+7(499)495-49-41

Цены на нефть рискуют оказаться хуже ожиданий

Нефтяной парадокс: чем дороже, тем хуже?

Цены на нефть рискуют оказаться хуже ожиданий

Слишком высокие цены на нефть стимулируют развитие альтернативной энергетики. И в итоге они могут вообще обвалиться.

Цены на нефть находятся на максимальной отметке за три года: в январе цена Brent достигла 70 долларов за баррель. Но нефтяников это не радует так же сильно, как в начале 2010-х годов, утверждает Виктор Курилов, старший эксперт Института энергетики и финансов в своей колонке на РБК.

Нефтяные цены могут побить рекорд 2015-го — эксперты

На недавнем форуме в Давосе глава ЛУКОЙЛа Вагит Алекперов предупреждал, что жадность производителей может привести к сценарию середины 2000-х годов:

быстрый рост цен на нефть будет стимулировать инвестиции в зеленую энергетику и приведет к резкому спаду

По мнению Алекперова, избыточное предложение на рынке сократилось и уже в апреле можно подумать об осторожном выходе из соглашения ОПЕК+ об ограничении добычи.

Жадность — это плохо

Неудобная правда, которую стараются не замечать, это долгосрочные прогнозы спроса на нефть

— С большой вероятностью спрос достигнет пика в 2030–2040 годах и затем начнет падать. Основные причины — повышение энергоэффективности, развитие энергетики на основе возобновляемых источников энергии (ВИЭ) и распространение электромобилей, — считает Курилов.

На курс тенге влияют скрытые договоры участников рынка — экономист

Рост цен на нефть, по его мнению, сейчас не только несет компаниям дополнительные доходы, но и приближает конец «нефтяной эры».

Высокие цены на нефть — стимул для альтернативных технологий

— За последние пять лет ввод новых генерирующих мощностей на основе ВИЭ превзошел все ожидания. Развитие электромобилей привело к тому, что ведущие страны и автопроизводители планируют отказаться от новых автомобилей с двигателями внутреннего сгорания в 2030–2040 годах, — утверждает эксперт.

Инвестиции в альтернативные технологии исчисляются сотнями миллиардов долларов в год. По оценкам Международного энергетического агентства,

инвестиции в повышение энергоэффективности и ВИЭ составили в 2016 году 548 млрд долларов США,

а только в ВИЭ с 2011 года ежегодно превышают 300 млрд долларов. Эксперты сходятся во мнении, что спрос на нефть достигнет своего пика в течение 20–30 лет.

Соглашательством реальность не изменить

Экономист Асет Наурызбаев согласен с прогнозируемым падением нефтяных цен, но отводит на это меньший срок, чем его российский коллега.

Нефтяной рынок, полагает экономист, практически «убит» уже сегодня

На какое-то время цены могут незначительно подрасти, но потом все равно рухнут. И в течение 20-30 лет они не «достигнут пика», а уже снизятся в разы.

— На самом деле рынок может «посыпаться» даже завтра

Если, например, Илону Маску удастся совершить какой-то прорыв в развитии автомобилей, — считает Наурызбаев.

Кроме альтернативных технологий и политической ситуации, по мнению Наурызбаева, на углеводородные (не только нефтяные) цены влияет еще и поведение участников финансового рынка. Так что соглашения ОПЕК, какими бы они не были, это только один из факторов, и далеко не основополагающий.

Не спешите нас хоронить

В середине января 2018 года был опубликован доклад Спенсера Дейла (главный экономист BP) и Бассама Фаттуха (директор Оксфордского института энергетических исследований), в котором эксперты попытались суммировать текущие тенденции.

Точную дату для пика спроса на нефть спрогнозировать все-таки нельзя, считают Дейл и Фаттух.

У традиционной энергетики еще много возможностей для сопротивления

Авторы доклада выделяют три ключевых фактора, от которых будет зависеть длительность «нефтяной эры».

1. Эффективность технологий

Совершенствование двигателей внутреннего сгорания может привести к экономии топлива

в среднем с 8 до 4 л на 100 км. Это будет сдерживать рост спроса на нефть, но и замедлит переход на электромобили. Повышение эффективности продолжается и в сфере добычи нефти, в особенности в сланцевой отрасли США.

2. Повышение конкуренции на рынке нефти.

Ведущие производители будут увеличивать объемы добычи, вытесняя с рынка игроков с высокими издержками

Чем раньше производители перейдут к новой стратегии «больше добычи, ниже цены», тем дольше может продлиться «нефтяной век».

3. Диверсификация нефтяных экономик.

