+7(499)-938-42-58 Москва
+7(800)-333-37-98 Горячая линия

Оспаривание сделок налоговыми органами: законные возможности и судебная практика

Содержание

Процедура взыскания в доход госуд по недецствительной сделке

Оспаривание сделок налоговыми органами: законные возможности и судебная практика

В основном подлежат доказыванию вопросы, связанные с наличием воли и правильным ее отражением в волеизъявлении, либо наличие или отсутствие согласия опекуна или попечителя на совершение сделки.

Оспоримой сделка может быть признана только судом, и до вынесения судебного решения никто, в том числе и никакой государственный орган, не вправе объявлять оспоримую сделку недействительной.

Если иск о признании оспоримой сделки не предъявлен в течение установленного законом срока исковой давности, то сделка считается действительной.

Адвокатское бюро

Статья 169 ГК говорит следующее по этому поводу: при наличии умысла у обеих сторон такой сделки — в случае исполнения сделки обеими сторонами доход РФ взыскивается все полученное ими по сделке.

Допустимы различные варианты этих последствий в зависимости от того, обе или одна сторона действовали умышленно, а также в зависимости от того, обе из них или одна исполнили сделку.

Так, если обе стороны действовали умышленно, но сделку исполнила только одна из них, в доход государства взыскивается всё, что было получено по сделке, и, то, получившая исполнение сторона должна передать другой стороне с целью исполнения.

Обращение переданного по сделке в доход государства

Важно По сделкам, в которых в отношении виновной стороны предусмотрена санкция в виде взыскания полученного в доход государства, дополнительным последствием является возмещение потерпевшему реального ущерба.
В сделках, совершенных под влиянием заблуждения, дополнительные последствия применяются в отношении стороны, по вине которой возникло заблуждение.

На нее возлагается обязанность возмещения реального ущерба.Выявление необоснованной налоговой выгоды и доначисление налогов может происходить без юридической переквалификации сделок, а взыскание таких налогов – без обязательного обращения в суд.

Если «характеристика предмета», а также «другие существенные условия сделок» не меняются, то налоговики смогут самостоятельно оценивать «фактические взаимоотношения сторон».

Недействительные сделки

Важно Дело, в котором может быть сформирована такая правовая позиция, Президиум ВАС рассмотрит во вторник (№ ВАС-3372/13) – дело передано для формирования единообразной судебной практики.
Подобный подход может заметно расширить сферу внесудебного порядка взыскания налогов, доначисленных в связи с получением необоснованной налоговой выгоды.

Индивидуальный предприниматель заключил договоры аутсорсинга с несколькими организациями.

К какой из групп отнести ту или иную недействительную сделку — определяется законом.
Так, ГК (ст. 168) установил, что все сделки, по общему правилу, являются ничтожными, а оспоримыми только в случаях, прямо предусмотренных законом.

Оспоримость сделки означает доказывание какого-либо факта, имеющего значение для действительности сделки.

An error occurred

Внимание Если для устранения повреждений имущества истца использовались или будут использованы новые материалы, то за исключением случаев, установленных законом или договором, расходы на такое устранение включаются в состав реального ущерба истца полностью, несмотря на то, что стоимость имущества увеличилась или может увеличиться по сравнению с его стоимостью до повреждения. Размер подлежащего выплате возмещения может быть уменьшен, если ответчиком будет доказано или из обстоятельств дела следует с очевидностью, что существует иной более разумный и распространенный в обороте способ исправления таких повреждений подобного имущества.

Оспаривание сделок налоговыми органами: законные возможности и судебная практика

В соответствии со статьей 148 ГПК РФ или статьей 133 АПК РФ на стадии подготовки дела к судебному разбирательству суд выносит на обсуждение вопрос о юридической квалификации правоотношения для определения того, какие нормы права подлежат применению при разрешении спора.

По смыслу части 1 статьи 196 ГПК РФ или части 1 статьи 168 АПК РФ суд определяет, какие нормы права следует применить к установленным обстоятельствам.

Суд также указывает мотивы, по которым не применил нормы права, на которые ссылались лица, участвующие в деле.

В связи с этим ссылка истца в исковом заявлении на не подлежащие применению в данном деле нормы права сама по себе не является основанием для отказа в удовлетворении заявленного требования.

Иной момент возникновения, изменения или прекращения прав на указанное имущество может быть установлен только законом.

Например, вне зависимости от осуществления соответствующей государственной регистрации право переходит в случаях универсального правопреемства (статьи 58, 1110 ГК РФ), в случае полного внесения членом соответствующего кооператива его паевого взноса за квартиру, дачу, гараж, иное помещение, предоставленное кооперативом этому лицу (пункт 4 статьи 218 ГК РФ).

