+7(499)-938-42-58 Москва
+7(800)-333-37-98 Горячая линия

Нобелевку по экономике дали знатоку бедности и потребительского спроса

Нобелевку по экономике дали знатоку бедности и потребительского спроса

Нобелевку по экономике дали знатоку бедности и потребительского спроса

Нобелевскую премию присудили знатоку психологии потребителя и эксперту по бедности – шотландцу, живущему в США – Энгусу Дитону.

Именно он в свое время попытался ответить на вопрос: сколько надо денег человеку для счастья? А с одним из трудов новоявленного нобелевского лауреата о неэффективности денежной помощи бедным странам не помешало бы ознакомиться руководству Украины.

Нобелевская премия по экономике в 2015 году досталась англо-американскому экономисту Энгусу Дитону (Angus Deaton) «за анализ потребления, бедности и благосостояния». 69-летний Дитон, работающий в Принстонском университете, исследует эти проблемы на микроуровне.  

«Деньги помогают людям почувствовать себя счастливыми, но, когда средств слишком много, деньги теряют свойство приносить счастье»

В шведской Королевской академии наук так объяснили свой выбор: исследования Дитона внесли большой вклад в понимание того, как делают выбор отдельные потребители, что важно для формирования экономической политики направленной на повышение благосостояния и снижение бедности. 

Сам Энгус Дитон по телефону на пресс-конференции после церемонии объявления его нобелевским лауреатом дал оптимистичный прогноз: в ближайшие годы в мире будет наблюдаться дальнейшее сокращение уровня бедности. 

«Последние 20 лет мы наблюдали удивительные изменения. Однако, как и в случае со всеми прогнозами, это дело непростое. Помимо экономических, здесь нужно учитывать целый ряд других вопросов таких как здоровье. Но я не хочу казаться слепым оптимистом. Вместе с тем, как я полагаю, (ситуация) станет лучше. Но необходимо помнить, что «из леса мы еще не вышли», – подметил ученый. 

Новый лауреат признался, что звонок Нобелевского комитета разбудил его (живет в США, а премия присуждается в Европе). «Но я только рад», – добавил он. 

Сколько денег надо для счастья?

В одном из исследований 2010 года Дитон изучил связь между доходами человека и счастьем, определив, какой ежегодный доход на семью люди считают оптимальным с точки зрения соотношения качества жизни и стрессов. 

По сути, он попытался ответить на вопрос: сколько надо денег человеку для счастья? И выяснил: у счастья есть денежный предел. Деньги помогают людям почувствовать себя счастливыми, но, когда средств слишком много, деньги теряют свойство приносить счастье. 

Так, по его оценкам на 2008–2009 гг., среднестатистическому американцу для счастья нужно было около 75 тыс. долларов в год (или 6250 долларов в месяц) на семью из четырех человек. Семьи с заработком ниже 75 тыс.

долларов в год радуются каждому повышению зарплаты, и это делает их счастливее. Но для тех, кто зарабатывает больше, деньги перестают быть источником повседневного счастья, хотя и усиливают чувство успешности.

Но успешность не является залогом счастья. 

«Чем сильнее годовой доход переваливает за цифру 75 тыс. долларов, тем меньше его обладателя радуют простые человеческие удовольствия: вкусная еда, общение с друзьями и близкими, путешествия. Иными словами, все то, что дает нам ощущение эмоционального комфорта и счастья», – говорил сам Дитон. 

В любом случае в современном мире с деньгами лучше, чем без них. «Результаты, которые мы получили, еще раз доказали: гармония, в данном случае финансовая всегда лучше, чем недостаток или переизбыток», – добавлял он. 

Это исследование Дитон провел совместно с экономистом Даниэлем Канеманом, который ранее также получил Нобелевскую премию. 

Помощь беднякам вредна

В последней из своих работ, опубликованной в 2013 году, под названием «Великий побег: здоровье, богатство и происхождение неравенства», Дитон показал, какие страны совершили «побег» от бедности и болезней, какие страны пытаются его осуществить и каким только предстоит его только начать. 