Правительства нефтяных стран финансируют за этот счет большую часть социальных обязательств. Высокая зависимость от нефти будет препятствовать переходу этих стран к стратегии «больше добычи, ниже цены». Сейчас это видно на примере договора ОПЕК+. Как и в предыдущем пункте,

чем раньше страны-экспортеры сменят стратегию, тем дольше продлится «нефтяная эра»

Судьба сделки

Не исключено, что ограничения договора ОПЕК+ будут продлены до конца 2019-го, а такое решение несет немало рисков, полагает Курилов. Текущий уровень цен объясняется не только фундаментальными факторами (соглашением ОПЕК+ и снижением коммерческих запасов), но и конъюнктурными. К последним относятся политическая напряженность на Ближнем Востоке, аварии на нефтепроводах и главное —

небывалый рост спроса на нефтяные фьючерсы со стороны хедж-фондов

— В сумме по шести основным фьючерсным контрактам на нефть и нефтепродукты хедж-фонды увеличили длинные позиции в январе 2018 года до рекордных 1,6 млн барр. в сутки, что на 80% больше, чем в июне 2017.

Такого всплеска активности не было даже в 2007–2008 годах,

— утверждает эксперт.

Неприятный сюрприз может преподнести сланцевая добыча в США. Из-за нехватки мощностей и расходных материалов в 2017 году сланцевые компании не смогли довести до добычи свои объемы бурения и отправили в запас 2 тыс. пробуренных, но незаконченных скважин (DUC-скважин).

Почему Казахстан не добывает сланцевую нефть? — Досмухамбетов

Но возможно, сейчас сланцевики удвоят активность, тогда во второй половине уже 2018 года цены на нефть упадут.

Автоматически страны ОПЕК окажутся просто вынуждены продлить договор еще на год

Продление на полгода не поможет, потому что пик добычи и спроса приходится как раз на вторую половину.

— Но чем дальше длится сделка ОПЕК+, тем меньше выгод и больше противоречий между добытчиками, вошедшими в договор. С одной стороны, все сильнее риск остаться не у дел: потерять рыночную долю и вернуться к ценам на уровне $50 за баррель.

С другой — выгоды от сделки распределяются неравномерно среди участников ОПЕК+, и эта неоднородность со временем растет.

В худшем положении окажутся компании, инвестировавшие большие средства, но не успевшие вывести добычу на рынок до заключения договора в конце 2016 года, — считает Курилов.

Не надо ничего менять

В середине 2018 года пройдет промежуточная встреча по сделке. Это может стать подходящим моментом, чтобы объявить о постепенном смягчении ограничений на добычу. Но Курилов считает, что

основные акторы договора — власти России и Саудовской Аравии — вполне довольны нынешней ситуацией

— И значит договор ОПЕК+ может встать в один ряд с программой количественного смягчения ФРС США и другими временными стимулирующими мерами, которые легко ввести, но затем тяжело свернуть, так как сначала регулятор управляет рынком, но затем уже рынок управляет регулятором, — резюмировал эксперт.

Источник: https://365info.kz/2018/02/neftyanoj-paradoks-chem-dorozhe-tem-huzhe/

Зияющая «бензоколонка». Почему Россия обречена на высокие цены на нефть | Бизнес

Цены на нефть рискуют оказаться хуже ожиданий

Все эти обстоятельства, безусловно, важны, как важны и спекулятивные ожидания биржевых трейдеров.

Однако мне кажется, что энергоносители являются столь важным для глобальной экономики ресурсом, что обсуждение их роли и перспектив изменения их стоимости не будет сколь-либо полным без оценки сдвигов, формирующихся по мере перехода большинства развитых экономик от традиционно индустриальной парадигмы к современной knowledge-intensive экономике. На мой взгляд, как минимум четыре обстоятельства не могут не приниматься в расчет.

Нефтяные котировки — только рост

Первое и основное заключается в степени зависимости экономики от энергетических ресурсов.

В классическую индустриальную эпоху, создавшую современное общество потребления (с начала 1920-х до конца 1960-х годов), рост энергопотребления в США происходил практически в точности пропорционально росту экономики: с 1930 по 1973 год объемы потребляемой в стране нефти увеличились в 5,9 раза, а ВВП в сопоставимых ценах – в 5,6 раза. Но между 1973 и 2009 годом потребление нефти стабилизировалось (рост составил всего 1,4%), тогда как ВВП взлетел более чем в 2,6 раза. Однако особенно важен не сам данный факт, а его «обратная сторона»: соотношение совокупной стоимости потребляемой нефти и масштабов экономики. В 1979 году в США потреблялось 18,5 млн баррелей нефти в день, что в тогдашних ценах составляло $213 млрд в год, или 8,1% американского ВВП. В 2017 году потребление оценивалось в 19,9 млн баррелей нефти ежедневно номинальной совокупной стоимостью $396,6 млрд в год, или 2,04% ВВП США.

