+7(499)-938-42-58 Москва
+7(800)-333-37-98 Горячая линия

Как поднять экономику за 300 млрд рублей

Немцы предложили России вложить $300 млрд в отказ от нефти и газа

Как поднять экономику за 300 млрд рублей

2017 год в России официально объявлен Годом экологии. Чтобы как можно эффективнее развивать “зелёную” энергетику, страна в 2015-м стала членом международного отраслевого агентства IRENA.

Как узнал Лайф, европейцы спустя почти два года решили-таки помочь Москве необходимыми знаниями и прислали в Минэнерго РФ подробный отчёт, объясняющий, как снизить долю нефтегаза в энергобалансе страны за счёт ветра, солнца и воды.

Вот только стоить эта затея госбюджету будет $300 млрд.

В 2015 году Россия вступила в Международное агентство по возобновляемым источникам энергии (IRENA), штаб-квартира которого базируется в Германии. Основная цель Москвы — получить необходимые знания и технологии по возобновляемым источникам энергии. Первых плодов пришлось ждать почти два года.

Как стало известно Лайфу, IRENA на днях выслала России предложения по развитию возобновляемых источников энергии до 2030 года (документ есть у Лайфа). В Минэнерго РФ получение подтвердили и сказали, что накануне предложения были представлены на встрече первого замминистра Алексея Текслера с главой агентства Аднаном Амином.

Газ выдувают из России

IRENA предлагает России обратить внимание в основном на энергию воды, ветра и солнца. Согласно сценарию агентства, в котором рассматривается ускоренное увеличение доли возобновляемой энергетики в российском энергопотреблении, к 2030 году её объём в конечном потреблении достигнет 11,3%

Россия по стандартам IRENA в целом считается страной со среднеразвитой альтернативной генерацией. Этому факту Россия целиком и полностью обязана именно ГЭСам. Огромные плотины дают примерно пятую часть всей российской генерации, а в доле ВИЭ занимают и вовсе чуть ли не все 100% — 51,5 гигаватта из 51,7 ГВт всей альтернативной генерации.

В России же ГЭС не принято причислять к ВИЭ, поэтому, по российским данным, “возобновляемые” у нас занимают менее 1% от всех мощностей. Впрочем, по мнению IRENA, в альтернативной генерации у России потенциал выше, чем у большинства стран мира.

К примеру, возьмём тепловую генерацию. Сейчас доля “зелёной” энергетики в ней не превышает сотую долю процента, но, по мнению немцев, мы вполне можем её нарастить до 15%.

— В транспортном секторе будет наблюдаться самый большой темп роста использования возобновляемой энергии: к 2030 году он достигнет отметки 8% по сравнению с 1% в 2010-м, — считают в агентстве.

— Разработка этих ресурсов может способствовать экономическому росту в сочетании с повышением энергетической безопасности.

Не говоря уже о том, что это поможет России выполнить свои международные обязательства по Парижскому соглашению (о снижении выбросов).

Но у российской генерации есть одна хроническая болезнь — она избыточна, энергии производится больше, чем продаётся на внутреннем и внешнем рынках. По версии IRENA, средняя загрузка генерирующих мощностей не превышает 69%.

Хотя ежегодно вводятся и выводятся из работы гигаватты мощности, места для ВИЭ в освобождающихся ячейках власти находят с трудом.

Получается, для ввода этих самых ВИЭ придётся жертвовать уже использующимися ресурсами, к примеру газом, предлагает IRENA.

Но и тут всё не так просто. По расчётам IRENA, постепенная замена газа на ВИЭ обойдётся России в $300 млрд (17 трлн рублей), то есть примерно по $21 млрд (1,2 трлн руб.) инвестиций ежегодно.

По сравнению с тем, что тратит на ВИЭ Россия, — цифры фантастические, отмечает директор Фонда энергетического развития Сергей Пикин.