По мнению профессора экономики и госполитики в Гарвардском университете, бывшего главного экономиста МВФ Кеннета Рогоффа, в этом исследовании Дитон приходит к выводу, что слишком частая денежная помощь со стороны Запада бедным странам для борьбы с бедностью и смертностью является больше успокоением для донора, который чувствует вину за неравенство в мире. Но это не является доброй волей с целью улучшить тяжелое состояние «бедняка». Дитон сомневается, что иностранная помощь соблюдает первую заповедь врача – принцип «не навреди». 

Дитон критикует популярную модель помощи бедным странам, которая сводится к тому, что чем больше денег, еды или медицинской помощи дадут богатые страны бедным, тем лучше.

Однако Дитон не верит правительствам бедных стран, которые могут часть этих средств перенаправить, например, в военную отрасль.

Прямые поставки лекарств также не лучший способ, так как они могут не доходить до реально нуждающихся пациентов. 

В общем, по Дитону, помощь в борьбе с бедностью лишь поддерживает неэффективные правительства в этих странах, отмечает Рогофф.

Этот вывод, кстати, подходит нынешней Украине. МВФ дает деньги, но жизнь украинцев все равно резко ухудшилась, и ее уровень продолжает снижаться. Деньги уходят не в экономику и политические институты, как завещает фонд, а на войну. 

Уже даже сам МВФ испугался и перестал давать деньги. Украинский экономист Александр Охрименко объясняет нежелание МВФ давать деньги Украине очень просто: на 1 сентября 2015 года МВФ выдал Украине 12,999 млрд долларов кредитов (за вычетом погашенных старых долгов перед фондом). Но золотовалютные резервы Украины на это же число меньше – 12,616 млрд долларов.

«Получается, что, даже если отдать МВФ все украинские золотовалютные резервы, все равно останемся должны МВФ. Получается, кредиты он дает, а вот толку от этого нет. И еще хотите, чтобы МВФ добавил денег?» – удивляется Охрименко. Для сравнения: на 1 марта 2014 года общая сумма кредитов МВФ составляла 7 млрд долларов, а ЗВР страны – 15 млрд долларов.

Налицо неэффективность расходования денежной помощи украинским правительством. 

Про потребление

Между тем главная работа Энгуса Дитона заключается не в его исследовании уровня жизни и бедности в развивающихся странах, а в создании им системы оценки спроса на товары и исследования взаимосвязи потребления и дохода, считает директор Института актуальной экономики Никита Исаев. 

«Наиболее важная работа из трех – как раз прикладная система оценки спроса, значительно отличающаяся от принятой ранее модели идеального «среднего потребителя» Фридмена и Модильяни. Система, позволяющая точно моделировать спрос, достойна награды», – говорит газете ВЗГЛЯД Исаев. 

Судя по всему, Нобелевский комитет присудил премию Дитону в большей степени как раз за работу в этой области. 

Подход Дитона действительно заставил пересмотреть базовые модели макроэкономистов Милтона Фридмена и Франко Модильяни (1950-е годы). Они описывали зависимость потребления (и сбережений) от уровня дохода: их модели основаны на идеальном «среднем потребителе», траты которого меняются в зависимости от динамики доходов на общенациональном уровне. 

Дитон же доказал, что необходимо учитывать индивидуальные особенности доходов и расходов, которые часто отличаются от средних показателей. 

Дитон создал «почти идеальную систему спроса», показав, что спрос на каждый товар зависит от цены на все товары и от индивидуальных доходов каждой семьи. Эту систему оценки спроса на различные товары Дитон разработал в 1980-х годах совместно с Джоном Мюлльбауэром.

Женщины оценивают жизнь выше, чем мужчины, даже в Африке

На своем сайте Дитон отмечает, что его текущие исследования фокусируются на исследовании здоровья в богатых и бедных странах, а также на изменении уровня бедности в Индии и по всему миру. 

