+7(499)-938-42-58 Москва
+7(800)-333-37-98 Горячая линия

Отвечает ли налогоплательщик за действия контрагента 4-го звена?

Содержание

Об ответственности за действие контрагента n-ного звена

Отвечает ли налогоплательщик за действия контрагента 4-го звена?

С тех пор как ФНС ввела в действие систему АСК НДС-2, выявлять незамкнутые НДС-цепочки стало весьма просто.

Теперь сотрудники налоговой службы во время проверок пристальное внимание уделяют не только самому налогоплательщику, но и его контрагентам. Причем второго, третьего и любого другого звена.

И проверяемая компания запросто может лишиться вычета НДС из-за того, что кто-то из ее непрямых партнеров по сделке «не подтвердил взаимоотношения», не заплатил, не возместил и так далее.

Такие случаи стали абсолютной реальностью сегодняшнего дня. Специалисты местных инспекций так расстарались, что ФНС вынуждена была немного охладить их пыл. В письме службы № ЕД-5-9-547/@ от 23.03.2021 отмечено, что порой проверяющие отклоняют вычеты и налагают санкции по формальным основаниям. А также дано разъяснение, как следует поступать.

Что не так делают ИФНС

Свои подозрения о фиктивности сделки инспекторы должны подтверждать вескими доказательствами. Как и тот факт, что налогоплательщик в результате осуществления спорной операции получил необоснованную налоговую выгоду. Однако проверяющие чаще всего удовлетворяются доказательствами того, что документы по сделке составлены с нарушениями — и только!

Например, директор контрагента проверяемой компании заявляет, что является лишь формальным руководителем и документов по операции не подписывал.

Или почерковедческая экспертиза подтверждает, что документы подписаны неуполномоченным лицом. Все это, безусловно, нарушения документального оформления сделки.

Однако это не говорит о том, что, проведя фиктивную операцию, компания необоснованно обогатилась на сумму вычтенного НДС.

В указанном письме приводится ссылка на позицию ВС РФ (Обзор судебной практики № 1 за 2021 год) по данному вопросу. Заключается она в следующем: нельзя возлагать на налогоплательщика ответственность за недобросовестные действия его контрагентов второго и последующих звеньев, если не доказано, что этот недобросовестный контрагент не подконтролен налогоплательщику.

Куда следует «копать»

Чтобы тщательно проверять всю цепь НДС вплоть до n-ного звена, специалисты ИФНС должны доказать следующее:

  • контрагент юридически либо экономически зависит от проверяемой компании, напрямую или через взаимозависимость с другими контрагентами;
  • факты подтверждают, что стороны сделки действовали в сговоре либо что операция не была реальной.

Итак, первичным для налоговиков должно быть то, что проверяемая компания осмотрительно выбрала контрагента и осуществила с ним реальную сделку. При этом, например, тот факт, что подписавшее документ лицо это отрицает, еще не повод обвинять налогоплательщика в неосмотрительности.

Критерии оценки спорных сделок

Спорные сделки в ФНС рекомендуют оценивать по таким критериям:

  1. Как налогоплательщик выбирал контрагента для этой сделки? Так, как он это делает обычно, как принято в соответствии с обычаями делового оборота либо как-то «по-особенному»?
  2. Что предпринял налогоплательщик, чтобы оценить:
    • коммерческую привлекательность сделки;
    • репутацию, надежность и платежеспособность потенциального контрагента;
    • наличие у него достаточных ресурсов для исполнения своих обязательств;
    • уровень риска их неисполнения.
  3. Не является ли обычной для налогоплательщика практика заключать сделки с контрагентами, которые имеют налоговые нарушения?

Что же такое «непроявление должной осмотрительности»?

О том, что контрагент не был должным образом проверен, по мнению ФНС, свидетельствует следующее:

  1. Руководители организации или их уполномоченные лица не контактировали по поводу обсуждения условий сделки и заключения договора.
  2. Компания не позаботилась о том, чтобы получить от руководителя контрагента документы, подтверждающие его полномочия и удостоверяющие его личность.
  3. Компания не располагает информацией о том, где фактически находится контрагент (его офис, торговые, производственные помещения, склады).
  4. Налогоплательщик не может объяснить, как он узнал о спорном контрагенте. Это применимо к ситуации, когда информации о компании нет в СМИ и в интернете, отсутствуют рекомендации. Проверяющим также необходимо учесть, насколько доступна информация о других поставщиках аналогичных товаров, работ или услуг, в том числе тех, чьи цены отличаются в более выгодную сторону.
  5. Запись о контрагенте отсутствует в ЕГРЮЛ или других открытых реестра, в которых она должна быть. Например, для осуществления деятельности поставщик должен иметь лицензию, однако в реестре лицензий записи о нем нет.

Как компания может подтвердить, что контрагент проверялся

Задача компании — убедить налоговиков, что он сделал все для выбора надежного партнера.

В качестве таких доказательств следует рассматривать разного рода документы, которые подтвердят, что налогоплательщик активно мониторил и анализировал рынок нужных товаров (работ, услуг) и тщательно отбирал кандидатов.

Это могут быть, например, документы о проведении тендера. Хорошо, если в компании существует порядок оценки рисков при выборе партнеров, и риск взаимодействия со спорным контрагентом был оценен как небольшой.

Важно предоставить источник информации о выбранном поставщике — интернет-сайт, рекламное объявление, коммерческое предложение, рекомендации, информация о его прежних операциях. Тот факт, что две компании вели переговоры об условиях сделки, может подтвердить деловая переписка.