4.

Внесенная в государственный реестр отметка о возражении лица, соответствующее право которого было зарегистрировано ранее, или отметка о наличии судебного спора в отношении зарегистрированного права не препятствует осуществлению регистрации прав на имущество (пункт 7 статьи 8.1 ГК РФ).

Наличие указанных отметок также не препятствует принятию судом обеспечительных мер в отношении этого имущества.

Источник: http://aval48.ru/protsedura-vzyskaniya-v-dohod-gosud-po-nedetsstvitelnoj-sdelke/

Фиктивность сделок. Позиция налоговых органов и судов

Оспаривание сделок налоговыми органами: законные возможности и судебная практика

В ходе проведения мероприятий налогового контроля (проверочных мероприятий) в отношении налогоплательщика, налоговый орган может прийти к выводу о совершении проверяемым лицом фиктивных сделок или хозяйственных операций с определенным кругом контрагентов.

Что же сегодня под фиктивной сделкой понимают налоговые органы? С позиции налоговиков, фиктивная сделка – это сделка, совершенная налогоплательщиком без преследования какой-либо хозяйственной цели.

Иными словами, это сделки или иные хозяйственные операции, которые совершены налогоплательщиком и его контрагентом исключительно с целью снижения налогооблагаемой базы.

Такие выводы налоговиков довольно чреваты для налогоплательщиков и могут привести к очень серьезным последствиям – доначисление налогов, пени, начисление штрафов, порой приравненных по размеру к годовой выручке компании налогоплательщика.

Самым неблагоприятным для налогоплательщика исходом может послужить передача материалов налоговой проверки в следственные органы для возбуждения уголовного дела по фактам намеренного уклонения налогоплательщика от уплаты налогов и сборов.

При этом если сам налогоплательщик осуществляет свою деятельность на абсолютно легальных условиях, это не значит, что к нему не могут быть предъявлены обвинения по фактам нарушения налогового законодательства, поскольку в группу риска также могут попасть те компании, чьи контрагенты уже находятся на так называемой «галочке» у налоговиков как контрагенты, замеченные в фиктивных сделках с иными лицами.

Методы выявления фиктивности сделок и хозяйственных операций налогоплательщиков

Так, в процессе проведения проверочных мероприятий или камеральных налоговых проверок налоговики осуществляют проверку контрагентов налогоплательщика на признаки «фирмы-однодневки» или их фигурирование в ином реестре компаний, осуществляющих «серую» деятельность (более подробно о «фирмах-однодневках» можно узнать из нашей статьи «Ответственность за регистрацию «фирм-однодневок» и за внесение ложных сведений в ЕГРЮЛ», в которой мы раскрывали понятие «фирм-однодневок» и указывали какие действия предпринимают налоговые органы в отношении «фирм-однодневок»). Если у проверяемого налогоплательщика будут выявлены подобные контрагенты, налоговые органы запускают в отношении такого налогоплательщика комплекс проверочных мероприятий, направленных на сбор доказательственной базы, подтверждающей фиктивность сделок, совершенных налогоплательщиком с такими контрагентами. В таких случаях действия налоговиков могут выражаться в следующем:

  • осмотр помещений юридического лица и его контрагентов.В ходе осмотров налоговыми органами выявляются факты нахождения налогоплательщика по своему юридическому адресу, наличия или отсутствия необходимых для исполнения фиктивной сделки площадей, оборудования, товаров, транспорта и т.п., а также наличие на рабочих местах директора компании налогоплательщика и сотрудников.
  • опросы очевидцев.Должностные лица налоговых органов зачастую  подкрепляют свои доводы показаниями очевидцев. В таких случаях  налогоплательщику следует обратить внимание на идентификацию лиц, дающих какие-либо показания в отношении проверяемого налогоплательщика. Часто в протоколе осмотра должностные лица налоговых органов допускают ошибки в составлении протоколов, указывая в нем лишь обобщенную формулировку, к примеру: «со слов сотрудников других (соседних) организаций, о проверяемом юридическом лице они ничего не слышали (не знают)».
  • допросы свидетелей.Протоколы допросов свидетелей также являются одним из доказательств, которые в совокупности могут подтвердить правовую позицию фискалов. Поэтому, налогоплательщику, намеревающемуся оспорить решение налогового органа в судебном порядке предварительно рекомендуется изучить подобные документы.
  • осмотры, оперативные/следственные мероприятия, проводимые правоохранительными органами.При наличии признаков налоговых или других правонарушений в офис компании налогоплательщика могут быть направлены сотрудники правоохранительных органов. В таком случае может быть проведен совместный рейд с налоговой инспекцией, либо только по инициативе правоохранителей. 
  • получение сведений из банков.В ходе проведения такого рода проверочных мероприятий налоговики проводят анализ банковских операций налогоплательщика и его контрагентов. Причем данный анализ может коснуться и контрагентов следующих звеньев из общей цепочки взаимоотношений контрагентов с налогоплательщиком. Здесь налоговики выявляют цепочку циркуляции денежных средств, перехода денежных средств на счета аффилированных компаний, вывода средств или их обналичивание через «фирмы-однодневки» либо на счета зарубежных компаний (офшор).