Так, в одной из последних работ Дитон исследует, как люди, живущие в странах Африки южнее Сахары, оценивают свое здоровье и как это соотносится с их восприятием благополучия. Ранее обнаружили, что в богатых странах оценка жизни зависит от возраста и напоминает U-образную траекторию. Удовлетворенность жизнью в среднем возрасте снижается, а потом снова поднимается в более старшем возрасте. 

Однако в африканских странах к югу от Сахары оценка жизни не отличается по возрасту, что резко контрастирует с U-образной возрастной оценкой жизни в богатых странах, таких как США.

«Одним из возможных объяснений является то, что U-образная формула встречается только в странах, где есть сильные системы и программы, которые обеспечивают покрытие медико-санитарной помощи для пожилых людей», – говорит Дитон в исследовании. 

Впрочем, есть и некоторые сходства между африканскими и более богатыми странами. В обоих случаях женщины оценивают свою жизнь более высоко, чем мужчины.

Плюс те, кто имеет доходы и образование, говорят о большем благополучии. Точно так же те, кто развелся, овдовел или живет один, сообщили о низком уровне благосостояния.

С другой стороны, семьи с двумя и более детьми говорят о более низком благополучии, чем семьи с одним ребенком или без детей.

Источник: Деловая газета «Взгляд»

Стань экспертом

Источник: Клерк.ру

Источник: https://otchetonline.ru/art/direktoru/50734-nobelevku-po-ekonomike-dali-znatoku-bednosti-i-potrebitel-skogo-sprosa.html

​Нобель по экономике-2015: понять потребителя и распределить

Нобелевку по экономике дали знатоку бедности и потребительского спроса

Подходы англо-американца Ангуса Дитона позволяют проводить экономическую политику, которая увеличивает благосостояние и сокращает бедность

Присуждение Нобелевской премии этого года по экономике малоизвестному ученому Ангусу Дитону только на первый взгляд выглядит неожиданностью.

На самом деле у лауреата есть целый ряд новаторских работ по исследованию потребительского поведения и проблем бедности. Некоторые из его подходов стали «де-факто» стандартом при подобных исследованиях.

Кто такой Дитон и каков его вклад, размышляет экономический обозреватель «Реального времени» Альберт Бикбов.

Нынешний лауреат Нобеля по экономике — абсолютный сюрприз для широкой общественности.

По традиции, накануне объявления лауреатов Нобелевской премии по экономике, в Российской экономической школе были подведены итоги ежегодного «Нобелевского тотализатора».

Наиболее вероятными кандидатами на высшую научную награду 2015 года стали: Пол Ромер (Нью-Йоркский университет), Роберт Барро и Элханан Хелпман (Гарвардский университет), Дарон Асемоглу (Daron Acemoglu) из Массачусетского института технологий.

На победу Ромера уже второй год делается больше всего ставок, в этом году – 25, а в 2014 – 32 ставки. Фаворитами этого года также считаются: Барро – 18 ставок, Асемоглу – 17 и Хелпман – 14. Всего было сделано 292 ставки. Голосование проходило среди студентов и профессоров РЭШ. Дитон уже несколько лет не присутствовал в «народных опросах», и вот…

Поэтому, когда объявили о победе Дитона, у многих было состояние шока. Неизвестный широкой публике, не тяготеющий к экономической публицистике. Ну да, крепкий эконометрист — но мало разве таких? Что в нем особенного?

Когда объявили о победе Дитона, у многих было состояние шока. Фото www.kommersant.ru

Who is mr. Deaton?

Ангус Дитон, работающий на экономическом факультете в Принстонском университете, специализируется на проблемах микроэкономики. В своих работах он анализирует модели поведения потребителей, вопросы бедности и благосостояния населения на микроуровне.

