничены в межбанковском кредитовании и просто потеряют существенную часть своих доходов и клиентов, — говорит заместитель председателя правления банка “Александровский” Илья Лотвинов. — Послабления в регулировании, очевидно, не смогут компенсировать потери доходов, а учитывая и без того невыдающиеся показатели прибыльности банковского бизнеса последних лет, большая доля региональных банков в конечном итоге уйдет с рынка”. При таком раскладе, по прогнозу Ильи Лотвинова, на рынке усилится консолидация, маленькие региональные банки будут пытаться продаться большим, прогнозирует он.

“Когда эта идея только была озвучена, мне показалось, что в ее основе лежит желание прийти к мировой практике, пропорциональному регулированию, которое позволило бы региональным банкам сократить расходы — это существенно упростило бы им жизнь.

Но законопроект, который был подготовлен, меня озадачил: в нынешнем виде он действительно делает региональные банки неконкурентоспособными.

Из-за ограничений банкам с таким статусом придется, наоборот, увеличить расходы”, — говорит президент-председатель банка СИАБ Галина Ванчикова.

“Но, мне кажется, окончательные выводы делать не стоит до того, как мы не получим больше разъяснений от Центробанка.

Я все-таки думаю, что Банк России не имел в виду сокращение количества банков, предлагая этот законопроект, и после прояснений ситуации многим банкам действительно будет выгодно получить статус региональных. В целом по стране, как и было озвучено, их около 300.

Лично нам этот статус неинтересен, даже если законопроект поменяется, у нас другие планы развития, мы планируем выбрать модель федерального банка”, — добавила Галина Ванчикова.  

Как ранее говорил зампред правления ЦБ Василий Поздышев, сейчас в стране работают 336 банков с объемом активов ниже 7 млрд рублей, это чуть больше 1% всех активов банковской системы страны. Именно этим банкам, по оценке ЦБ, будет интересно получить статус региональных.

В Петербурге и Ленобласти зарегистрированы 17 банков с активами больше 7 млрд рублей по данным на 1 августа, а 18 банков имеют активы меньше 7 млрд рублей.

Среди банков, активы которых меньше 7 млрд рублей, — “Берейт” (427 млн рублей), СМБ-Банк (551 млн рублей), “Северо-Западный Альянс Банк” (559 млн рублей), Севзапинвестпромбанк (863 млн рублей), “Невастройинвест” (900 млн рублей), “Финансовый капитал” (1,27 млрд рублей), “Тетраполис” (1,28 млрд рублей), “Прайм Финанс” (1,5 млрд рублей), “Санкт-Петербургский банк инвестиций” (1,98 млрд рублей), “Викинг” (2,26 млрд рублей), Заубер банк (2,45 млрд рублей), Невский банк (3,77 млрд рублей), Выборг-Банк (4,26 млрд рублей), Горбанк (4,39 млрд рублей), Экси-Банк (4,54 млрд рублей), Витабанк (5 млрд рублей), Сити Инвест Банк (6,1 млрд), “Оранжевый” (6,2 млрд). В Петербурге также зарегистрированы три банка с активами от 7 млрд до 12 млрд рублей — Энергомашбанк (8,9 млрд), СИАБ (9 млрд), “Александровский” (11,9).

Обсуждаем новости здесь. Присоединяйтесь!

Источник: https://www.dp.ru/a/2016/08/24/Regionalnie_banki_opasaju/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.