Выводы

Безусловно, тот факт, что ФНС обратила внимание на эту тему, не может не радовать. Тем более в письме содержится требование к налоговым органам обеспечить неукоснительное исполнение его положений.

Скоро мы увидим, как отреагировали налоговики «на местах» на новые инструкции вышестоящего органа.

Но как бы то ни было, у налогоплательщиков появился еще один весомый аргумент в спорах с ИФНС по поводу отказа в вычетах из-за действий контрагента n-ного звена.

Источник: http://KonturSverka.ru/stati/ob-otvetstvennosti-za-dejstvie-kontragenta-n-nogo-zvena

Признание судами получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды

Отвечает ли налогоплательщик за действия контрагента 4-го звена?

Признание судами получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды — тема, которая в последнее время становится все более актуальной. Рассмотрим, почему так происходит и как не довести дело до суда в случае претензий налоговых органов.

Почему важна тема необоснованной налоговой выгоды

Критерии добросовестного налогоплательщика

Что понимается под необоснованной налоговой выгодой

Какие признаки свидетельствуют о недобросовестности

Кто и как доказывает факт недобросовестности

Примеры последних судебных решений в пользу ИФНС

Можно ли противостоять претензиям ИФНС

Примеры последних судебных решений в пользу налогоплательщиков

Как снизить претензии ИФНС по добросовестности

Почему важна тема необоснованной налоговой выгоды

Налоги составляют достаточно большую долю расходов налогоплательщиков, и коммерсанты, знающие цену деньгам, стараются сократить их объем, так же как и любые другие затраты.

Законопослушный налогоплательщик, соблюдающий требования НК РФ, при этом пойдет по пути оптимизации, т. е. сделает, например, следующее:

  • создаст наиболее приемлемую структуру бизнеса;
  • подберет оптимальную систему налогообложения;
  • поищет разумный баланс между доходами и расходами;
  • воспользуется системой существующих льгот;
  • сделает удобный для себя выбор, устанавливая положения учетной политики;
  • использует территориальные преимущества продажи;
  • будет работать с поставщиками, ценовая политика которых отвечает задачам имеющегося бизнеса;
  • воспользуется законной возможностью замены юридического смысла операции при сохранении ее результата.

Вместе с тем не секрет, что в целях снижения налогового бремени налогоплательщики прибегают и к незаконным способам, таким, например, как:

  • отражение неполного оборота от реализации;
  • сокрытие части реально выплачиваемой зарплаты;
  • использование фиктивных документов, оформленных от имени фирм-однодневок, по расходам, которые фактически не имели места;
  • оформление документов через промежуточных (часто родственных) лиц для завышения стоимости поставки в свой адрес;
  • совершение по сговору с контрагентом операций, имеющих экономический смысл, явно отличающийся от действительного.

В последние годы государство, одним из основных источников средств для которого являются налоговые поступления, и налоговые органы, уполномоченные им на сбор налогов, начали активнее принимать меры, способствующие обеспечению полноценных поступлений в бюджет:

  • обнародованы признаки недобросовестных налогоплательщиков и ряд схем ухода от налогов, применяемых ими;
  • увеличилось количество уголовных дел, связанных с раскрытием схем незаконного возмещения НДС;
  • расширены полномочия налоговых органов в части проверочных мероприятий.

О полномочиях налоговых органов в свете последних изменений читайте в статье «Ст. 31 НК РФ (2015): вопросы и ответы»  

Осуществляя контроль за правильностью начисления налогов, ИФНС выявляет:

  • ошибки в их расчете — либо технические, либо связанные с неправильным применением норм законодательства, что чаще всего имеет место у законопослушных налогоплательщиков;
  • признаки использования незаконных способов, что при наличии серьезной доказательной базы может повлечь за собой крайне негативные последствия для налогоплательщика, нарушающего законодательство.

Критерии добросовестного налогоплательщика

Добросовестным считается налогоплательщик, имеющий хорошую репутацию у налоговых органов в отношении исполнения им обязанностей, которые предусмотрены НК РФ, а именно тот, кто:

  • в целях снижения суммы уплачиваемых налогов использует только законно установленные способы;
  • вовремя и в полном объеме уплачивает налоговые платежи;
  • сдает в срок всю необходимую отчетность;
  • своевременно и полно отвечает на запросы налоговых органов;
  • беспрепятственно предоставляет доступ к информации, необходимой для налогового контроля.

В целях защиты этой репутации НК РФ предусматривает следующее:

  • добросовестность налогоплательщика не ставится под сомнение, если нет доказательств обратного (п. 6 ст. 108 НК РФ);
  • в ситуациях, недостаточно четко прописанных в нормативных актах, приоритет отдается позиции налогоплательщика (п. 7 ст. 3 НК РФ);
  • налогоплательщик имеет право не только на подачу возражений в ИФНС, но и на обжалование ее действий и решений в вышестоящих налоговых органах и суде (пп. 1 и 2 ст. 138 НК РФ).  

Что понимается под необоснованной налоговой выгодой

Основополагающим документом, посвященным вопросам налоговой выгоды, является постановление пленума ВАС РФ от 12.10.2006 № 53, в котором дается 2 определения этого понятия:

  • обоснованная налоговая выгода — снижение налоговых обязательств в результате экономически оправданных действий налогоплательщика, направленных на уменьшение налогов путем законодательно установленных способов (применение льгот, вычетов, пониженных ставок, целесообразность затрат);
  • необоснованная налоговая выгода — снижение налогового бремени с применением законодательно запрещенных способов или экономически неоправданных действий (нереальность операций, подмена их содержания, неоправданность затрат, работа с сомнительными контрагентами).  