На 2017 год, по расчётам эксперта, Россия закладывает порядка $1,1 млрд инвестиций в ВИЭ — из них $0,4 млрд на ветрогенерацию, 0,4 млрд — на солнечную и $0,3 млрд — на строительство мини-ГЭС.

— У нас за последние годы ввели порядка 5 тыс. МВт “зелёных” мощностей, в Европе столько за месяц вводится, — замечает он. — Планы Минэнерго по сравнению с тем, что советуют европейцы, кажутся смешными. $21 млрд — это по сегодняшнему курсу около 1,1 трлн рублей, столько примерно ежегодно тратится нами на энергетику традиционную.

Затраты можно “отбить”, утверждают в IRENA.

— Сокращение внутреннего потребления нефти и газа также может создать потенциал для увеличения их экспорта, к примеру в Китай и Европу. Это может дать дополнительные $8 млрд дохода ежегодно, — утверждают немцы.

“Даже если лишний газ и появится, всё равно неясно, а как его тем же китайцам доставлять”, — не согласен Пикин.

— Во-первых, сетевой инфраструктуры доставки в Китай нет, во-вторых, промышленно развитые районы там находятся на юго-западе. Наконец, встаёт вопрос с тарифами — они, конечно, хотят низких. Китай и сам передовик во вводу ВИЭ.

“Правильный ответ — нет”

Несмотря на прогнозируемые IRENA миллиарды доходов, власти пока не следуют советам европейцев. До 2037 года доля ВИЭ вырастет до 4%, заявил после встречи с IRENA ответственный за переговоры замминистра энергетики РФ Алексей Текслер.

— Несмотря на обеспеченность России традиционными источниками энергии, мы являемся сторонниками перехода мировой энергетики к низкоуглеводному будущему.

Так, с каждым годом в России увеличивается суммарная мощность вводимых объектов возобновляемой энергетики: если в 2015 году их мощность составила чуть менее 60 МВт, в 2016 году — более 70 МВт, то в 2017 году ожидается ввод порядка 125 МВт объектов ВИЭ, — утверждает министр.

Больших перспектив от ВИЭ в России ожидать не стоит, уверены в министерстве, и вот почему. Основной проблемой использования ВИЭ является их низкая экономическая конкурентоспособность по отношению к централизованной системе электроснабжения, считают там, перспективной областью применения ВИЭ в России являются только изолированные и удалённые районы.

Вряд ли переход на ВИЭ понравится и потребителю. Если кВт “газовой” энергии будет стоить ему около $0,04, то, по расчётам самой IRENA, энергия солнца стоит уже $0,35, ветра — $0,13, мини-ГЭС — $0,12.

По данным отраслевого НП “Сообщество потребителей энергии”, содержание 6 ГВт мощности ВИЭ стоит экономике столько же, сколько оплата 100 ГВт традиционной генерации. Неудивительно, что высоко затратные ВИЭ едва привлекают инвестиции.

Прошлый год стал одним из самых провальных — к суммарным 51,7 млн кВт “зелёной” мощности России прибавилось всего 0,056 млн кВт, хотя в 2015 году этот показатель был 0,6 млн кВт.

— Эта мощность сегодня в несколько раз дороже традиционного электричества, — признавал в 2015 году сам замминистра Алексей Текслер. — А мы не считаем, что для России традиционная энергетика — какое-то проклятие. Если отойти в сторону и спросить по-честному, нужна ли нам альтернативная энергетика прямо сейчас, то правильный ответ — нет. 

Источник: https://life.ru/995998

Пещеры Али-Бабы. Как пополнить бюджет на 300 млрд рублей за счет борьбы с нелегальным алкоголем | Бизнес

Как поднять экономику за 300 млрд рублей

В 2015 году легальные производители выпустили около 650 млн литров водки, бюджетные поступления составили около 130 млрд рублей. На первый взгляд цифра не маленькая, но соответствует ли размер выплаченного размеру выпитого? Если основываться на разных источниках по потреблению, то не соответствует примерно в два раза.

