+7(499)-938-42-58 Москва
+7(800)-333-37-98 Горячая линия

Что происходит в китайской экономике?

Содержание

Китайская экономика: что дальше?

Что происходит в китайской экономике?

В настоящее время «китайский фактор» рассматривается подавляющим большинством участников финансовых рынков в качестве одного из ключевых рисков для всей мировой экономики, поэтому и частные, и институциональные инвесторы пытаются ответить на один единственный вопрос: сможет ли китайская экономика избежать «жесткой посадки»?

Китай занимает уникальное место в мире сразу по трем критериям: размер экономики, темпы ее роста и численность населения, причем можно смело утверждать, что, как минимум, в перспективе ближайшего десятилетия никакая другая страна не сможет повторить «китайское экономическое чудо».

Во-первых, по размеру валового внутреннего продукта китайская экономика находится на втором месте в мире после экономики США, при этом «отрыв» Китая от ближайших «стран-конкурентов» очень велик.

В частности, китайская экономика больше следующей за ней в рейтинге японской в 2,6 раза. Кроме того, экономика Китая по праву носит титул «самой большой развивающейся экономики»: она в 5,2 раза больше индийской, являющейся второй по величине среди развивающихся экономик.

В целом же, по данным Всемирного банка, по итогам 2015 года на долю первой двадцатки стран приходилось 80,01% мирового валового внутреннего продукта (по его номинальной величине), а первые 3 страны – США, Китай и Япония – в общей сложности «контролировали» 44,81% глобальной экономики. То есть, Китай явно выделяется «по своим размерам» даже среди глобальных лидеров.

Таблица 1. Крупнейшие страны по объему валового внутреннего продукта по итогам 2015 года

Страна Валовой внутренний продукт, млрд. долл. Доля в мировой экономике, в %
США17946,99624,42
Китай10866,44414,78
Япония4123,2585,61
Германия3355,7724,57
Великобритания2848,7553,88
Франция2421,6823,29
Индия2073,5432,82
Италия1814,7632,47
Бразилия1774,7252,41
Канада1550,5372,11
Южная Корея1377,8731,87
Австралия1339,5391,82
Россия1326,0151,80
Испания1199,0571,63
Мексика1144,3311,56
Индонезия861,9341,17
Нидерланды752,5471,02
Турция718,2210,98
Швейцария664,7380,90
Саудовская Аравия646,0020,88
Прочие страны14695,6119,99
Итого73502,341100,00

Источник: Всемирный банк

Во-вторых, темпы экономического роста Китая – это экономический феномен беспрецедентных масштабов. Дело в том, что по мере увеличения масштабов национальной экономики, практически все страны сталкиваются с «эффектом высокой базы».

К примеру, для страны, у которой валовой внутренний продукт составляет 100 млрд. долл., его прирост на 3% эквивалентен 3 млрд. долл., а для страны с валовым внутренним продуктом в размере 10 трлн. долл.

абсолютно идентичный в относительном выражении прирост в абсолютном выражении составит уже 300 млрд. долл.

Однако на протяжении долгого времени Китай демонстрировал очень высокие по мировым меркам темпы экономического роста. В частности, весьма показательна динамика его экономики за последние 30 лет, особенно в сравнении с США и Японией.

Таблица 2. Темпы прироста валового внутреннего продукта США, Китая и Японии за 1986-2015 гг

Год США Китай Япония
19863,58,82,8
19873,211,64,1
19884,111,37,1
19893,64,15,4
19901,93,85,6
1991-0,29,23,3
19923,414,20,8
19932,914,00,2
19944,113,10,9
19952,510,91,9
19963,710,02,6
19974,59,31,6
19984,47,8-2,0
19994,87,6-0,1
20004,18,42,9
20011,18,30,2
20021,89,10,3
20032,510,01,4
20043,510,12,7
20053,111,31,9
20062,712,72,0
20071,914,22,4
2008-0,39,6-1,2
2009-3,59,2-6,3
20102,410,44,5
20111,89,3-0,6
20122,37,71,5
20131,57,70,8
20142,47,31,6
20152,66,80,6
Среднее значение за период2,59,61,6

Источник: http://www.ereport.ru/stat.php?razdel=country

Данные макроэкономической статистики свидетельствуют о том, что на протяжении трех последних десятилетий китайская экономика росла феноменальными темпами: в среднем она росла в 3,8 раза быстрее экономики США и в 6 раз – быстрее экономики Японии.

В значительной степени рекордная динамика китайского валового внутреннего продукта была обусловлена выбранной стратегией экономического развития, в рамках которой основной акцент делался на развитии экспортно-ориентированных отраслей. Фактически Китай очень грамотно использовал одно из своих ключевых экономических преимуществ – дешевую рабочую силу.

По мнению Джастина Ифу Лина, главного экономиста Всемирного банка: «После начала переходного периода, запущенного в 1979 году Дэн Сяопином, Китай взял курс на открытость. Страна начала использовать возможность импортировать то, что остальной мир знал, и экспортировать то, что остальной мир хотел.

Это привело к быстрому росту внешней торговли, небывалому увеличению доли торговли в ВВП, а также крупным вливаниям прямых иностранных инвестиций.

Использование преимущества отставания позволило Китаю стать «мировой мастерской» и достичь выдающегося роста экономики путем снижения затрат на инновации, обновление промышленности, а также социальную и экономическую трансформацию».

В-третьих, сейчас Китай является бесспорным лидером на планете по численности населения: по состоянию на конец прошлого года общая численность населения составляла 7349,472 млн. человек, из которых 1376,048 млн.