Необоснованность налоговой выгоды устанавливается по совокупности обстоятельств, сопровождающих факты ее получения, и должна быть доказана документально. Например, могут быть установлены факты прямого нарушения закона (сокрытие выручки, искусственное завышение затрат, выплата зарплаты в конвертах) или подтверждено, что налогоплательщику было известно:

Источник: https://nalog-nalog.ru/otvetstvennost/nalogovaya_otvetstvennost/priznanie_sudami_polucheniya_nalogoplatelwikom_neobosnovannoj_nalogovoj_vygody/

Пределы ответственности налогоплательщика за действия своих контрагентов

Отвечает ли налогоплательщик за действия контрагента 4-го звена?

Одна из актуальнейших проблем современного налогового права – это вопрос о пределах ответственности налогоплательщика за действия своих контрагентов.

В налоговом законодательстве какие-либо положения на этот счет отсутствуют, равно как отсутствуют понятия “недобросовестность налогоплательщика во взаимоотношениях с контрагентами”, “должная осмотрительность и осторожность при выборе контрагента”, “схема по уклонению от уплаты налогов”, “необоснованная налоговая выгода” и т.п.

Указанные категории в полной мере являются результатом судебного правотворчества, что, безусловно, нельзя считать нормальным явлением в условиях провозглашенного ст. 10 Конституции РФ принципа разделения властей.

Пробелы в законодательстве по столь важным для налогоплательщиков вопросам заполнены судебными позициями, выработанными Конституционным Судом РФ, Высшим Арбитражным Судом РФ, арбитражными судами округов, которые, следует отметить, не отличаются достаточной определенностью и последовательностью.

Как следствие, это привело к непредсказуемости и противоречивости судебной практики по налоговым спорам.

Безусловно, подобное положение вещей не добавляет субъектам предпринимательской деятельности инициативы и экономической активности, исключает нормальное налоговое планирование.

Вопрос о пределах ответственности налогоплательщика за действия и правосубъектность своих контрагентов встает, как правило, при разрешении двух категорий налоговых споров:

1. Налоговые споры, связанные с вычетом (возмещением) НДС.

2. Налоговые споры, связанные с обоснованностью и допустимостью расходов, учтенных для целей исчисления налога на прибыль.

Попытаемся рассмотреть некоторые теоретические и практические аспекты указанной проблемы.

Что говорят “большие суды”

Определить границы ответственности налогоплательщика за действия своих контрагентов попытался Пленум Высшего Арбитражного Суда РФ в Постановлении от 12 октября 2006 г. N 53 “Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды”. Однако в Постановлении по этому вопросу содержатся неоднозначные позиции.

С одной стороны, Высший Арбитражный Суд РФ указал, что факт нарушения контрагентом налогоплательщика своих налоговых обязанностей, равно как и взаимозависимость участников сделок, сами по себе не являются доказательствами получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды.

В то же время подчеркивается, что налоговая выгода может быть признана необоснованной:

– если налоговым органом будет доказано, что налогоплательщик действовал без должной осмотрительности и осторожности и ему должно было быть известно о нарушениях, допущенных контрагентом, в частности, в силу отношений взаимозависимости или аффилированности налогоплательщика с контрагентом;

– если налоговым органом будет доказано, что деятельность налогоплательщика, его взаимозависимых или аффилированных лиц направлена на совершение операций, связанных с налоговой выгодой, преимущественно с контрагентами, не исполняющими своих налоговых обязанностей.

Как видим, четких ориентиров по вопросу ответственности налогоплательщика за своего контрагента в указанном выше Постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ не содержится.

Использование Высшим Арбитражным Судом РФ абстрактного понятия “должная осмотрительность и осторожность” без определения четких критериев таких обстоятельств, безусловно, предоставляет судам полную свободу усмотрения при рассмотрении споров между налогоплательщиками и налоговыми органами.

Не отличаются определенностью и правовые позиции Конституционного Суда РФ.

Так, в Определении от 16 октября 2003 г. N 329-О Конституционный Суд РФ указал: истолкование ст.

57 Конституции РФ в системной связи с другими положениями Конституции РФ не позволяет сделать вывод, что налогоплательщик несет ответственность за действия всех организаций, участвующих в многостадийном процессе уплаты и перечисления налогов в бюджет. По смыслу положения, содержащегося в п. 7 ст.

3 НК РФ, в сфере налоговых отношений действует презумпция добросовестности. Правоприменительные органы не могут истолковывать понятие “добросовестные налогоплательщики” как возлагающее на налогоплательщиков дополнительные обязанности, не предусмотренные законодательством.

Еще более “полезная” для налогоплательщиков позиция изложена Конституционным Судом РФ в Постановлении от 27 мая 2003 г. N 9-П.

Суд отметил, что недопустимо установление ответственности за такие действия налогоплательщика, которые, хотя и имеют своим следствием неуплату налога либо уменьшение его суммы, но заключаются в использовании предоставленных налогоплательщику законом прав, связанных с освобождением на законном основании от уплаты налога или с выбором наиболее выгодных для него форм предпринимательской деятельности и, соответственно, оптимального вида платежа.

В то же время в Определении от 25 июля 2001 г.

N 138-О Конституционный Суд формулирует правовую позицию, согласно которой недобросовестные налогоплательщики не могут пользоваться тем же режимом правовой защиты, что и добросовестные.

При этом четких критериев, позволяющих отличить добросовестного налогоплательщика от недобросовестного, ни законодателем, ни судебной практикой до сих пор не выработано.

