+7(499)-938-42-58 Москва
+7(800)-333-37-98 Горячая линия

Необоснованная налоговая выгода по НДС

Содержание

Решение налогового органа – Необоснованная Налоговая Выгода

Необоснованная налоговая выгода по НДС

Ознакомившись с достаточным количеством решений налоговых инспекций по результатам выездных и камеральных налоговых проверок о привлечении налогоплательщиков к налоговой ответственности на существенные  суммы недоимок – от 3 миллионов рублей до 90 миллионов рублей в 2010-2011 г.г., считаю нужным привести и обсудить имеющие обвинительный уклон доводы налоговых органов.

  • Фирма-контрагент налогоплательщика имеет определенное количество признаков фирмы-“однодневки”
  • Руководитель фирмы-контрагента по повестке в налоговый орган не явился, а сама организация на запросы и требования налогового органа не отвечает, по юридическому адресу не находится. Направлены запросы и даны поручения в другие ИФНС либо в правоохранительные органы на розыск должностных лиц контрагента
  • Последняя отчетность, представленная в налоговый орган, «нулевая». В настоящее время налоговая отчетность не сдается, организация о своей деятельности перед налоговой инспекцией не отчитывается.
  • Организация-контрагент имеет ряд других грубых нарушений законодательства о налогах и сборах, операции по ее банковским счетам приостановлены по решению налогового органа
  • Организация-контрагент, после заключения сделки с налогоплательщиком и исполнения ее условий (только  именно после, а не до!) исключена из Единого государственного реестра юридических лиц по решению регистрирующего органа.
  • Налоговым органом составлен протокол допроса лица, числящегося генеральным директором, руководителем контрагента налогоплательщика. Подписи выполненные от имени руководителей контрагентов на договоре и счетах-фактурах, представленных в налоговый орган налогоплательщиком, не схожи с подписями допрашиваемых лиц. Допрошенное в качестве свидетеля лицо, которое указано в спорных документах руководителем, пояснило, что организаций никогда не учреждало, генеральным директором не являлось, никакие документы не подписывало, про налогоплательщика слышит впервые
  • Количество работников в штате контрагента, выполнившего работы, услуги или поставившего товар по договору на значительную сумму, составляет 0 либо 1 человек
  • На балансе организации-контрагента не числится существенных активов, либо иных основных средств, с помощью которых он бы имел возможность оказать услуги, выполнить  работы, поставить товар
  • Из анализа банковских выписок по расчетным счетам контрагента следует, что он получал в рассматриваемый период значительные денежные суммы на совершенно разные и несвязные между собой цели, однако, сам товар либо материалы не приобретал, заработную плату, аренду, транспортные расходы, телефонную связь  – не оплачивал.
  • Также существуют иные, менее значимые доводы проверяющих

На основании вышеперечисленных доводов налоговый орган с удовлетворением заключает, что у организации было право выбора любого контрагента и, соответственно, риск неблагоприятных последствий должен лежать именно на налогоплательщике.

Ввиду отсутствия лиц, идентифицируемых в качестве единоличного исполнительного органа исследуемого контрагента, нет оснований считать, что организация вступала в какие-либо гражданско-правовые отношения, влекущие налоговые последствия.

Следовательно, расходы, связанные с закупками материала, товара, оказанными услугами, работами не достоверны, не могут служить основанием для признания таковыми, а получаемая налоговая выгода не может являться обоснованной.

По заявленным адресам места нахождения исполнительные органы контрагентов отсутствуют. Контрагенты не представляют налоговую и бухгалтерскую отчетность, не имеют сотрудников, не уплачивают налоги в бюджет, следовательно, имеют признаки фирм-“однодневок”.

Должная осмотрительность и осторожность налогоплательщика при выборе контрагента

При выборе контрагента налогоплательщик должен действовать с должной осмотрительностью и осторожностью, которой налогоплательщик не проявил и должен быть привлечен к налоговой ответственности.

В большинстве налоговых споров, которые были в моей судебной практике, налогоплательщик находил комплект документов, подтверждающих должную осмотрительность при заключении сделки с контрагентом: свидетельство ОРГН, решение участника об утверждении единоличного исполнительного органа, копия паспорта участника/директора, выписка из ЕГРЮЛ, письмо с кодами статистики, лицензии и другие документы (обращу внимание, что этот перечень не является обязательным). И, даже при наличии перечисленных документов, налоговый орган настаивает на том, что “представление контрагентом в налоговый орган всех документов, необходимых для его регистрации, не подтверждает его добросовестность, которую налогоплательщик не проверил”, в результате чего, получил необоснованную налоговую выгоду.

Может быть несколько усложнена ситуация установлением инспекторами факта невозможности подписания каких-либо документов единоличным исполнительным органом контрагента в силу различных обстоятельств. Об особенностях рассмотрения таких споров я писал отдельно в статье – “Необоснованная налоговая выгода. Арбитражная судебная практика“.

Реальность и экономический смысл совершенных операций. Фиктивность и сомнительность сделок

Далее, инспекторы налоговых органов указывают, что материалами встречных проверок, выписками банков, протоколами допросов различных лиц, актами осмотра территорий, находящихся по заявленным адресам контрагентов, подтверждается, что налогоплательщик не мог осуществлять реальную финансово-хозяйственную деятельность с указанными контрагентами, которые не имели собственного или арендованного имущества и персонала, при этом, не неся расходов по приобретению товаров, а также транспортных расходов, не имел возможности выполнить взятые на себя обязательства по заключенным с налогоплательщиком сделкам, в силу отсутствия у этих организаций необходимых условий для достижения результатов соответствующей экономической деятельности (отсутствие управленческого и технического персонала, основных средств, как собственных, так и арендованных, производственных активов, складских помещений, транспортных средств, необходимых для выполнения взятых на себя обязательств по заключенным с налогоплательщиком договорам и достижения результатов соответствующей экономической деятельности).

