+7(499)495-49-41

Пять причин, по которым нам нужен сильный рубль

5 причин, по которым мы тратим деньги в никуда: что с этим делать?

Пять причин, по которым нам нужен сильный рубль

В 80−90-е годы жизнь многих семей была непростой. Большинство из нас росли в бедности. У кого-то не было велосипеда, кто-то носил одни и те же зимние ботинки три года подряд.

Иногда это не играло никакой роли, иногда вызывало сильные эмоции: стыд, злость на родителей, зависть к сверстникам. Особенно мы ранимы в подростковом возрасте, когда очень важно быть крутым парнем или модной девушкой.

Я помню, как испытывала жуткое чувство стыда перед «женихами», приезжая с родителями с дачи на оранжевом Москвиче, а моя подруга переживала в старших классах, не имея возможности красиво одеться на дискотеку.

Во взрослом возрасте может возникнуть желание компенсировать ту нехватку. В нашем шкафу появляются десятые туфли, но глубоко в душе мы по-прежнему испытываем неловкость за внешний вид в восьмом классе.

Эмоциональная пустота

Привычка заполнять эмоциональную пустоту, одиночество, дискомфорт или тревогу материальными благами. Знакомый многим женщинам пример. Выходим с работы. Поругались с коллегой или неудачно выступили на собрании. Настроение отвратительное. Едем в торговый центр, покупаем платье.

Становится не так паршиво. Скорее всего, это платье мы не будем носить, так как оно неподходящего цвета или дома уже есть два подобных. Но в этот момент нам, как наркоману, срочно нужна порция радости, эндорфинов, позитива. О практичности мы не думаем.

Хотели мы, конечно, не платье, а выговориться, поделиться эмоциями с тем, кто нас поддержит. А сработал шаблон поведения, полученный в детстве.

Если родители выражали свою любовь к нам тем, что кормили-одевали-обували-покупали игрушки, то, когда нам плохо, мы заботимся о себе точно так же: покупаем себе одежду, косметику, бургер или кофе.

Дружба вокруг вещей

Мы покупаем модные штуки, чтобы нам было, о чем поговорить с окружающими. «Дружим вокруг вещей».

Это выглядит так: «О, у тебя новый айфон! Ты где его купил (а)? А чем он отличается от старого? Я тоже хочу такой. Вот поеду в ноябре в Нью-Йорк и привезу его оттуда».

Сам по себе разговор не плохой, если не все наше общение сводится к таким темам — к обсуждению гаджетов, поездок, ресторанов.

Убийство времени

Мы не знаем себя, своих потребностей и ценностей. Если мы с детства не прислушивались к своим желаниям, то этому нужно учиться. Умение чувствовать себя, распознавать свои импульсы формируется, когда родители дают ребенку право выбора.

Позволяют выбрать секцию, спрашивают, что он хочет на завтрак. Если такого опыта не было, мы не знаем, что нас радует. Покупаем все, что видели у знакомых. Делаем все, как все. Например, мы просыпаемся утром в субботу, понятия не имея, что нам хочется. Время как-то надо убить.

Едем всей семьей в торговый центр.

Общество потребления давит на нас. Реклама формирует все новые потребности. Со всех сторон доносится: «купи», «позволь себе», «ты этого достоин». Соцсети кричат: «Отдохни, будь стильной (стильным), общительной». Мы кидаемся в общий водоворот. Иногда это заканчивается нелепо. Зима. Все едут кататься на лыжах.

Выкладывают фотографии с залитых солнцем склонов. Мы тоже хотим там оказаться. Покупаем лыжный костюм, шлем, ботинки. Берем отпуск. Выбираем, куда поехать. И вот он, долгожданный отдых! Катаясь на лыжах, мы чувствуем, что все бесит, вспоминаем, что терпеть не можем холод и вообще давно хотелось полежать на пляже.

Но отпуск использован, деньги потрачены, удовольствия ноль.

Мы как покупатели в магазине, которые просят по 300 граммов заботы, килограмм внимания и кусочек одобрения.

Смешно. Грустно. Абсурдно.