Ясно, что в подобных условиях налоговый орган и суд могут повесить “клеймо недобросовестности” практически на любого налогоплательщика.

Поставщик поставщику рознь

Для целей определения пределов ответственности налогоплательщика за своих контрагентов (по вопросу о правомерности вычета (возмещения) НДС и допустимости расходов по налогу на прибыль) можно на примере взаимоотношений по договору поставки выделить следующие уровни “дефектности” контрагентов (поставщиков).

1. Поставщик является вполне реальным хозяйствующим субъектом, осуществляющим вполне реальную предпринимательскую деятельность и исправно представляющим налоговую отчетность.

При этом поставщик в полной мере располагает материально-техническими, производственными и административными ресурсами, необходимыми для данной предпринимательской деятельности (персонал, складские и производственные помещения, оборудование, транспорт и т.д.).

Действительность хозяйственной операции между поставщиком и налогоплательщиком под сомнение не ставится. Однако по каким-либо причинам, например вследствие финансовой несостоятельности, имеет место неуплата (неполная уплата) поставщиком налогов в бюджет.

2.

Поставщик является действующим хозяйствующим субъектом, представляет налоговую отчетность, но объемы и характер осуществляемой им предпринимательской деятельности, а также имеющиеся в его распоряжении ресурсы позволяют усомниться в возможности совершения отраженной хозяйственной операции между поставщиком и налогоплательщиком в том объеме, который заявлен в представленных документах. При этом имеется задолженность по уплате поставщиком налоговых платежей в бюджет.

3.

Поставщик существует только в Едином государственном реестре юридических лиц, по зафиксированному юридическому адресу не располагается, сведения о реальном месте нахождения и осуществляемой предпринимательской деятельности отсутствуют, налоговая отчетность либо не сдается, либо сдается с нулевыми показателями, отраженные в документах учредители и директор отрицают свою причастность к деятельности поставщика.

4. Поставщик отсутствует в Едином государственном реестре юридических лиц, соответственно налоговая отчетность не сдается, налоги в бюджет не уплачиваются.

В первых двух случаях суды, как правило, встают на сторону налогоплательщика, подтверждая право на вычет (возмещение) НДС и право на учет расходов для целей исчисления налога на прибыль.

При этом отмечается, что в отсутствие прямых доказательств умысла и недобросовестности, направленных на уклонение от уплаты налогов, налогоплательщик не должен нести ответственность за нарушения, допущенные контрагентом; действующее налоговое законодательство не предусматривает возложения на налогоплательщика неблагоприятных последствий действий контрагентов; права налогоплательщика не поставлены в зависимость от результатов хозяйственной деятельности контрагентов при осуществлении налогоплательщиком реальной хозяйственной деятельности; налоговым законодательством установлен принцип личной ответственности хозяйствующего субъекта, нарушившего законодательство, и только при наличии его вины (Определение Высшего Арбитражного Суда РФ от 14 сентября 2007 г. N 9893/07, Постановление ФАС Поволжского округа от 25 октября 2007 г. по делу N А72-2575/07, Постановления ФАС Московского округа от 16 октября 2007 г. по делу N А40-62081/06-108-342, от 2 ноября 2007 г. по делу N А41-К2-26262/06 и др.).

В третьем случае риск неблагоприятного для налогоплательщика судебного решения значительно выше. Часто суды встают на позицию налоговых органов, усматривая фиктивность хозяйственной операции, совершенной (отраженной) между налогоплательщиком и фактически не существующим поставщиком (Постановление ФАС Поволжского округа от 18 октября 2007 г.

по делу N А12-5520/07, Постановление ФАС Московского округа от 10 октября 2007 г. по делу N КА-А41/10541-07, Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 16 октября 2007 г. по делу N А19-3197/07-Ф02-7909/07). Однако в этих же случаях можно встретить решения и в пользу налогоплательщика (см., например, Постановление ФАС Северо-Западного округа от 31 октября 2007 г.

по делу N А05-5213/2007).

В четвертом случае налогоплательщик практически лишен шансов отстоять свои права в суде. Так, например, ФАС Уральского округа в Постановлении от 8 ноября 2007 г. по делу N А47-2657/06 указал, что в силу п. 2 ст.

51 ГК РФ юридическое лицо считается созданным со дня внесения соответствующей записи в Единый государственный реестр юридических лиц. Согласно ст. ст.

48 – 51 ГК РФ организации, не прошедшие государственную регистрацию в качестве юридических лиц, не приобретают правоспособность юридического лица, их действия, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей, не могут быть признаны сделками в соответствии со ст.

153 ГК РФ. Поскольку в силу ст. 2 ГК РФ предпринимательская деятельность осуществляется на свой риск, то при вступлении в гражданские правоотношения субъекты должны проявлять разумную осмотрительность, так как последствия выбора недобросовестного контрагента ложатся на этих субъектов.

Налогоплательщик не может считаться добросовестным, если при выборе контрагента он не проявил необходимой меры осторожности и осмотрительности. Аналогичная позиция изложена в Постановлении ФАС Северо-Кавказского округа от 30 января 2007 г. по делу N Ф08-114/2007-27А.

Пример 1.

ООО “Союз” при исчислении НДС применило налоговые вычеты в отношении хозяйственной операции по поставке товара от ООО “Светлана” в адрес ООО “Союз”. Соответствующие суммы были учтены ООО “Союз” в качестве расходов при исчислении налога на прибыль.