человек (или 18,72%) проживало в Китае.

Примечательно, что Китай смог сохранить лидирующие позиции по этому показателю даже в условиях проведения ограничивающей демографической политики («одна семья – один ребенок»), начиная с 1979 года, которая была смягчена лишь в 2015 году.

Стоит отметить, что по численности населения с Китаем может «поспорить» только Индия (1311,050 млн. человек), а все остальные страны безнадежно отстают. Так, в США – третьей по численности населения стране в мире – в 2015 году проживало 321,773 млн. человек, в Индонезии (четвертое место) – 257,563 млн. человек, в Бразилии (пятое место) – 207,847 млн. человек.

Что происходит в Китае сейчас?

Текущий год стал для Китая не совсем типичным: поквартальные данные о динамике валового внутреннего продукта страны на протяжении 9 месяцев подряд идентичны друг другу (+6,7% по сравнению с аналогичным кварталом 2015 года).

С одной стороны, наблюдаемая равномерная динамика экономики Китая в 2021 году позволяет утверждать, что с очень большой долей вероятности экономически рост по итогам года окажется в «целевом диапазоне» – от 6,5% до 7,0%, озвученном официальными властями страны еще в январе.

Как минимум, до апреля-мая 2021 года опасения инвесторов относительно «торможения» Китая несколько утихнут (определенный «всплеск интереса» вызовут данные о динамике китайской экономики по итогам IV квартала 2021 года, однако вряд ли они окажутся «сюрпризом» для финансовых рынков).

С другой стороны, более детальный анализ представленной макроэкономической статистики позволяет утверждать, что этот рост в значительной степени был обусловлен двумя факторами: оживлением национального рынка недвижимости, которое в значительной степени произошло за счет «кредитной подпитки» со стороны банковского сектора, в том числе и государственных банков, начавшейся еще в 2015 году, и масштабными государственными инвестициями в инфраструктуру (с начала года в инфраструктурные проекты вложено более 160 млрд. долл.). Иными словами, без масштабной государственной поддержки темпы роста китайской экономики были бы заметно скромнее.

Что дальше?

К сожалению, дальше Китай, скорее всего, ожидает достаточно резкое замедление темпов роста. В пользу именно этого сценария развития китайской экономики свидетельствует целый ряд фактов.

Во-первых, Китай в значительно степени утратил свое важнейшее преимущество –дешевую рабочую силу, позволявшую долгое время безоговорочно выигрывать ценовую конкуренцию на мировом рынке.

Очень низкая стоимость рабочей силы во многом была обусловлена постоянным притоком дешевых «рабочих рук» за счет массовой миграции китайцев «из деревни в город». По приблизительным оценкам, за последние 40 лет больше 275 млн.

китайских крестьян переехали в города.

Сейчас структурное перераспределение рабочей силы между сельскохозяйственным и промышленным сектором китайской экономики практически закончено («все, кто хотел переехать, – уже переехали»).

В частности, об этом явно свидетельствует китайская статистика по внутренней миграции населения, зафиксировавшая стабилизацию количества внутренних мигрантов по итогам 2015 года, т. е.

приток новой дешевой рабочей силы из сельской местности практически иссяк.

Стоит учитывать и то, что несколько десятилетий бурного роста привели к тому, что в Азии появилось достаточно много стран, готовых предложить более дешевую рабочую силу при сопоставимом уровне ее квалификации (например, в Бангладеше, Вьетнаме, Индонезии, Пакистане и Таиланде рабочая сила уже сейчас значительно дешевле, чем в Китае).

По этому поводу эксперты Международного валютного фонда Митали Дас и Папа Н`Диайе в своем исследовании, опубликованном еще 3 года назад, отмечали следующее: «Быстро повышающиеся заработные платы, активность работников и периодически возникающий дефицит рабочей силы свидетельствуют о том, что Китай, экономический подъем которого зависит от предложения многочисленной рабочей силы с низкой зарплатой, вскоре вступит в период широко распространенной нехватки рабочей силы».

Во-вторых, сейчас Китай предпринимает колоссальные усилия для трансформации экономики: он пытается перейти от модели экономики, опирающейся на экспортно-ориентированное промышленное производство, к модели экономики, базирующейся на внутреннем потреблении.

По мнению Франсуа Годемана, эксперта Carnegie Endowment for International Peace, «нынешнее торможение – признак того, что Китай начал переход к новой экономической модели, в большей степени основанной на внутреннем потреблении и развитии сектора услуг».

При этом он указывает, что «есть два важных фактора, которые внушают сомнения в позитивных перспективах Китая».

Первый – это негативные настроения экономических игроков как внутри страны, так и за рубежом, которые мешают Китаю сделать упор на частные инвестиции и частное потребление.

Второй фактор – это неопределенность государственной политики, в основе которой – отказ от глубоких структурных перемен. «В периоды предшествующих экономических реформ государство воздерживалось от либерализации, сохраняя централизованный контроль над экономикой», – резюмирует эксперт.

Действительно, построение национальной экономики, ориентированной на внутреннее потребление, – это очень продолжительный и сложный процесс, но при этом вполне возможный. Однако, в отличие от других стран, уже прошедших этот путь, Китай поставлен в очень жесткие рамки.

Для сохранения прежних темпов роста экономики увеличение внутреннего потребления должно полностью компенсировать снижение экспорта, но в условиях весьма умеренных темпов роста мировой экономики в целом «синхронизировать» эти процессы практически невозможно, хотя бы в силу инерционности динамики доходов населения.