Надо выбираться из этой потребительской ямы. Для этого нужно научиться чувствовать себя и понимать, что нас радует.

Что с этим делать?

Проснулись утром — спросите себя: «Что я хочу сегодня?» Начните с простых вещей. Что вы хотите на завтрак? Кашу или яичницу? В течение дня также задавайте себе вопрос: «Что я хочу прямо сейчас?» Вышли с работы. Подумайте, как вы хотите добраться до дома? Пешком, на метро или на такси.

  • Устройте генеральную уборку ваших желаний. О чем вы мечтаете? У нас есть желания, которые мы тащим с собой годами — со времен школы или университета. Они часто неактуальны. Я со школы хочу научиться играть в волейбол. Таскаюсь с этим желанием. Недавно задумалась, если бы умела играть, где и как часто я бы это делала. Скорее всего, раз в сто лет. Безжалостно выкидывайте желания, которые составлены на будущее: «Хочу это платье, чтобы, когда позовут на вечеринку, было что надеть». Delete. «Хочу мужчину, чтобы, когда выросли дети, я не осталась одна». Delete. Это голос тревоги. Желания есть только у нашего тела прямо в этот миг.
  • Внесите в жизнь практику, где вы будете контактировать с собой: йогу, вечерние прогулки, рукоделие или что-то другое, что погружает вас в медитативное состояние.
  • Если вы дико заняты, замедлитесь. Не имея ни минуты покоя, очень сложно почувствовать, чего хочешь. Удалите что-то из плотного графика, откажитесь от нового проекта, тренинга, встречи, дела. Пусть в вашей жизни появится свободное время.
  • Когда вам грустно, вы злитесь, тревожитесь, побудьте в этом, не спешите переключаться, развлекать себя, заедать дискомфорт или тушить его новой вещью. Признайте свое чувство. Скажите себе: «Сейчас вот так, так тоже бывает». Посмотрите, что там. Может, вам одиноко. Может, пора пересмотреть круг друзей. Может, вы ненавидите работу. Не бойтесь, вы не впадете в депрессию, эмоция не затопит вас. Она живет максимум 20 минут. Скоро жизнь потечет дальше.

Если чувствуете, что сами не справляетесь и скатываетесь к привычному шаблону чуть что «бежать и тратить деньги», идите к специалисту — коучу, психологу. Пусть он поможет вам понять себя, разобраться в своих желаниях.

Осознав, что нам приносит радость, что нас наполняет, мы можем обнаружить, что нужно гораздо меньше денег, другая работа или любовь, дружеские объятья и теплота вместо бесконечных покупок. Тогда появится шанс изменить свою жизнь и стать счастливее.

Елена Чепракова, психолог

← Нажми «Нравится»и читай нас в

Источник: //www.cosmo.ru/psychology/psychology/5-prichin-po-kotorym-my-tratim-dengi-v-nikuda-chto-s-etim-delat/

​Сильный рубль лучше слабых двух?

Пять причин, по которым нам нужен сильный рубль
Крепость рубля пока не делает российскую экономику привлекательнее nikkolia/Depositphotos.com

О вреде крепкого рубля для российской экономики периодически говорят и крупные российские бизнесмены, и чиновники. Но действительно ли для нашей экономики лучше, чтобы рубль был слабым?

Наша экономика почти не растет, потому что курс российского рубля завышен, заявил недавно на Всемирном экономическом форуме в Давосе олигарх Олег Дерипаска.

То ли дело Китай, который вырос в прошлом году на 6,5%, или Америка, показавшая рост на 3%, — привел в пример Дерипаска страны с заниженным курсом национальной валюты.

О вреде слишком крепкого рубля для российской экономики говорили в разное время помощник президента России по экономике Андрей Белоусов и министр финансов Антон Силуанов. Но насколько росту нашей экономики мешает именно относительная крепость национальной валюты?

Олег, ты не прав!

«Я думаю, Олег Дерипаска скорее обслуживает свои интересы, нежели говорит о реальном положении вещей», — считает руководитель управления торговых стратегий Dukascopy Bank SA Даниил Егоров.

