+7(499)-938-42-58 Москва
+7(800)-333-37-98 Горячая линия

Как сделать правильную карьеру на госслужбе без грязи и интриг?

Содержание

Как делают карьеру чиновника в путинскую эпоху | Новости

Как сделать правильную  карьеру на госслужбе без грязи и интриг?

Анна гордится новыми обязанностями, которые видит в том, чтобы «открывать для людей» деятельность правительства. Она типичный представитель нового поколения чиновников. Еще на первом курсе в 2003 году она вошла в домовой комитет и пыталась наладить сотрудничество с местной властью, чтобы провести капитальный ремонт дома.

Активистку заметили и продвинули в молодежный совет дома и в «Молодую гвардию», а затем выдвинули в муниципальные депутаты. В советники «Открытого правительства» Аня пошла уже из учебно-методического центра по профобразованию при Департаменте образования города, где зарабатывала 50 000 рублей.

«В подведомственных учреждениях нормальная зарплата», — рассказывает Аня, которая решила выбрать карьеру госслужащего.

Как рассказывает начальник управления государственной службы и кадров правительства Москвы Александра Александрова, больше 42% ее штата — люди в возрасте до 35 лет. В числе основных задач она называет и омоложение руководящего состава столичных госструктур.

Пытаясь найти новых людей, Москва в октябре текущего года решилась на кадровый эксперимент. Правительство провело большую рекламную кампанию, набирая кандидатов на должности глав управ на внешнем рынке труда, в том числе среди менеджеров российских компаний.

Глава управы «Филевский парк» Павел Авеков переназначения не боится. Ему 33 года, и он думает, как выжить из своей управы последних старожилов. Актуальная задача — замена главного бухгалтера. «Надо закрыть год, потом уже наймем кого-нибудь помоложе. А то даже на всех наших неформальных встречах «старики» особняком держатся, с нами не общаются, им все это непонятно».

Желания новых чиновников вписываются в общественную тенденцию: социологические исследования диагностируют рост популярности госслужбы среди молодежи.

По данным опроса, проведенного в августе «Левада-Центром», сейчас в рейтинге самых привлекательных рабочих мест первое место занимает госслужба.

27% опрошенных заявили, что органы государственной власти являются для них самым предпочтительным местом работы. Второе место по популярности заняли силовые структуры (18%).

14% хотели бы работать на иностранные компании. И лишь 10% готовы завести собственный бизнес.

«Когда молодежь строго выбирает в качестве жизненного пути путь государственного служащего, такого Акакия Акакиевича, то возникает вопрос: «А почему? Это очень престижно? Там хорошо платят? Нет, платят плохо.

А почему? А потому что это способ быстрого обогащения…» — заявил Дмитрий Медведев летом прошлого года на встрече с малыми предпринимателями городка Заречного Пензенской области, которые жаловались ему на коррупцию.

«Вот я приду на какую-то низовую должность, возьму раз пять какие-то «подношения», которые мне принесут, ну и после этого там, может быть, успокоюсь или свое дело открою, —рассуждал Медведев. — И вот это очень тревожно».

Платят госслужащим, однако, уже совсем неплохо. Средняя зарплата федерального чиновника в I полугодии 2012 года составила 57 900 рублей, что в 2,3 раза выше средней зарплаты по стране.

Тогда как в подавляющем большинстве европейских стран заработок гражданского служащего не отличается от заработка рядовых граждан.

К тому же некоторые бюрократические и чиновничьи должности по функционалу не предполагают коррупционного приработка, и все же люди идут и на них.

В отличие от советских времен, когда крупным чиновником можно было стать, только пройдя все ступени партийной лестницы, и ельцинских — когда работа госслужащего не славилась ни стабильностью, ни доходами, — в путинские годы быть чиновником престижно и доходно. При этом попасть на госслужбу не так просто и в большинстве случаев чиновниками становятся без официальных конкурсов и сдачи сложных тестов. Как же современным молодым чиновникам удается подняться по карьерной лестнице?

Бизнес-трамплин

Николай Бутурлакин, заместитель губернатора Краснодарского края

Возраст: 32 года

Личный доход в месяц: н/д

Годовой доход региона: 171 млрд рублей

Если в 1990-е для успешной карьеры в бизнесе полезно было поработать в госструктурах, то при Путине ситуация поменялась на противоположную.

Наработав связи и заработав денег в бизнесе, многие идут в чиновники — решать масштабные задачи со стабильным денежным вознаграждением.

Осторожный Николай Бутурлакин уже больше похож на чиновника, чем на бизнесмена. Говорит он, четко выверяя слова, используя лексику госслужащего.

Начинал карьеру Бутурлакин в начале «тучных лет»: в 2003 году молодого математика, выпускника Кубанского университета, позвали в команду Новороссийского морского торгового порта считать инвестиционный проект зернового терминала.

Быстрый рост карьеры Бутурлакина состоялся благодаря Олимпиаде. Следующим местом работы стала инженерная компания НИПИ «Инжгео», где работала его жена. В 2008 году «Инжгео» претендовала на проведение всех изыскательских работ по олимпийским объектам общей стоимостью порядка $500 млн.

Именно тогда обладатель контрольного пакета — голландская Haarselhorst Pensioen B. V. решила сменить менеджмент. Бенефициаром компании считают Семена Вайнштока, в то время возглавлявшего «Олимпстрой». Президент «Инжгео» Орест Кашараба, которого поддерживал коллектив, обладающий блокирующим пакетом, решил не сдаваться.

На амбразуру был брошен Бутурлакин, который с охраной несколько раз захватывал предприятие. В итоге компания год находилась в замороженном состоянии и потеряла заказы. «Главное, что я из этого извлек: любые хозяйственные споры надо решать за столом переговоров, других способов де-факто не существует.

Год в развитии был потерян только из-за того, что не договорились и решили справиться с помощью судов», — вспоминает сегодня Бутурлакин.