Вследствие чего, налоговый орган приходит к выводу, что имеющиеся в распоряжении Инспекции материалы, сведения и факты, указывают на совершение налогоплательщиком неправомерных действий путем совершения операций с фиктивными фирмами и их подставными лицами, направленных на нанесение ущерба бюджету Российской Федерации путем получения необоснованной налоговой выгоды.

Большинство таких доводов уже было предметом обсуждения в судебных разбирательствах арбитражных судов по налоговым спорам, которые приходят к выводу, что абсолютное большинство вышеприведенных замечаний налоговых органов недостаточно обоснованы и в совокупности не образуют состав налогового правонарушения. О том, какая практика рассмотрения подобных налоговых споров сложилась в настоящее время я писал здесь.

Подводя итог, нельзя не добавить, что действительно “опасными” проверяющих налоговых инспекторов будут являться следующие выводы:

  • Организация-контрагент вообще не состоит и не состояла на налоговом учете,
  • Заявленный в налоговых декларациях товар не поставлялся, услуги, работы не оказывались, сделка носила фиктивный характер, реальной экономической выгоды не несла, осуществлялась только с целью неуплаты налогов в бюджет;
  • Недобросовестный контрагент является аффилированным или иным образом связанным с налогоплательщиком лицом. Налогоплательщик заведомо (заранее) знал, должен был или мог знать о допускаемых контрагентом налоговых нарушениях.

Как показывает опыт работы с налоговыми спорами, когда необоснованная налоговая выгода выявлена в результате сомнительных хозяйственных операций с контрагентом, имеющим признаки фирмы-однодневки, эти случаи в обязательном порядке должен рассматривать занимающийся такими спорами юрист. Процессуальные ошибки, допущенные на первых этапах оспаривания решения налоговой, зачастую, нельзя исправить на последующих этапах и арбитраж узаконивает сомнительное решение фискалов.

Источник: https://jurist-arbitr.ru/nalog/reshenie-nalogovogo-organa-neobosnov/

Необоснованная налоговая выгода и судебные доктрины, просто о сложном

Необоснованная налоговая выгода по НДС

Предприниматели могут встать на путь уклонения от уплаты налогов по разным причинам. Первые, по моральным причинам, следуя инстинкту.

Часто ответной реакцией на давление государства является уклонение от уплаты налогов, ведь рентабельность бизнеса нередко не позволяет выплачивать налоги и развиваться, так называемая «налоговая ловушка». Вторые – по политическим причинам, не желая поддерживать власть.

Третьи – по экономическим или в силу привычки умело пользоваться законом, оптимизируя налоги. Указанные причины заставляют уклоняться от налогов даже законопослушных граждан.

Судебные доктрины: понятие и смысл

Предприниматели уклоняются от налогов, используя два способа:

А. Некриминальное уклонение от уплаты налогов – налоговые стратегии или без них, позволяющие избегать или снижать налоги. Действия чаще всего не образуют состав налогового преступления и не влекут наступления уголовной ответственности.

Б. Криминальное уклонение от уплаты налогов – подделка документов, фальсификация данных бухгалтерского учета, неоприходование денег, заключение фиктивных договоров.

Мы поговорим о некриминальном уклонении от уплаты налогов без стратегий, т.е. о нескольких способах.

Начнем с налоговых доктрин, обсудим, почему судебные налоговые доктрины, не являясь источниками права, фактически играют их роль.

Статья ставит перед собой цель дать понимание подхода государства в лице налоговой службы к налогообложению доходов, отметить некоторые работающие схемы, знакомые налоговикам и используемые их клиентами.

В судебной практике большинства государств существуют специальные методы, позволяющие предотвратить уклонение от уплаты налогов:

  • Источники налогового права,
  • меры административного воздействия
  • специальные судебные доктрины

Источники налогового права в РФ

  • Международные соглашения во избежание двойного налогообложения.
  • Конституция Российской Федерации;
  • Налоговый кодекс и федеральные законы;
  • Законодательство субъектов Российской Федерации о налогах и сборах;
  • Нормативно-правовые акты органов местного самоуправления;

Судебные доктрины, не являясь источниками права, фактически играют их роль.

Россия не является страной прецедентного права, поэтому формально судебные акты Высшего арбитражного суда (далее – ВАС), Верховного суда (далее – ВС), Федеральных арбитражных судов регионов (далее – ФАС) не являются самостоятельными источниками права. Но «судебные источники права» – судебные акты ФАС округов, ВАС, ВС и КС – имеют иногда решающее значение в регулировании налоговых отношений и разрешении налоговых споров.

Этому есть объяснения:

Объяснение1. Решения КС обязательны на всей территории РФ для всех правоприменителей;

Объяснение2. Постановления Пленумов ВАС и ВС обязательны для нижестоящих судов, имеют силу обязательного прецедента;

Объяснение3. Постановления Президиумов ВАС и ВС, а так же постановления ФАС округов являются ориентирами при рассмотрении налоговых споров.