Логика Олега Дерипаски и выступающих за ослабление рубля чиновников такова: крепкий рубль невыгоден экспортерам, у которых выручка в валюте, а расходы в рублях.

При этом по умолчанию считается, что российская экономика ориентирована на экспорт, поэтому интересами импортеров можно пренебречь.

«Поскольку валовый экспорт составляет около трети российского ВВП, то курс, очевидно, имеет определенное значение для экономического роста», — говорит директор аналитического департамента Промсвязьбанка Николай Кащеев. Но в случае России есть нюанс.

«Экспорт у нас в основном сырьевой, — объясняет директор Института стратегического анализа ФБК Игорь Николаев. — Это значит, что конкурентоспособность не страдает, цены-то биржевые.

А вот если бы экспорт был в основном обрабатывающих отраслей, тогда бы крепкий рубль прямо влиял на конкурентоспособность, потому что в валюте цена была бы выше». В большей степени курс влияет на импорт, говорит Николай Кащеев.

А импортерам как раз нужен крепкий рубль.

«Связь между темпами экономического роста и обменным курсом не столь однозначна, — полагает главный экономист Sberbank CIB Антон Струченевский.

— Опросы и исследования показывают, что умеренное укрепление рубля не так уж плохо для высокотехнологичных секторов экономики, которые имеют возможность в этих условиях импортировать иностранные технологии и сырье, выпускать конкурентоспособную продукцию и даже экспортировать ее. Любопытно, что в 2017 году, несмотря на укрепление рубля, темпы роста экспорта в обрабатывающей промышленности ускорились».

О связи валютного курса и экономического роста говорят еще и в случаях, когда экономика сильно зависит от импорта. Как в России. В такой ситуации крепкая валюта делает ввозимые товары более доступными, в результате чего внутренний спрос в значительной мере удовлетворяется за счет импорта, а не отечественного производства.

«Однако обратный тезис не вполне верен: слабый рубль не гарантирует импортозамещения и тем самым не обязательно ускоряет экономический рост, — поясняет аналитик ЮниКредит Банка Анна Богдюкевич. — В частности, ослабление рубля в 2014—2015 годах не дало существенного импульса российской экономике, хотя и привело к резкой коррекции импорта.

Реальных возможностей для замещения импорта с тех пор так и не возникло, за исключением, вероятно, пищевой промышленности, которая смогла воспользоваться ситуацией и направить резервные мощности на удовлетворение перераспределившегося спроса.

Таким образом, слабый рубль не является панацеей и отнюдь не гарантирует России темпов роста, сопоставимых с экономиками США или Китая».

Даже если ослабление валюты будет настолько сильным, чтобы называться уже девальвацией, оно не сделает национальную экономику однозначно конкурентоспособной. «В 1998 году обвал рубля дал примерно на четыре года заметный эффект импортозамещения, однако ни в 2008 году, ни в 2015-м ничего подобного не было», — напоминает Николай Кащеев.

В 1998 году обвал рубля дал примерно на четыре года заметный эффект импортозамещения, однако ни в 2008 году, ни в 2015-м ничего подобного не было.

Оставьте его в покое

Но если слабый рубль не панацея для России, является ли таковой крепкий рубль? Какой рубль нужен в данный момент российской экономике, чтобы она начала расти нормальными темпами?

Максимально краткий и верный ответ: стабильный.

«Наша экономика достаточно диверсифицированна, а это значит, что у каждого сектора свои интересы, — говорит Антон Струченевский. — Какой курс ни назови, всегда найдутся те, кого он не будет удовлетворять. Скорее, России нужен стабильный рубль».

Эту позицию разделяют все эксперты, с которыми удалось поговорить Банки.ру.

«Стимулировать экономический рост в России необходимо не за счет изменения валютного курса, а путем улучшения бизнес-среды и стимулирования склонности компаний к инвестированию средств в расширение производства, — считает Анна Богдюкевич.

— Самым лучшим вариантом видится предсказуемая, стабильная валюта, которая будет помогать планированию новых проектов». Универсального ответа о «правильном» курсе рубля нет.