Благодаря этой истории он получил еще и связи с людьми, делящими «олимпийский пирог». После того как Вайншток отошел от олимпийских дел, Бутурлакин познакомился с Магомедом Билаловым. «Я с ним знаком уже четыре года, и он проявил себя высокотехничным менеджером», — говорит в интервью Forbes Билалов, бенефициар ОАО «Красная Поляна».

Его старший брат Ахмед, первый вице-президент Олимпийского комитета, отвечает за строительство в Сочи, где возводит гостиницы, трамплины и другие объекты общей стоимостью 60 млрд рублей. Влиятельный предприниматель и чиновник обладает крепкими связями с администрацией Краснодарского края.

Назначение Бутурлакина замгубернатора, в обязанности которого входит курирование строительства олимпийских объектов, выглядит логичным. Тем более что сам Бутурлакин задерживаться в кресле чиновника на всю жизнь не планирует. «Я не склонен для себя распределять роли на чиновника и бизнесмена.

Сейчас все процессы в обществе очень сильно ускоряются и смешиваются». Что правда, то правда.

Мы из бизнеса:

Максим Ликсутов, 36 лет — заммэра Москвы

Павел Шпилевой, 35 лет — директор департамента в Министерстве экономического развития и торговли России

Александр Меньщиков, 32 года — замгубернатора Тверской области

Сергей Верещагин, 37 лет — замминистра регионального развития России

Региональный трамплин

Максим Решетников, министр правительства, директор Департамента экономической политики и развития Москвы

Возраст: 33 года

Личный доход в месяц: 466 000 рублей (в 2011 году)

Годовой доход региона: 1,4 трлн рублей

Максим Решетников с самого начала разговора определяет свое будущее. «В бизнес я ни ногой», — говорит он. — Масштаб задачи не тот. Очень много людей с нашего потока Пермского университета ушли в банки на хорошие деньги и там скисли.

Банк — хорошее место, теплое, но задачи там стандартные. Бог с ними, с деньгами». Спокойное отношение к деньгам в итоге и сделало из него государственного менеджера, доходам которого позавидовал бы не один банковский клерк его возраста.

Карьера Решетникова состоялась в годы правления Владимира Путина. Во время учебы в университете в Перми он устроился в местную IT-компанию «Прогноз», которая предлагала технологические решения для госструктур.

В то время Максима раздражало равнодушие и немотивированность чиновников («Люди приходят на работу, чтобы посидеть с девяти до шести, и все — встали и обо всем забыли»).

Свои идеи по системному управлению от внедрял клиенту — администрации Пермского края, огорчаясь, что нет квалифицированных заказчиков.

«Всегда было обидно, почему они не понимают — это же правильно, это же сделает им жизнь проще! С одной такой идеей я и попал в администрацию Пермской области». Тогда Решетникову было лишь 22 года. Максима взяли начальником отдела, и к 27 годам он дорос до должности замглавы администрации Пермского края.

«Когда мы с ним работали, он был очень трудолюбивый, разумный. Понимал необходимость минимизации полномочий государства, был сторонником конкурентного развития и рыночных принципов в экономике», — рассказывает бывший губернатор Пермского края Олег Чиркунов.

В этой должности его заметили в федеральных структурах. «Региональный социальный лифт сработал, меня пригласили работать в Минрегион, предложив задачу — следить за оценкой эффективности деятельности регионов», — рассказывает Решетников.

Со стороны администрации президента его деятельность курировала глава секретариата Собянина Анастасия Ракова. Потом она ушла в правительство, где Максим возглавил Департамент госуправления, регионального развития и местного самоуправления.

Когда же Ракова перешла в мэрию, она снова позвала Решетникова — сначала своим замом, а затем и министром столичного правительства.

Есть ли различия в работе федерального и московского чиновников? Есть, говорит Решетников, в Москве расстояние от решения до результата намного короче. «И до потребителя ближе. И он тебе всегда скажет, что не сделано. Мы же все не в космическом пространстве живем, тут реакция приходит гораздо быстрее».

Мы из регионалов:

Николай Никифоров, 30 лет — министр связи России (из Татарстана)

Владимир Токарев, 35 лет — замминистра регионального развития (из Белгорода)

Евгений Потапенко — 34 года, директор департамента Минрегионразвития (из Белгорода)

Силовой рычаг

Руслан Заливацкий, заместитель губернатора Калужской области

Возраст: 35 лет

Личный доход в месяц: 130 000 рублей (в 2011 году)

Годовой доход региона: 34,5 млрд рублей

«Ну что, ребят, какая помощь от нас нужна?» —добродушно спрашивает Заливацкий двух мужчин средних лет, одетых в строгие костюмы. «Как обычно, политическая, — осторожно улыбаются чиновнику предприниматели. — Здесь дорожку провести, там с электричеством помочь — совсем чуть-чуть».

Заливацкий усмехается и обещает обсудить все позже. Когда-то он был по другую сторону баррикад, работая в налоговой полиции, а сейчас раздает бизнесменам свой мобильный телефон.

В правительстве Калужской области, одного из самых передовых по инвестициям регионов страны, он отвечает за взаимодействие с предпринимателями и развитие экономики.

Профессию Руслана Заливацкого предопределила семейная традиция. Его отец работал в Пскове следователем, потом адвокатом. «Правоохранительная деятельность состыковывалась с моими представлениями о том, что надо дальше делать», — рассказывает Заливацкий. После школы он поступил в Институт налоговой полиции.

Из Пскова местные налоговые полицейские отобрали на федеральный конкурс восьмерых школьников, из них в Москве успешно сдал вступительные экзамены в Финансовую академию один Заливацкий (он только в столице понял, что Институт налоговой полиции — лишь один из факультетов Финакадемии).

«Это была не общеуголовная направленность, что меня не сильно бы радовало, а больше интеллектуальная работа», — говорит он. Стабильность и прогнозируемый рост — вот чего хотел будущий чиновник.