Согласно пресс-релизу, опубликованному на сайте Нобелевского комитета, исследования Дитона внесли большой вклад в понимание того, как делают выбор отдельные потребители, что важно для формирования экономической политики, способствующей благосостоянию и снижающей бедность.

Ангусу Дитону из Принстонского университета (США) уже 69 лет, и он, выходец из Кембриджа, был учеником знаменитого сэра Джона Ричарда Николаса Стоуна (англ. Sir John Richard Nicholas Stone), лауреата Нобелевской премии 1984 года. Ричард Стоун подарил миру систему национальных счетов.

В 1967-1968 гг. Ангус Дитон работал в Банке Англии. В 1976-1983 гг. — профессор эконометрики Бристольского университета. В 1979-1980 гг. — приглашенный профессор, с 1983 года — профессор Принстона.

Как экономист в своих работах Ангус Дитон специализируется на эконометрике (совмещение экономической теории с математическими и статистическими методами). Так что это уже 7-я премия Нобелевка по экономике, присужденная эконометристу.

Впервые в 1969 г. Нобелевской премией за разработку эконометрических моделей принятия решений были отмечены Р. Фриш и Я. Тинберген. Позже Нобелевскую премию в области экономики получили Т. К.

Купманс (1975) за разработку линейных эконометрических моделей и развитие статистических методов в эконометрике, Л. Р Клейн (1980) за разработку сложных эконометрических моделей и их применение для анализа конъюнктурных колебаний и экономической политики, Т.

Хаавельмо (1989) за разработку и применение теоретико-вероятностных методов для анализа взаимосвязанных эконометрических структур.

В 2000 г. Дж. Хекман и Д. Макфеден отмечены Нобелевской премией за разработку микроэконометрики и методов статистического анализа.

Последняя «нобелевка» за эконометрику была в 2013 году у Л. П. Хансена за создание «обобщенного метода моментов».

И вот, новое признание эконометрики. Примечательно, что по количеству нобелевских премий «эконометристы» обошли, наконец, «игровиков» (экономисты, специализирующиеся на применении теории игр). И у тех всего 6 премий. Последнюю премию у «игровиков» в 2012 году получили Л. Шепли и Э.Рот «за теорию устойчивого распределения и практику моделирования рынка».

В Принстонском университете Дитон работает с 1979 года. Фото thequote.ru

Наиболее известные научные работы Дитона:

  • Models and Projections of Demand in Post-War Britain («Модели и представления спроса в послевоенной Британии»), Cambridge, Springer US, 1975 г.
  • Understanding Consumption («Понимание потребления»), Oxford University Press, USA, 1993 г.
  • The Analysis of Household Surveys: A Microeconomic Approach to Development Policy (World Bank) («Анализ обследований домашних хозяйств: микроэкономический подход к политике в области развития»), World Bank Publications, 1997 г.
  • The Great Escape: Health, Wealth, and the Origins of Inequality («Великий побег: здоровье, богатство и основания неравенства»), Princeton University Press, 2013 г.

В последней работе Дитон обращает взгляд на 250 лет назад на исторические модели здоровья и благосостояния наций. Описывая текущую ситуацию, он рекомендует ряд мер помощи тем, кто остался в своем развитии далеко позади ведущих стран.

За что такое признание?

По мнению Шведской королевской академии наук, работы Дитона помогают лучше понять то, как рядовые потребители принимают решения о распределении своих расходов, а также то, как спрос на тот или иной товар зависит от цены и от уровня дохода потребителей. Разработанный Дитоном еще в 1980-х годах метод в наши дни является стандартным инструментом как в экономической теории, так и в практике.

«Чтобы объяснить формирование капитала и величины экономических циклов, необходимо понять взаимосвязи между уровнями дохода и потребления на протяжении долгого времени. В нескольких работах 1990 года Дитон доказал, что господствующая теория потребления не может объяснить фактические отношения, если учитывать только усредненные доход и потребление.

Вместо этого следует учитывать то, как отдельные люди подстраивают свой собственный уровень потребления под их собственный уровень дохода, который колеблется совсем не так, как усредненный доход.