Они, как правило, растут довольно медленно (грубо говоря, у Китая просто нет возможности обеспечить быстрый и стремительный рост внутреннего потребления).

В-третьих, возможности китайских властей поддерживать экономический рост за счет государственных денег далеко не безграничны, так как оборотной стороной подобного варианта обеспечения экономического роста при дефицитном бюджете является быстрое наращивание долговой нагрузки.

По данным Банка международных расчетов, после мирового финансово-экономического кризиса 2008 года Китай является одним из рекордсменов по темпам роста совокупного долга: по отношению к валовому внутреннему продукту этот показатель вырос со 147% до 255%, что близко к уровню долговой нагрузки экономически развитых стран.

Пока необходимость наращивания долга воспринимается китайским руководством как «неизбежное зло», однако многое указывает на то, что уже в ближайшей перспективе Китай намерен более жестко контролировать заимствования для того, чтобы не допустить его бесконтрольного роста.

Резюмируя все сказанное выше, можно констатировать, что структурная перестройка экономики Китая, происходящая в условиях практически прекратившейся внутренней миграции и значительном увеличении долговой нагрузки, в перспективе 1-2 лет приведет к значительному замедлению темпов ее роста (ориентировочно – до 3-5% в год). То есть, реализуется сценарий «жесткой посадки» китайской экономики, которая неизбежно спровоцирует масштабную коррекцию на финансовых рынках.

Источник: https://www.finversia.ru/publication/economic/kitaiskaya-ekonomika-chto-dalshe-10759

Так ли все плохо в Китайской экономике

Что происходит в китайской экономике?

Ушедший 2015–й год принес немало беспокойства всему мировому сообществу, которое было напугано состоянием экономики Китая, ее замедлением и чуть ли не вхождением в Великую Депрессию. Однако прежде чем предаваться навеянному кем-то пессимизму стоит внимательнее взглянуть на сам Китай и его экономику.

В первую очередь, говоря о Китае нужно помнить, что это вторая по величине экономика мира с населением 1.3 млрд. человек, и по числу миллиардеров он обгоняет даже США и Евросоюз вместе взятые. Ежегодный рост ВВП на уровне 7% (даже с учетом поправки на статистику) свидетельствует о том потенциале, который имеет эта страна.

Так что же заставляет многих беспокоиться о судьбе китайской экономики, какие страхи и ожидания с этим связаны, и какая она на самом деле, будет рассказано ниже.

Рынок капитала  Китая – есть ли в этом пруду «черные лебеди»

Многие, наверное, помнят панику лета и осени 2015 года, когда индексы китайских фондовых бирж находились в состоянии свободного падения. Большинство экспертов тогда говорило, что новым Leman Brothers станут банки Китая, и что мировой коллапс начнется именно с Востока.

Отчасти, может, так это и было, учитывая, что порядка 42% вложений в фондовые активы Китая приходится на иностранных инвесторов, и им было о чем беспокоиться.

Однако если повнимательнее посмотреть на структуру и долю стран на глобальном рынке капитала то видно, что китайский фондовый рынок занимает довольно скромное место со своими 2.3 % .

Но тут следует заметить – делать выводы о том, что падение фондовых индексов Шанхая  и Шеньженя, являются первым признаком существенных проблем в самой экономике страны было бы преждевременным.

Юань – не много ли беспокойства?

Не так давно об юане говорили, что у него большое будущее, и что ему пора если не заменить, то уж во всяком случае, подвинуть так надоевший всем доллар. Но  тут стоит иметь в виду следующее:

  1. Китай не стремиться к мировому господству и строить китайский мир, равно как и брать на себя функции нового эмиссионного центра (пусть даже регионального масштаба) он не собирается.
  2. ЗВР Китая обеспечены  3-мя трлн. американских долларов, из которых почти половина это «трежерис», и смысла менять эту концепцию они не видят
  3. Ослабление юаня почти на 9 % (с 6.06 до 6.58), воспринятое как масштабная девальвация, являлась ничем иным как регулирование платежного баланса Китая на фоне укрепления доллара и снижения общего потребительского спроса, что является глобальной проблемой
  4. Политика китайских финансовых властей строиться на плавном приведении юаня к свободному курсу, но без форсирования этого важного события. Вполне возможно, что ослабление юаня может и продолжиться, но это будет происходить очень плавно и минимальный уровень, который можно будет увидеть, вряд ли  превысит 6.7-6.8 к  концу 2021 года.

Вообще, что касается юаня, то надо понимать, что Китайская экономика, строившаяся все последние 30 лет, была экспорт ориентированная. Но поскольку происходят масштабные изменения структуры мировой экономики, Китай начал постепенный разворот всей своей экономической машины на внутреннее потребление, а значит ему нужен импорт и стабильный юань.

Информация к размышлению. Новая демографическая политика Китая, провозглашенная в феврале 2015 года, направлена на омоложение   населения страны, в связи с чем было принято специальное постановление КПК о возможности китайским семьям иметь 2-го ребенка, без всяких ограничений

Рынок капитала Поднебесной – может здесь что-то неладно

Для понимания рынка капитала Китая необходимо представлять его принцип работы. Основную долю инвестиций в фондовые активы составляют национальные фонды и что удивительно, порядка 70% приходятся на финансовый ритейл (причем с достаточно большим «левереджем»). Импортные инвестиции предпочитают в своей основной массе долговые инструменты.