Наша сила — в слабости!

Действительно, есть веские аргументы в пользу того, что рубль должен быть слабее текущих значений. «Когда экспорт будет не только сырьевой, тогда рубль должен быть однозначно слабее, — говорит Игорь Николаев из ФБК.

— Но уже сегодня он должен быть слабее не поэтому, а потому, что сегодня рубль в значительной степени искусственно переукреплен из-за керри трейда. Ничего искусственного не должно быть, в том числе по валютным курсам».

«У разных групп бизнеса разные интересы, но с учетом структуры экономики и бюджета сильный рубль мешает росту и локализации производства, он замедляет наполнение бюджета и убивает рабочие места. При очень высоких ценах на экспорт это компенсировалось, сейчас — нет», — считает главный экономист рейтингового агенства «Эксперт РА» Антон Табах.

//www.youtube.com/watch?v=_r8uGFBnRNQ

Однако в реальности, повторим, мы не умеем пользоваться преимуществами, которые дает ослабление и даже девальвация национальной валюты: достаточно посмотреть на результаты даже самой сильной девальвации, 1998 года.

Может быть, в этот раз все будет по-другому? «Возможности импортозамещения, при прочих равных условиях, представляются ограниченными, так как Россия в настоящее время не производит значительный ассортимент продукции, потребляемой на внутреннем рынке, как потребительском, так и инвестиционном, — рассказывает руководитель отдела инвестиционной стратегии дирекции по работе с частными клиентами Ситибанка Дмитрий Голубков. — В данном случае понижение курса рубля просто сделает более дорогими импортные товары для российского потребителя».

Более интересными представляются перспективы слабого рубля для экспорта — собственно, это тот путь, который выбрали для себя некоторые азиатские страны, в первую очередь Китай. Но и здесь все не так просто.

«Важно, чтобы рост прибылей данных секторов транслировался в рост капиталовложений, что позволило бы увеличить реальный выпуск и экспорт продукции, — отмечает Голубков.

— При этом, принимая во внимание невозможность заменить часть импортной продукции российскими аналогами, важно «не перегнуть палку» с понижением курса национальной валюты».

Крепче, выше, сильнее

Не менее, если не более обоснованны аргументы в пользу более крепкого рубля. «Российский потребитель и, что логично, представители неторгуемых отраслей, например сферы услуг, намного лучше начинают себя чувствовать при укреплении рубля. А услуги — это более 60% российского ВВП», — указывает Николай Кащеев.

Крепкий рубль нужен населению, потому что в этом случае возникает уверенность: кризиса нет, считает Игорь Николаев. «Эта уверенность стимулирует оживление потребительской активности, что мы и наблюдаем в последние месяцы, — говорит экономист. — Другое дело, что даже этого бывает недостаточно для устойчивого экономического роста».

«В настоящее время, с учетом инфляционных изменений и общего, скажем так, обнищания населения, наиболее комфортные цифры — это 54—55 рублей за доллар при цене нефти в 60—65 долларов за баррель, — полагает Даниил Егоров. — Эти цифры комфортны для российских производителей, а стабильность такого курса в первую очередь отразится на инфляции — развяжет руки ЦБ в смягчении монетарной политики».

В настоящее время, с учетом инфляционных изменений и общего, скажем так, обнищания населения, наиболее комфортные цифры — это 54—55 рублей за доллар при цене нефти в 60—65 долларов за баррель.

При парадоксальной ситуации — недооцененном рубле и переохлажденной экономике — рубль должен скорее дорожать, нежели дешеветь, говорит Егоров.

«Конечно, такие цифры не слишком комфортны для экспортеров и чиновников, так как бюджет сверстан с дефицитом в 1,27% ВВП и совсем не факт, что его удастся удержать в этих рамках», — отмечает эксперт.

Слабый рубль очень вреден для компаний, которые вынуждены закупать большое количество оборудования, реализовывать инвестиционную программу, напоминает заместитель председателя правления Локо-Банка Андрей Люшин.