В ходе налоговой проверки налоговым органом было установлено, что поставщик – ООО “Светлана” – в Едином государственном реестре юридических лиц не значится; ОГРН и ИНН ООО “Светлана”, отраженные в первичных документах, являются фальсифицированными. По указанному в первичных документах юридическому адресу ООО “Светлана” отсутствует.

В рассматриваемой ситуации у налогового органа имеются все основания отказать ООО “Союз” в признании налоговых вычетов по НДС и расходов по налогу на прибыль в связи с фиктивностью хозяйственной операции и фактическим отсутствием поставщика – ООО “Светлана”.

Степень ответственности налогоплательщика за действия поставщиков зависит также от места “дефектного” поставщика в цепочке поставки товара.

Так, в обычных условиях, при отсутствии между участниками хозяйственных операций признаков взаимозависимости и аффилированности, ответственность налогоплательщика, как правило, возможна только в связи с действиями своего прямого поставщика (с учетом изложенных выше “групп риска”).

Согласно преобладающей позиции арбитражных судов за действия и правосубъектность субпоставщиков второго, третьего и т.д. звена налогоплательщик ответственности не несет. Так, Высший Арбитражный Суд РФ в Определении от 8 октября 2007 г. N 12087/07, ФАС Поволжского округа в Постановлениях от 7 июня 2007 г.

по делу N А65-24372/06, от 13 ноября 2007 г. по делу N А65-7736/2006, от 27 ноября 2007 г.

по делу N А65-24906/2006-СА2-8 отметили, что выбор субпоставщика не находится под контролем налогоплательщика, прямые договорные и иные экономические отношения между налогоплательщиком и субпоставщиками отсутствуют, в связи с чем в данном случае нельзя говорить о какой-либо неосмотрительности и неосторожности налогоплательщика.

Пример 2.

ООО “Союз” закупает товары по договору поставки у ООО “Светлана”. В свою очередь, ООО “Светлана” приобретает данные товары у ООО “Ромашка”. Таким образом, имеет место следующая последовательность поставки товара: ООО “Ромашка” – ООО “Светлана” – ООО “Союз”. Между ООО “Союз”, ООО “Светлана” и ООО “Ромашка” признаки взаимозависимости отсутствуют.

В ходе налоговой проверки налоговым органом установлено, что ООО “Ромашка” не выполняет своих налоговых обязанностей: налоговая отчетность организацией не сдается, налоги не уплачиваются.

По юридическому адресу ООО “Ромашка” не находится.

В связи с этим налоговый орган отказывает ООО “Союз” в признании налоговых вычетов по НДС и расходов по налогу на прибыль в отношении рассмотренной выше операции по поставке товаров.

В данной ситуации у ООО “Союз” имеются все шансы отстоять свои права в суде, поскольку “дефектный” поставщик – ООО “Ромашка” является по отношению к ООО “Союз” субпоставщиком второго звена; прямые договорные связи между ООО “Союз” и ООО “Ромашка” отсутствуют. Соответственно, ООО “Союз” в рассматриваемом случае по общему правилу не может нести ответственность за действия (бездействие) ООО “Ромашка”.

Надеемся, что изложенные выводы и рекомендации станут полезными многим налогоплательщикам при определении степени налоговых рисков в части хозяйственных взаимоотношений с контрагентами.

Налоговая ответственность

Источник: http://www.pnalog.ru/material/otvetstvennost-nalogoplatelshika-kontragenty

Как возражать на обвинения в сделках с фирмами-однодневками

Отвечает ли налогоплательщик за действия контрагента 4-го звена?

Независимо от того, кто по факту организовал схему с однодневками, защита одинакова для всех: продавца, покупателя, реального организатора схемы или добросовестной компании.

Основной аргумент — налогоплательщик не может отвечать за действия своего партнера по сделке (постановление АС Поволжского округа от 28.07.16 № Ф06-10810/2021).

Если компания проявила должную осмотрительность при выборе контрагента, то суд встанет на ее сторону.

Налоговики проверяют не только контрагента компании, но и контрагентов второго-третьего звена. Так, в постановлении АС Поволжского округа от 26.05.16 № Ф06-8342/2021 инспекторы проверили даже добросовестность компаний пятого звена. Однако арбитры указали, что компания не несет ответственность за организации, с которыми никогда не заключала договоров.

В постановлении АС Северо-Кавказского округа от 26.02.16 № Ф08-818/2021 налоговый орган обвинил компанию в отсутствии реальных хозяйственных операций со спорным контрагентом.

Суд отклонил доводы инспекции о наличии сомнительных признаков у контрагентов второго и третьего звена.

Инспекция не представила доказательств того, что компания знала об указанных фактах и заключила договор поставки, сознательно допуская наступление вредных последствий.

Отсутствие у контрагента третьего звена трудовых и материальных ресурсов не является основанием для отказа в применении вычетов по НДС. Общество не может нести ответственность за действия всех организаций, участвующих в многостадийном процессе уплаты и перечисления налогов в бюджет.

Проявить должную осмотрительность сложно еще и потому, что не существует перечня документов или этапов проверки, выполнив которые, компания оказалась бы в безопасности от претензий налоговиков. В каждом конкретном случае все решает субъективный взгляд инспектора или судьи.

Так, одна из компаний задала вопрос чиновникам финансового ведомства: достаточно ли для проявления должной осмотрительности запросить у контрагента справку из инспекции об отсутствии долгов и выписку из ЕГРЮЛ (письмо Минфина России от 12.07.

16 № 03-01-10/41099)? Чиновники вместо ответа отослали налогоплательщика к Общедоступным критериям самостоятельной оценки рисков (утв. приказом ФНС России от 30.05.07 № ММ-3-06/333@).