Действительно, за последние 10 лет легальный рынок стремительно уменьшился примерно в два раза, со 140 млн дал (дал = 10 литрам) до 65 млн дал. Стали ли россияне пить в два раза меньше? Верится с трудом.

Цифры сопредельных государств и независимых агентств подтверждают: потребление крепких напитков можно оценить в объеме более 10 литров на человека, или примерно 150 млн дал по России. 

Таким образом, потенциальный размер ежегодных акцизных платежей с крепкого алкоголя без учета налога на добавленную стоимость может составлять 300 млрд рублей, примерно половина этих денег собирается сейчас.

Следует отметить, что потенциал роста поступлений в полной мере понимает Минфин, который проводит как никогда ранее эффективную политику по улучшению администрирования. Благодаря этим усилиям в 2016 году за период с января по август государство получило 98 млрд рублей, на 24% больше, чем за аналогичный период прошлого года.

Однако для прихода к заветной цифре 300 млрд рублей этого, видимо, недостаточно, нужно реализовать комплекс мероприятий по трем направлениям, можно сказать, вскрыть три пещеры Али-Бабы.

Пещера первая

Нелегальная продукция в легальной рознице 

Это покажется удивительным, однако данные Росстата демонстрируют объем продаж в легальной рознице около 90 млн дал в 2015 году, и это при 65 млн дал легального производства, то есть каждая третья бутылка, которая продана в магазине с государственной лицензией, на которую нанесена акцизная марка, фактически является нелегальной (с нее не заплачены налоги). Эта возможность для пополнения бюджета наиболее легко реализуема, собираемость по этому каналу должна приближаться к 100%.

В 2016 году в розничное звено была внедрена единая государственная автоматизированная информационная система учета алкогольной продукции (ЕГАИС). Теперь важно научиться пользоваться этой системой и на основе ее данных принимать меры по проверке конкретных налогоплательщиков.

Целесообразно, чтобы система работала как база с открытым доступом, чтобы любые заинтересованные государственные органы или профессиональные участники рынка могли иметь к ней доступ и получать информацию в удобном формате. Минфину необходимо продолжить политику по привязке акцизной марки к размеру уплаченных налогов.

Размер сокровищ в этой пещере — 70 млрд рублей в год дополнительных поступлений.

Пещера вторая

Розница без ЕГАИС и лицензий

Говоря о полноценном использовании ЕГАИС в рознице, нужно отметить, что, по экспертным данным, сегодня около 20% торговых точек к ней не подключено.

Фактически они годами работают без лицензий, продавая 15–20 млн декалитров алкогольной продукции, на чем государство теряет еще 40 млрд рублей акцизных сборов.

Оставшийся вне системы контроля канал сбыта является источником серьезных опасностей. И в первую очередь для здоровья потребителей. 

Потенциально видится два инструмента для решения этой проблемы: первый — повышение мотивации региональных властей, второй — либерализация условий работы розницы. Основным стимулом для региональных властей при активизации борьбы с нелегальной торговлей может стать перенос региональной части акцизов с места производства на потребление.

По принципу: у кого больше легальный рынок, тот и получает основные средства. В такой ситуации каждый регион будет в состоянии собственными силами повлиять на рост собираемости акцизов и размер своей доли в региональном акцизе.

В данном направлении Минфин уже сделал первые шаги, выйдя с предложениями об изменении Налогового кодекса, поправки будут тестировать ситуацию в этой области через перенос первых 10% налога на потребление.

Другим важным решением, которое могло бы способствовать как легализации российского рынка, так и повышению сбора акцизов, может стать либерализация торговых условий. Сегодня существуют временные ограничения на продажу алкоголя, это создает в ночное время уникальную торговую монополию для нелегальных производителей. Фактически ограничение работает только для законопослушных точек. 