Но, повторим, это попытки взглянуть на курс под разным углом. В целом же экономике нужен стабильный курс, который устанавливается рынком.

«Российская экономика до сих пор воспринимала обменный курс как экзогенный фактор, но требовала его контроля, несмотря на большие издержки последнего, — поясняет Николай Кашеев.

— Это такая «пассивно-потребительская» модель, характерная для рентной экономики».

Насколько в этой ситуации уместно новое бюджетное правило, вступившее в силу с начала 2018 года?

К чему приведут валютные закупки Минфина

«Бюджетное правило позволяет снизить зависимость обменного курса от цен на нефть и препятствует чрезмерному укреплению рубля в случае роста нефтяных цен, — говорит Антон Струченевский из Sberbank CIB.

— Без покупок валюты Минфином при нынешних ценах на нефть (около 70 долларов за баррель Brent) обменный курс рубля против доллара мог бы быть в районе 52.

Так что эффект от применения бюджетного правила уже есть».

В том, что бюджетное правило удерживает рубль от дальнейшего укрепления, уверена и Анна Богдюкевич.

«Рублевая стоимость барреля нефти почти вплотную приблизилась к 4 тысячам, что является максимальным уровнем с конца 2014 года, — отмечает эксперт.

— И бюджетное правило может быть одним из факторов, удерживающих рубль от укрепления: в январе 2018 года Минфин значительно нарастил объем покупки валюты — до 15 миллиардов в рублевом эквиваленте».

Другие эксперты не видят особого влияния бюджетного правила на курс рубля.

«Покупки Минфина не играют решающей роли, когда торговый профицит высок ­(обычно это первый и четвертый кварталы года) и может сказываться на некотором укреплении рубля относительно равновесного значения в середине года», — считает Николай Кащеев. Но при текущих ценах такие покупки не решающий фактор, добавляет эксперт.

А в этих условиях, при текущем раскладе, каким должен быть курс рубля? Можно ли говорить о неком справедливом курсе?

Сколько должен стоить рубль

«С точки зрения паритета покупательной способности курс рубля должен располагаться где-то в районе 50—52 рублей за доллар, — считает Даниил Егоров. — Впрочем, говорить об этом, оперируя только ценовыми факторами, достаточно безответственно, на реальную покупательную способность валюты действует много факторов».

По мнению аналитика ЮниКредит Банка Анна Богдюкевич, рубль в этом году будет более независим от внешних факторов, в том числе от стоимости нефти, — отчасти благодаря бюджетному правилу.

«Скорее всего, к концу года рубль сдвинется несколько вверх от 59,6 за доллар», — говорит она.

По словам Антона Струченевского, курс рубля к доллару может находиться в 2018 году в диапазоне 55—60, не создавая при этом серьезных проблем для экономики.

Сам по себе валютный курс, особенно при свободном плавании, — это только один из факторов, влияющих на экономический рост. Смотреть надо на политику в целом.

В целом же текущий биржевой курс недалек от равновесного, говорит Кащеев. Причина: ЦБ уже давно таргетирует инфляцию, а не курс. Правда, у ЦБ есть механизм влияния на курс — это ставки. Антон Табах оценивает текущие ставки как «экстремально высокие и не соответствующие ситуации с инфляцией» и видит в них причину того, что текущий курс рубля завышен.

«Небольшое замечание: высокая ставка, безусловно, способствует тому, что равновесное значение рубля оказывается несколько выше, чем оно было бы, например, при нейтральной ставке, равной инфляции, — поясняет Николай Кащеев.

— Но высокая ставка, по моему мнению, — это предохранительная мера в условиях не очень хорошего общего состояния экономики и внешних рисков».

Экономический курс важнее валютного

«Сам по себе валютный курс, особенно при свободном плавании, — это только один из факторов, влияющих на экономический рост. Смотреть надо на политику в целом», — убежден Антон Табах.

«Если бы было все так просто — мы не растем из-за крепкого рубля — было бы полбеды, — вторит ему Игорь Николаев.