В итоге компаниям приходится самим балансировать между необходимостью тщательной проверки и трудозатратами, которых она требует.

Контрагент ведет реальную деятельность

Когда инспекторы обвиняют в использовании недобросовестных посредников, то настаивают, что такие компании ведут деятельность лишь на бумаге. А товары и результаты работ передаются сразу конечному потребителю. Следовательно, оспорить претензии можно, доказав, что контрагент ведет реальную деятельность. Для этого компании используют следующие аргументы:

  • посредник оплачивал со своих расчетных счетов текущие расходы: аренду, товары (постановление АС Западно-Сибирского округа от 14.03.16 № Ф04-667/2021);
  • сотрудники проверяемой компании лично контактировали с работниками контрагента (постановление АС Поволжского округа от 26.07.16 № Ф06-10803/2021);
  • работники контрагента посещали территорию проверяемой компании, например, им выписывали пропуска для проезда на территорию склада (постановление АС Поволжского округа от 03.06.16 № Ф06-8538/2021).

В одном из дел налогоплательщик предъявил переписку с контрагентом, которую он вел в процессе исполнения договора: о переносе сроков, о готовности передать материалы, о назначении доверенного лица и т. д.

(постановление АС Северо-Кавказского округа от 26.04.16 № Ф08-2135/2021). Также он представил в суд коммерческие предложения, которые направили его будущие контрагенты и их конкуренты, когда он выбирал, с кем заключить договор.

Эти документы помогли отбиться от претензий.

У контрагента есть добросовестные клиенты

Компания может доказать, что ее контрагент ведет реальную деятельность, если в списке его клиентов есть те, которых нельзя заподозрить в попытке уклониться от уплаты налогов. Например, отдел ЗАГС, отделение Банка России, управление регионального казначейства (постановления АС Западно-Сибирского от 08.07.16 № Ф04-2454/2021 , Уральского от 17.05.16 № Ф09-4148/16 округов).

Если партнер исполнял государственные или муниципальные заказы, это будет дополнительным аргументом в его пользу (постановления АС Поволжского от 26.05.16 № Ф06-8733/2021 , Уральского от 20.09.

16 № Ф09-7975/16 округов, Семнадцатого ААС от 03.08.15 № 17АП-9076/2015-АК (оставлено в силе определением ВС РФ от 18.08.16 № 309-КГ16-838)).

Ведь во время заключения договора на госзаказ компанию тщательно проверяют.

Подрядчик выполнил реальные работы

Если налоговики усомнились, что подрядчик выполнил работу, налогоплательщик вправе привлечь независимого эксперта.

Так сделала одна из компаний, когда инспекторы не признали ее расходы на строительные и сантехнические работы. Эксперт подтвердил, что все работы, заявленные в договоре, были выполнены.

В итоге суд встал на сторону компании (постановление АС Уральского округа от 13.05.16 № Ф09-4021/16).

Есть и другие примеры, когда компании смогли доказать реальность сделки, которая вызвала сомнения у налоговиков. В одном из дел организация предъявила результаты сомнительных работ — недавно возведенную пристройку (постановление АС Западно-Сибирского округа от 08.

07.16 № Ф04-2454/2021). В другом деле налогоплательщик указал, что товар, купленный якобы по фиктивной сделке, в дальнейшем был продан независимым покупателям (постановления АС Поволжского от 25.03.16 № Ф06-6958/2021 , Уральского от 20.05.16 № Ф09-4796/16 округов).

Имеются сопутствующие расходы

Многие сделки требуют сопутствующих расходов. Так, покупка товара связана с его транспортировкой, установка оборудования с его монтажом и т. д. Отсутствие в учете таких расходов наведет суд на мысль, что сделка фиктивна. Особенно если в договоре нет условия о том, что их несет противоположная сторона. Поэтому безопаснее отражать в учете расходы на сопутствующие процедуры.

К примеру, компания доказала реальность услуг по рекламе, указав на то, что ее контрагент заказал у стороннего ИП большие буквы SALE (постановление АС Поволжского округа от 14.09.16 № Ф06-13095/2021).

Хотя и без сопутствующих расходов суд может встать на сторону налогоплательщика. Так, в одном из дел компания вернула арендованное оборудование, не отразив расходы на демонтаж. Налоговики настаивали, что это невозможно.

Однако суд указал, что «возврат оборудования без демонтажа не может свидетельствовать о мнимости сделки по аренде, поскольку нормами ГК РФ условие о демонтаже оборудования не предусмотрено в качестве обязательного для прекращения и заключения сделки по аренде».

Такой вывод содержится в постановлении АС Западно-Сибирского округа от 08.06.16 № Ф04-2334/2021 .

Контрагента обязан проверить его банк

Центральный банк обязывает банки досконально изучать обслуживающиеся у них компании (письмо ЦБ РФ от 02.03.15 № 12-1-5/390 , Методические рекомендации ЦБ РФ от 13.04.16 № 10‑МР). Проверять полномочия руководителей, включая идентификацию личности. Оценивать, какую долю средств от выручки компании перечисляют в бюджет.

Банки вправе требовать объяснения в отношении нетипичных сделок, запрашивать бухгалтерскую отчетность и налоговые декларации. Банки могут проверять, есть ли у компании основные средства, персонал и т. п. Свои требования банки обосновывают нормами пункта 1.6 Положения Банка России от 15.10.15 № 499-П, а также пункта 1 статьи 7 Закона от 07.08.01 № 115‑ФЗ.