Позиция налоговых органов в отношении фактов фиктивности сделок. Доказывание фиктивных сделок и операций налоговым органом.

Итак, подобрав необходимую доказательственную базу, налоговые органы принимают решение о наличии или отсутствии фиктивных сделок в составе хозяйственных операций компании налогоплательщика.  Если налоговая все же усмотрит факт совершения налогоплательщиком фиктивной сделки, перерасчета налоговой базы такому налогоплательщику не избежать.

При этом следует учитывать, что по налогу на прибыль для целей налогообложения не учитываются расходы по фиктивным сделкам и операциям, а по НДС следуют отказы в возмещении сумм налога, перечисленного в составе платежей по таким фиктивным сделкам (операциям).

В результате налогоплательщик, совершающий фиктивные операции, все равно нарвется на доначисление пени и штрафов.

Самым негативным последствием для налогоплательщика, увлекающегося фиктивными сделками и операции на протяжении нескольких отчетных периодов является то, что при сумме недоплаченных налогов за три года подряд свыше двух миллионов рублей, налоговики не раздумывая передают такие материалы в правоохранительные органы для возбуждения уголовного дела.

 Поэтому решить подобную проблему  можно, пожалуй, двумя способами: первый – добровольно оплатить сумму недоплаченных налогов в полном объеме, второй – добиваться через суд признания актов налоговых органов незаконными. Сразу стоит отметить, что при выборе второго способа решения проблемы с фискалами, налогоплательщик должен быть готов опровергнуть все выдвинутые к нему аргументы налоговиков.

Теперь рассмотрим самые распространенные признаков фиктивности сделок и хозяйственных операций, с позиции налоговых органов:

  • Отсутствие контрагента по юридическому адресу, регистрация контрагента по адресу массовой регистрации;
  • Отсутствие ресурсов для выполнения контракта (складов, оборудования, товаров и т.п.);
  • Неуплата контрагентом налогов в бюджет либо их минимальная уплата;
  • Показания руководства контрагента;
  • Экспертное заключение;
  • Транзитный характер движения денежных средств;
  • Признаки цикличного движения денежных средств;
  • Признаки нелегального вывода денежных средств.

Источник: http://apgmag.com/fiktivnost-sdelok/

Четыре способа доказать реальность сделки, которую налоговики признали фиктивной

Оспаривание сделок налоговыми органами: законные возможности и судебная практика

Фиктивность сделки и нереальность расходов – одна из самых частых претензий инспекторов. Обычно контролеры выдвигают ее, если у налогоплательщика есть контрагенты с сомнительными признаками. Мол, сделки с ними прошли лишь на бумаге, поэтому по ним нельзя ни получить вычеты НДС, ни признать расходы.

Чаще всего налогоплательщики защищаются, предъявляя правильно оформленную «первичку» и доказывая, что расходы были направлены на получение дохода. Но иногда в ход идут и более оригинальные аргументы. Анализ свежей судебной практики позволяет выделить четыре новые тенденции в доказывании реальности затрат.

Отказное решение третейского суда как аргумент в пользу компании

Некоторые общества пытаются доказать реальность сделки от противного. Для этого организация как бы соглашается с тем, что товары, работы или услуги не были получены, произведены или оказаны. И обращается в третейский суд с требованием признать сделку неисполненной по причинам, указанным налоговиками, а также взыскать с контрагента все полученное по ней.

Если у ответчика есть правильно оформленные первичные документы, то суд, скорее всего, подтвердит реальность сделки. Тем более что сам истец заинтересован в проигрыше спора.

Почему суд третейский, а не арбитражный? Дело в том, что третейский суд можно создать самостоятельно для рассмотрения конкретного спора или же он может действовать на постоянной основе при каком-либо юрлице (ст. 3 Федерального закона от 24.07.

02 № 102-ФЗ «О третейских судах»). По соглашению сторон такая структура может рассматривать любой спор, касающийся гражданских правоотношений (п. 1 ст. 1 закона № 102-ФЗ).