Российской практикой выработаны специальные судебные доктрины, применяемые судами для признания сделок не соответствующими требованиям законодательства по мотивам их заключения с целью уклонения от уплаты налогов или незаконного обхода налогов.

Судебные доктрины – это типовые подходы и методы разрешения определенных (типовых) судебных споров. При рассмотрении мы использовали материал на сайте ООО «Юридическая фирма «Ардашев и партнеры». Здесь мы приводим основные четыре используемые налоговые доктрины.

Доктрина1. «Существо над формой» (equity above the form)

Суть: Если форма сделки не соответствует отношениям, которые фактически реализуются между сторонами по сделке, то налоговые последствия определяются в соответствии с реально возникшими между сторонами отношениями (существо сделки).

Как работает: При отсутствии у налогоплательщика или контрагентов реальных условий для ведения соответствующей предпринимательской деятельности, как то нет персонала, производственных мощностей, финансирования, средств транспорта, складов, налоговая выгода от проведения таких операций признается необоснованной. Расходы или сделки с контрагентами признаются ничтожными, доначисляется налог на прибыль, восстанавливается НДС. Другой пример – замена понятий. Организация заключала с гражданами договоры о совместной деятельности, но устанавливала телефоны. Такой подход позволял не уплачивать налоги (НДС, налог на прибыль и др.) с полученных организацией средств, так как эти средства считались вкладом в совместную деятельность. ВАСС пришел к выводу о том, что сделка притворная и к ней следует применять правила о договоре выполнения работ по установке телефонов.    

Ссылки на право и прецендент: Нормы ГК РФ (ст. 169, 170), Постановление ФАС СКО от 26.04.02 по делу № Ф08-1304/2002-482А

Доктрина2. «Экономическая целесообразность сделки»

Суть: Если фирма осуществляет деятельность, у нее есть расходы, заключаются договоры и эти действия не направлены на получение прибыли, то и понесенные расходы не могут быть признаны экономически оправданными. Деятельность заведомо лишена экономической целесообразности. Налоговая выгода необоснованна.

https://www.youtube.com/watch?v=I0yTSqaO1pI

Как работает: Признается отсутствие прямой или косвенной связи расходов с доходами, осуществляется исключение сумм из расходов, уменьшающих базу по налогу на прибыль, восстановление НДС.         

Ссылки на право и прецендент:

1.Постановление ФАС СЗО от 13.05.2004 № А26-7795/03-210. Сделав вывод о том, что общество не понесло фактических расходов по оплате товаров, полученных от поставщика, так как имеет место осуществление денежных операций по замкнутому циклу с целью возмещения НДС из бюджета, суд признал правомерным решение ИМНС об отказе в возмещении НДС.

Источник: https://firmmaker.ru/stat/nalogovye/neobosnovannaj-nalogovaj-vjgoda

Необоснованная выгода: рекомендации ФНС инспекторам

Необоснованная налоговая выгода по НДС

Около месяца назад ФНС дала рекомендации налоговым органам по выявлению незаконных схем ухода от налогообложения (письмо от 23.03.2021 № ЕД-5-9/547@). Рассмотрим его основные тезисы, а также плюсы и минусы для бизнеса.

Взаимоотношения с подозрительными компаниями

Сегодня вопрос получения необоснованной налоговой выгоды в центре внимания налоговиков. Под этим подразумевается любое уменьшение суммы налога — занижение базы, завышение вычетов НДС.

Но чаще всего, говоря о необоснованной выгоде, имеют в виду связь компании (предпринимателя) с подозрительными партнерами, которых можно охарактеризовать, как фирмы-однодневки.

Поэтому тщательная проверка контрагентов в современных реалиях бизнеса становится не просто желательной, но необходимой.

Итак, как же налоговым органам рекомендовано действовать, если налогоплательщик заподозрен во взаимодействии с ненадежным партнером или цепочкой таковых? В первую очередь, инспекторы будут определять, подконтролен ли спорный контрагент проверяемой организации.

Однодневка подконтрольна налогоплательщику

ИФНС будут искать факты юридической, экономической или иной подконтрольности спорного контрагента проверяемому налогоплательщику. Имеется в виду участие одной организации в другой, наличие одних и тех же лиц, близких родственников в составе учредителей или руководстве и прочие факты аффилированности.

Если подконтрольность налицо, то инспекторы могут сделать вывод о том, что действия налогоплательщика, который заключил сделку с однодневкой, носили умышленный характер и имели целью применить одну из схем ухода от налогов.

Впрочем, такие же выводы последуют, если инспекторы докажут, что участники сделки хоть и не были аффилированы, но действовали в сговоре, или если сделка проводилась лишь на бумаге.

Другими словами, сначала инспекторы должны доказать, что налогоплательщику было известно о заключении сделки с однодневкой.

Тут надо отметить, что само по себе понятие «подконтрольность» вызывает вопросы. Налоговый кодекс не содержит его определения, поэтому всегда есть риск, что проверяющие на местах могут по-своему его трактовать.

Подконтрольность отсутствует

Если доказать факты, указанные выше, не получается, то инспекторы проверят действия самого налогоплательщика, а именно то, как он подбирал себе контрагентов.

То есть теперь проверяющие должны выяснить, добросовестно ли он подошел к вопросу их выбора и проявил ли должную осмотрительность.

Параллельно проверяются обстоятельства, при которых контрагент не выполнил свои обязательства перед налогоплательщиком.

Обратите внимание! Речь идет исключительно о контрагентах первого звена.