Как видно из диаграммы премия таких инвестиций достаточно высока и ее средний уровень 4% вполне достаточен для западных инвесторов (где практически нулевые и даже отрицательные ставки), чтобы получать прибыль от «керри-трейда».

Но все же надо признать, что вся эта безоблачная  картина продолжалась до 2015 года, когда появились первые признаки некоторого экономического спада, и «короткие деньги» как говорится, пошли на выход.

Из представленной выше таблицы доходности иностранных фондов   имевших вложения в китайские активы стали резко расти в конце 2014 года и начале 2015года.

Это явно настораживающий фактор и он имеет свои причины:

  1. Уход капитала в более сильный доллар
  2. Риски, связанные с общей глобальной рецессией
  3. Ограниченность методов регулирования в китайской модели «одна страна-две системы»

Однако стоит заметить, что не все так пессимистично.

Конечно, следует признать, что масштабы вывода капитала из Китая впечатляют –  как это видно из таблицы, в которой приведены данные доходностей ETF ориентированных на китайский рынок.

Например, только за январь  2021 года было репатриировано иностранными инвесторами порядка 300 млрд. долларов, что для другой экономики было бы просто катастрофой, но китайский фондовый рынок никак на это не отреагировал.

Так что же в конечном итоге обеспечивает устойчивость финансовой системы Китая и его промышленный рост.

Весьма показательными являются данные по рынку бондов корпоративного и государственного секторов экономики, номинированные в юанях и долларах.

Как видно из таблицы, на фоне удручающего положения с индексными и фондами и фондами акций, рынок долга испытал незначительное повышение доходности, а бонды показали даже ее снижение, что в первую очередь говорит об уверенности многих долгосрочных инвесторов, не только в устойчивости всей финансовой системы Китая, но и его промышленности в целом. Кстати казать, яркими примерами таких фаворитов являются облигации Alibaba, Tencent или государственного телекоммуникационного гиганта China Unicom.

В качестве вывода. Слухи о кризисе в Китае несколько преувеличены, и тот потенциал, который имеет эта страна, еще не раз заставит о себе напомнить и мир станет свидетелем нового экономического успеха, но уже на основе совсем других технологий.

Источник: https://utmagazine.ru/posts/17546-tak-li-vse-ploho-v-kitayskoy-ekonomike

Китайское экономическое чудо. Причины экономического подъема в Китае

Что происходит в китайской экономике?

Всего лишь четыре десятка лет назад такая страна, как Китай, имела довольно слабую, отстающую экономику. Произошедшие за эти годы экономические реформы, сделавшие экономику страны более либеральной, принято считать китайским экономическим чудом.

Темпы роста экономики за последние 30 лет невероятны и поразительны: в среднем на 10% в год повышался ВВП страны, и на 9% рос ВВП на душу населения. Сегодня Китай занимает лидирующие позиции среди мировых экономик.

Рассмотрим, как удалось этой стране достичь таких показателей, как происходило экономическое чудо, каковы его причины и какая обстановка предшествовала ему.

Кнр в середине хх века

После окончания Второй мировой войны Китай стоял на распутье и не знал, что выбрать: либеральный капиталистический или, по примеру великой державы СССР, социалистический путь развития. Сотрясавшая страну до 1949 года гражданская война привела к отделению острова Тайвань и созданию Китайской Народной Республики во главе с Мао Цзедуном.

С приходом коммунистической партии начинается болезненная стройка социализма: национализация собственности и проведение аграрной реформы, осуществление пятилетних планов развития хозяйства…

Принимая помощь от СССР и ориентируясь на политический и экономический строй своего социалистического соседа, Китай проводит индустриализацию экономики.

Порой приходилось прибегать к жестким и бескомпромиссным методам.

«Большой скачок» в никуда

Однако после 1957 года отношения Китая и СССР остыли, и не разделявший взглядов тогдашнего советского руководства Мао Цзедун принимает решение о реализации новой программы, получившей название «Большого скачка». Целью амбициозной программы было резкое развитие экономики, но новое направление оказалось неудачным и имело трагические последствия как для народа, так и для экономики Китая в целом.

В 60-е страна переживает сильный голод, культурную революцию и массовые репрессии. Многие государственные инструменты перестали действовать, разваливалась коммунистическая партийная система.

Но в начале 70-х правительство берет курс на восстановление партийных организаций и улучшение отношений с США.

После кончины «Великого кормчего» Мао Цзедуна в 1976 году страна оказалась в тяжелом экономическом положении, возросла безработица, была введена карточная система.

С конца 1976 года во главе Китая становится Хуа Гофэн. Но фактические бразды правления берет на себя Дэн Сяопин – политический деятель, попавший в жернова культурной революции и восстановившийся в должности вице-премьера Китая в 1977 году.

Решающий пленум

Считая во многом ошибочной программу «Большого скачка», Дэн Сяопин, опираясь на поддержку коммунистической партии, начинает осуществление программы по модернизации экономики. В 1978 году на очередном пленуме компартии официально провозглашается курс на социалистическую рыночную экономику, в которой будут сочетаться две экономические системы: планово-распределительная и рыночная.

Новый правительственный путь называют курсом реформ и открытости. Либеральные реформы Сяопина основываются на постепенном переходе экономических структур на рыночные рельсы и сохранении коммунистического строя. Дэн Сяопин заверил китайский народ, что все преобразования будут проходить под руководством компартии, а диктатура пролетариата будет укрепляться.

Основные моменты преобразований и реформ

Если говорить о новых реформах кратко, то экономика Китая должна быть ориентирована на экспортное производство и массовое привлечение инвестиций.

