+7(499)-938-42-58 Москва
+7(800)-333-37-98 Горячая линия

Наказывать надо и руководителей налоговых инспекций

Содержание

Как бороться с незаконными действиями налоговиков

Наказывать надо и руководителей налоговых инспекций

Жалоба в прокуратуру — эффективный инструмент борьбы с налоговиками, которые превышают свои полномочия.

Такой способ защиты позволит налогоплательщику отстоять свою позицию и к тому же сэкономить на судебных расходах. Однако прежде чем обращаться в прокуратуру нужно оценить свои шансы и доказательную базы.

А также быть готовым к тому, что прокуроры проверят не только ревизоров, но и инициатора жалобы.

В каких случаях стоит обращаться в прокуратуру

Жалоба в прокуратуру подействует только в случае, если налоговики допустили грубые нарушения и налогоплательщик способен это доказать. А именно, обращаться в прокуратуру стоит в следующих случаях.

Незаконно заблокировали расчетные счета. Например, если компания вовремя не подала декларацию по налогу на прибыль за квартал. Пункт 3 статьи 76 Налогового кодекса не говорит об обеспечительных мерах, в случае если налогоплательщик не предоставил квартальный расчет авансового платежа. Следовательно, налоговики не вправе блокировать счета компании.

Нарушили срок ознакомления с материалами проверки. Ревизоры в извещениях о рассмотрении материалов налоговой проверки указали неверные дату и время. Это нарушает пункт 1.25 приказа ФНС России от 08.05.15 № ММВ-7-2/189@.

Представитель проверяемой организации вправе ознакомиться с материалами проверки в течение двух дней с момента подачи заявления (п. 2 ст. 101 НК РФ).

Если налогоплательщик не согласен с результатами проверки, ему нужно направить  в течение месяца со дня получения акта письменные возражения (абз. 1 п. 6 ст. 100 НК РФ).

Когда налоговики указывают неправильное время и дату рассмотрения материалов, это затрудняет защиту прав налогоплательщика.

Не учли в акте проверки смягчающие обстоятельства. В описательной части акта проверки налоговики должны указать документально подтвержденные факты правонарушений, а также обстоятельства, которые смягчают или отягчают ответственность (п. 3.2 приложения № 24, п. 3 приложения № 23 к приказу ФНС России от 08.05.15 № ММВ-7-2/189@).

Налоговики обязаны определить перечень смягчающих обстоятельств уже при оформлении акта. Однако практика показывает, что они этого никогда не делают, хотя у них есть для этого вся необходимая информация. Дело в том, что ревизоры ждут, когда налогоплательщик сам в возражениях на акт попросит снизить штраф и опишет причины.

Но если в акте проверки отсутствуют смягчающие обстоятельства, это процессуальное нарушение. Компания вправе  обратиться в прокуратуру даже не дожидаясь рассмотрения возражений.

Истребовали документы, которые не связаны с проверкой. К примеру, налоговики заявляют компании, что та получит возврат НДС, только если представит дополнительные документы. При этом их составление не предусмотрено Налоговым кодексом или они не имеют отношения к объекту проверки. Подобный запрос – прямое превышение полномочий инспекции, оговоренных в статье 31 НК РФ.

Привлекли к ответственности после истечения срока давности. К примеру, налоговики привлекли руководителя организации к административной ответственности спустя четыре месяца со дня совершения правонарушения.

В этом случае ревизоры нарушают статью 4.5 КоАП РФ и часть 1 статьи 24.5 КоАП РФ. Закон указывает, что постановление должно быть вынесено не позднее двух месяцев.

В случае если дело дошло до суда, постановление представляют в течение трех месяцев.

Неверно возбудили административное дело. К примеру, ИФНС возбудила дело об административных правонарушениях и не предупредила об этом компанию. По крайней мере протокол об этом умалчивает. КоАП РФ так делать запрещает.

В протоколе должны быть указаны:

  • место его составления;
  • должность, фамилия и инициалы должностного лица;
  • сведения о нарушителе;
  • место, время и факт преступления.

При составлении протокола инспектор обязан разъяснить нарушителю его права и обязанности.

Проигнорировали запрос. Если инспекторы игнорирует заявление налогоплательщика о возврате излишне уплаченных налогов, он вправе пожаловаться на ревизоров в прокуратуру.

Согласно пункту 8 и 9 статьи  78 НК РФ инспекторы обязаны вынести решение о возврате в течение 10 дней со дня получения заявления или акта совместной сверки. Руководитель компании или его представитель под расписку должен получить это решение в течение пяти последующих дней.

Если налоговики нарушили сроки возврата переплаты, налогоплательщик вправе получить проценты за каждый день просрочки. Процентная ставка равна ставке рефинансирования ЦБ РФ на дни задержки.

Не соблюли процедуру ареста имущества. К примеру, во время ареста имущества контролеры не пригласили двух понятых. Это нарушает пункт 7 статьи 77 НК РФ и статью 198 НК РФ. Арестовывать имущество налоговики вправе только при участии понятых в дневное время. Ночью арест имущества возможен в случаях, «не терпящих отлагательств».

Кроме этого ревизоры не вправе запретить представителям компании присутствовать во время ареста имущества. Свидетельства понятых налоговики обязаны отразить в протоколе. Понятые должны сверить арестованные предметы с имуществом, указанным в документе.

Разгласили коммерческую тайну. Для налоговых инспекторов разглашение коммерческой тайны может закончиться уголовной ответственностью (ст. 183 УК РФ) — штрафом до 1,5 млн рублей или лишением свободы сроком до трех лет.

Так же обратиться в прокуратуру можно, если инспекторы без разрешения разгласили персональные данные налогоплательщика.