То же самое можно сказать про дистанционные ограничения для розничных точек, торгующих алкоголем. Их удаленность от образовательных, медицинских, социальных учреждений в среднем должна составлять не менее 100 м. Суть этого ограничения также не очевидна.

Полагаю, что для посетителя поликлиники или школьника близость или удаленность торговой точки с алкоголем не является мотивирующим фактором для его приобретения. Тем более что существуют правила продажи алкоголя, и продавец в сомнительном случае обязан попросить документ о возрасте покупателя.

Идея такого дистанционного ограничения абсолютно популистская и при отсутствии эффективного контроля приводит к снижению конкуренции, возникновению новых нелицензированных точек.

Еще один пример из этой области — ограничение минимальной торговой площади в 50 кв. м для получения лицензии на продажу спиртного. Почему семья, которая является субъектом малого бизнеса, о развитии которого мы все так много говорим, не может открыть торговую точку размером 30 кв. м при наличии ЕГАИС и уплате всех налогов, не понятно.

Резюмируя, скажу, что одновременно с переносом региональной части акциза на потребление необходимо разрешить ночную торговлю алкоголем, дистанционно не ограничивать местонахождение магазинов и их площадь, разрешить интернет-торговлю. Это позволит добраться до сокровищ во второй пещере и увеличить поступления в бюджет примерно на 40 млрд рублей ежегодно.

Читать также: Градус под контролем: как поставщики алкоголя приспосабливаются к ЕГАИС

Пещера третья

Самая закрытая. Боярышник

Следующая существенная возможность увеличить собираемость акцизов на 60 млрд рублей — жесткая регуляция оборота спиртосодержащей продукции двойного назначения. 

Это прежде всего суррогатный алкоголь, медицинские настойки, различные технологические присадки на основе этилового спирта, продающиеся в хозяйственных магазинах. Вся эта продукция сегодня находится вне акцизной составляющей благодаря различным формулировкам в описании товара, а объем ее продаж достигает 30 млн декалитров в год. 

сложность в решении означенной проблемы заключается в том, что этот потребитель на ежедневной основе покупает большое количество подобного товара по низкой цене.

Вполне возможно, что государство, ограничив продажу суррогатов, спровоцирует переход этого бюджетного, мягко говоря, потребителя на еще более вредные, откровенно угрожающие его здоровью спиртосодержащие жидкости. Здесь возможны два пути.

Первый — из разряда радикальных и маловероятных: снизить ставку акциза как минимум в два раза, что позволит малообеспеченному слою переключиться на легальную продукцию. Второй заключается в методичной и постепенной легализации этого рынка путем ограничения продаж спиртосодержащих жидкостей.

Необходимо выведение их из списка лекарственных препаратов, запуск системы ЕГАИС на спиртовых заводах, которые производят спирт для медицинских целей. Запрет на производство продукции потенциально двойного назначения. 

Назрело повышение уголовной ответственности и расширение правоприменительной практики за подделку акцизной марки, за нелегальное производство и дистрибуцию спиртных напитков. Следовательно, здесь требуются совместные усилия Мин­здрава, Росалкоголя, МВД и Министерства финансов.

Часть мероприятий, описанных в данной статье, уже реализуется Минфином, и необходимо отметить, что достаточно успешно.

В январе — августе 2016 года сбор акцизов вырос на 19,1 млрд рублей, и, опираясь на эту положительную динамику, представляется вполне реальным поэтапно, в течение нескольких лет поднять уровень легализации рынка с текущих 45% по итогам 2015 года до примерно 90% в 2017–2020 годах. 