С этого момента Поднебесная провозглашает себя страной, открытой для расширения связей с другими государствами, что привлекло иностранных инвесторов.

А либерализация внешней торговли и создание территорий особых экономических зон для иностранных предпринимателей привели к невиданному росту экспортных показателей.

Первым делом Сяопин снижает государственный контроль над многими секторами экономики и расширяет управленческие функции руководителей предприятий. Всячески поощрялось развитие частного сектора, появляются фондовые рынки. Серьезные преобразования коснулись аграрного сектора и промышленности.

Четыре этапа

В ходе всего реформирования экономики Китая можно выделить четыре временных этапа, проводившихся под определенным лозунгом. Первый (с 1978 по 1984) этап, подразумевающий преобразования в сельской местности, создание специальных экономических зон, имел такой лозунг: «Основа – плановая экономика. Дополнение – рыночное регулирование».

Второй (с 1984 по 1991) этап – это перемещение внимания с аграрного сектора на городские предприятия, расширение их поля деятельности и самостоятельности. Вводится рыночное ценообразование, реформам подвергаются социальная сфера, наука, образование. Этот этап носит название «Плановая товарная экономика».

Третий (с 1992 по 2002) этап проходил под лозунгом «Социалистическая рыночная экономика». В это время формируется новая экономическая система, подразумевающая дальнейшее развитие рынка и определяющая инструменты макрорегулирования государственного контроля на новой основе.

Четвертый (с 2003 года и по сей день) обозначен как «Этап совершенствования социалистической рыночной экономики».

Преобразования в аграрной сфере

Китайское экономическое чудо началось с преобразования китайской деревни. Сутью аграрной реформы было упразднение существовавших тогда народных коммун и переход к семейному подряду с единой коллективной собственностью.

Это означало передачу земли китайским крестьянам в собственность на срок до пятидесяти лет, часть полученной продукции с этой земли отдавалась государству.

Также было введено свободное ценообразование на крестьянскую продукцию, разрешалась рыночная торговля сельхозтоварами.

В результате таких преобразований сельское хозяйстве получило толчок к развитию и вышло из застоя. Новая сложившаяся система коллективной собственности и семейного подряда качественно повысила уровень жизни крестьян и помогла решить продовольственную проблему.

Преобразования в промышленности

Хозяйственная система промышленных предприятий была почти освобождена от директивного планирования, их предполагалось превратить в самоокупаемые предприятия с возможностью самостоятельного сбыта продукции.

Крупные предприятия стратегического назначения остаются под контролем государства, а средним и мелким дается право не только на управление хозяйствованием, но и на смену формы собственности.

Все это способствовало тому, что государство сосредоточилось на улучшении положения дел в крупных госпредприятиях и не мешало развитию частного сектора.

Постепенно происходит уменьшение дисбаланса в производстве тяжелой промышленности и товаров народного потребления. Начинается поворот экономики в сторону роста производства товаров для внутреннего потребления, тем более что большая численность населения Китая этому способствует.

Особые экономические зоны, налоговая и банковская системы

К 1982 году в качестве эксперимента некоторые приморские регионы Китая объявили себя особыми экономическими зонами, а после пленума 1984 года в качестве специальных экономических зон утверждены 14 городов в общей сложности. Целью формирования этих зон стало привлечение иностранных инвестиций в промышленность Китая и освоение новых технологий, ускорение экономического развития этих регионов, выход экономики страны на международную арену.

Реформы коснулись и налоговой, банковской и валютной системы. Вводятся налоги на добавленную стоимость, единый подоходный налог для организаций. В центральные бюджеты стала поступать большая часть доходов благодаря новой системе распределения между местными администрациями и центральным правительством.

Банковская система страны разделилась на государственные банки, проводящие экономическую политику правительства, и остальные кредитно-финансовые организации на коммерческой основе. Курсы иностранных валют теперь пустились в «свободное плавание», которое регулировалось лишь рынком.

Плоды реформ

Китайское экономическое чудо начинает проявляться уже в конце 80-х. Результаты преобразований качественно отразились на жизни обычных граждан.

Снижаются показатели безработицы в 3 раза, удваивается розничный товарооборот. Объемы внешней торговли к 1987 году увеличились в 4 раза по сравнению с 1978 годом.

Были привлечены миллиарды долларов иностранных инвестиций, и к 1989 году насчитывалось 19 000 совместных предприятий.

Если говорить кратко, развитие экономики Китая проявилось в уменьшение доли тяжелой промышленности и увеличении производства предметов народного потребления и легкой промышленности. Значительно расширяется сфера услуг.

ВВП Китая поражал небывалыми темпами роста: 12-14% в начале 90-х. Многие эксперты в эти годы говорили о феномене китайского экономического чуда и предрекали Китаю роль экономической сверхдержавы 21 века.

Отрицательные последствия реформ

Как и у всякой медали, у китайских реформ было две стороны – положительная и отрицательная.

Одним из таких отрицательных моментов стала угроза инфляции, последовавшей как побочный эффект роста производительности труда после реформ в аграрном секторе.

Также в результате ценовой реформы усугубилось положение в индустриальном секторе. Начались волнения, вылившиеся в студенческие демонстрации, в результате которых в отставку отправляется генсек Ху Яобан.

Только в начале 90-х предложенный Дэн Сяопином курс ускорения и оздоровления экономической среды помог преодолеть перегрев экономики, создать системы контроля за инфляцией и развитием страны.