Это значит, что если недобросовестность выявлена в действиях партнеров второго, третьего звена и далее по цепочке, то отвечать за них налогоплательщик не должен. В письмо ФНС это отдельно оговорено.

При этом чиновники ссылаются нa выводы, сделанные Судебной коллегией по экономическим спорам Верховного Суда РФ в Определении от 29.11.2021 № 305-КК16-10399.

В документе, в частности, говорится о том, что если сделка была реальной, то налогоплательщика нельзя наказывать (отказать в вычете НДС) из-за того, что поставщик не уплатил налог.

Кроме того, если инспекторы нашли противоречия в сделке, но они не опровергают ее реальности, «повесить» негативные последствия на покупателя также нельзя.

То же самое сказано и о неисполнении поставщиками первого и последующих звеньев обязанностей по уплате налогов — покупатель за это отвечать не должен.

Экспертиза и показания

В ходе проверки инспекторы могут назначить почерковедческую экспертизу подписанных документов. В результате может выясниться, что документы подписало неуполномоченное на то лицо. Или же директор при проведении допроса может отрицать участие в сделке, как, впрочем, и сам факт руководства контрагентом.

Раньше этого зачастую было достаточно для вывода о том, что налогоплательщик действовал неосмотрительно, выбрав подобного партнера по сделке. Однако в рассматриваемом письме указывается, что сами по себе показания руководителя контрагента и результаты экспертизы не свидетельствуют о неосмотрительности налогоплательщика и о его стремлении применить налоговую схему.

Оценка действий налогоплательщика

Главное, чему ФНС рекомендует уделить внимание при проверке — насколько адекватно действовал сам налогоплательщик при подготовке сделки, и были ли предпринятые им меры разумными и достаточными. А именно:

  • обоснованно ли он выбрал контрагента;
  • как оценил условия сделки и ее коммерческую привлекательность;
  • не был ли его подход при выборе контрагента по спорным операциям нехарактерным для него самого или для обычаев делового оборота;
  • является ли заключение сделок с недобросовестными контрагентами привычной практикой для налогоплательщика.

Оценивая действие компании по подготовке сделки, инспекторы должны особое внимание уделить тому, обговаривались ли ее условия при личных контактах между руководством двух сторон или их уполномоченными лицами. Также первостепенное значение имеет подтверждение личности директора контрагента — у налогоплательщика должен быть документ, подтверждающий его полномочия, и копия его паспорта.

Важную роль в выводах инспекторов сыграет неинформированность налогоплательщика по следующим вопросам:

  • о фактическом адресе контрагента, нахождении его складов, торговых либо производственных помещений;
  • о том, как налогоплательщик узнал о контрагенте (реклама в СМИ, информация в интернете, рекомендации других партнеров) с учетом того, что в общем доступе имеется информация об аналогичных предложениях на рынке по более низкой цене;
  • о наличии сведений о партнере в ЕГРЮЛ, а также о наличие у него лицензий и допусков, необходимых для исполнения обязательств по сделке.

Таким образом, если налогоплательщик не запасется указанными выше документами и не сможет ответить на приведенные вопросы, это склонит чашу весов в пользу его недобросовестного подхода при выборе контрагента.

Рекомендации по истребуемым документам

Принимая решение об осмотрительности налогоплательщика, рекомендуется запрашивать у него документы, которые:

  • докажут факт поиска кандидатов и их отбора;
  • объяснят, откуда налогоплательщик получил информацию о выбранном контрагенте (его коммерческое предложение, рекламные материалы и так далее);
  • подтвердят, что компания изучала рынок и другие предложения;
  • объяснят, почему был выбран именно этот контрагент (регламент проведения тендера, порядок оценки рисков и подобные);
  • докажут, что компания и ее партнер обсуждали сделку (деловая переписка).

Последствия письма для налогоплательщиков

Необходимость таких инструкций для ИФНС вызвана, вероятнее всего, не столько доброй волей чиновников ФНС, сколько сложившейся судебной практикой. Дело в том, что в последнее время довольно часто арбитры встают на сторону налогоплательщиков, которых налоговики обвинили в получении необоснованной выгоды, не собрав достаточной доказательной базы.

По мнению некоторых экспертов, рассмотренные рекомендации ФНС содержат между строк призыв к инспекторам: следует проверять тщательнее и находить больше доказательств умышленного сотрудничества компаний с проблемными контрагентами.

Тем не менее некоторые положения письма можно трактовать в пользу проверяемых налогоплательщиков.

Это, в первую очередь, снятие с покупателя ответственности за недобросовестность поставщика второго и последующих звеньев.

Кроме того, вселяет надежду рекомендации ФНС не расценивать как безусловное доказательство тот факт, что директор контрагента «все отрицает», равно как и результат почерковедческой экспертизы.

О применении рекомендаций

Подход, указанный в письме ФНС, налоговые органы должны применять в ходе предпроверочного анализа, а также камеральных и выездных проверок налогоплательщиков, подозреваемых в получении необоснованной налоговой выгоды. Если будут найдены доказательства этого, то все они должны быть отражены в акте налоговой проверки.

Все, что содержится в рассматриваемом письме, должно выполняться районами инспекциями неукоснительно. За этим должны следить межрегиональные инспекции ФНС по Федеральным округам.

Источник: http://KonturSverka.ru/stati/neobosnovannaya-vygoda-rekomendacii-fns-inspektoram

Последствия получения необоснованной налоговой выгоды по НДС – sroorg.ru

Необоснованная налоговая выгода по НДС

В электроном журнале «Налоговед» за май 2021 года была опубликована статья генерального  директор «Национальная юридическая компания „Митра“»  Юрия Мирзоева.