Источник: http://www.forbes.ru/biznes/336465-peshchery-ali-baby-kak-popolnit-byudzhet-na-300-mlrd-rubley-za-schet-borby-s

Триста миллиардов для России: Москва использовала падение рубля и санкции США как дымовую завесу

Как поднять экономику за 300 млрд рублей

В отечественном медиа-пространстве с большим шумом и уже не первый день обсуждается «суперсенсация». Мол, не успели американцы ввести очередной пакет антироссийских санкций, а обменный курс рубля к доллару уже «обвалился»: с 63,5 до цельных 68 «деревянных» за один «вечнозеленый». 

Хватай мешки — вокзал тронулся! А когда эти самые санкции введут в полную силу, то что будет? 100 рублей за доллар? 150? 200? Кто больше?

«После того» не значит «вследствие того»

Есть древняя латинская поговорка «Post hoc non ergo propter hoc», в переводе на русский: «После того — не значит вследствие того». Она предостерегает нас от распространенной ошибки — напрямую объяснять то или иное явление теми обстоятельствами, которые ему предшествовали.

Так вот, люди, увязывающие падение рубля относительно доллара с внесенным американскими сенаторами на рассмотрение Конгресса законопроектом «Акт о защите американской безопасности от агрессии Кремля» (DASKAA) или с госдеповским наездом на Россию по поводу биологического и химического оружия, совершают именно эту простую, но популярную логическую ошибку.

В их оптике смертельно напуганные новыми «адскими» санкциями иностранные (да и отечественные) инвесторы вовсю избавляются от грозящих вот-вот стать «токсичными» российских ценных бумаг, государственных и корпоративных, спешно конвертируют их в доллары, задирая обменный курс «бакса» до невиданных ранее небес, и с этим спасенным богатством бегут подальше от нашей гостеприимной земли… 

Что ж, возможно, в этой апокалиптической картине все — правда, только правда, ничего, кроме правды… Но — не вся правда. Потому что кто-то же должен эти облигации у них купить, а вырученные деньги, в случае необходимости, сконвертировать в долговые расписки ФРС США. 

Ну, кто же это может быть? Угадайте с трех раз…

300 миллиардов для России

Ладно, зайдем пока с других козырей. Как известно, в апреле-мае Россия «вынула» из американских облигаций более 80 млрд долл. В 2017 году профицит российского торгового баланса (по товарам и услугам) составил 130,117 млрд долл., в первой половине текущего года, по данным ФТС, — 98 млрд долл. 

Понимаю всю условность простых арифметических операций применительно к данной ситуации, но если у вас на руках условно 300 миллиардов «кэша» — да пусть хотя бы треть от этой суммы! — должны ли вы эту «резаную бумагу» вложить в какие-то реальные и нужные именно для вас активы или нет? Конечно, должны. Просто обязаны.

Но что именно покупать?

Российский фондовый рынок, по сравнению с «перегретыми» рынками государств «коллективного Запада» и даже «азиатских тигров» во главе с китайским «красным драконом», — катастрофически недооценен. Соответственно, долговой рынок — тоже. 

Покупать акции и долги лучше всего на спаде. А спад лучше всего организовать. Ну, еще эмиссию национальной валюты под это дело хорошо провести. И все это проделать за «дымовой завесой» комментариев о том, насколько неустойчивым оказался российский рубль и какие жуткие американские санкции ожидают Россию…

Резонно ли предположить, что, пользуясь благоприятной конъюнктурой, Минфин и ЦБ — скорее всего, не напрямую, а через доверенные «фонды» — скупают акции и долги отечественных предприятий (не только отечественных, кстати, но этого нам уже совсем не видно)? 

На мой взгляд, более чем резонно. Особенно — с учетом дальнейшей судьбы этих самых «баксов», которая может быть тоже весьма интересной и небезразличной для российской экономики. А плюс к тому — дополнительная «вишенка на торте» — увеличение рублевой массы внутри страны… 

Лично я весьма индифферентно отношусь и к Антону Силуанову, и к Эльвире Набиуллиной, но они профи, этого не отнять.