Не ответили на обращение. Если инспекция не отвечает на письменные обращения компании, например, о тех же налоговых переплатах, обращайтесь в прокуратуру. Срок рассмотрения письменного обращения — 30 дней со дня регистрации (Федеральный закон от 02.05.06 № 59‑ФЗ «О порядке рассмотрения обращений граждан РФ»).

Пример из представления прокуратуры Воронежской области:

дословно

«В период с 2012 по 2015 гг. заявителю, являющемуся собственником менее 20% доли жилого дома, расчет налога на имущество физических лиц производился исходя из инвентаризационной стоимости всего домовладения. В итоге Иванову А.Н.

на протяжении 4 лет предъявлялись требования о уплате налога в десятикратном размере. Несмотря на многочисленные обращения заявителя, нарушения инспекцией не устранялись. (…) Вопреки положениям п. 2 ч. 1 ст. 32, п. 1.1 ст. 139 НК РФ в ходе разрешения управлением жалобы Иванова А.Н.

на действия инспекции меры по устранению нарушений прав лица не приняты.

Лишь после вмешательства прокуратуры области доводы Иванова А.Н. признаны обоснованными, ему произведен перерасчет налога, уплачиваемого с 2010 года».

Не приняли жалобу. Ситуация: УФНС дважды не приняла у организации апелляционную жалобу на решение ИФНС. Налоговики посчитали, что у заявителя было недостаточно полномочий. Однако на документе была подпись генерального директора компании. Такие действия контролеров нарушают статью 139.3 НК РФ и право на использование внесудебных процедур разрешения спора.

Отказались рассматривать пояснения после проверки. Ситуация: по итогам выездной налоговой проверки проверяющие доначислили налоги и пени. Компания не согласилась с решением налоговиков и пожаловалась на акт ИФНС. Однако в досудебном порядке решить спор не удалось. Ревизоры так и не дали оценку пояснениям и документам заявителя и оставили решение без изменения.

Позже суд встал на сторону налогоплательщика. Пункт 2 статьи 140 Налогового кодекса указывает, что в ходе рассмотрения жалобы заявитель вправе представить дополнительные документы, подтверждающие его доводы.

Руководитель вышестоящего налогового органа обязан известить налогоплательщика-заявителя о времени и месте рассмотрения аппеляционной жалобы. Срок вынесения решения — от 15 до 30 дней.

Он может быть продлен еще на 15 дней, если руководитель потребует дополнительные документы.

Когда нужно действовать заранее

В прокуратуру можно подавать жалобу не только постфактум. В статье 25.1 Федерального закона от 17.01.92 № 2202-1-ФЗ «О прокуратуре Российской Федерации» указано, что прокурор вправе действовать на опережение. А именно, направить предостережение должностному лицу. Для этого у него должны быть сведения о том, что налоговики планируют нарушить закон.

К примеру, в компании прошла выездная налоговая проверка. Из решения по итогам проверки видно, что вышестоящая налоговая инспекция готовится к повторной проверке. Но у них нет оснований, чтобы ее провести. Компания вправе пожаловаться в прокуратуру и попросить вынести прокурорское предостережение.

Если должностное лицо не исполнит требования, указанные в предостережении, ему грозит выговор или штраф. Но скорее всего ревизоры не пойдут на конфликт и откажутся от проверки.

Источник: http://www.NalogPlan.ru/article/4136-kak-borotsya-s-nezakonnymi-deystviyami-nalogovikov

Эксклюзивно для наших читателей: правда о сопровождении директора на допрос в ФНС, которую никто не расскажет

Наказывать надо и руководителей налоговых инспекций

Допросы — важная составляющая налогового контроля. Допросить свидетеля (директора, топ-менеджера, главного бухгалтера, кладовщика, водителя) могут:

  • во время камеральной проверки;
  • во время встречной проверки, то есть когда налоговая проверяет вашего контрагента и хочет выяснить подробности того, как вы с ним работали;
  • конечно, никакая выездная проверка не проходит без допросов.

В последние пару лет налоговая завела новую опасную практику. Компания подаёт налоговую декларацию. ФНС её не принимает (или даже обнуляет), причём причину такого решения не поясняет. «Пусть придёт директор, с ним и поговорим» — заявляют сотрудники налоговой по телефону. Это выливается в блокировку счёта компании, но речь сейчас не об этом.

Директор вынужден идти в налоговую, где он попадает на комиссию по непринятым или обнулённым декларациям. Там ему, по сути, устраивают допрос, хотя юридически это не допрос. При этом на комиссии могут присутствовать замначальника инспекции и начальники отделов инспекции. Цель этого мероприятия — выявить номинальных директоров.

Если ответы директора покажутся инспекторам нечёткими, неуверенными, то декларацию не примут, а директора вызовут уже на «настоящий» допрос.

Зачем вам это знать? По двум причинам:

  • вы можете оказаться на допросе неожиданно для себя. В том смысле, что любой поход в инспекцию грозит превратиться в допрос;
  • и самое главное: как показывает наша практика, даже реальный директор на допросе может показаться инспекторам номинальным. Есть случаи, когда реальный директор на комиссии по непринятым декларациям создаёт впечатление номинала, а это означает вызов на «полноценный» допрос. Счёт компании к тому времени, как правило, уже заблокирован.

Почему так происходит? Потому, что директор пошёл в инспекцию неподготовленным. А что понимать под подготовкой и как она должна проходить, читайте ниже.

Что представляют из себя услуги адвокатов по сопровождению на допрос в налоговую?

По сопровождению на допрос в Москве сложилась практика, которую мы считаем порочной. Почему?

Во-первых, налоговое законодательство и практика по нему сложны и запутанны. По-настоящему эффективно защищать директоров в сфере налогов могут те адвокаты, которые на налогах специализируются.