Соответственно, если у потенциального контрагента есть действующие счета в банках, то это еще один аргумент в пользу его благонадежности. Этим аргументом воспользовалась компания, которую обвиняли в связях с однодневками.

И суд принял его во внимание (постановление Семнадцатого ААС от 03.08.15 № 17АП-9076/2015-АК , оставлено в силе определением ВС РФ от 18.08.16 № 309-КГ16-838).

Чем выше банк контрагента находится в рейтинге банков, тем больший эффект это окажет на суд.

Вы проверяли контрагента

Доказывайте инспекторам, что при выборе контрагента вы проверяли:

  • копии регистрационных и учредительных документов на достоверность и непротиворечивость (постановление АС Поволжского округа от 02.08.16 № Ф06-11263/2021);
  • юридические адреса на «массовость» и реальность офиса (постановление АС Западно-Сибирского округа от 08.07.16 № Ф04-2454/2021);
  • должностных лиц на дисквалификацию и правомочия;
  • виды деятельности по ОКВЭД на соответствие предмету сделки (постановление АС Поволжского округа от 02.08.16 № Ф06-11263/2021);
  • стаж хозяйственной деятельности (постановление АС Уральского округа от 20.09.16 № Ф09-7975/16).

В конце концов, можно просто отрицать все аргументы налоговиков. Представление нулевой отчетности контрагентом не свидетельствует о его неблагонадежности. Отсутствие собственных основных средств у контрагента не доказывает фиктивность сделки.

Поскольку он вправе использовать для исполнения договора арендованные объекты или объекты, полученные в безвозмездное пользование (постановление АС Поволжского округа от 14.09.16 № Ф06-13095/2021). Довод фискалов о том, что документы подписали неустановленные лица, можно опровергнуть тем, что налоговики не подтвердили это экспертизой (постановление АС Поволжского округа от 15.07.

16 № Ф06-10428/2021). Доставка товара напрямую конечному покупателю, минуя перепродавца, не доказывает умышленное уклонение от уплаты налогов.

Нереальность юрадреса — вина инспекции

Если контрагент отсутствует по юридическому адресу, инспекторы наверняка предъявят претензии.

Однако АС Поволжского округа указал: отсутствие по адресу говорит лишь о несоблюдении порядка государственной регистрации, но не доказывает фиктивность сделки (постановление от 28.04.16 № Ф06-8289/2021).

Именно налоговый орган обязан следить за достоверностью сведений в едином госреестре. Налогоплательщик же не может проконтролировать своего контрагента, поскольку таких прав у него нет (постановление АС Поволжского округа от 14.09.16 № Ф06-13095/2021).

Кроме того, отсутствие контрагента по адресу на момент проверки не доказывает, что его там не было в период исполнения сделки (постановление АС Поволжского округа от 15.07.16 № Ф06-10428/2021).

Руководитель контрагента — заинтересованное лицо

Налоговики часто подкрепляют свои претензии тем, что директор компании-контрагента отрицает свою причастность к деятельности общества.

Однако АС Поволжского округа усомнился в таких показаниях директора контрагента. Причина — он может иметь личную заинтересованность, чтобы утаить сведения от налогового контроля.

Такой довод помог победить налогоплательщику — постановление от 28.07.16 № Ф06-10810/2021 .

Также суд отметил, что свидетель подтвердил факты регистрации общества в ЕГРЮЛ, открытия банковского счета. Это свидетельствует, что он подписывал финансовые документы общества.

Контрагент стал недобросовестным позднее

Налоговики исследуют деятельность контрагента на момент проверки. И если находят сомнительные признаки, то признают сделки с ним нереальными. Но наличие подозрительных фактов на момент проверки совершенно не означает, что они имели место во время исполнения сделки.

Так, в одном из дел инспекторы сняли расходы и вычеты НДС из-за того, что у контрагента были массовые учредители и директор. При этом не было признаков ведения реальной деятельности. Но суд выяснил, что сделки проводились в 2012 году.

А годом позже у компании-контрагента сменились директор и учредители, а затем ее присоединили к другой организации. Именно этот правопреемник и вызвал подозрения у налоговиков. Однако с ним налогоплательщик не контактировал.

Это помогло ему выиграть суд (постановление АС Поволжского округа от 26.05.16 № Ф06-8342/2021).

Тщательно проверять контрагентов нужно для крупных сделок

В одном из постановлений АС Уральского округа согласился, что особую степень осмотрительности в выборе контрагента нужно проявлять, только если сделка являлась значимой либо имела крупный размер. Этого налоговики не доказали.

А поскольку компания удостоверилась в правоспособности контрагента и его надлежащей государственной регистрации, то она проявила должную осмотрительность. В итоге суд отменил доначисления (постановление АС Уральского округа от 19.04.

16 № Ф09-1659/16).

Чтобы этот аргумент стал более весомым, в положении о проверке контрагентов желательно прописать, какие сделки считаются существенными для компании. К примеру, сделки на сумму более 500 тыс. рублей.

И предусмотреть для них самую тщательную проверку. А по сделкам на меньшую сумму ограничиться истребованием учредительных документов и запросом выписки из ЕГРЮЛ.

Сам факт наличия порядка проверки сыграет в пользу налогоплательщика.

Источник: http://www.NalogPlan.ru/article/4019-kak-izbejat-problem-iz-za-deystviy-firmy-odnodnevki

Обнальщики из 3 звена: абсурдные придирки или законные обвинения?

Отвечает ли налогоплательщик за действия контрагента 4-го звена?