Обратная сторона кризиса

«Хорошо, — скажет недоверчивый читатель. — А лично мне-то что с того? Раньше я покупал необходимое мне импортное лекарство тысячу рублей, а теперь приходится отдавать уже в полтора раза больше.

Или мой любимый зерненый творожок стоил в магазине 90 рублей за 400-граммовую упаковку, а теперь плати за него там же 120? А хлеб? А бензин? А «жировки» за жилищно-коммунальные услуги?» И так далее, и тому подобное… 

Рискую попасть пальцем в небо, но почему-то чудится мне наличие у этой, вроде бы «неприглядной», медальки и обратной стороны.

Ну, вот как было после дефолта 1998 года? Полный «северный пушной зверек» — однако же, в итоге, «лихие девяностые» на том практически и закончились, к власти пришел Владимир Путин; экономика и зарплаты, вместе с мировыми ценами на нефть и газ, поползли вверх даже не «медленно, но верно», а верно и весьма быстро, чем, собственно, и занимались до кризиса 2008 года.

[attention type=green]
Где-то на исходе 2006 года мне довелось написать статью «Семь тощих коров», в которой говорилось о том, что «тучные годы» для России завершаются и нашей стране нужно, как ветхозаветному Иосифу, готовиться к приходу длительного проблемного периода. Этот прогноз оправдался только через два года, но и период «тощих коров», по целому ряду причин, затянулся более чем на десять лет. 
[/attention]

Теперь можно готовиться к «обратной волне». Только не надо бояться, что «все будет хуже, для всех и навсегда». Кризис неизбежен — не только для России, а для всего мира. И Россия, по большому счету, готова к нему намного лучше, чем весь мир, за редкими и небольшими исключениями. 

Владимир Винников

Источник: https://riafan.ru/1087781-trista-milliardov-dlya-rossii-moskva-ispolzovala-padenie-rublya-i-sankcii-ssha-kak-dymovuyu-zavesu

Триста миллиардов в плюс России: падение рубля и санкции США как дымовая завеса

Как поднять экономику за 300 млрд рублей

15 августа 2018, 09:31  •  918 • Россия

В отечественном медиа-пространстве с большим шумом и уже не первый день обсуждается «суперсенсация». Мол, не успели американцы ввести очередной пакет антироссийских санкций, а обменный курс рубля к доллару уже «обвалился»: с 63,5 до цельных 68 «деревянных» за один «вечнозеленый». 

Хватай мешки — вокзал тронулся! А когда эти самые санкции введут в полную силу, то что будет? 100 рублей за доллар? 150? 200? Кто больше?

«После того» не значит «вследствие того»

Есть древняя латинская поговорка «Post hoc non ergo propter hoc», в переводе на русский: «После того — не значит вследствие того». Она предостерегает нас от распространенной ошибки — напрямую объяснять то или иное явление теми обстоятельствами, которые ему предшествовали.

Так вот, люди, увязывающие падение рубля относительно доллара с внесенным американскими сенаторами на рассмотрение Конгресса законопроектом «Акт о защите американской безопасности от агрессии Кремля» (DASKAA) или с госдеповским наездом на Россию по поводу биологического и химического оружия, совершают именно эту простую, но популярную логическую ошибку.

В их оптике смертельно напуганные новыми «адскими» санкциями иностранные (да и отечественные) инвесторы вовсю избавляются от грозящих вот-вот стать «токсичными» российских ценных бумаг, государственных и корпоративных, спешно конвертируют их в доллары, задирая обменный курс «бакса» до невиданных ранее небес, и с этим спасенным богатством бегут подальше от нашей гостеприимной земли… 

Что ж, возможно, в этой апокалиптической картине все — правда, только правда, ничего, кроме правды… Но — не вся правда. Потому что кто-то же должен эти облигации у них купить, а вырученные деньги, в случае необходимости, сконвертировать в долговые расписки ФРС США. 