Это тот случай, когда специализация адвоката действительно важна.

Адвокату, который не имеет налоговой специализации и занимается правовой помощью по разным категориям уголовных дел, будет крайне трудно защитить директора на допросе в ФНС.

Во-вторых, услуга сопровождения зачастую заключается просто в… присутствии адвоката. Как это выглядит?

Адвокат встречается с руководителем, которого вызвали на допрос, за 15 или за 30 минут до допроса. Проводит краткий инструктаж: напоминает, что Конституция разрешает не свидетельствовать против себя, призывает вести себя уверенно и не бояться. За полчаса сделать большее просто невозможно.

Далее руководитель и адвокат идут на допрос. Адвокат сидит рядом с директором, который пытается ответить на вопросы инспектора. Сам же адвокат не принимает участия в происходящем: он не имеет права отвечать за директора.

Получается, что участие адвоката заключается просто в физическом присутствии, в сидении рядом. По сути он не оказывает директору никакой поддержки.

Оказать реальную поддержку можно только вникнув в ситуацию, в которой оказался директор или компания, затем спланировать тактику действий на разрешение возникшей проблемы, после этого надо снабдить директора нужной информацией и поддержать его морально. Но, встречаясь первый раз за полчаса до допроса, сделать это невозможно.

Поэтому даже реальный директор в такой ситуации может показаться номиналом.

Важно: участие адвоката в допросе налоговым инспектором свидетеля (директора, учредителя, топ-менеджера) не должно заключаться просто в присутствии, потому это бессмысленно и никак не помогает директору.

Что же должен делать адвокат, чтобы помочь руководителю компании доказать свою реальность и, как следствие, решить проблемы с налоговой?

Эффективная подготовка директора к допросу — это комплекс мероприятий, состоящий из трёх этапов

К любому контакту директора компании с налоговой нужно готовиться. Тем более, к такому важному контакту, как допрос.

Что такое эффективная подготовка к допросу? Это такая подготовка, после которой директор готов ответить на 95% вопросов инспекторов. Именно так директоров готовят в адвокатском бюро «Налоговые адвокаты». Именно такой она и должна быть.

Методика подготовки к допросу состоит из трёх элементов:

  • понимание проблемы и подготовка необходимого списка вопросов и ответов;
  • проверка готовности на знание информации;
  • психологический настрой, обсуждение различных вариантов поведения и собственно сопровождение на допрос.

Понимание проблемы и подготовка по списку вопросов. На практике это выглядит так: вызванный на допрос директор звонит в «Налоговые адвокаты» и рассказывает ситуацию. Мы проводим экспресс-оценку ситуации: как можно выйти из ситуации и что для этого нужно. Экспресс-оценка может проходить во время личной встречи в офисе или по телефону.

У нас есть список вопросов, которые инспекторы задают в такой ситуации директорам, главбухам, топ-менеджерам, бригадирам и т.д. С учетом возникшей проблемы, мы оперативно корректируем список  и передаём его директору, чтобы он (вероятно, при участии других топ-менеджеров, например, главного бухгалтера) освежил в памяти факты о своей компании. Например:

  • какова штатная численность сотрудников;
  • кто контрагенты компании;
  • как заключались договоры;
  • с какими должностными лицами директор встречался лично;
  • и т.д.

Результат этапа: директор владеет всей нужной информацией о работе компании и готов ответить на 95% вопросов инспекторов.

Проверка готовности свидетеля к допросу. Свидетель знает, как отвечать на вопросы инспектора. Но сможет ли он применить это знание на самом допросе? Чтобы максимально повысить шансы директора, адвокат проводит «тестовый допрос».

Иными словами, он «допрашивает» директора так, как это будет делать налоговый инспектор. При этом присутствует элемент неожиданности: адвокат может (как и инспектор) задать вопрос, которого нет в перечне вопросов инспектора. Так проверяется, насколько директор погружён в деятельность компании и насколько он готов к стрессовым моментам на допросе.

Результат этапа: директор психологически и эмоционально готов к допросу. В совокупности с тем, что он знает, как и что отвечать, это почти гарантирует, что допрос пройдёт благополучно.

Сопровождение на допрос + психологическая подготовка. В день допроса руководитель компании и адвокат встречаются за некоторое время до самого допроса.

Адвокат предупреждает директора, что перед допросом к нему может подойти начальник отдела или его зам и начать пугать доначислениями, уголовным делом и реальным сроком.

Это происходит, разумеется, до допроса, чтобы «выбить почву» у директора из-под ног и создать для него дополнительный стресс. Но благодаря подготовке, которую директор к этому времени уже прошёл, он знает, как относиться к таким заявлениям.

Во время самого допроса, где 95% вопросов директору уже знакомы благодаря подготовке, адвокат и директор пользуются заранее оговоренной системой тайной коммуникации.

Если директор начинает излишне подробно отвечать на какой-то вопрос, адвокат подаёт сигнал, что нужно «закругляться» с ответом. Также адвокат может попросить инспектора уточнить какой-либо двусмысленный вопрос и т.д.

Важно: результатом такой подготовки к допросу становится: во-первых, глубокая информированность руководителя о работе его компании, во-вторых, готовность ответить на 95% вопросов, а в-третьих, готовность к стрессовым ситуациям. Например, к неожиданным вопросам инспектора или «прессингу» со стороны начальника отдела.

Поддержка во время допроса: адвокат корректирует ответы директора по ходу допроса и в протоколе

Директор работающей компании постоянно занят решением множества вопросов. Поэтому нет ничего удивительного, если какой-то факт о компании, поставщиках, контрагентах, зарплатах, численности сотрудников и операторах связи вдруг вылетит из головы на допросе. Только вот налоговый инспектор обратит внимание, что директор не смог ответить на простой вопрос о его компании.