Это исследование ясно показало, почему анализ индивидуальных данных является ключом для понимания усредненных данных, подход, который с тех пор стал широко принят в современной макроэкономике. Среди открытий, к которым Дитон имеет непосредственное отношение, доказательство того, что удовлетворенность жизнью растет вместе с доходами только до определенного момента.

Когда денег у семьи становится намного больше, чем у основного населения, дополнительные удовольствия, конечно, оказываются намного доступнее, но вот их ценность падает», — отмечается в релизе Нобелевского комитета.

По мнению Шведской королевской академии наук, работы Дитона помогают лучше понять, как рядовые потребители принимают решения о распределении своих расходов. Фото nnvn.ru

В одной из своих ранних работ, написанной около 1980 г., Дитон разработал «почти идеальную систему спроса» – гибкий, но простой способ оценки того, как спрос на каждый товар зависит от цен на все товары и от индивидуальных доходов.

Этот подход, который с тех пор превратился в стандартный инструмент как научных исследований, так и экономической политики, позволяет оценить, как действия властей, например, изменения в потребительских налогах, влияют на благосостояние различных групп общества.

Анализ индивидуальных данных необходим для понимания тенденций и схем, наблюдаемых в агрегированных данных, показал Дитон. Нужно прояснить, как потребительское поведение людей зависит от их собственных доходов, чтобы понять, как в результате это влияет на накопление капитала в масштабах экономики и бизнес-циклы.

Почему важен именно такой подход Дитона? Чтобы разрабатывать и проводить экономическую политику, которая увеличивает благосостояние и сокращает бедность, необходимо прежде всего понимать решения конкретных потребителей. А эконометрические модели Дитона позволяют это сделать в полной мере.

Актуален ли для нас Дитон?

Конечно! В России за последний год реальные доходы населения упали на 10%. В некоторых регионах — еще больше. Значит, люди стали меньше покупать и физически и выбирают более дешевые товары, более низкого качества. На потребительском рынке наблюдается, как и во всей экономике, «новая реальность».

Какая она? Какие сдвиги в потребительском поведении наступают? Какие структурные изменения в поведении среди беднейших слоев населения? Как бороться с бедностью? Ответы на эти вопросы можно получить, исследуя потребительские рынки с помощью моделей Дитона.

Так что все по праву — абсолютно своевременная и актуальная премия!

Аналитика

Источник: https://RealnoeVremya.ru/articles/15772

Кому и за что дали «Нобель» по экономике

Нобелевку по экономике дали знатоку бедности и потребительского спроса

Шведская королевская академия наук назвала лауреата Нобелевской премии по экономике за 2015 год.

​Луареатом Нобелевской премии по экономике 2015 года стал профессор Принстонского университета (США) Ангус Дитон, удостоенный награды «за анализ потребления, бедности и благосостояния». В релизе Нобелевского комитета отмечается:

«Его исследования обнаружили важные подводные камни при сравнении масштабов бедности. Он также показал, как разумное использование данных о домашнем потреблении может пролить свет на такие вопросы, как взаимосвязь между доходом и потреблением калорий, и степени дискриминации по признаку пола в семье».

Как считает Нобелевский комитет, Дитон внес особый вклад в изучение индивидуальных решений потребителей и понимание индивидуального потребления.

В сентябре 2010 года Дитон и еще один лауреат Нобелевской премии израильский психолог Даниэль Канеман опубликовали исследование, из которого сделали вывод, что деньги приносят счастье, если зарплата не превышает 75 тыс. долларов в год ($6250 в месяц).

Вывод основывается на изучении результатов опроса 450 тыс. американцев, проведенного в 2008−2009 годах исследовательской компанией Gallup. Выяснилось: люди с заработком ниже этого уровня в год радуются каждому повышению зарплаты, что делает их счастливее.