— Все значительно сложнее: разве мы решили все пресловутые структурные проблемы, о которых так много говорилось? Нет, не решили, даже, можно сказать, к решению некоторых из них не подступались. Так почему вдруг крепкий рубль должен являться главной причиной отсутствия экономического роста?»

Милена БАХВАЛОВА, Banki.ru

Источник: //www.banki.ru/news/daytheme/?id=10259713

Сильный рубль – сильная Россия

Пять причин, по которым нам нужен сильный рубль

Игорь Суздальцев, зам. Генерального директора ФГ Калита-Финанс

На днях достоянием общественности стала информация об объемах покупки Центральным банком РФ валюты в июне 2012 года. Как следует из отчетов регулятора, ЦБ прекратил покупку долларов на внутреннем рынке и продал около $2.2 млрд. Интервенции немедленно дали результат – за июнь рубль обесценился к доллару всего на 1.1%.

Зададимся вопросом: почему наш ЦБ так сильно изменил свою курсовую политику? Ведь месяцем ранее, в мае, усилиями тех же самых чиновников с ул. Неглинной дом 12, рубль был девальвирован на 10%, а Центральный банк вел себя иначе — купил порядка $1,5 млрд., фактически играя против курса национальной валюты.

Так каким же наши монетарные власти хотят видеть рубль? Сильным или слабым? И каким он должен быть, исходя из интересов народа, а не чиновников?

Давайте сначала разберемся, что такое сила или слабость валют

Состояние любой валюты оценивается по двум основным показателям: во-первых, по отношению к самой себе во времени (показатель измеряется приростом потребительских цен – инфляцией или их снижением – дефляцией), и, во-вторых, по отношению к другим валютам в данный момент времени (валютный курс, например: курс USDRUB 29 руб. за 1 доллар США). Отсюда мы можем вывести простую формулу сильной валюты:

Сильная валюта = Низкая инфляция + Высокий курс.

Для определения понятия «сильный рубль» нужно договориться относительно понятий «допустимая инфляция» и «высокий курс».

В России допустимой годовой инфляцией следует считать 3%, потому что средние темпы развития мировой экономики составляют 2-3% в год, что несет с собой такую же инфляцию, и с этим приходится мириться. Требования ЕЦБ об удержании инфляции в еврозоне ниже 2% – это для богатой Европы.

А высоким курсом рубля можно считать курс доллар США/рубль в целых единичных цифрах, т.е. менее 10 рублей за доллар, т.к. мы уже много лет живем в условиях двузначного курса и курс 9,9999 рублей за доллар психологически воспринимается высоким.

Отсюда определение: сильный рубль – это государственная валюта РФ с низкой инфляцией (до 3% в год) и высоким курсом по отношению к ведущим валютам мира (менее 10 рублей за 1 доллар США).

Цель политики сильной валюты

Рядовым гражданам нужна сильная валюта потому, что она позволяет покупать больше товаров и услуг на каждую единицу валюты, т.е., повышает жизненный уровень граждан и обеспечивает устойчивое развитие экономики.

Предпринимателям тоже нужна сильная валюта, потому что никто из вменяемых людей в мире не хочет развивать бизнес в стране с падающей валютой, т.к. инвестиции обесцениваются быстрее, чем растет бизнес.

Поэтому в США, где это хорошо понимают, каждый президент США обещает укреплять доллар и делает все, чтобы сдержать свое обещание.

К слову сказать, Япония и Китай выросли вовсе не на ослаблении государственных валют, как гласит легенда, а на их укреплении.

Посмотрите на темпы роста этих валют к доллару США, и все становится понятным: курс доллар/иена в 1949 г. был равен 360 иенам за доллар, а к 2012 году укрепился до 80 йен за доллар; курс доллар/юань в 2005 г.

был равен 8,28 юаней за доллар, а к 2012 году укрепился до 6,31 юаней за доллар. Существенное укрепление в обоих случаях!

Здесь важно отметить, что стереотип полезности слабого рубля был навязан нам в 90-х годах прошлого века экспортерами сырьевых ресурсов (нефти, газа, металлов и др.