Китайское экономическое чудо и его причины

Итак, теперь о причинах. Изучая феномен экономического чуда Китая, многие экспертами выдвигаются следующие причины экономического подъема:

  1. Эффективная роль государства в экономических преобразованиях. На всех этапах проведения реформ управленческий аппарат страны адекватно отвечал задачам экономической модернизации.
  2. Значительные трудовые ресурсы. Спрос на рынке труда Китая всегда больше предложения. Это позволяет сохранять низкие зарплаты при высокой производительности.
  3. Привлечение иностранных инвестиций в промышленность Китая, а также в высокотехнологичные отрасли.
  4. Экспортоориентированная модель развития, позволявшая за счет валютной выручки повысить наукоемкость экономики и освоение новейших технологий.

Однако главный экономический прогресс Китая состоял в отказе от «шоковой терапии» и в постепенном формировании рыночного механизма, который оздоровил экономику благодаря эффективному рыночному регулированию.

Китай сегодня

К чему привели четыре десятилетия мудрых реформ Китая? Рассмотрим основные показатели экономики Китая кратко далее. Сегодняшний Китай – это мощная ядерная и космическая держава, имеющая современную промышленность и развитую инфраструктуру.

Немного цифр

За три квартала 2021 ВВП Китая достиг около 60 триллионов юаней. Это составляет 6,9% в годовом выражении. Увеличение ВВП Китая в 2021 году составляет 0,2% к периоду прошлого года. Увеличивается доля в ВВП аграрного, промышленного секторов, сферы услуг в среднем на 5-7 %. В 2021 году сохраняется тенденция роста инновационных и высокотехнологичных секторов экономики.

В целом, несмотря на небольшое замедление темпов роста, экономика Китая (кратко рассказать об этом феномене довольно сложно) сегодня сохраняет потенциал длительного роста и продолжает структурные реформы.

Прогнозы развития китайской экономики

Создав рыночный механизм в экономике, правительство Китая планирует и дальше ее совершенствовать, показывая при этом преимущества социализма. Однако специалисты делают как оптимистичные, так и пессимистичные прогнозы развития китайской экономики.

Одни уверены, что сложно будет противостоять нарастающим экономическим, политическим и социальным проблемам, сохраняя коммунистическую власть. Растущая эмиграция в развитые страны, пропасть между бедными и богатыми может снизить эффективность государственной власти и роль партии.

Им в противовес другие эксперты утверждают, что все-таки гибрид социализма и капиталистического рынка возможен в силу самобытности китайской нации и менталитета, только ей свойственного. Остается только сказать, что время расставит все на свои места.

Источник: http://fb.ru/article/367460/kitayskoe-ekonomicheskoe-chudo-prichinyi-ekonomicheskogo-podyema-v-kitae

Что происходит с экономикой Если Китай сокращает

Что происходит в китайской экономике?

В начале этого года Китай увидел свою первую государственную дефолт по своим долгам. Несмотря на беспрецедентность, по умолчанию это не удивительно.

Многие признали, что попытка Китая стимулировать свою экономику в ответ на глобальный финансовый кризис в 2008 году переросла в серьезную проблему задолженности.

Хотя большая часть этого долга является корпоративной, именно государственные корпорации представляют наибольший риск для финансовой системы Китая.

Попытки отказаться от реформ и внедрить реформы, которые будут способствовать более устойчивому росту, могут усугубить и без того замедляющуюся китайскую экономику.

Основываясь на последних событиях, похоже, что китайское правительство не хочет идти на компромисс в развитии своей экономики и предпринимает меры для стимулирования экономической активности, несмотря на растущую обеспокоенность по поводу ее долга.

Проблема задолженности Китая

В докладе, опубликованном ранее в этом году компанией McKinsey & Company, авторы заявили, что с 2007 года китайский долг увеличился в четыре раза.

Общий долг Китая составляет 282 процента ВВП, отношение долга к ВВП, которое сейчас больше, чем соотношение США и Германии.

Одной из основных проблем, вызывающих озабоченность, является то, что половина этого долга каким-то образом связана с рынком недвижимости Китая, который, как отмечается в докладе, перегревается.

Еще одно важное замечание: большая часть долга Китая является корпоративной, которая на начало февраля составляла 125% ВВП, что является одним из самых высоких уровней корпоративного долга в мире.

Тем не менее корпорация не обязательно означает частный, так как многие корпорации Китая являются государственными предприятиями (SOE), и именно эти SOE особенно неприятны, когда речь идет о долговой проблеме Китая.

По состоянию на конец 2012 года задолженность SOE составляла в 4,6 раза больше их доходов, а задолженность частных фирм составляла всего лишь 2,8 раза.

SOE и LGFVs

Поскольку местные органы власти Китая по существу не имеют возможности напрямую заимствовать деньги, они в значительной степени зависят от государственных предприятий в форме транспортных средств для финансирования местных органов власти (LGFV) для привлечения и участия в проектах, которые как правило, будут проводиться самими правительствами. После финансового кризиса 2008 года банкам было предложено кредитовать LGFV и другие государственные предприятия центральным правительством в рамках своего пакета посткризисных мер стимулирования.

Поскольку продажи земли являются основным источником доходов местных органов власти, LGFV использовали банковский кредит для покупки государственных земель от местных органов власти, которые будут получать доходы от этих продаж земли для финансирования крупных инфраструктурных проектов и новых жилищных проектов.

С уверенностью, что LGFVs поддерживали центральное правительство и купленную землю, выступающую в качестве обеспечения, у банков не было проблем с кредитованием этих LGFV. Пока экономика продолжала грузоперевозить, а стоимость земли увеличивалась, понятие «плохая задолженность» мало беспокоило.