Он окончил институт в 1999 году. Чуть раньше, в самый разгар кризиса, Руслан начал карьерный путь, став экспертом Отдела судебно-экономических экспертиз Федеральной службы налоговой полиции.

Было тяжело: зарплата в кризис рухнула с $200 до $53, при этом в центральный аппарат Руслана взяли при условии самообеспечения жильем. На первых порах снимать жилье помогали родители. Сначала Руслан хотел попроситься в оперативный отдел, но потом отказался.

По его словам, оперативники добавляли личное отношение к предпринимателю, а в экспертном отделе его научили оценивать дела беспристрастно. Нередко он возвращал дела следователям фактически с оправдательным результатом. «И попытки давления на меня были — мол, напиши так, как я хочу.

Хорошо, что у меня была возможность послать и сказать: нет, я буду писать так, как надо… Есть лицо, все считают его виновным, но у меня такой задачи нет — считать его виновным. Задача — разобраться», — рассказывает Заливацкий.

Но работа бок о бок с некоторыми нечистыми на руку силовиками Руслана не вдохновляла: «Сам видел, когда сотрудник налоговой инспекции в первый день написал акт, а на второй день сам написал возражение на свой акт, выявил собственные недочеты и тем самым все решил как нужно. Ну покошмарили чуть-чуть и разошлись».

Сам Заливацкий рад, что работал в таком управлении, где не было контактов с бизнесом и возможности коррумпироваться были невелики. А когда ему предложили возглавить налоговое направление Росэкспертизы, Руслан, тогда уже главный специалист отдела судебно-экономических экспертиз ЭКЦ при ГУВД Московской области, согласился и даже не стал дожидаться обещанной «звезды» майора.

В Калужскую область его позвали уже как эксперта по налогам и праву — оценить новый проект по созданию институтов развития Калужской области. Он был единственным из экспертов, кто поверил в идею.

Поэтому, когда Руслана пригласили реализовать эту идею на практике, он без раздумий согласился, став сначала замдиректора, а потом и директором «Корпорации развития Калужской области».

В 2008 году его взяли на должность начальника управления инвестиций, откуда он постепенно дорос и до замгубернатора. «Самый главный опыт работы в налоговой полиции — возможность изнутри понимать проблемы и возможности бизнеса.

Теперь при принятии решений я могу оценить, как это повлияет на бизнес, на деловую среду и бюджетные доходы и, следовательно, на возможности роста региона. Когда предлагаем какие-то решения, льготы, я понимаю, к чему это приведет», — комментирует Заливацкий.

Мы из силовиков

Павел Авеков, 33 года — глава управы района «Филевский парк» города Москвы (ФСБ)

Алексей Мельник, 36 лет — директор департамента госрегулирования внешней торговли Минпромторга России (таможня)

Читать далее: Гвардия Путина: как работает вертикаль власти в России

Источник: http://www.forbes.ru/sobytiya/vlast/230608-kak-delayut-kareru-chinovnika-v-putinskuyu-epohu

Молодежь предпочитает госструктуры частным компаниям – Career.ru

Как сделать правильную  карьеру на госслужбе без грязи и интриг?

При Московском городском университете управления правительства Москвы (МГГУ) существует Центр развития карьеры, который устраивает студентов столичных вузов на практику в мэрию, а выпускников – на оплачиваемые стажировки, рассказывает Павел Малыхин, исполняющий обязанности начальника управления госслужбы и кадров правительства Москвы. По его словам, через центр прошли 235 молодых людей, в 2015 г. конкурс на стажировку был 70 человек на место, а всего заявки подали 7000 человек.

Последний набор 2015–2021 гг. составил 100 человек, и многие уже получили предложения о трудоустройстве. Как правило, 80% стажеров остаются потом работать в правительстве города.

Малыхин объясняет популярность стажировок в мэрии тем, что московское правительство предлагает молодым людям участие в масштабных проектах, обучение и профессиональное развитие – половина пришедших на госслужбу получает повышение в первый год работы.

Интерес молодежи к госслужбе вполне объясним, говорит Александр Сафонов, проректор Российской академии народного хозяйства и госслужбы (РАНХиГС). Если в начале 2000-х гг. молодые люди охотно шли в частные компании и пополняли офисный планктон, то потом престиж исполнительных структур стал расти.

Кризисы 2008 и 2014 гг. с массовыми увольнениями в коммерческом секторе еще больше утвердили молодежь во мнении, что единственным стабильным работодателем может быть государство, объясняет эксперт.

К тому же государство сейчас платит начинающим специалистам не меньше, чем коммерческие структуры, – в Москве около 40 000 руб.

, добавляет Кирилл Кабанов, председатель Национального антикоррупционного комитета.

Жертвы рекламы

Молодежь охотно идет на госслужбу еще и потому, что в частных компаниях к людям относятся жестко и легко выкидывают их на улицу, замечает Борис Славин, профессор кафедры бизнес-информатики Финансового университета при правительстве России.

К тому же госструктуры научились рекламировать себя: расписывают молодым, каких успехов можно добиться на госслужбе и как здорово там работать, говорит Славин.

На карьерном портале правительства Москвы, например, помимо описания стажировок сообщается, что стажеры смогут овладеть лучшими технологиями управления городом, узнать, как устроен огромный городской организм, встретиться с первыми лицами правительства. Не каждая частная компания так себя рекламирует, убежден Славин.

По данным опроса 1556 молодых специалистов, проведенного Career.ru, 38% респондентов хотели бы работать в госорганах. Чуть меньше – 36% респондентов заявили, что хотят работать по найму в коммерческой организации, еще 12% хотели бы быть предпринимателями. А 8% предпочитают внештатный труд. И меньше всего молодые люди склонны трудиться в научных и образовательных учреждениях (3%).