Когда придраться не к чему, и вся история компании проверена от и до, налоговики начинают проверять «десятое колено» – «друзей» контрагентов, о существовании которых организация ни сном, ни духом. Главное найти, за что зацепиться…

А давайте проверим контрагентов 2 и 3 звена…

В результате выездной налоговой проверки налогоплательщику были доначислены пени, недоимки и штрафы. Аргументом для доначислений послужили выводы проверяющих о том, что спорный контрагент не мог осуществить поставку товара, компанией был создан фиктивный документооборот.

Причем основная претензия в получении обществом необоснованной налоговой выгоды была предъявлена налоговиками на основании «вероятной» недобросовестности контрагентов 2 и 3 звена (которые являются контрагентами того самого спорного контрагента).

Но компания с такими обвинениями не согласилась и обратилась в суд.

Доказательства компании

В качестве доказательств должной осмотрительности и добросовестности компания представила следующие аргументы:

  • Документы: договор с приложениями, счета-фактуры, товарные накладные, квитанции о приеме груза на перевозку, удостоверения о качестве, транспортные накладные;
  • Показания сотрудников контрагента, подтвердивших реальность сделки и взаимоотношений между компаниями;
  • В проявлении должной осмотрительности компанией истребован полный комплект учредительных документов контрагента: копия свидетельства о государственной регистрации, копия свидетельства о постановке на учет в налоговом органе, копия приказа о назначении генерального директора, копия устава.

С контрагентами 2 и 3 звена, на недобросовестность которых давили налоговики, компания в финансово-хозяйственные отношения никогда не вступала.

Доказательства налоговиков

Конечно же, налоговики устроили встречную проверку у контрагента на наличие взаимозависимости и выявление признаков обнальной конторы.

  • Подпись на счетах-фактурах, товарных накладных не совпадает с подлинной подписью гендиректора;
  • Отсутствие необходимого персонала, основных средств, производственных активов, складских помещений и транспортных средств;
  • Контрагенты 2 и 3 звена соответствуют признакам «фирм-однодневок».

Осмелюсь вставить свои мысли-возмущения по поводу «необходимого имущества и персонала». А где прописано (на законодательном уровне), какое конкретное количество персонала необходимо для функционирования компании? Как налоговики определяют, какое количество сотрудников и, например, транспортных средств относится к «необходимому».

Конечно, я понимаю: если на организации числится один генеральный директор и главбух, а она занимается всем: от производства котлет до ремонта авто, то здесь вопросов не возникнет… Ну, а если компания, только начала свою деятельность в какой-то узкоспециализированной отрасли, и, например, у нее в штате + 1 суперэффективный менеджер по продажам и + 1 маркетолог, а водителей нет, т.к. услуги по доставке осуществляет сторонняя транспортная компания – это тоже подпадает под «отсутствие необходимого количества сотрудников и транспортных средств», и как следствие под признак «фирмы-однодневки»? Мне кажется, это из серии «придраться не к чему» (конечно, если все в порядке с бухгалтерской и налоговой отчетностью).

По поводу проявления должной осмотрительности к контрагентам своего контрагента, тогда придется заводить целый отдел, который будет заниматься безопасностью компании в сфере исключения «обнальных» отношений. Какой-то абсурд получается…

Что решил суд?

Долгие судебные разбирательства, дошедшие до Верховного суда, расставили все на свои места.

  • О контрагентах 2 и 3 звена. Суд первой инстанции отметил, что согласно Определению Конституционного суда РФ от 16.10.2003 № 329-О «Истолкование ст. 57 Конституции РФ в системной связи с другими положениями Конституции РФ не позволяет сделать вывод, что налогоплательщик несет ответственность за действия всех организаций, участвующих в многостадийном процессе уплаты и перечисления налогов в бюджет. По смыслу положения, содержащегося в п. 7 ст. 3 НК РФ, в сфере налоговых отношений действует презумпция добросовестности. Правоприменительные органы не могут истолковывать понятие «добросовестные налогоплательщики» как возлагающее на налогоплательщиков дополнительные обязанности, не предусмотренные законодательством». Поэтому, как определил суд, компании не обязаны проверять контрагентов своих поставщиков. И поэтому должной осмотрительности, которую проявило общество непосредственно к своему контрагенту, вполне достаточно;
  • Об отсутствии необходимого количества персонала. «При этом отсутствие или незначительная численность работников у участников сделки само по себе не является признаком получения необоснованной налоговой выгоды (недобросовестности), поскольку деятельность организаций не может ставиться в зависимость от наличия или отсутствия достаточного количества сотрудников, поскольку действующее законодательство не обязывает организацию иметь собственные основные средства и соответствующий штат работников при осуществлении хозяйственной деятельности»;
  • О реальности сделки. В сопроводительных документах отражены время, место нахождения, период транспортировки и объем материальных ресурсов. Помимо представления необходимого комплекта документов, реальность сделки подтверждается оприходованием спорной продукции и ее дальнейшей реализацией в адрес конечных покупателей. Почерковедческая экспертиза была проведена с нарушением методики;
  • О проявлении должной осмотрительности. «… при осуществлении выбора контрагента субъектами предпринимательской деятельности оцениваются не только условия сделки и их коммерческая привлекательность, но и деловая репутация, платежеспособность контрагента, а также риск неисполнения обязательств и предоставление обеспечения их исполнения, наличие у контрагента необходимых ресурсов (производственных мощностей, технологического оборудования, квалифицированного персонала) и соответствующего опыта (постановление Президиума ВАС РФ от 25.05.2010 № 15658/09)».

Источник: https://turov.pro/obnalshhiki-iz-3-zvena-absurdnyie-pridirki-ili-zakonnyie-obvineniya-c/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.