В этом случае, адвокат может по ходу допроса помочь директору с ответом или скорректировать неправильный (неполный) ответ.

Но наиболее важной частью допроса является изучение уже составленного протокола перед его подписанием. Именно этот документ будут пристально изучать проверяющие перед тем, как сделать свои выводы о компании.

Поэтому при изучении всего протокола адвокат обращает внимание на общий смысл документа, а также на конкретные обстоятельства деятельности компании.

Если инспектор написал что-то не так, то адвокат заявляет инспектору о необходимости внести изменения в протокол.

Таким образом, директору обеспечена «многоуровневая» поддержка: подготовка по списку вопросов, психологическая подготовка и сопровождение на допрос, в ходе которого адвокат в разумных пределах может напомнить директору факты, которые тот из-за загруженности и стресса подзабыл.

Почему качественная подготовка руководителя компании к допросу так важна?

Ни один, даже самый реальный директор, не может без подготовки ответить на вопросы инспекции. Вопросы такие, что директор, если по-честному, и не обязан помнить ответы на них. Например, спрашивают, каким оператором связи для сдачи отчётности пользуется компания? Как вы получали ключи для работы с этим оператором? Какова сумма реализации за такой-то период?  

Реальный директор постоянно погружён в бизнес-процессы, а они быстро меняются. Ненужная информация забывается. Какой реальный директор через, например, три года вспомнит, как он получал ключи для работы с оператором связи и привозили ли ему эти ключи в офис?

Поэтому даже самого реального директора могут принять за номинального.

Также, по результатам допроса инспекция зачастую просит скорректировать налоговые обязательства, доплатив суммы налогов в бюджет.

В противном случае это может повлечь серьезные последствия как для компании, так и лично для директора:

  • непринятие или обнуление деклараций;
  • проблемы у ваших заказчиков, которых будут вызывать в связи с несданной вами декларацией;
  • блокировку счетов компании;
  • попадание компании в чёрный список банков;
  • проведение камеральной проверки с доначислениями;
  • назначение комплексной выездной или тематической выездной налоговой проверки, которая может повлечь десятки миллионов рублей налоговых доначислений (более 40 млн по результатам одной выездной проверки по Москве на сегодня);
  • появляется перспектива возбуждения уголовных дел против руководителей компании.

В отношении компании, директора которой допрашивали, могут внести в ЕГРЮЛ запись о недостоверности сведений об учредителе/директоре. Это влечёт огромные проблемы и для компании, и для её контрагентов.

И конечно, у инспекторов возникают вопросы к заказчикам компании, директор которой не смог ответить на все вопросы. Ведь по мнению инспекции контрагенты работали с технической компанией. Ваших заказчиков попросят восстановить вычеты по НДС в связи с приобретением у вашей компании товаров, работ, услуг.

Важно: мы хотим, чтобы вы прониклись идеей того, что допрос — это очень ответственное мероприятие. После допроса инспектор делает далеко идущие выводы и о компании, и о её директоре. Поэтому директорам не нужна формальная услуга сопровождения и присутствия на допросе. Директору, который хочет доказать свою реальность, нужна комплексная услуга подготовки к допросу.

Выводы

Допросы проводятся при разных мероприятиях налогового контроля: камеральных, выездных, встречных проверках. Также инспекция может «заманить» директора на допрос с помощью непринятия или обнуления налоговой декларации.

На допросе даже реальный директор может создать впечатление номинала и «засыпаться», если он идёт на допрос без соответствующей подготовки.

Формальное присутствие адвоката на допросе никак не помогает директору. Отсиживание адвокатом времени — это не помощь.

Эффективная помощь директору на допросе — это комплекс мероприятий. Он включает подготовку к допросу, проверку готовности и собственно само сопровождение на допрос.

Если вам предстоит визит в налоговую инспекцию, обращайтесь в «Налоговые адвокаты». Мы оценим степень риска, возможные последствия для вас и вашей компании и найдём безопасный для вас способ решения проблемы.

Подпишитесь на нашу рассылку, чтобы получать новости о налогах. Без спама! Одно или, максимум, два письма в неделю по теме налоговой безопасности.

Источник: https://nalog-advocat.ru/dopros-direktora-v-nalogovoj/

Директора вызвали на разговор в ФНС: выстраиваем линию защиты

Наказывать надо и руководителей налоговых инспекций

В рамках выездной или камеральной налоговой проверки сотрудники ИФНС могут привлечь к «разговору» генерального директора организации, или же его главного бухгалтера. Насколько это известно, с августа 2016 года сотрудники Налоговой службы получили право проверять сведения компаний, указанные в ЕГРЮЛ, что дает им в руки несколько козырей против фирм, в той или иной мере нарушающих закон.

Сегодня мы расскажем нашим клиентам по услуге «1С 8 в облаке» о том, чем отличаются понятия «дача пояснений» и «допрос» в ИНФС, кто может принять участие в этом диалоге, о чем могут спрашивать, об особенностях беседы с фискальным органом для компаний, применяющих ОСНО и о многих других нюансах этого щепетильного вопроса.

На сегодняшний день мы работаем в достаточно «скользких» условиях, когда официальные органы заинтересованы в наших ошибках, в связи с чем, грамотно выстроенная линия защиты интересов компании станет хорошим подспорьем в сохранении бюджета коммерческой организации

Дача пояснений или допрос?