Алгоритм разрешения споров о получении необоснованной налоговой выгоды продавцами

Противоречивая судебная практика по этой категории споров порождает правовую неопределенность и мешает налогоплательщикам заранее просчитывать налоговые последствия сделок. По мнению автора статьи, пришло время перейти к доктрине «одной руки», а также выработать общий алгоритм разрешения подобных дел.

Доктрина необоснованной налоговой выгоды

За время своей работы Высший Арбитражный Суд Российской Федерации сформировал обширную судебную практику по многим важным вопросам в сфере налогообложения.

Но понятный алгоритм разрешения споров, связанных с получением необоснованной налоговой выгоды продавцами продукции, на уровне высшей судебной инстанции не был создан. Не разработал его и ВС РФ.

Именно поэтому отсутствует единообразный подход к рассмотрению подобных споров.

В этом отношении показательны судебные акты по делу АО «Камышинский стеклотарный завод» (далее также — Общество)1. 

Суды оценивали решение налогового органа о доначислении Обществу налога на прибыль, НДС за 2013—2014 гг. и соответствующих сумм пеней, штрафов, предусмотренных ст. 122 НК РФ. Решение инспекции было мотивировано тем, что база по этим налогам определена расчетным методом: путем изменения цены реализации продукции контрагентам — ООО «Консерв» и ООО «Консерватор».

Во внимание суды приняли обстоятельства (см.

 врезку ниже), указывавшие (по мнению налогового органа) на создание продавцом и покупателями-перепродавцами формального документооборота, а также тот факт, что цена реализации продукции покупателям-перепродавцам отличалась в меньшую сторону — в пределах 3–30% по отдельным видам продукции — от средних цен реализации другим покупателям. В итоге доначисление Обществу налогов на основании подп. 7 п. 1 ст. 31 НК РФ было признано обоснованным. 

Обстоятельства дела

Сотрудники ООО «Астраханская консервная компания» (конечный покупатель) обратились к Обществу (продавец) с предложением приобрести большую партию продукции через «дочек» конечного покупателя — «Консерв» и «Консерватор» (покупатели-перепродавцы).

По договорам покупателями выступали «Консерв» и «Консерватор», но грузополучателем — «Астраханская консервная компания», так как именно ей они реализовали приобретаемые товары.

Плата за продукцию по договорам поступила на расчетный счет Общества непосредственно от компаний «Консерв» и «Консерватор». Для завода эти сделки были прибыльными: стоимость реализации превышала себестоимость продукции.

«Консерв» и «Консерватор» по завышенным более чем в шесть раз ценам (по сравнению с ценами приобретения у Общества) перепродали продукцию «Астраханской консервной компании». 

В процессе судебного разбирательства не исследовались обстоятельства наличия или отсутствия налоговой выгоды на стороне участников сделок. Ни налоговый орган, ни суды не устанавливали признаков сопричастности Общества к получению необоснованной налоговой выгоды.

Однако из совокупности установленных судами обстоятельств с очевидностью следует, что «Консерв» и «Консерватор» были подконтрольны конечному покупателю продукции («Астраханской консервной компании») и привлечение их в качестве посредников было направлено на увеличение стоимости продукции у конечного покупателя в целях получения им необоснованной налоговой выгоды.

Таким образом, налоговый орган вменил Обществу необоснованную налоговую выгоду путем увеличения стоимости реализации продукции компаниям «Консерв» и «Консерватор» на сумму от 3 до 30% по отдельным видам товаров.

При этом он не отказал в вычетах по НДС и расходах по налогу на прибыль «Астраханской консервной компании» на сумму наценки более 600%.

Тем самым налоговая инспекция не только привлекла к ответственности невиновное лицо, но и ущемила интересы бюджета.

Отметим, что судебной практикой сформирована и противоположная позиция, когда по аналогичным спорам суды признали правильным решение налогового органа, которым отказано в вычетах по НДС и расходах по налогу на прибыль именно конечному покупателю продукции2.

Проблемы применения доктрины необоснованной налоговой выгоды к продавцам продукции

В последнее время дела об определении выручки продавца на основании расходов конечного покупателя на приобретение товаров при их перепродаже через цепочку фирм-однодневок приобрели массовый характер (см. врезку ниже). Такой подход получил одобрение в нескольких судебных актах ВС РФ3 и письмом ФНС России от 17.07.2015 № СА-4-7/12693@ доведен до сведения нижестоящих налоговых органов. 

Пример из арбитражной практики (Постановление ФАС СЗО от 24.12.2007 по делу № А42-1200/2006) 

Суд установил факт «недобросовестности» налогоплательщика, выразившийся в реализации им по заниженным ценам выработанных из апатитового концентрата минеральных удобрений взаимозависимым специально созданным организациям-посредникам, которые в свою очередь реализовывали удобрения конечным потребителям по рыночным ценам.

Однако налоговый орган использовал эту норму неправильно, что и послужило основанием для признания его решения недействительным. 

Между тем у рассмотренных ВС РФ дел есть важное отличие от судебных актов по приведенному выше спору.

В этих делах суды, признавая решения инспекций о доначислении налогов продавцам продукции обоснованными, все же устанавливали фактическую подконтрольность финансово-хозяйственной деятельности «проблемного первого покупателя» именно продавцу продукции и доначисляли налоги, не исходя из средних цен реализации другим покупателям, а на основании расходов конечного покупателя.