В итоге решение будет получено гораздо быстрее и его содержание можно с большой долей вероятности спрогнозировать.

Для создания третейского суда, который решит конкретный спор, стороны выбирают туда нечетное количество членов. Хотя бы один из них должен иметь высшее юридическое образование – он становится председателем (п. 2 ст. 8 закона № 102-ФЗ). Плюс стороны совместно в письменной форме оговаривают порядок работы суда, принятия им решения по делу и выплаты вознаграждения судьям.

Конечно, решения третейского суда имеют силу только для сторон спора (ст. 31 закона № 102-ФЗ). Налоговый орган таковой не является. Кроме того, третейский суд в этой ситуации сделает выводы лишь о реальности сделки, никак не касаясь вопросов налогообложения.

Поэтому, несмотря на имеющееся решение, арбитражный суд примет дело к производству. Причем в ходе его рассмотрения государственные судьи вовсе не обязаны безоговорочно соглашаться с коллегами (к примеру, постановление Президиума ВАС РФ от 03.04.07 № 14715/06).

Но, как показывает практика, наличие третейского решения – очень сильный аргумент. Арбитражный суд не может просто проигнорировать его.

Поэтому налоговикам, скорее всего, придется сначала оспаривать решение третейского суда, а только потом продолжать дело в арбитраже.

А это сделать намного сложнее, чем просто сослаться на то, что контрагент обладает признаками однодневки, следовательно, не мог исполнить сделку.

Так, в деле, рассмотренном Федеральным арбитражным судом Московского округа, одним из доказательств реального характера отношений было решение третейского суда (постановление от 12.03.10 № КА-А41/1727-10).

Налоговики обвиняли организацию в том, что безнадежный долг контрагента, который она включила в расходы, был создан искусственно.

Однако налогоплательщик указал, что реальность задолженности признана решением третейского суда, и это стало решающим аргументом в деле.

Помог такой документ и в деле, которое рассматривал Федеральный арбитражный суд Западно-Сибирского округа в постановлении от 04.08.08 № Ф04-4634/2008(8957-А46-40). Суд принял во внимание наличие решения третейского суда в качестве доказательства реальности правоотношений с однодневкой, расходы по которым налоговики признавать отказывались.

Несмотря на действенность этого довода, у налоговиков есть еще одна возможность оспорить сделку. Подать в арбитраж иск о признании сделки нарушающей основы правопорядка и морали.

Мол, она направлена на уклонение от уплаты налогов, поэтому является аморальной (определение КС РФ от 08.06.04 № 226-О, постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 30.05.07 № КГ-А40/13293-06).

В этом случае третейское решение по поводу реальности сделки аргументом в пользу компании уже быть не может.

Но компания может снова обратиться в третейский суд с требованием признать сделку противной основам правопорядка и нравственности. И снова проиграть дело. Однако исход такого дела в арбитражном суде, в силу расплывчатости рассматриваемых им понятий, предсказать уже труднее.

Последующие операции с имуществом подтвердят реальность его приобретения

Если налоговики оспаривают реальность сделки с материальными объектами или имущественными правами, возможен иной подход к защите. В частности, это касается материалов, товаров, основных средств, ценных бумаг, нематериальных активов и т.

д. В качестве аргумента суду можно представить сведения о дальнейшей судьбе этого имущества или прав. Ведь если налогоплательщик использовал их в производстве, продал или владеет ими до сих пор, то сделка по их приобретению явно была реальной.

Этот же аргумент может сработать как для доказательства реальности расходов, так и при защите права на вычет НДС.

Так, в деле, рассмотренном постановлением Федерального арбитражного суда Московского округа от 11.03.10 № КА-А40/1399-10, налоговый орган отказал компании в вычете по НДС, посчитав сделки с сомнительными контрагентами нереальными.

Однако судьи указали, что по дальнейшей реализации товара, полученного от однодневок, инспекция начислила НДС.

Следовательно, она не сомневается в том, что имущество действительно находилось какое-то время в собственности проверяемого общества.

Федеральный арбитражный суд Поволжского округа в аналогичной ситуации также отметил, что начисленный НДС при последующей перепродаже спорного товара налоговым органом был принят и не оспаривался (постановление от 01.07.10 № А55-29852/2009).

В постановлении от 09.03.10 № 15574/09 Президиум ВАС РФ рассмотрел дело, где налоговики ссылались на нереальность приобретения лизинговой компанией имущества.

Однако общество предоставило суду доказательства того, что этот объект был получен, оплачен и передан в дальнейшем в лизинг.

Причем лизингополучатель исправно платит деньги за использование этого актива, что было бы странным, если бы объекта в реальности не существовало. Суд счел такие аргументы вполне убедительными.