Разграничим для начала эти два понятия. Дача пояснений носит относительно «мягкий» характер. ИФНС направляет уведомление генеральному директору посетить Налоговую службу и объяснить ту или иную финансовую операцию, задать несколько вопросов о сданной отчетности 

В этом случае руководитель организации может самостоятельно посетить Налоговую инспекцию или же делегировать эту обязанность доверенному лицу, к примеру, главному бухгалтеру, юристу или же любому штатному сотруднику, располагающему сведениями о хозяйственной деятельности организации. Если по факту уведомления никто ИФНС не посетил, то на генерального директора налагается штраф в размере от 2000 до 4000 рублей (ст. 19.4 КоАП РФ)

Обойти стороной дачу пояснений и не платить штраф можно, следуя тексту Письма ФНС от 17.07.2013 № АС-4-2/12837, согласно которому отказ от дачи пояснений генеральным директором, главным бухгалтером или иным доверенным лицом компании, при условии их явки по уведомлению, не является основанием для привлечения их к административной ответственности 

Нередки случаи, когда руководство компании предпочитает «отделаться» штрафом и не тратить свое время на общение с инспекторами, что по определению не может быть верным.

Мы согласны, факт оплаченного административного штрафа является основанием считать вопрос исчерпанным, однако, инспекторы не приглашают к себе директора без веских на это причин.

Следовательно, они могут прибегнуть к более серьезной мере – вызвать руководителя на допрос

Допрос является обязательной процедурой, при условии, что у генерального директора нет уважительной причины в нем не участвовать. На допрос вызывают не уведомлением, а повесткой, исходя из Письма ФНС от 17.07.2013 № АС-4-2/12837. В отличие от дачи пояснений на допросе в обязательном порядке должен присутствовать генеральный директор

Далее неявка без уважительной причины подразумевает под собой штраф в размере 1000 рублей, а за отказ от дачи показаний во время допроса придется заплатить 3000 рублей (ст. 128 НК РФ). Важно помнить, что размер штрафа в данной случае – мера несущественная, однако, отказ Налоговой службы в налоговом вычете по НДС может стоить куда больших финансовых потерь

Когда могут вызвать в ИФНС?

В подавляющем большинстве случаев «приглашения» от Налоговой службы поступают в ходе выездной или камеральной налоговой проверки. Инспекторы стараются придерживаться именно этих периодов, т.к. при обращении в суд с исковым заявлением на проверяемую компанию, ФНС имеет больше шансов выиграть дело

Все объясняется наличием «свежих» доказательств виновности хозяйствующего субъекта, если таковые будут найдены. К слову скажем, что обращения в суд со стороны Налоговой службы в ходе проверки – это весьма распространенная практика, о чем следует помнить руководству компании

Номинальный директор в качестве представителя компании

В России на протяжении последних 25 лет широко применятся практика назначения так называемых «номинальных» директоров. Номинальным называют директора, который числится руководителем организации во всех уставных документах, имеет право подписи и де-юре является официальным представителем фирмы

Де-факто он не имеет никаких руководящих полномочий и выполняет исключительно те обязанности и поручения, которые ему «спускаются» от лица, назначившего его на эту должность. В рамках налоговых мероприятий отправка номинального директора на «беседу» с инспекторами – далеко не лучший вариант

Дело в том, что инспекторы будут задавать вопросы, касающиеся финансовой деятельности компании. Номинальный директор с большей долей вероятности не сможет на них ответить, т.к. не располагает достоверными сведениями

В диалоге с представителями некоторых компаний нам стало известно, что ставленники нередко обращаются к консультационной помощи по телефону непосредственно в ходе диалога с инспекторами, рассчитывая получить ответы на заданные вопросы

Такое поведение приводит к однозначному выводу со стороны сотрудников Налоговой службы о несостоятельности данного лица в принятии решений, а значит – это очередной повод усомниться в законопослушности организации 

Однако, в российском законодательстве нет такого понятия, как «номинальный директор», в виду чего отсутствует и факт нарушения закона. Собственно, поэтому данная практика существует и по сей день. Будет ли «реальный» руководитель доволен результатом такой дачи пояснений или допроса в ИФНС? Полагаем, что нет

Какую цель преследует Налоговая?

Если сотрудники службы имеют намерение беседовать с вашей организацией через ее представителя, значит, у них появились подозрения на то, что ваша фирма сотрудничает с фирмами-однодневками и (или) ведет искусственный документооборот с целью уклонения от уплаты налогов. Для того, чтобы достичь цели, инспекторы ведут диалог с генеральным директором и бухгалтером организации по отдельности, однако, вопросы задают по сути те же самые.

Если показания между ними будут разниться – это может стать веским основанием продолжить или назначить новую налоговую проверку, а далее – подать в суд на эту фирму. Более того, сотрудники Налоговой службы вправе привлекать к диалогу ваших контрагентов для дачи разъяснений по той или иной хозяйственной операции

Представьте себе, что ни вы, ни ваши партнеры не можете дать вразумительных ответов на поставленные вопросы, плюс по обе стороны от лица компаний вещают номинальные директора… Картина, достойная красивой рамки

Какие вопросы могут задавать?

Для того, чтобы вывести фирму «на чистую воду», сотрудники Налоговой задают на первый взгляд простые вопросы, на которые с легкостью сможет ответить «реальный» директор и главный бухгалтер. Вот их краткий перечень:

  1. Кем подписывались и подавались документы на регистрацию юридического лица?

  2. Где находится компания, в которой Вы являетесь руководителем?

  3. Кто является основными поставщиками и покупателями компании?

  4. Как и когда Вы нашли ваших контрагентов?

  5. Какие меры предпринимаются в Вашей компании для проверки контрагентов?

  6. Как осуществляется продажа товара (предоставления услуг)?

  7. По какому адресу хранится товар и как доставляется покупателям?

  8. Вы сами подписываете бухгалтерскую отчетность или это делает кто-то другой?

  9. Кто в Вашей компании составляет трудовые договоры?

  10. Что входит в Ваши должностные обязанности?