Из недавно принятых СКЭС ВС РФ судебных актов обращает на себя внимание Определение от 29.03.2021 по делу № А04-9989/2021 ИП Бурдинского А.В.

Инспекция установила, что предприниматель, применявший общую систему налогообложения, реализовывал товар взаимозависимому контрагенту, на которого распространялся специальный налоговый режим, по ценам ниже, чем не взаимозависимым с ним контрагентам. При этом диапазон расхождений цен в пользу взаимозависимого контрагента составлял от 11 до 52%.

Налоговый орган расценил эти обстоятельства как действия, направленные на получение предпринимателем необоснованной налоговой выгоды путем занижения базы по НДФЛ и НДС.

В результате инспекция для целей налогообложения доходов ИП по сделкам с взаимозависимым контрагентом определила их расчетным путем с применением элементов метода цены последующей реализации из расчета минимального интервала торговой наценки взаимозависимого контрагента.

Суды трех инстанций поддержали инспекцию, но СКЭС отменила судебные акты и признала решение налогового органа недействительным.

Коллегия указала, что, поскольку судебный контроль не призван проверять экономическую целесообразность решений, принимаемых субъектами предпринимательской деятельности, отличие примененной налогоплательщиком цены от уровня цен, обычно используемых по идентичным (однородным) товарам, работам или услугам другими участниками гражданского оборота, не может служить самостоятельным основанием для вывода о получении налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды, возникновении у него недоимки, определяемой исходя из установленной ценовой разницы.

Если налоговый орган оспаривает соответствие отраженной в налоговом учете операции ее действительному экономическому смыслу, то многократное отклонение цены сделки от рыночного уровня может учитываться как один из признаков получения необоснованной налоговой выгоды в совокупности и во взаимосвязи с иными обстоятельствами, порочащими деловую цель сделки (взаимозависимость сторон сделки, создание организации незадолго до совершения хозяйственной операции, использование особых форм расчетов и сроков платежей и т. п.). Установленное по результатам налоговой проверки отклонение цен по спорным сделкам в диапазоне от 11 до 52% не является многократным по сравнению с ценами на аналогичный товар по сделкам предпринимателя с другими контрагентами.

Интересно, что в первом приведенном нами деле о доначислении налогов АО «Камышинский стеклотарный завод» судья ВС РФ, отказавший в передаче дела в Коллегию, занял противоположную позицию, несмотря на то что отклонение цен было еще меньше (3–30%) и решением налогового органа налоги доначислены продавцу, а не конечному налоговому выгодоприобретателю. 

Доктрина «одной руки»

Неоднозначность и противоречивость судебной практики создают ситуацию правовой неопределенности и лишают налогоплательщиков возможности заранее просчитывать налоговые последствия реализационных сделок.

Фактически на налогоплательщиков возлагается не предусмотренная налоговым законодательством обязанность по проверке «налоговой добросовестности» контрагентов-покупателей.

Это сильно увеличивает издержки бизнеса, а неустранимый в сложившихся условиях риск привлечения к уголовной и имущественной ответственности за нарушение налогового законодательства демотивирует предпринимателей, отбивая у них желание вести бизнес в России.

С 19 августа 2021 г. Налоговый кодекс РФ был дополнен ст. 54.1 «Пределы осуществления прав по исчислению налоговой базы и (или) суммы налога, сбора, страховых взносов»4.

В ней содержатся нормы, направленные на пресечение злоупотреблений в налоговой сфере и призванные заменить собой положения доктрины необоснованной налоговой выгоды, сформулированные в Постановлении Пленума ВАС РФ от 12.10.

2006 № 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды». 

Такой шаг законодателя понятен: названная доктрина неоднократно подвергалась критике и во многом была вынужденной мерой, обусловленной тем, что 12 лет назад налоговые органы не располагали достаточными инструментами для контроля за посредническими звеньями цепочки сделок.

Сегодня в их арсенале помимо общей нормы, позволяющей пресекать злоупотребления в налоговой сфере (ст. 54.1 НК РФ), появились новые средства контроля за совершением и исполнением сделок. Речь идет, в частности, о внедрении АСК НДС-2 и других программных средств.

Кроме того, расширены полномочия налоговых органов при проведении камеральных проверок, ужесточены правила регистрации юридических лиц и т. д.

Назрел момент для перехода к доктрине «одной руки», или доктрине фактического собственника. Она позволяет оценивать финансовые результаты налогоплательщика, осуществляющего деятельность через подконтрольных лиц, игнорируя посреднические звенья в цепочке поставки, как если бы налогоплательщик был прямым продавцом (или покупателем) товара.

Согласно доктрине «одной руки» налоговый орган, чтобы предъявить претензию, должен доказать, что именно налогоплательщик (покупатель или продавец) является получателем налоговой выгоды по конкретной сделке и что такая выгода действительно существует.

С учетом названной доктрины суд, по нашему мнению, обязан установить:

  •         заплатили ли налоги в бюджет покупатели-перепродавцы от реализации продукции, купленной у продавца (которому доначислены налоги), и (или) используют ли они специальные налоговые режимы, то есть имеют ли место потери бюджета от спорных сделок;
  •         проведены ли за данный период налоговые проверки в отношении реальных покупателей продукции и доначислены ли им налоги (отказано в вычетах по НДС и расходах по налогу на прибыль) по спорным сделкам, то есть нет ли противоречащих п. 3 ст. 3 НК РФ двойного налогообложения и незаконного обогащения государства;
  •         кто именно контролировал финансово-хозяйственную деятельность «проблемного покупателя» — продавец продукции или конечный покупатель, то есть является ли такой продавец конечным налоговым выгодоприобретателем;
  •         какова деловая цель сделок, то есть совершены ли они через посредников исключительно для минимизации налогов.