Это означает лишь одно: повышение цен на нефть на 30-40% в конце 1970-х годов (реально же котировки нефти в сопоставимых долларах в 1974 году выросли в 3,2 раза по сравнению с 1973-м, а в 1979 году – в 2 раза по сравнению с 1978-м) отнимало у страны 3,0-3,3% ВВП, в то время как их рост вдвое в 2017 году — не более 2%.

Иначе говоря, не действует главный аргумент сторонников давления на Запад: высокие цены на нефть более не опасны развитым экономикам, и никакой экономический кризис не может быть спровоцирован подорожанием энергоносителей. Таким образом, главный «исторический ограничитель» для повышения цен во многом исчез.

И это, на мой взгляд, является важнейшей причиной того, что их рост вполне может продолжиться к новым максимумам.

Второе обстоятельство вытекает из первого. В основе быстрого развития современных западных обществ лежит стремительный технологический прогресс, но он далеко не всегда обусловлен только стремлением человеческого гения придумать нечто новое.

Чтобы оставаться конкурентоспособными, большинство стран применяют специальные программы стимулирования инноваций, ужесточая в первую очередь стандарты энергоемкости, экологической безвредности и технологической эффективности.

В такой ситуации повышение цен на энергоресурсы выступает естественным стимулятором развития: если сама «инфраструктура передачи сигнала» уже существует, то неважно, что именно его вызывает – стихийный рост котировок или искусственное завышение цен, как это делается в Европе.

Иначе говоря, снижение затрат на сырье, материалы и энергию, как ни парадоксально это звучит, противоречит логике постиндустриального прогресса. В 1980-е и 1990-е годы многие футурологи предполагали обратное, доказывая, что снижение потребности в ресурсах в конечном счете «уронит» цены на них.

Однако такой тренд можно считать заметным лишь в период с начала 1980-х до конца 1990-х годов, то есть в пределах первого, подготовительного, этапа современного технологического перехода.

С начала 2000-х годов общий тренд в движении котировок явно сменил направление — нынешние $80 за баррель приблизительно втрое превышают средние показатели 1997-2001 годов, и сглаженные графики за последние 25 лет никак не указывают на перспективы долгосрочного снижения цен.

Даже нефть за мифические $250 за баррель, которую нам всем обещал глава «Газпрома» Алексей Миллер в 2008 году, не вызовет коллапса западных экономик.

Третье обстоятельство также не может быть сброшено со счетов. Начиная с середины ХХ века в развитых странах осознали, что экологическая проблема является наиболее серьезной экстерналией индустриального роста.

Однако на протяжении всего того периода, который можно назвать временем формирования предпосылок для постиндустриальной хозяйственной парадигмы (т. е.

между 1970-ми и концом 1990-х годов), основной акцент делался на повышении эффективности использования ископаемого топлива, в то время как с начала XXI века он стал интенсивно смещаться в сторону изменения методов получения первичной энергии.

В той же Европе объемы ветровой и солнечной генерации выросли в разы (в Германии, к примеру, установочная мощность соответствующих электростанций увеличилась с 2001 по 2015 год в 5 и 220 раз.

Возникла и новая система использования данной энергии в том числе и в автомобильном транспорте — число покупаемых новых электромобилей в ЕС выросло за те же годы почти в 190 раз, достигнув по итогам 2017 года 306 000 единиц.

Стремительное снижение себестоимости возобновляемой энергии позволяет ей сегодня успешно конкурировать с традиционной. И для новых отраслей, а также для тех, кто уже установил соответствующее автономное энергоснабжение, резкое падение цен на нефть и газ сродни катастрофе.

Учитывая, что здоровая окружающая среда для жителей развитых стран сегодня приоритетна по отношению к темпам экономического роста, интересы «чистой энергетики» давят (и будут продолжать давить) на нефтяные котировки в сторону повышения: чем они выше, чем больше возникает возможностей для развития бизнеса. В результате Швеция, которая с 2013 года обеспечивает более половины своего энергобаланса из возобновляемых источников, к 2026-2030 годам может стать первой страной в мире, полностью отказавшейся от использования любых видов ископаемого топлива. И подобный тренд характерен для многих стран ЕС.

Четвертый фактор может считаться имеющим определенное отношение к геополитике. В последние годы эйфория от победы Запада в холодной войне и пресловутого «конца истории» в значительной мере прошла. И сейчас куда чаще говорят о «возобновлении истории».

Соответственно, и вопрос о том, насколько гарантирована «историческая победа» постиндустриальных Европы и Америки над индустриальной Азией, вовсе даже не снят с повестки дня.

В такой ситуации высокие цены на энергоносители выполняют две критически важные для Запада функции.

С одной стороны, они существенно сильнее тормозят экономический рост на глобальном «Юге», чем на «Севере», так как там энергоемкость ВВП намного выше и эффект ценовых скачков куда заметнее. Иначе говоря, высокие цены сдерживают не столько постиндустриальный, сколько индустриальный мир.