) с целью снижения курса рубля по отношению к мировым валютам и обеспечения максимальной прибыли экспортеров от продажи их валютной выручки.

ложь заключается в том, что идея слабого рубля подается как стимул развития экономики, хотя на самом деле прямыми следствиями ослабления рубля являются высокая инфляция, снижение покупательной способности и жизненного уровня населения, развал экономики и рост безработицы.

Первичность сильного рубля по отношению к сильной экономике

С точки зрения научного менеджмента именно сильная валюта мотивирует работников к труду, в результате которого они создают сильную экономику. Еще никто в мире не создал стабильную сильную экономику на слабой государственной валюте.

При слабой валюте может быть только краткосрочный рост на грабительском экспорте национальных сырьевых ресурсов, но он заканчивается, когда заканчивается дешевое сырье.

Поэтому разговоры на тему, что сильный рубль будет только в будущем, при сильной экономике, по сути, означают – «пашите за чашку риса, солнце еще высоко!».

Ситуация однозначна – только работники, получающие достойную зарплату в полновесных рублях, создадут сильную экономику, а при слабом рубле им нет смысла работать, т.к. все результаты их труда буду присвоены сырьевыми экспортерами через низкий курс рубля и высокую инфляцию.

Это подтверждается всем ходом развития России, например:

— в 1998-2002 годах падал рубль, падала и экономика РФ,

— в 2003-2007 годах рос рубль, росла и наша экономика;

— в конце 2008 – начале 2009 года курс рубля к доллару США снизился на 57%, при этом в 2008 году инфляция выросла до 13,3%, индекс физического объема ВВП России снизился в 2009 году – до 92,2%, и едва не рухнула вся финансовая система России;

— с 2010 года рубль нестабилен, нестабильна и экономика.

Аналогичные процессы, в т.ч., негативное влияние слабой государственной валюты на экономику, мы видим и в других странах.

Например, после резкого падения доллара Зимбабве в 2009 году обрушилась и экономика этой страны, а сейчас на наших глазах идет обрушение белорусской экономики после падения белорусского рубля на 56% за один день 23 мая 2011 г. Таким образом, прямая зависимость состояния экономики от силы государственной валюты налицо.

Давайте обобщим сказанное и определим основные преимущества сильного рубля:

1. Главное: мотивация людей к труду.

Получая зарплату в полновесной валюте, человеку есть смысл работать. За фантики, теряющие цену каждый день, работать не хочет никто.

2. Низкая инфляция и повышение покупательной способности населения.

При низкой инфляции рост зарплат опережает инфляцию (прирост цен на потребительские товары), что позволяет человеку купить на 1 рубль товаров больше, чем раньше. Отсюда и личная мотивация людей, суть капитализма.

3. Рост экономики.

Мотивированные люди как раз и создают сильную экономику. При этом управленцы могут нормально планировать и бюджетировать бизнес-процессы в условиях сильной и стабильной валюты. Попытки представить укрепление рубля причиной падения экономики лживы и не подтверждаются статистикой.

Причины падения нашей экономики: высокие налоги и коррупция, поэтому попытки свалить вину на сильный рубль как раз и делают налоговики и коррупционеры. Без снижения уровня налогов и коррупции наша продукция не может конкурировать с импортом, т.к. ее реальная себестоимость очень высока.

4. Развитие инноваций.

Сильный рубль позволяет дешево импортировать высокие технологии и проводить модернизацию предприятий. Хотя без решения проблемы налогов и коррупции это работает слабо.

5. Приток иностранного капитала и инвестиций.

Если российскими властями поставлена задача создать Московский финансовый центр (МФЦ) в столице РФ, то эту задачу невозможно осуществить, если валюта финансового центра может за месяц обрушится больше чем на 10%, обесценивая, таким образом, как прямые, так и портфельные инвестиции зарубежных финансовых институтов, сделанные в рублях.

Вывод: укрепление рубля – это то, что необходимо России, это то, что необходимо гражданам.

Источник: //fortrader.org/opinion/silnyj-rubl-silnaya-rossiya.html

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.