Источник: http://sroorg.ru/posledstviya-polucheniya-neobosnovannoy-nalogovoy-vygody-po-nds/

Необоснованная выгода

Необоснованная налоговая выгода по НДС

Что такое необоснованная налоговая выгода?На что обращают внимание суды в спорах о получении необоснованной выгоды?

Чем предприниматель может подтвердить свою осмотрительность при выборе контрагентов?

Федеральная налоговая служба в письме от 24 мая 2011 г. № СА-4-9/8250 (далее – Письмо) назвала ошибки инспекторов, допускаемые при сборе фактов, подтверждающих получение налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды.

В письме даны рекомендации контролерам, правда, достаточно сумбурные. Основная мысль: собирать как можно больше аргументов, чтобы в споре на них можно было опираться.

Зачастую инспекторы упускают какую-либо важную составляющую доказательной базы, благодаря чему предприниматели и фирмы выигрывают суды.

Коммерсантам этот документ будет интересен, так как всегда важно знать, какие документы подготовить, чтобы в возможном споре иметь твердую почву под ногами.

Выгоду ищут все

Понятие «налоговая выгода» в законодательстве отсутствует. Его можно найти в постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 12 октября 2006 г. № 53 (далее – Постановление № 53).

Там даются рекомендации судам по оценке доказательств обоснованности возникновения налоговой выгоды у налогоплательщика, а также приводятся критерии признания выгоды обоснованной или необоснованной, установлены основания для признания налоговой выгоды необоснованной (таблица 1).

Грубо говоря, налоговая выгода – это уменьшение величины налога к уплате. Например, включая суммы затрат в расходы, применяя налоговые вычеты коммерсант получает обоснованную (законную) налоговую выгоду. Соответственно, когда методы незаконны, выгода становится необоснованной.

В частности, включение в расходы сумм, которые нельзя учесть и, как следствие, необоснованное завышение расходов (налоговая база, с которой рассчитывается налог, а значит, и сам налог будут ниже), получение налоговых вычетов, получение налоговых льгот, применение более низких ставок налога, получение права на возврат (зачет) или возмещение налога из бюджета.

То есть претензии о необоснованной налоговой выгоде могут коснуться практически любого коммерсанта. На общем режиме это могут быть споры, касающиеся вычета по НДС или учета расходов при расчете налога на доходы.

На УСН с объектом налогообложения «доходы минус расходы» – спорные суммы расходов, которые инспекторы запретят учесть, обернутся необоснованной налоговой выгодой. При объекте «доходы» какие-либо неучтенные поступления станут выгодой.

Даже у «вмененщика» может обнаружиться необоснованная выгода. К примеру, при расчете ЕНВД исходя из площади торгового зала, коммерсант часть площади по каким-либо причинам не учитывает.

Эта неучтенная часть может стать объектом для спора и предъявления обвинения в получении необоснованной выгоды, ведь налог уплачен в меньшем размере, чем мог бы быть.

Законодательно налоговая выгода и ее признаки не определены. Своеобразной азбукой является Постановление № 53. Кроме того, на сегодняшний день существует немало судебных решений, касающихся вопроса обоснованности налоговой выгоды.

Комплекс доказательств

Инспекторы допускают две основных ошибки: представляемые в суде доказательства недостаточны (и, соответственно, являются недостоверными доказательствами) или несвязны (противоречивы). Это и помогает бизнесменам выигрывать споры.

Одна из распространенных претензий – документы подписаны неизвестными лицами. Чужая подпись мгновенно становится поводом для доначисления налогов. Счета-фактуры поставщика, подписанные лицами, которые не названы в учредительных документах фирмы, приведут к решению инспекции об отказе в вычете по НДС.

Если, кроме неизвестной подписи, других нарушений нет, при этом соблюдены основные требования по оформлению документов по сделке (в том числе счетов-фактур), судьи укажут на отсутствие оснований для выводов о недостоверности или противоречивости сведений, содержащихся в бумагах.

Одна лишь подпись неизвестного лица на счете-фактуре не делает его недействительным и не грозит отказом в вычете НДС, если все требования по оформлению бумаг соблюдены, и каких-либо иных доказательств вины инспекторами не представлено.

А нередко случается именно так: обнаружив один недочет, контролеры привлекают к ответственности. Подобные санкции суд, как правило, отменяет.

Когда в решении по итогам проверки санкции начислены по одному или даже нескольким неточностям в документах (подписи неизвестных лиц, неверный адрес) или какие-либо претензии относительно контрагента (неизвестно место нахождения, неуплата налогов), санкции еще можно попытаться оспорить. Подобные обстоятельства сами по себе еще не указывают на вину бизнесмена, не подтверждают наличие необоснованной налоговой выгоды (п. 10 Постановления № 53).

Реальность сделки и деятельности продавца, а также неосмотрительность бизнесмена – именно эти обстоятельства играют решающую роль в спорах о получении необоснованной выгоды. Судьи допускают наличие ошибок в деятельности ИП.