Тем не менее, этот посткризисный кредитный бум, который подпитывает растущие проекты в области развития недвижимости, вскоре будет беспокоить политиков Китая.

Замедление экономики

В то время как развязывание кредита и строительный бум, который он поддерживал, помогли сохранить рост экономики высокими темпами, рост определенно замедлился. С более чем 14% в 2007 году экономический рост Китая упал примерно до 7%, согласно официальным оценкам.

Тем не менее, несмотря на более медленный рост, строительство не сократилось.

Это еще более удивительно, если учесть, что в среднем по стране цены на жилье упали на 4,3% в декабре по сравнению с предыдущим годом, тогда как общий объем инвестиций в сектор вырос на 10,5% в течение года, а непроданные площади увеличились более 26%.

Несомненно, этот парадокс постоянной силы в инвестициях в развитие недвижимости среди падающих ценностей недвижимости связан с взаимосвязями между местными органами власти Китая, доходами от земли и LGFV.

Банки, полагая, что задолженность LGFV обеспечена правительством, продолжают распространять кредит на покупку земли, который удерживает сундуки местных органов власти, что позволяет инфраструктурам и проектам развития, которые в настоящее время чрезмерны.

Несмотря на то, что центральное правительство стремилось использовать и предупреждать местных чиновников о том, чтобы обуздать их неумеренную деятельность, взаимосвязь между развитием собственности и доходами от земли заставляла местные правительства пристраститься к банковскому кредиту. Поскольку за эти годы ценности собственности поддерживались этими действиями, любая попытка удаления может ускорить снижение стоимости земли. Это может превратиться в долговой кризис, поскольку практически весь долг местного правительства обеспечен землей.

С учетом того, что банки знают о возможном долговом кризисе, их кредитование недавно начало снижаться, выпуская в апреле только 707 млрд. Юаней новых кредитов в сравнении с 1,18 трлн. Юаней с месяцем ранее. Эта тенденция снижения кредитования банков Китая может создать серьезные проблемы с ликвидностью для местных органов власти.

Решение Китая

В попытке обеспечить адекватную ликвидность центральное правительство предоставило возможность местным органам власти выпускать облигации в первый раз.

Чтобы сделать эти облигации привлекательными для банков, центральное правительство предоставило возможность использовать эти облигации в качестве залога для получения кредитов с низкой процентной ставкой у центрального банка Китая.

Хотя эти меры дали местным органам власти больше передышки, они служат лишь для того, чтобы скрыть проблему задолженности, а не устранить ее.

Еще один, хотя и менее заметный, способ, которым Китай смог скрыться от своей долговой проблемы, вызван значительным ростом фондового рынка Китая за последний год.

Большая часть этого роста подпитывалась правительственной пропагандой, поощряющей покупки акций и ослаблением правил заимствований, чтобы позволить инвесторам более широкий доступ к кредитам для финансирования этих покупок.

Рост стоимости акций значительно снизил отношение долга к собственному капиталу компаний, что делает их финансовое положение лучше, чем было на самом деле.

Тем не менее, поскольку фондовый рынок резко упал в последние недели, и по мере того, как инвесторы переходят к сокращению, корпоративные балансы показывают истинную природу мрачной финансовой ситуации, в которой находится Китай. Неудивительно, что китайское правительство предприняло такие решительные инициативы, чтобы поддержать рынок.

Итог

Несмотря на утверждения китайского правительства о том, что он имеет дело с проблемами государственного долга, представляется, что большая озабоченность связана с поддержанием сильного экономического роста.

Это предпочтение сильному росту привело к ряду мер, которые, по-видимому, только сдвигают задолженность, а не устраняют ее напрямую. Однако недавний крах фондового рынка может выступать в качестве предупредительного сигнала о том, что долговая проблема может быть скрыта на время.

В конечном счете, тем не менее, он будет всплывать, и, если не будет рассматриваться, это может привести к большей финансовой нестабильности и замедлению экономического роста.

Источник: https://ru.talkingofmoney.com/what-happens-to-economy-if-china-deleverages

Ухудшение в экономике заставило власти Китая ужесточить цензуру

Что происходит в китайской экономике?

Чтобы у широкой публики не возникало вопросов о ситуации в экономике, контролирующие СМИ чиновники указывают редакторам, про что не стоит писать и какие уже вышедшие публикации снять с сайтов

David Gray / REUTERS

Темпы роста кредитования в Китае упали в октябре до минимальных в истории, а продажи недвижимости сократились, при этом в городах пустует пятая часть жилых помещений. Розничные продажи и промышленное производство уже более года растут все более медленными темпами, а США ввели в 2021 г.

импортные пошлины на китайские товары на $250 млрд, при этом ставка по товарам на $200 млрд с начала 2021 г. должна вырасти с 10 до 25%. Фондовый индекс Shanghai Composite с начала года упал на 21,4%, тогда как индекс всех развивающихся рынков MSCI Emerging Markets – на 16,6%, а американский S&P 500 вырос на 1%.

Предпринятое ранее смягчение денежной политики Народным банком Китая (НБК) пока не дало эффекта. Аналитики все громче говорят о необходимости фискального стимула.

Но для читателей деловых и экономических новостей в Китае этих проблем почти не существует.