Для тех, кто зарабатывает больше, деньги перестают быть источником повседневного счастья.

Ангус Дитон был в числе возможных кандидатов на Нобелевскую премию, по версии Thomson Reuters, однако не входил в тройку наиболее вероятных премиантов.

Как угадать, кто унесет домой «Нобеля»

Вообще-то все попытки предсказать, кому достанется премия, не слишком научны. Номинанты — как этого года, так и прошлых лет — остаются тайной за семью печатями. Однако с 2002 года издание Thomson Reuters ежегодно представляет собственный прогноз возможных победителей, опираясь на критерий научной цитируемости.

В этом году в список экономических фаворитов Thomson Reuters входили Ричард Бланделл, Университетский колледж Лондона, «за микроэконометрические исследования рынка труда и потребительского поведения», Джон Лист, Университет Чикаго, «за развитие полевых исследований в экономике», и Чарльз Мански, Северо-Западный университет, «за описание частичной идентификации и экономический анализ социальных взаимодействий».

В прошлом году в Thomson Reuters отдавали предпочтение Филиппу Агийону с Питером Ховиттом, Уильяму Баумолю с Израилем Кирзнером или Марку Гановеттеру, а премию получил французский экономист Жан Тироль — «за анализ рыночной власти и регулирования». Прогноз Thomson Reuters не сбылся, хотя стоит упомянуть, что имя Тироля можно было встретить в одном из более давних прогнозов компании.

Кто еще был в списке кандидатов

  • Список фаворитов включал в себя имена Пола Ромера, Нью-Йоркский университет, и Роберта Барро, Гарвард, — «за исследования современного экономического роста»
  • Сэр Энтони Аткинсон из Оксфордского университета и Энгус Дитон из Принстонского университета уже отмечались как вероятные кандидаты на премию, если комитет решит признать их исследование неравенства доходов.
  • Если же комитет предпочел бы исследование в области эконометрики, премию могли бы получить сэр Дэвид Хендри из Оксфорда, Хашем Песаран из Университета Южной Калифорнии и Питер Филлипс из Йельского университета.
  • В области экономики окружающей среды и изменения климата часто упоминались имена Мартина Вайцмана из Гарварда и Вильяма Нордхауса из Йельского университета. Среди других вероятных претендентов — сэр Парта Дасгупта из Кембриджского университета.
  • Предполагалось, что в области денежно-кредитной политики комитет может обратиться к исследованиям о том, как центральные банки способствуют росту, когда краткосрочные ставки снижены до нуля — весьма актуальная тема. Шорт-лист включал Майкла Вудфорда из Колумбийского университета, экс-председателя ФРС Бена Бернанке и бывшего главу шведского центрального банка Ларса Свенссона.
  • Был и такой вариант: награду делят между одним из этих ученых и Джоном Тейлором из Стэнфорда — он разработал правило, которое описывает, как центральные банки должны устанавливать номинальные ставки.
  • Стивена Росса из Массачусетского технологического института включали в число вероятных кандидатов за его исследования финансов и «арбитражной теории ценообразования», а Дэвида Крепса из Стэнфорда — за работы по корпоративной экономике и теории игр.

Примечательно, что Нобелевская премия по экономике не входила в завещание Альфреда Нобеля и была учреждена в 1968 году Банком Швеции, в отличие от премий по физике, химии, литературе, медицине и мира. Официально это Премия Шведского государственного банка по экономическим наукам памяти Альфреда Нобеля. В связи с этим у экономической награды немало критиков, которые считают ее «ненастоящей».

Впрочем, победителя здесь также определяет Королевская шведская академия наук, а размер премии по экономике идентичен размеру остальных (в 2015 году он составляет 8 млн шведских крон, или почти 1 млн долларов), и награду лауреат получает на торжественной церемонии в Стокгольме вместе с другими лауреатами.

Источник: https://ru.ihodl.com/economics/2015-10-12/komu-i-za-chto-dali-nobel-po-ekonomike/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.