Любовь к госслужбе зависит от географии. Больше всего поклонников госслужбы оказалось среди жителей Центрального федерального округа (45%) и Сибирского федерального округа (45%). Меньше всего – в Северо-Западном округе (26%). В отличие от Москвы в Петербурге нет министерств и других федеральных органов власти, куда так стремятся попасть москвичи, предполагает Сафонов.

Федеральная элита

Бытует мнение, что на госслужбу можно попасть только по знакомству, через родственников или друзей. И 65% респондентов Career.ru тоже уверены, что в госучреждение трудно устроиться без связей.

Зарплаты растут

По данным Росстата, в последние годы зарплата госслужащих постоянно увеличивалась: в IV квартале 2013 г. она составляла 98 400 руб., в IV квартале 2014 г. – 109 100 руб., а в IV квартале 2015 г. – 111 300 руб.

По мнению экспертов, проблема не в кумовстве, а в том, что вакансий в госсекторе мало, а желающих много. На одну открытую вакансию соискатели присылают по 30 резюме, говорит Мария Игнатова, руководитель службы исследований HeadHunter. По ее словам, наиболее востребованы вакансии специалиста и руководителя отдела министерств федерального и регионального уровня.

Действительно, по данным Career.ru, 42% респондентов стремятся устроиться в федеральные органы власти, 35% – в региональные и только 23% хотят работать в муниципальных учреждениях.

Считается, что в федеральных органах власти больше платят, но на самом деле зарплаты зависят от региона, говорит Сафонов. Например, в Москве директор департамента министерства может получать 90 000 руб.

в месяц, а директор департамента муниципальной структуры – 250 000 руб.

Молодежь больше всего желает работать в исполнительных органах (54%) и гораздо меньше стремится в законодательную власть (26%) и судебную (20%).

«Людям часто кажется, что именно исполнительная власть сидит на деньгах, что там можно больше заработать. Но это не так», – говорит Сафонов.

На начальных позициях, объясняет он, на госслужбе много не заработать в любой ветви власти, а восхождение по карьерной лестнице занимает многие годы.

Как белка в колесе

В Европе и Америке молодые люди часто начинают свою карьеру с госслужбы, потому что она дает опыт и связи, спустя несколько лет они уходят в коммерцию, рассказывает Славин.

У нас молодые люди долго на службе не удерживаются и причина в завышенных ожиданиях, объясняет он. По данным Career.

ru, 71% молодых людей ждут от госслужбы стабильности и постоянства, 63% – премий, льгот и соцпакета, а 54% – возможности карьерного роста. Однако реальность часто оказывается другой.

В госструктурах сложная иерархия, молодые поднимаются по карьерной лестнице медленно и при этом сильно зависят от начальства: если нравишься, значит, будешь быстро продвигаться, если не нравишься, карьеры не сделать, говорит Славин. Кроме того, на нижнем уровне нелегко обзавестись полезными связями.

Приходится в течение многих лет довольствоваться небольшими заработками, скромными должностями и при этом регулярно перерабатывать. «У нас весь государственный аппарат работает в ручном режиме. Сверху спускают поручение, на министерства тут же обрушивается вал новых задач с жесткими сроками исполнения», – рассказывает Славин.

И получается, что чиновник еще не успел справиться с предыдущей задачей, а уже должен приступать к следующей. Стресс зашкаливает, и из-за этого молодые люди разочаровываются в госслужбе. 34% респондентов Career.ru сочли высокий уровень стресса большим недостатком работы в госорганах.

Еще 45% сказали, что без связей на госслужбе не добьешься карьерного роста. А 39% назвали существенным недостатком чрезмерную бюрократию.

Как выслужиться

Еще в 2013 г.

на открытой дискуссии в мэрии по карьерным возможностям молодежи тогдашний начальник управления кадров правительства Москвы Александра Александрова рассказывала, что молодежь думает, будто, придя в мэрию, обретет стабильную работу, получит груду бумаг и будет их долго разбирать. «Я стала объяснять, что бумажек не будет, потому что у нас все в электронном виде. И каждый день вам надо будет доказывать, что вы победитель. Иначе вас уволят», – сказала тогда она.

Для многих госслужба становится первым неудачным опытом работы, говорит Славин. А Сафонов добавляет, что если в частном бизнесе существуют возможности перехода из одной компании в другую на одну и ту же должность, то на госслужбе человек становится очень узким специалистом и его компетенции в другом ведомстве могут и не понадобиться.

Кабанов признает недостатки госслужбы, но обращает внимание на преимущества. По его словам, за последние 20 лет в России появилась новая категория работников – карьерные чиновники.

Это люди в возрасте 40 лет, которые много лет отработали во власти, честно поднялись по всем ступенькам карьерной лестницы и стали профессионалами, востребованными и в государстве, и в частном бизнесе. Молодежь, считает он, должна равняться на этих людей.

Она еще мало что знает и умеет, но хочет получить все сразу, считает он. А для карьеры, особенно государственной, нужны голова и терпение. Нужно уметь ждать и много работать, говорит Кабанов.-

Источник: https://www.vedomosti.ru/management/articles/2021/06/07/644411-molodezh-predpochitaet

11 способов сделать карьеру, о которых никто не говорит

Как сделать правильную  карьеру на госслужбе без грязи и интриг?

У большинства людей «нормальная» работа: с 9 до 6 и премиями в конце года. В такой работе нет ничего плохого, но есть другие истории – про людей, которые занимают руководящие посты к 30 годам, с радостью бегут на работу и влияют на жизни людей. Секреты успешных людей рассказал карьерный коуч Рагхав Харан, а мы делимся ими с вами.

А перед тем как строить карьеру, задайте себе вопрос «А зачем мне вообще работа?»

1. Требования к кандидату — предмет переговоров

В детстве я ходил в магазин с дедушкой-индусом. Он внимательно смотрел на каждый товар в корзине, а когда мы подходили к кассиру, начинал торговаться – мне было очень стыдно в этот момент!Но что удивительно — часто у него получалось.