Подготовившись к данным вопросам, генеральный директор и главный бухгалтер могут согласовать между собой ответы на них, чтобы не дать лишний повод сотрудникам ИФНС уличить Вашу организацию в некой преступной деятельности 

Можно взять на вооружение практику присутствия на налоговой проверке с главным бухгалтером и юристом. В этом случае генеральный директор имеет право в ходе диалога согласовывать наиболее приемлемые формулировки ответов на поставленные вопросы

При всем при этом, инспекторы все же не теряют заинтересованности найти компрометирующие факты в вашей хозяйственной деятельности.

Популярным методом получения «нужных» (неверных и взаимоисключающих) ответов на поставленные вопросы является метод запутывания. Проверяющие лица могут задавать по сути один и тот же вопрос множество раз в разных формулировках. В диалоге с номинальными директорами эта методика работает «на ура», что неудивительно

Неприятный диалог – неприятные последствия

Налоговая служба не обладает полномочиями МВД, в виду чего даже самые провальные переговоры не доведут ситуацию до трагичных событий. Однако, сотрудники ИФНС имеют широкий инструментарий очернить репутацию фирмы донельзя 

Во-первых, о вашей недобросовестности станет известно, в первую очередь, компаниям, с которыми вы работаете. Им будут направлены соответствующие письма, содержание которых сводится к тому, что вы – неблагонадежная организация и недобросовестный налогоплательщик 

Для кого-то подобные уведомления – это просто «бумажка», однако, вычет по НДС, работая с вами, эти фирмы могут и не получить, что уже ударит «по карману» и репутации. Более того, если Налоговая сможет доказать, что директор является номинальным, его потребуют заменить

Игнорирование требований ФНС в данном случае бесполезно – со временем об этом станет известно общественности, т.к. данные будут занесены в ЕГРЮЛ. Так на ноябрь 2016 года в Реестр было внесено порядка 18000 (!) записей «о несоответствии»

Выводы

Собранный и проанализированный нами материал наглядно демонстрирует то, насколько компании должны быть заинтересованы в благоприятном исходе общения с ФНС.

Любое официальное уведомление и приглашение со стороны фискального органа не должно оставаться без внимания.

Мы глубоко убеждены в том, что оплата выписанных штрафов за неявку по повестке или уведомлению о необходимости посетить Налоговую службу ни коем образом не решает проблему, т.к. инспекторам ничто не препятствует пригласить вас повторно. 

Отправлять человека, не смыслящего в деятельности вашей организации – еще одна большая ошибка, которая может стоить вам не только прибыльных контрактов, но и репутации самой организации, как надежного поставщика и налогоплательщика.

Источник: https://scloud.ru/blog/direktora_vyzvali_na_razgovor_v_fns_vystraivaem_liniyu_zashchity/

Как должны себя вести налоговые инспекторы?

Наказывать надо и руководителей налоговых инспекций
Как должны себя вести инспекторы? Некоторые пункты из их обновленного Кодекса этики представляются несколько противоречивыми.

У каждой общности людей, объединенных по профессиональному или идеологическому признаку, есть свод правил (писанный или неписанный), который они должны не только свято чтить, но и неукоснительно выполнять.

Нарушил — позор на веки вечные… Военные и политики присягают на верность Родине, врачи дают клятву Гиппократа, бандиты… Не будем о бандитах, хотя и у них вроде как есть свои принципы. Что касается налоговиков, то некоторые постулаты из их обновленного «кодекса чести», при кажущейся стандартности, представляются несколько противоречивыми.

Ну, или сама неоднозначность уже становится стандартом.

Человека, который на торжественном приеме ковыряет вилкой в зубах, сморкается в салфетку, тайком рассовывает по карманам бутерброды и надоедает окружающим пустой болтовней, не посадят в тюрьму. Но приглашать в приличное общество перестанут.

Нарушившего библейскую заповедь «не укради» рано или поздно ожидает или «небо в клеточку» или Самый Высший Суд (не путать с ВС РФ). Но о том, что красть грешно, а перед едой необходимо мыть руки, с детства знает каждый.

Это вроде бы незыблемые этические нормы, какие тут могут быть новации? Исходя из этого, не совсем объяснимо недавнее появление на официальном сайте ФНС проекта приказа об утверждении нового «Кодекса этики и служебного поведения государственных гражданских служащих Федеральной налоговой службы», который призван «повысить доверие граждан к ФНС». А старый-то, принятый менее года назад, чем не угодил? Земля налетела на небесную ось, культурно-нравственные ценности и ориентиры инспекторов внезапно сместились?

Найди 10 отличий

Спокойно, все осталось на своих местах. Ну, поменялись отдельные слова, пунктуация. Кардинальное же отличие нового этического кодекса от действующего, утвержденного Приказом ФНС России от 11.04.2011 г.

№ ММВ-7−4/260@) заключается в отсутствии формы листа ознакомления с Кодексом этики, которую сейчас подписывают гражданские служащие.

Кто знает, может это действительно лишнее — визировать обязательство быть честным и вежливым…

Свод же общих принципов остается прежним. Кодекс все так же обращен к морали и внутренним человеческим ценностям служащих ФНС и напоминает отраслевые стандарты, принимаемые в профессиональных объединениях аудиторов, оценщиков, адвокатов, врачей.

Итак, участники «СРО сборщиков налогов» обязаны проявлять корректность и внимательность в обращении с гражданами, не использовать служебное положение для решения вопросов личного характера, уведомлять работодателя обо всех действиях, склоняющих к коррупции, представлять сведения о своих доходах и имуществе.

А кроме того, инспекторы должны воздерживаться от грубости, проявлений пренебрежительного тона, оскорбительных выражений и соблюдать сдержанный, деловой стиль в одежде.