При рассмотрении споров какая-либо неточность в документах может и не стать поводом для отказа в вычете, учете расходов. Но если обнаружится умысел, сговор, проблем не избежать.

И задачей контролеров является доказать этот самый умысел или неосторожность, отсутствие должной осмотрительности при заключении сделки.

Судьи в первую очередь смотрят, насколько реальна сделка и действительно ли контрагент осуществляет деятельность (не является ли он фирмой-однодневкой). Если сделка фиктивна и документы это подтвердят – спор проигран.

Когда сделка оформлена документами, в том числе с недочетами и неточными данными (подписи неизвестных, ошибки в ИНН), поставщик является сомнительным (отсутствует по указанному адресу, не сдает отчетность) спор все еще можно выиграть, если доказать, что коммерсант был осмотрителен в выборе поставщика и не знал (не мог знать), что партнер является недобросовестным налогоплательщиком.

Доказать неосмотрительность бизнесмена должны инспекторы, а сбору доказательств в этой части, как правило, они уделяют наименьшее значение.

Доказательства необоснованности

Начинать сбор доказательств контролерам предлагается с изучения сделки и подтверждения ее фиктивности.

Инспекторы рассмотрят документы по сделке (договор, счет-фактура, накладная) на предмет их составления и достоверности сведений, указанных в бумагах. Наличие подписей, заполнение всех обязательных реквизитов – на все это обращается внимание.

Кроме того, сделка рассматривается в хозяйственном обороте предпринимателя. Использовались ли закупленные материалы в производстве, проданы ли товары, купленные для перепродажи, или были списаны, введен ли в эксплуатацию приобретенный станок.

На все это инспекторам рекомендуют обращать внимание. Соответственно коммерсантам стоит позаботиться о документальном оформлении не только самой сделки, но и тщательно задокументировать «судьбу» приобретенных ценностей. Особенно, когда сделка на достаточно крупную сумму.

Потеря вычета по такой сделке может существенно ударить по карману.

Если документы в полном порядке или в них присутствуют незначительные недочеты, которых, как мы указали выше, недостаточно, чтобы привлечь ИП к ответственности, на фиктивность операции могут указать сведения о партнере.

Значимыми доказательствами фиктивности сделок, отмечает ФНС, являются сведения о налоговой недобросовестности контрагента. На это укажет, к примеру, отсутствие партнера по адресу регистрации.

Но ссылаться на подобные факты можно, если исходя из обстоятельств коммерсант знал либо должен был знать об указании контрагентом недостоверных сведений. Только тогда довод будет принят судом.

Задачей инспекции становится сбор доказательств, указывающих, что коммерсант действовал без должной осмотрительности при заключении сделки.

Логика такая: если бизнесмен не был осмотрителен (то есть не обратил внимание на какие-то факты о контрагенте) и не обнаружил недобросовестность партнера (хотя должен был знать, если бы был осмотрителен, что, к примеру, документы подписывает не руководитель фирмы, а неизвестное лицо), тогда можно считать доказанной фиктивность сделки и привлекать к ответственности такого невнимательного налогоплательщика.

ФНС отмечает, чтопри совершении и исполнении сделки налогоплательщику, исходя из обычаев делового оборота, целесообразности (разумности) поведения в конкретных сферах деловой активности, бесспорно должны быть известны обстоятельства деятельности контрагента, в том числе неосуществления такой деятельности в реальности. В Письме приводятся возможные аргументы:

– неизвестность места нахождения контрагента;

– непредставление налоговой отчетности либо заявление минимальных налоговых обязательств;

– совершение нехарактерных для заявленного вида деятельности операций по банковским счетам;

– участие в незаконном обналичивании денежных средств;

– отсутствие трудовых и материальных ресурсов;

– другие аналогичные сведения о контрагенте.

Интересно, каким образом можно выяснить у партнера, например, осуществляет ли он незаконное обналичивание? И как этот факт может стать известен «исходя из обычаев делового оборота»? Все перечисленные обстоятельства сами по себе не являются достаточным доказательством, чтобы признать налоговую выгоду необоснованной. Они формируют общий массив доказательств. Еще раз повторим: если какой-либо из названных фактов обнаружится, но коммерсант докажет, что был осмотрителен, судьи признают невиновность ИП.

Осмотрительный бизнесмен

Таким образом, после тщательного документального оформления сделки, следующей задачей коммерсанта становится подготовка доказательств того, что он был осмотрителен. В свою очередь инспекторы будут собирать доказательства обратного.

Отметим: никто не отменял презумпции добросовестности налогоплательщика (п. 1 Постановления № 53). Судьи, разрешая спор, исходят из того, что действия бизнесмена экономически оправданны, а сведения, содержащиеся в декларации и отчетности, – достоверны.

Когда бизнесмен подает в инспекцию надлежаще оформленные документы для получения вычета по НДС (получения налоговой выгоды), это является основанием для получения вычета (получения налоговой выгоды), если инспекция не докажет, что сведения, содержащиеся в этих документах, неполны, недостоверны и (или) противоречивы. Доказывать факты, ставшие основой для привлечения коммерсанта к ответственности, должны контролеры (п. 2 Постановления № 53). Когда этих фактов недостаточно суд примет решение в пользу бизнесмена. Иными словами, можно надеяться, что аргументы контролеров не примут в суде. Но, чтобы обезопасить себя, коммерсанту стоит позаботиться о контраргументах.

Источник: https://spmag.ru/article/2011/8/neobosnovannaya-vygoda-argumenty-dlya-suda

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.