Ноа Каган, основатель AppSumo, использует прием под названием «кофейный вызов»: ты заходишь в кофейню, делаешь заказ и просишь 10% скидки при оплате. На возмущенные вопросы кассира продолжай настаивать на своем и, скорее всего, ты получишь скидку.

В фильме «Кто я» главный герой на примере показывает, как это работает:

«В жизни очень много вещей, которые мы воспринимаем как нечто, что не подлежит обсуждению, хотя на самом деле подлежит.»

Однажды я претендовал на должность менеджера по развитию бизнеса, на которую требовались кандидаты с опытом от трех до пяти лет, а у меня было примерно ноль опыта, потому что тогда я еще учился в колледже.

Вместо того чтобы послать резюме и ждать ответ, я решил действовать: написал потенциальным партнерам компании и предложил варианты сотрудничества, сделав вид, что уже работаю на эту компанию.

Потом рассказал о проделанной работе и итогах рекрутеру и получил оффер.

Когда я претендовал на позицию продакт-дизайнера в Quora, я сделал юзабилити-тест их мобильного приложения, прописал несколько предложений по дизайну и выслал руководителю отдела. Он ответил мне и позвал на собеседование. Если хотите впечатлить рекрутера своим резюме — сделайте его в нашем конструкторе.

Большинство требований к кандидатам подлежат обсуждению, если это не такие профессии как физик-теоретик, хирург, адвокат или судья. Нужно лишь доказать, что ты можешь быть полезным. Люди, которые боятся нарушать правила, обычно тратят годы и теряют деньги, пытаясь достичь цели, которая требует намного меньше усилий на самом деле.

2. Синдром самозванца — это хорошо

Издание The New York Times исследовало причины, по которым определенные группы людей экономически успешнее других. Это может прозвучать неполиткорректно, но азиаты в среднем намного успешней всех остальных.

«Индийские американцы зарабатывают почти в два раза больше (примерно $90 000 в год, в то время как доход среднего домохозяйства по медиане составляет $50 000). Иранские, ливанские и китайские американцы также зарабатывают больше», — NY Times.

Основная причина — культурные различия. У более успешных групп людей наблюдаются три одинаковые характеристики:

  • комплекс превосходства;
  • чувство незащищенности или ощущение, что они недостаточно хороши в том, чем занимаются;
  • контроль над импульсивностью.

В комбинации с верой, что ты можешь добиться всего, чего пожелаешь, дисциплиной и постоянным желанием жить лучше — мы получаем формулу для успешной и эффектной карьеры. 

3. «Реальность» — это иллюзия

Реальность вокруг нас полностью зависит от того, к чему мы привыкли. Когда я был младше, у меня были друзья из бедных семей, у их родителей не было высшего образования. Когда они узнавали, что мой отец — врач, они говорили : «Вау, это так круто!», как будто это нечто невероятное. В их понимании стать доктором было нереально, потому что они не понимали, как этого достичь.

Доктор Форман из сериала «Доктор Хаус», который стал врачом, несмотря на трудности, сказал:

«Если бы кто-то сказал мне, что мечтает стать врачом, я бы подумал, что это вполне досягаемая цель. Потому что я знаю, что нужно, чтобы поступить в медицинский вуз, знаю внутренний процесс и общаюсь с людьми, которые успешно через это прошли».

Существует бесконечное количество вещей, которые ты воспринимаешь, как нечто само собой разумеющееся, но что другим кажется невероятным.

Получить диплом? Где-то есть парень, который и не мечтает поступить в колледж, потому что ни у кого из его семьи нет диплома. Работать на компанию из списка Fortune 500? Это кажется нереальным для людей, чьи родители работают на самых низкооплачиваемых работах. Создать мультимиллионный бизнес? Подросток из верхней прослойки среднего класса думает, что это невозможно.

Работай бок о бок с лучшими представителями отрасли, читай их книги, слушай их интервью, изучай то, что изучали они — и однажды эти нереальные сумасшедшие мечты сбудутся.

4. Не выбирай карьеру, основываясь на средних показателях зарплаты и востребованности сотрудников

Когда ты борешься за первенство в своем деле, «средние показатели» не имеют значения. Мне смешно, когда люди говорят «писатели не делают деньги» — я заработал пятизначную сумму за несколько месяцев на паре постов в блоге и писем по email, помог сотням людей найти работу их мечты и построил аудиторию 6000+ человек.

В любой отрасли люди, которые стремятся быть лучшими, получают достаточно денег и успеха, а остальные дерутся за остатки. Аналогично в программировании — лучших разработчиков нанимают Google и Apple, а остальные, удовлетворившись обучением на двухнедельных онлайн-курсах, только мечтают об этом.

Делайте то, что вам нравится и старайтесь быть лучшими в своем деле. Остальное придет.

5. Выбирай босса, а не компанию

Люди думают, что получив работу в или Goldman Sachs, они будут пожизненно устроены. Нет, ключ к успешной карьере — наличие хорошего наставника. Наставник введет тебя в узкий круг профессионалов сферы, рядом с которыми ты будешь расти и обрастать собственными связями.

Например, я работал с автором бестселлеров NYT Рамитом Сети и он представил меня первым людям из его круга общения. Благодаря этому я получил предложения от нескольких крупнейших маркетинговых компаний мира.

Ментор убережет тебя от ошибок, которые будут стоить нескольких лет потраченного времени и усилий. Однажды я собирался устроиться на работу, но один из моих менторов (заметная фигура в Кремниевой Долине) сказал, что не стоит этого делать. Это совет спас мне месяцы, а то и годы движения в неверном направлении.

Окружайте себя правильными людьми — это откроет большие возможности и убережет от серьезных ошибок.

6. Не бойся уступить в деньгах ради хорошего опыта

Менеджер хеджфонда Стэнли Дракенмиллер однажды сказал:

«Если начинаете карьеру и вам предлагают на выбор хорошего наставника или большую зарплату, всегда выбирайте наставника. Это несопоставимые вещи.