В то время как в большинстве стран мира обсуждали введенные Вашингтоном в сентябре новые пошлины на $200 млрд, посетители сайтов интернет-гигантов Tencent и Baidu видели совсем другие заголовки, пишет Financial Times, — о том, как Коммунистическая партия Китая «под предводительством Си Цзиньпина» обустраивает отдаленный Нинся-Хуэйский автономный район.

Сильная экономика уже давно является одним из главных источников легитимности правящей партии, и по мере нарастания проблем экономическая информация стала подвергаться все более жесткой цензуре, как до того – политическая.

В последние месяцы чиновники, отвечающие за пропаганду, регулярно дают распоряжения не клеветать на экономику, рассказали FT на условиях анонимности более десятка журналистов и редакторов влиятельных китайских изданий.

«Цензура еще никогда не была такой строгой, – сказал газете местный корреспондент с 20-летним стажем работы в деловой журналистике. – Во втором полугодии произошли серьезные изменения».

По словам журналистов, такие темы, как сокращение расходов потребителями, долговые проблемы местных органов власти, увольнения в обанкротившихся частных компаниях и неэффективность государственных, все чаще становятся запретными.

Изданиям также не разрешают использовать словосочетание «торговая война» и объяснять проблемы в экономике торговыми противоречиями с США, рассказали FT несколько репортеров.

«Экономика теперь вопрос политический», – сказал редактор одного из крупнейших китайских журналов.

Кредитная проблема

Между тем розничные продажи выросли в октябре на 8,6% по сравнению с октябрем 2021 г., показала опубликованная в среду статистика, лишь чуть-чуть превысив 18-летний минимум в 8,5%, зафиксированный в мае.

Правда, рост промышленного производства ускорился до 5,9% с 5,8% в сентябре, но аналитики объясняют это стремлением компаний отправить в США побольше товаров до повышения пошлин до 25%.

Этот фактор, а также смягчение экологического регулирования, позволившее активизировать производство и инфраструктурные работы, на розничные продажи, которые отражают потребительский спрос, не влияют, поэтому их замедление может лучше отражать ситуацию в экономике, отмечает Тин Лю, главный экономист по Китаю Nomura в Гонконге. «Мы считаем, худшее впереди, рост замедлится еще больше в первом полугодии 2021 г.», — написал он в отчете.

Чтобы стимулировать потребительские расходы, законодатели недавно одобрили снижение с января подоходного налога.

Наблюдаются и проблемы на рынке недвижимости, который стимулирует спрос на сырье, строительную активность, потребительские расходы. В октябре продажи сократились второй месяц подряд – на 3,1% по размеру площадей.

Между тем около 22% жилых площадей в китайских городах не заселены, писало на днях Bloomberg со ссылкой на профессора Ганя Ли из Юго-Западного университета финансов и экономики, проводящего общенациональное исследование.

Многие китайцы покупают квартиры для перепродажи, причем расходы на их содержание практически нулевые, поскольку в Китае нет налога на недвижимость, поясняет Йон Триси, соиздатель инвестиционного бюллетеня Fuller Treacy Money. Но покупателей нет, и порой целые кварталы стоят полупустыми.

«Ни в одной другой стране нет такой доли незаселенных площадей, – сказал Гань Bloomberg. – Если рынок недвижимости затрещит, волна продаваемых домов захлестнет Китай, как потоп».

Триси это напоминает ситуацию с субстандартными ипотечными кредитами в США, которые переупаковывались в облигации с рейтингом ААА, создавая иллюзию сверхнадежных инструментов для инвестиций: «Стоимость жилья во многих многоквартирных домах сегодня даже близко не находится рядом с тем, сколько люди платили на стадии застройки».

Жилье часто покупается в кредит, но Пекин в последние пару лет активно ограничивает кредитование.

И вот, согласно данным НБК, в октябре оно (банковские и небанковские кредиты, облигации) выросло в годовом выражении лишь на 11,1% – это самый низкий показатель за всю историю сбора данных.

«Слабость в кредитном секторе означает, что нужна более стимулирующая политика. Но как эффективно перенаправить средства в частный сектор – это для политиков пока вопрос», – цитирует FT Бетти Ван, старшего экономиста по Китаю ANZ.

Телефонное право

Чтобы у широкой публики таких вопросов не возникало, контролирующие СМИ чиновники указывают редакторам, про что не стоит писать и какие уже вышедшие публикации снять с сайтов.

Они звонят по телефонам, а не пишут, чтобы их письма и сообщения нельзя было распространить, рассказали FT люди, знакомые с этим процессом.

«В этом году стало гораздо больше звонков», – говорит редактор, с которым сейчас связываются по таким вопросам несколько раз в день.

Новостному сайту Qdaily.com в августе было приказано прекратить работу на месяц за публикацию, как это сформулировал интернет-регулятор, «незаконных сообщений». Как рассказал уволившийся оттуда после этого репортер, власти затем приказали удалить около 40 статей на разные темы – от жизни рабочих-мигрантов до закрытия независимого книжного магазина.

«Пропаганда пытается направлять общественное мнение, поэтому, когда дела идут плохо, они, конечно, больше нервничают и хотят подчеркивать положительные моменты, – прокомментировал FT Фан Кечен, изучающий китайские СМИ в Пенсильванском университете.

– Забавно, что чем больше партия и государство вмешиваются в освещение экономической ситуации, тем больше люди могут сомневаться… что приведет к еще большему усилению контроля.

Этот цикл показывает, что эффективность цензуры ограничена и она может дать обратный результат».

Источник: https://www.vedomosti.ru/economics/articles/2021/11/14/786447-ekonomike-kitaya-uzhestochit-tsenzuru

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.