Ну, кто же это может быть? Угадайте с трех раз…

300 миллиардов для России

Ладно, зайдем пока с других козырей. Как известно, в апреле-мае Россия «вынула» из американских облигаций более 80 млрд долл. В 2017 году профицит российского торгового баланса (по товарам и услугам) составил 130,117 млрд долл., в первой половине текущего года, по данным ФТС, — 98 млрд долл. 

Понимаю всю условность простых арифметических операций применительно к данной ситуации, но если у вас на руках условно 300 миллиардов «кэша» — да пусть хотя бы треть от этой суммы! — должны ли вы эту «резаную бумагу» вложить в какие-то реальные и нужные именно для вас активы или нет? Конечно, должны. Просто обязаны.

Но что именно покупать?

Российский фондовый рынок, по сравнению с «перегретыми» рынками государств «коллективного Запада» и даже «азиатских тигров» во главе с китайским «красным драконом», — катастрофически недооценен. Соответственно, долговой рынок — тоже. 

Покупать акции и долги лучше всего на спаде. А спад лучше всего организовать. Ну, еще эмиссию национальной валюты под это дело хорошо провести. И все это проделать за «дымовой завесой» комментариев о том, насколько неустойчивым оказался российский рубль и какие жуткие американские санкции ожидают Россию…

Резонно ли предположить, что, пользуясь благоприятной конъюнктурой, Минфин и ЦБ — скорее всего, не напрямую, а через доверенные «фонды» — скупают акции и долги отечественных предприятий (не только отечественных, кстати, но этого нам уже совсем не видно)? 

На мой взгляд, более чем резонно. Особенно — с учетом дальнейшей судьбы этих самых «баксов», которая может быть тоже весьма интересной и небезразличной для российской экономики. А плюс к тому — дополнительная «вишенка на торте» — увеличение рублевой массы внутри страны… 

Лично я весьма индифферентно отношусь и к Антону Силуанову, и к Эльвире Набиуллиной, но они профи, этого не отнять.

Обратная сторона кризиса

«Хорошо, — скажет недоверчивый читатель. — А лично мне-то что с того? Раньше я покупал необходимое мне импортное лекарство тысячу рублей, а теперь приходится отдавать уже в полтора раза больше.

Или мой любимый зерненый творожок стоил в магазине 90 рублей за 400-граммовую упаковку, а теперь плати за него там же 120? А хлеб? А бензин? А «жировки» за жилищно-коммунальные услуги?» И так далее, и тому подобное… 

Рискую попасть пальцем в небо, но почему-то чудится мне наличие у этой, вроде бы «неприглядной», медальки и обратной стороны.

Ну, вот как было после дефолта 1998 года? Полный «северный пушной зверек» — однако же, в итоге, «лихие девяностые» на том практически и закончились, к власти пришел Владимир Путин; экономика и зарплаты, вместе с мировыми ценами на нефть и газ, поползли вверх даже не «медленно, но верно», а верно и весьма быстро, чем, собственно, и занимались до кризиса 2008 года.

[attention type=green]
Где-то на исходе 2006 года мне довелось написать статью «Семь тощих коров», в которой говорилось о том, что «тучные годы» для России завершаются и нашей стране нужно, как ветхозаветному Иосифу, готовиться к приходу длительного проблемного периода. Этот прогноз оправдался только через два года, но и период «тощих коров», по целому ряду причин, затянулся более чем на десять лет. 
[/attention]

Теперь можно готовиться к «обратной волне». Только не надо бояться, что «все будет хуже, для всех и навсегда». Кризис неизбежен — не только для России, а для всего мира. И Россия, по большому счету, готова к нему намного лучше, чем весь мир, за редкими и небольшими исключениями. 

Подпишитесь на нас ,

Источник: http://allpravda.info/trista-milliardov-v-plyus-rossii-padenie-rublya-i-sanktsii-ssha-kak-dymovaya-zavesa-67967.html

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.