И даже не думайте уйти от этого наставника, пока ваши знания не обретут форму и достигнут пика. Нет ничего более ценного ни в моем бизнесе, ни во многих других бизнесах, чем хороший наставник.

И многие детишки слишком близоруки в стремлении к быстротечным деньгам вместо того, чтобы готовить себя к жизни на перспективу».

Буквально каждый пожилой человек утверждает, что главная ошибка молодежи — нетерпеливость. Молодежь ориентируется на ближайшую перспективу (работа в крутых компаниях, чтобы произвести впечатление на семью и друзей), но не задумывается о далеко идущих целях.

Не бойтесь согласиться на малооплачиваемую должность в хорошей компании сейчас, чтобы в будущем вообще не думать о деньгах.

7. То, что привело тебя на уровень 1, не поможет подняться на уровень 2

В самом начале карьеры технические навыки крайне важны. Тебя проверяют на знание Excel или написание кода и т.д. Но с течением времени на первый план выходят коммуникативные навыки — то, как ты умеешь находить общий язык с людьми и работать в команде.

Большинство людей думают, что если они достигнут высот в своем ремесле — дело в шляпе. Это отчасти правда — быть мастером своего дела очень важно,но нужно немного сверх того.

Нужно понимать, как лавировать в мире корпоративной политики, найти подход к вредному партнеру по бизнесу или как мотивировать сотрудников.

А еще круто не ждать задания от руководителя, а делать что-то самому: придумывать, воплощать, анализировать.

8. Настоящее образование начинается после колледжа

Грустно, что многие люди думают, будто они все знают, потому что закончили университет. На самом деле, большую часть материала из лекций не применить в реальной жизни.

Успешные люди читают больше одной книги в месяц, слушают подкасты, ходят на конференции, читают исследования и обсуждают с другими успешными людьми The Next Big Thing. Поэтому они могут «соединить точки» между несвязанными предметами и использовать эти инсайты, чтобы обнаружить больше возможностей — они видят мир под другим углом и с разных сторон.

9. Воздействуй

Когда ты делаешь что-либо профессионально, выйди в интернет и напиши об этом. Помоги тем, кто сейчас на старте пути, как и ты когда-то, и пытается понять, как это делается.

Воздействие выстраивает доверие: чем большая у тебя аудитория, тем больше людей воспримут тебя всерьез.

10. Не надо аутсорсить успех своей компании

Однажды один видный в Долине венчурный капиталист решил поработать месяц в кофейне. Представьте себе невероятно успешного СЕО за кассовым аппаратом — он принимал заказы и разносил кофе. Он хотел изучить, как работает кофешоп изнутри: понять логистику, системы, узкие места, неэффективности, поток посетителей и т.д.

Большинство людей даже думать не хотят о такой непрестижной работе. Они считают работу в таких компаниях, как McDonald’s или Starbucks, по умолчанию плохой, и что только работа в компаниях с громким именем полезна для будущей карьеры.

Но компания хороша настолько, насколько ты делаешь ее хорошей. Для того, кто работал в McDonald’s, чтобы изучить ресторанное дело изнутри, а потом открыть собственный фастфуд, эта работа будет самым ценным опытом на свете. С другой стороны, человек, который хочет устроиться на работу раз и навсегда, имея в резюме пару громких брендов, скорее всего, будет разочарован.

Нет работы по умолчанию плохой или хорошей — она такая, какой ты ее делаешь.

Работа в известной компании: за и против  

11. Успешные люди никогда не заходят через парадный вход

На эту тему очень хорошо высказался Алекс Банаян (автор книг о бизнесе, венчурный партнер в Alsop Louie Partners — ред.):

«[Все успешные люди] относятся к жизни, бизнесу и успеху… как к ночному клубу. В него всегда есть три входа. Парадный, под которым 99% людей выстраиваются в длинную очередь и надеются, что их впустят. Вторая дверь, куда беспрепятственно заходят миллиардеры и члены элитного клуба. Но всегда есть и третья дверь.

Чтобы в нее попасть, нужно выскочить из очереди, пробежать вниз по улице, взобраться на мусорный контейнер, сто раз постучать, сломать оконную раму и пролезть через кухню. Но он всегда работает.

Каким бы образом Билл Гейтс ни продал свой первый компьютер или Стивен Спилберг стал самым молодым режиссером в Голливуде — все они вошли через третью дверь».

Никто не получает экстраординарных возможностей, действуя проторенными методами.

Меня удивляет то, как много людей хотят получить работу мечты, на которую претендуют тысячи конкурентов, просто послав резюме. Это работает не так.

Игра состоит в том, чтобы заметить «негласные правила» вокруг себя и дать людям то, что им нужно, еще до того, как они тебя об этом попросят. Только так можно победить.

Источник: Medium

Перевод: ain.ua

Рагхав Харан, тренер карьерного роста, блогер в LandAnyJobYouWant.com

Источник: https://icanchoose.ru/blog/11-sposobov-sdelat-kareru-o-kotoryh-nikto-ne-govorit/

Сделать карьеру на госслужбе и в крупном бизнесе становится все сложнее

Как сделать правильную  карьеру на госслужбе без грязи и интриг?

Составление кадрового резерва, из которого будут назначаться государственные управленцы, — подход правильный и заслуживающий уважения. Только вот в первую сотню Дмитрия Медведева попали заезженные уже персонажи.

Во-первых, молодые чиновники начиная с уровня начальника департамента министерства, которых двигают наверх их покровители. Во-вторых, известные бизнесмены, чей доход превышает $1 млн в год.

Интересна ли им госслужба, никто особо и не задумывался.

Лбом в потолок

Между тем историй, когда молодые менеджеры по тем или иным причинам не могут сделать карьеру, предостаточно. Например, 35-летний Евгений Михайлов. Карьера Михайлова складывалась удачно.