Федеральный арбитражный суд Поволжского округа в постановлении от 17.04.09 № А06-149/2008 пошел еще дальше.

Судьи указали, что при исключении из расходов стоимости имущества ввиду нереальности его приобретения нереальной становится и его дальнейшая реализация.

Следовательно, налоговики должны были исключить из доходов суммы, полученные налогоплательщиком в результате такой продажи. А поскольку они этого не сделали, значит, в существовании объектов они на самом деле не сомневаются.

Аналогичные выводы содержатся в постановлениях федеральных арбитражных судов Московского от 02.06.10 № КА-А40/5112-10, Поволжского от 30.04.10 № А57-3530/2008, Северо-Кавказского от 17.09.09 № А53-5607/2008-С5-14 округов.

Фиктивное основное средство нельзя облагать налогом на имущество

Парадоксальная ситуация складывается, когда налоговики при проверке отказывают в признании амортизационных отчислений по основному средству, ссылаясь на фиктивность его покупки.

Но в то же время соглашаются с начислением налога на имущество по этому же объекту. Получается, инспекторы облагают налогом то имущество, в реальности существования которого они сомневаются.

Этот факт может стать аргументом в пользу организации.

Одна из компаний попросила Минфин России дать письменные пояснения по похожей ситуации. В письме от 21.07.10 № 03-03-06/1/477 чиновники затруднились разрешить противоречие, по сути, не ответив на вопрос, а приведя лишь общие ссылки на нормативную базу.

Представляется, что контраргумент у налоговиков есть только один. Пока не доказана фиктивность расходов, произведенных на то или иное имущество, объект считается реально существующим. Мол, поэтому налог на имущество они не оспаривают.

Но после проверки, в результате которой контролеры сами исключили расходы на покупку основного средства, нет никаких оснований продолжать облагать спорный объект налогом. Ведь, по мнению налоговиков, он никогда не приобретался обществом. По крайней мере, за ту сумму, что указана в качестве первоначальной стоимости.

Тем более, что проверяющие обязаны выявлять все искажения налоговой базы, которые привели не только к образованию недоимки, но и к переплате налога в бюджет.

В сложившейся ситуации у компании есть основания потребовать возврата излишне уплаченного налога на имущество. Или же использовать факт его уплаты как аргумент в суде.

Сторонний эксперт докажет обоснованность расходов

В ряде случаев, когда налоговики оспаривают не реальность расходов, а доказывают искусственное завышение их стоимости, эффективной мерой защиты может стать привлечение стороннего эксперта. То есть специалиста, обладающего соответствующими знаниями и доказательствами наличия таких знаний: дипломами, сертификатами и опытом работы.

Суд может сам приглашать экспертов для участия в производстве по делу по требованию одной из сторон (ст. 82 Арбитражного процессуального кодекса).

Экспертизу может проводить как сотрудник государственного экспертного учреждения, так и негосударственный эксперт (п. 1 и 2 постановления Пленума ВАС РФ от 20.12.06 № 66).

Но и отказ суда назначить экспертизу не лишает налогоплательщика права обратиться к специалисту самостоятельно.

В налоговых спорах не так часто встречаются ссылки на экспертные заключения, поскольку эта процедура обычно стоит недешево. Хотя в случае выигрыша расходы можно будет взыскать с налогового органа.

Чтобы результат экспертизы стал действенным аргументом, перед экспертом ставятся такие вопросы, ответы на которые будут заведомо в пользу компании. К примеру, дадут представление о том, что за услуга была приобретена и какая от этого получена экономическая выгода. Тогда инспекторам вряд ли будет что ответить на аргументы экспертизы.

Например, Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа рассматривал такое дело. Налоговики оспаривали размер расходов на ремонт, подозревая их завышение с помощью однодневок.

Однако организация представила суду заключение эксперта, согласно которому реальная стоимость выполненного ремонта не только не была меньше, но даже превысила сумму расходов, отнесенную обществом на затраты.

В результате суд принял решение в пользу общества (постановление от 30.06.10 № А32-21388/2009-5/183).

Аналогичная ситуация была рассмотрена и в определении ВАС РФ от 26.04.10 № ВАС-5147/10. Она касалась расходов на ремонт и реконструкцию арендованного имущества. Грамотно оформленная «первичка» и заключение эксперта не дали оснований передать дело на рассмотрение Президиума ВАС РФ. Выигрыш остался за налогоплательщиком.

Источник: http://www.NalogPlan.ru/article/2203-chetyre-sposoba-dokazat-realnost-sdelki-kotoruyu-nalogoviki-priznali-fiktivnoy

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.