«Каждый государственный служащий должен принимать все необходимые меры для соблюдения положений настоящего Кодекса, а каждый гражданин Российской Федерации вправе ожидать от государственного служащего поведения в отношениях с ним в соответствии с положениями настоящего Кодекса», — гласит один из пунктов. Ну, если вправе, тогда ожидаем…

Дареному коню в зубы смотрят

Сотрудникам инспекций запрещается получать в связи с исполнением должностных обязанностей вознаграждения от физических и юридических лиц (подарки, денежное вознаграждение, ссуды, услуги, оплату развлечений, отдыха, транспортных расходов и иные вознаграждения).

Подарки, полученные на протокольных мероприятиях, признаются федеральной собственностью — их нужно сдавать государству под протокол. Презентовали шариковую ручку — сдал, подарили календарики — тоже в общий котел, пожалуйста.

А если шампанское и коробка конфет? Не «в связи с исполнением, а от чистого сердца»?

Трусцой от стереотипа

Работа налоговика учит разбираться в людях, находить к ним подход — со временем можно стать отличным психологом. Налоговому инспектору нужно быть и общительным, и сдержанным, забыть обо всех личных проблемах, всегда быть в «форме».

«Изменить существующие в обществе стереотипы негативного восприятия налогового инспектора сегодня как никогда важно», — считают в МИФНС № 19 по Московской области. Лучше даже было бы сказать «сегодня или никогда».

И ради такой благородной цели инспекторам стоит, как и предписывает этический кодекс, «воздержаться от угроз, оскорбительных выражений или реплик, действий, препятствующих нормальному общению или провоцирующих противоправное поведение».

Моя хорошая знакомая, бухгалтер Марина, поздравила с 23 февраля «своего» инспектора Михаила Аркадьевича (ред.: отчество изменено в целях безопасности) не только открыткой с танком и самолетами, но и бутылкой коньяка. Тот (о ужас) поблагодарил и взял. Есть подозрения, что в госказну сей напиток передан не был. Но об этом знаем только мы с вами.

Между нами, Марина сильно рисковала. Ведь не окажись Михаил Аркадьевич настоящим «русским джентльменом», он вполне мог, и даже вроде бы был обязан «уведомить свое руководство, органы прокуратуры РФ или правоохранительные органы» о том, что посредством дорогостоящего алкоголя некая гражданка пыталась повлиять на его «служебную беспристрастность». Не уведомил, за что и уважаем.

Хотя кодекс этики вроде как нарушил. Но зато в остальном ведет себя как «налоговый лыцаль без стлаха и уплека».

Как и предписано, «исполняет должностные обязанности добросовестно и на высоком профессиональном уровне, сознавая ответственность перед государством, обществом и гражданами», а «предпочтения каким-либо профессиональным или социальным группам и организациям» вовсе не оказывает. Ну разве что иногда.

По лезвию ножа

Что еще обязаны пуще ока блюсти инспекторы, дабы не запятнать мундир? Беспристрастность, «исключающую возможность влияния на их служебную деятельность решений политических партий и общественных объединений». Это правильно, чтобы никакой ангажированности.

Еще — «избегать конфликтных ситуаций, способных нанести ущерб репутации». Тоже в точку.

Не использовать служебное положение «для оказания влияния на деятельность государственных органов, организаций, должностных лиц, государственных служащих и граждан при решении вопросов личного характера».

А если не личного? А если радея исключительно о государственном благе? Да и вообще, по рукам и ногам вяжут: ругаться нельзя, угрожать санкциями нельзя, принуждать — тоже нельзя. А как тогда налоги-то собирать? Одними убеждениями и призывами казну не наполнишь.

В глобальном масштабе инспекторам рекомендовано «проявлять терпимость и уважение к обычаям и традициям народов России, учитывать культурные и иные особенности различных этнических, социальных групп и конфессий, способствовать межнациональному и межконфессиональному согласию».

Понял, не понял смысл заповеди — соблюдай. Невзирая на то, что у некоторых «социальных групп» не в обычае делиться своими доходами с государством. Они ведь, доходы, не улыбка, которой поделишься, а она к тебе сто раз еще вернется.

Еще пунктик: «Государственные служащие в своей деятельности не должны допускать нарушения законов и иных нормативных правовых актов исходя из политической, экономической целесообразности либо по иным мотивам». Как в схожей ситуации выразился булгаковский Шариков: «Что-то вы меня, папаша, сильно притесняете.

Все у вас как на параде, салфетку сюда, галстук туда, да извините, да пожалуйста-мерси. Мучаете сами себя, как при царском режиме».

Разоблачи себя сам

По части взяток и конфликтов, как уже было сказано выше, требования очень жесткие. О них нельзя даже думать. А если подумал — нужно сообщить куда следует: «Государственные служащие при исполнении ими должностных обязанностей не должны допускать личную заинтересованность.

При назначении на должность и исполнении должностных обязанностей государственные служащие обязаны заявить о наличии или возможности наличия у них личной заинтересованности, которая влияет или может повлиять на надлежащее исполнение ими должностных обязанностей».

На практике, наверное, это должно выглядеть следующим образом: «Довожу до вашего сведения, что инспектор Иванов пока еще справляется с соблазном проявить корыстную заинтересованность, но однажды может не совладать. Подпись: инспектор Иванов».

Налоговиками рождаются

Есть такое занимательное ответвление в научной психологии — соционикой называется. По своим психологическим типам люди подразделяются на рационилов-иррационалов, экстравертов-интровертов, этиков, интуитов и т. д. Каждому типу соответствует определенный вид деятельности, занимаясь которым он будет чувствовать себя в своей тарелке и принесет пользу, а не проблемы окружающим.