В Минэкономразвития он работал под началом Андрея Шаронова, был замдиректора департамента госрегулирования тарифов и инфраструктурных реформ. Осенью 2007 г. Евгений перешел работать в РЖД — начальником департамента по маркетингу грузовых перевозок и тарифной политике.

Он пришел в госкомпанию с массой идей: дерегулировать цены, где только возможно, унифицировать плату за порожний пробег вагонов и т. д. Но уже через полгода менеджер был вынужден уйти. «РЖД пока не бизнес-ориентированная компания.

На 70% это еще советское министерство с очень жесткой вертикалью управления, практически военной дисциплиной, — говорит Михайлов. — Я не вписался в такую организацию бизнеса». К тому же свои замыслы он так и не сумел воплотить: не нашел понимания в Федеральной службе по тарифам.

Теперь Михайлов реализует себя в частном бизнесе. Он председатель совета директоров Baltic Cargo Company, небольшой логистической фирмы. «У меня есть друг, литовский экспедитор. Как-то выпили с ним по два бокала грога и решили вместе делать бизнес, — рассказывает Михайлов. — Начали возить контейнеры из Китая морем через прибалтийские порты. Есть и еще ряд транспортных проектов».

Другой пример столкновения с «потолком» — Алексей Успенский. Два года назад он работал начальником управления в GE Money Bank (бывший Дельта-банк). Для многих это уже предел мечтаний — крупный банк с иностранным капиталом, статусная, хорошо оплачиваемая должность. Вот только расти некуда.

«Выше начинался уже уровень senior management team — правление, в котором все должности тогда занимали экспаты», — объясняет Успенский. В 2007 г. он ушел из GE Money Bank в Русский ипотечный банк.

Этот банк совсем небольшой, со штатом всего 150 человек, зато там Успенский стал зампредом правления, а сейчас дослужился до и. о. председателя правления.

«В том же ЛУКОЙЛе карьерный рост замедленный, он примерно как в западных компаниях, — говорит председатель совета директоров Ward Howell Сергей Воробьев. — При этом компания берет топ-менеджеров со стороны». Это, например, Андрей Кузяев из Перми или Александр Матыцын из аудиторской компании KPMG.

А вот в руководство «Газпрома» профессионалу со стороны попасть невозможно. «У нас элита молодая и агрессивная. Для нее требование безопасности — чтобы человек был своим, надежным — зачастую на первом месте, а уровень компетентности — на втором», — говорит гендиректор ВЦИОМ Валерий Федоров.

Вот, например, 34-летний член правления «Газпрома» Кирилл Селезнев. В столь юном возрасте он руководит двумя ключевыми бизнесами монополии — продажей газа на внутреннем рынке и электроэнергетикой.

Впрочем, он не только сын бывшего председателя Госдумы Геннадия Селезнева, но еще и менеджер, сумевший, по оценкам собеседников , собрать вокруг себя профессиональную команду.

Кадры президента

Программа президентского кадрового резерва задумывалась, чтобы обеспечить «социальный лифт» молодым профессионалам. Принцип формирования списка должен был исключить возможности лоббирования. 170 экспертов (в том числе госчиновники, партийцы и бизнесмены) называли по 11 кандидатов: чье имя звучало чаще, тот и входил в резерв.

«Сведением списка занималось кремлевское кадровое управление. Затем его редактировал глава администрации. Но финальная правка принадлежит лично Дмитрию Медведеву и Владимиру Путину», — уверен гендиректор Центра политической информации Алексей Мухин.

Этим, по его мнению, объясняется и строгая пропорциональность «золотой сотни»: треть — «путинцы», треть — «медведевцы», треть — представители региональных элит.

Но, как утверждает источник , входивший в число экспертов-советников, при доработке списка «редакторы» руководствовались не только рейтинговостью кандидатов.

Девять лет с одним начальником — это про статс-секретаря Минрегионразвития, в прошлом дипломированного юриста из Ханты-Мансийска Анастасию Ракову.

Ее карьерный путь в столицу в точности повторяет траекторию руководителя аппарата правительства Сергея Собянина, чьим помощником она была еще в ХМАО.

«Продвижение по службе вместе с начальником может говорить не только о том, что в авторитарных системах лояльность всегда важнее компетентности, но и о плохой работе “социальных лифтов”», — говорит социолог Ольга Крыштановская. Кстати, едва попав в список, Ракова перешла на работу в правительство — возглавила правовой департамент аппарата Белого дома.

Статс-секретарь Минпромторга Станислав Наумов с Виктором Христенко уже 10 лет, но он отличный специалист и де-факто место в кадровом резерве занял давно, соглашается директор Международного института политической экспертизы Евгений Минченко. Экс-глава «Оборонпрома» Денис Мантуров стал замглавы Минпромэнерго осенью 2007 г.

, за пару месяцев до подписания президентского указа о создании госкорпорации «Ростехнологии» — начала аппаратной борьбы Сергея Чемезова за активы. Свой человек в одном из ключевых ведомств был для Чемезова как нельзя кстати.

А с включением в «президентскую сотню» Мантуров вполне может оказаться востребован на других участках работы, тем более что формирование госкорпорации завершилось почти год назад. Попали в «президентскую сотню» и «дорогие родственники».

Сын давнего знакомого Путина, президента оборонного холдинга «Ленинец» Анатолия Турчака — Андрей не только вошел в заветный список, но и сразу из резерва был брошен в бой: его назначили губернатором Псковской области. Сын другого друга Путина, банкира Юрия Ковальчука, — Борис — тоже попал в кадровые резервисты.

Другие лифты

«В советское время акселератором карьерного роста была партия. Высшая партийная школа могла ускорить карьеру лет на пять», — говорит гендиректор холдинга «Анкор» Сергей Саликов. Похоже, история повторяется.