Так вот, по «соционическим раскладам», для того, чтобы стать хорошим налоговым инспектором, нужно родиться логико-сенсорным интровертом.

Положительные отличительные качества этого типа: хороший организатор и исполнитель; нетерпим к безответственности; любит точность; вникает во все детали; аккуратен в документации; высокая работоспособность и требовательность к сотрудникам и подчиненным; не любит экспромтов.

Отрицательные: нетерпимость к другой точке зрения; косность мировоззрения, скрытность; консервативность мышления. От него нельзя ожидать быстрой перестройки сознания соответственно ситуации, уступчивости и мягкости, генерации концептуальных идей.

Это все про вас, но вы по иронии судьбы работаете рядовым бухгалтером? Срочно меняйте сферу деятельности и перед вами откроются новые горизонты! Страна вас не забудет!

«Вычитать и умножать, малышей не обижать…»

В служебном поведении налоговым инспекторам «необходимо исходить из конституционных положений о том, что гражданин имеет право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту чести, достоинства, своего доброго имени».

Они должны воздерживаться от: «любого вида высказываний и действий дискриминационного характера по признакам пола, возраста, расы, национальности, языка, гражданства, социального, имущественного или семейного положения, политических или религиозных предпочтений; грубости, проявлений пренебрежительного тона, заносчивости, предвзятых замечаний, предъявления неправомерных, незаслуженных обвинений». С «дискриминацией» понятно: фраза «ах ты старый разведенный толстосум», сказанная заносчиво-пренебрежительным тоном, прозвучит как-то не комильфо и за нее могут наказать. А вот можно или нельзя публиковать «черные списки» должников, которые не считают себя должниками и собираются отстаивать свою правоту через суд? Ведь если они в арбитраже «отобьются» от доначислений, то временное пребывание на «доске позора» будет считаться посягательством на доброе имя и деловую репутацию (таких случаев немало). А на «убыточных комиссиях» пропесочивать — правомерно? Когда предприниматель, еле сводящий концы с концами, доказывает, что реально понес убытки, а его убеждают, что это ему только показалось, а на самом деле у него сплошная прибыль, с которой он, такой-сякой, не хочет платить налог. Ведь это же фактически незаслуженное обвинение…

Весь сор в одной избе

И наконец пункт, являющийся краеугольным во всех кодексах чести без исключения, как «чиновничьих», так и «врачебных», и «мафиозных»: не выносить сор из избы. Сотрудник налоговой инспекции обязан «воздерживаться от публичных высказываний, суждений и оценок в отношении деятельности Федеральной налоговой службы, их руководителя».

Даже хвалить нельзя, не то чтобы ругать. Притесняют, обижают, взятки берут — терпи или увольняйся. Жалуйся своим на своих, но посторонним своих не сдавай. К деятельности СМИ предписано «относиться уважительно и оказывать содействие в получении достоверной информации», но — ни слова лишнего.

Да, подобные ограничения закреплены в более «широком» и «более официальном» законе «О государственной гражданской службе», но эти устои уже основательно пошатнулись в результате «бунта» теперь уже бывшего главного государственного налогового инспектора МИФНС по Центральному федеральному округу Любови Кондратьевой.

Напомним: пару лет назад в эфире одного из телеканалов инспектор позволила себе публично усомниться в том, что руководство инспекции правильно начисляет своим сотрудникам «командировочные». То есть, попросту говоря, недоплачивает.

Ранее г-жа Кондратьева не только излагала свои доводы этому самому руководству, но даже и судилась с ним, хотя относительно спокойно продолжала работать на своем месте.

После оброненной на ТВ фразы: «Я считаю, раз государство установило определенный порядок оплаты труда, никто не вправе залезать ко мне в карман», — квалифицированный специалист, гордость коллектива слетела с должности моментально, с «волчьим билетом». Требуя своего восстановления, дошла до Конституционного Суда и судьи в постановление от 30.06.

11г. № 14-П озвучили вывод, что запрет на высказывания не носит абсолютного характера. Действительно, госслужащий не может абы что в каких-то частных, личных, корыстных интересах болтать о своей работе. Но публичная критика в общеполезных целях, если она является конструктивной, имеет право на существование. То есть принципиальность и решительность не должны являться наказуемыми деяниями.

Ответственность за безответственность

Как будут карать за нарушение этического кодекса, суровые положения которого, к слову сказать, носят «рекомендательный» характер? Столь же сурово и рекомендательно.

Нечестивец подлежит «моральному осуждению на заседании соответствующей комиссии по соблюдению требований к служебному поведению государственных служащих».

Соблюдение же положений Кодекса учитывается при проведении аттестаций и формировании кадрового резерва для выдвижения на вышестоящие должности.

«Не облажайся, облагая!»

«Правильно! А если я нарушу данную клятву, пусть меня покарает рука моих товарищей. Можно еще наказывать сплетнями и осуждениями в курилке! Страшно — аж жуть…

А еще лучше, чтобы как в песне у Высоцкого: пусть жизнь осудит, пусть жизнь накажет», — конфиденциально иронизирует по этому поводу собеседник «Мосбуха» из числа действующих сотрудников одной из столичных ИФНС.

По его мнению, общую концепцию документа можно было бы охватить формулировкой кота Леопольда «Ребята, давайте жить дружно!», однако полное доверие между котами-проверяющими и мышами-налогоплательщиками возможно только в сказке.

Ну не для того кота в погреб командируют, чтобы он с мышами партнерские отношения выстраивал, и не надо себя обманывать. Цинично, конечно… Но уж лучше вежливость через силу, вымученная улыбка, «фиги» в карманах, чем вдохновенное высокохудожественное хамство.

Источник: https://delovoymir.biz/kak-dolzhny-sebya-vesti-nalogovye-inspektory.html

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.