У партии «Единая Россия» появился проект «Профессиональная команда страны», куда отбирают 1500 управленцев. Процедура селекции здесь устроена более демократично, чем у президента. Кандидатов называют региональные координаторы «Единой России» в 60 регионах.

Но претенденты могут и сами заполнить анкету в Интернете, написать эссе о личных достижениях, пройти несколько уровней собеседования — и все: они в резерве. Проект стартовал только в октябре, и свой список «медведи» пока не презентовали.

Но в отличие от «президентского резерва» в нем не будет ни звездных фамилий, ни звездных постов для них.

Так, по программе «Профессиональная команда страны» Алексей Козьмин стал председателем иркутского отделения «Правого дела», а Наталья Косарева — замруководителя департамента социальной защиты Ивановской области. Кандидатов подбирали не известных, а перспективных. Например, как Заур Жапуев из Нальчика, выросший из продавца в салоне «Евросети» в руководителя филиала, куда входит больше 50 офисов в нескольких регионах.

«Свои программы кадрового резерва формируют и крупные частные компании — “Русал”, “ВымпелКом”, “Уралсиб”, “Евраз” и другие», — говорит управляющий партнер компании RosExpert Игорь Шехтерман.

Для каждой должности есть набор KPI (key performance indicators — ключевые показатели эффективности), по которым оцениваются качества сотрудника.

Менеджеры, показавшие высокие KPI в течение года, по итогам аттестации могут рассчитывать на повышение.

«Наша программа кадрового резерва в чем-то сродни президентской, — говорит начальник управления развития персонала банка “Уралсиб” Мария Афонина. — В “Уралсибе” есть несколько ключевых должностей, которые нельзя оставить незакрытыми, если люди решат с них уйти. Поэтому у компании есть back-up — около 100 резервистов.

Эти люди проходят обучение, демонстрируют эффективные показатели — по объемам продаж, числу клиентов, качеству их обслуживания». HR-директор МТС Наталия Стрелкова рассказывает, что у них в кадровом резерве около 400 человек. Для многих это «социальный лифт».

Например, 31-летний Александр Поповский за семь лет из директора филиала в Кирове стал гендиректором «МТС-Россия».

Но можно посмотреть и с другой стороны. Программа кадрового резерва не гарантирует повышения. Зато работодателю она позволяет мерить эффективность персонала и удерживать людей, суля им повышение по службе.

Редкие исключения

Впрочем, успешную и быструю карьеру можно сделать и без протекции. «Это в 1990-х гг.

ключевые позиции в российских компаниях занимали представители ближнего круга владельцев бизнеса: друзья, родственники, однокашники, — говорит Шехтерман. — Сейчас в частном бизнесе люди сделали себя сами.

Типичный портрет — человек, который в 1990-х работал в продажах западных компаний в России, затем уехал получать MBA за рубеж, вернулся и стал топ-менеджером уже в российской компании».

«“Социальные лифты” для талантов работают в 15-20% экономики. В госструктурах они не работают вообще», — уверен председатель совета директоров консалтинговой компании Ward Howell Сергей Воробьев. В конкурентном рыночном бизнесе «лифты» работают по полной программе, уверяет Воробьев. Тому масса примеров. Виталий Несис стал гендиректором «Полиметалла» в 27 лет.

Владимир Рашевский в 28 лет занял пост предправления МДМ-банка, а в 31 год возглавил СУЭК. В «Альфа-групп» идет постоянная генерация менеджеров-«героев»: Изосимов («ВымпелКом»), Хвесюк (Альфа-банк) и др. Инвестбанки «Ренессанс», «Тройка», Deutsche Bank выращивали таланты внутри своих организаций.

Карьеру от менеджера по продажам до управляющего директора там можно было сделать за пять лет.

«В 2000-х гг. самые стремительные карьеры делались в российском бизнесе. Прийти в компанию, которая быстро растет, значило преодолевать каждую карьерную ступеньку в 2-3 раза быстрее, чем принято, — говорит гендиректор холдинга “Анкор” Сергей Саликов. — Опирались на практический опыт, знания. Есть или нет степень MBA, работодателей не интересовало».

А вот в компаниях с жесткой вертикальной структурой (госсектор, монополии) поднимаются наверх очень неторопливо. Там ценится не только результат, но и лояльность, родственные или дружеские связи, говорит Воробьев. Это можно отнести к большинству госкомпаний — РЖД, «Газпрому», «Роснефти», АЛРОСА, «Транснефти», «Аэрофлоту».

Замедление российской экономики из-за кризиса все расставило по местам. Во-первых, кадровый рынок насытился. «Сейчас, если молодой человек выходит на рынок младшим менеджером, чтобы дослужиться до генерального директора или замдиректора крупной компании, ему понадобится 10-12 лет, — считает Саликов из “Анкора”.

 — Время стремительных карьер прошло: за 5-6 лет, как было до сих пор, вырасти уже не удастся». Но все равно это быстрее, чем было в советское время, когда человек выпускался из вуза в 22-23 года и мог дорасти до начальника только к 45-50 годам.

И значительно быстрее, чем за границей: в Японии и Корее до гендиректора можно дослужиться лишь к глубокой старости.

Во-вторых, для многих руководителей компаний стало очевидно, что ряд ключевых позиций занимали люди, получившие эти назначения в силу обстоятельств — по знакомству, за выслугу лет, «больше некого было» и т. д. «Часть проблем компаний вызвана как раз профессиональной некомпетентностью таких назначенцев», — говорит Шехтерман. А это значит, что «социальные лифты» должны заработать с новой силой.

1. Идти в негосударственные, желательно публичные компании

2. Выбирать компании с горизонтальной,
а не иерархической структурой

3. Карьерист должен создавать команду — она поможет ему вырасти

4. Высшее образование обязательно, но главное — опыт

5. Акселератором карьеры может быть степень MBA или членство в «Единой России»

Источник: http://www.classs.ru/index.php?page=10377

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.