С другой стороны, высокие цены на сырье и энергию порождают классический капкан для стран, специализирующихся на их добыче: снижается мотивация к инновационному развитию; государство утрачивает потребность лояльно относиться к предпринимателям, без проблем наполняя бюджет нефтедолларами; нарастают авторитаризм и автаркия. Классическими примерами жертв высоких цен на нефть могут считаться Венесуэла, Нигерия и отчасти Россия. Поэтому у Запада нет долгосрочных причин опасаться усиления их конкурентов, ведь оно может оказаться далеко не столь устойчивым, каким видится из Москвы или даже Пекина.

Таким образом, если отвлечься от текущих политических и экономических событий, сложно найти серьезные причины, которые бы делали дальнейший рост нефтяных цен невозможным. Напротив, скорее легко обнаружить факторы, способствующие их дальнейшему росту, и целые отрасли, которые получат от такого развития событий очевидные выгоды.

Вечная «бензоколонка»

Покажется ли это кому-то хорошей новостью или плохой, но мне кажется, что положению России как успешной бензоколонки сегодня нет серьезной угрозы. Страна может существовать – и причем довольно успешно и зажиточно – в рамках ее нынешней специализации.

Единственное, к чему нужно готовиться на интервале в 15-30 лет, так это к действительно резкому смещению важнейших очагов спроса на энергоносители в сторону «Юга» по мере того, как Европа перейдет на возобновляемые источники энергии, а США станут энергетически самодостаточными за счет развития своей добычи. Один лишь Китай за последние 25 лет нарастил потребление нефти на 10,4% ее текущей мировой добычи, и, я думаю, это далеко не предел. Если превращение из энергетического придатка Европы в энергетический придаток Азии не пугает Москву, то больших проблем я в ближайшей перспективе не вижу.

Однако куда бóльшие трудности могут ожидать всех нас во второй половине столетия. Совершенно очевидно, что логика развития успешных государств через какое-то время реплицируется и в менее развитых.

И тем же китайцам когда-то надоест дышать все более сгущающимся смогом на улицах своих городов.

Поэтому через 30-40 лет новым трендом может стать не столько снижение цен на нефть, сколько падение спроса на нее безотносительно цены и сосредоточение этого спроса, например, в химической промышленности.

В такой ситуации проблемой для России станет не столько то, что ее бюджетная система почти наполовину зависит от поступлений от энергетического экспорта, сколько тот факт, что она является одним из крупнейших экспортеров энергоресурсов, и именно ее доля на скукоживающемся рынке будет представляться самой лакомой для конкурентов. Но это совсем другая история, далеко выходящая за временные рамки, которыми мыслит современная российская политическая элита. Которая, на мой взгляд, может быть спокойна: в среднесрочной перспективе повторение 1990 или 1998 годов нам не грозит.

Источник: http://www.forbes.ru/biznes/361649-ziyayushchaya-benzokolonka-pochemu-rossiya-obrechena-na-vysokie-ceny-na-neft

Brent-менеджмент: как дешевеющая нефть отразится на рубле

Цены на нефть рискуют оказаться хуже ожиданий

На рынке нефти произошел обвал: за вторник баррель Brent подешевел почти на $5 и обновил минимумы с марта этого года. Сейчас за бочку эталонного сорта дают около $65, еще в начале недели рынок оценивал ее в $71.

Главные причины — плавное введение США санкций против Ирана, замедление мировой экономики из-за торговых войн и нечеткая позиция ОПЕК+ на фоне возможного роста уровней добычи черного золота, полагают эксперты.

В связи с этим волатильность на российском рынке повысилась, акции компаний энергосектора снижались на 2–3%. Но правительство и эксперты заверяют: экономика не понесет больших потерь, а рубль достаточно устойчив. Правда, и бензин из-за обвала нефти не подешевеет.

Соглашения о заморозке правительства с бизнесом не содержат абсолютных цифр по цене на черное золото, сказал «Известиям» представитель вице-премьера Дмитрия Козака.

Цена тает

Нефть начала дешеветь еще в первой половине октября — за месяц стоимость барреля Brent снизилась более чем на $20. К 13 ноября цены обновили минимум марта этого года, опустившись ниже $65.

Во вторник январские фьючерсы на Brent подешевели на 6,6%, декабрьские фьючерсы на американскую нефть WTI упали на 7,1% — до отметки $55,69 за баррель.

Хотя еще месяц назад на рынке говорили о возможном возвращении к $100 за баррель в преддверии повторных санкций в отношении Тегерана.

— Основные причины обвального падения рынка нефти — плавное введение санкций США против Ирана, появление новых объектов нефтяной инфраструктуры в Штатах, замедление темпов роста мировой экономики из-за торговых войн президента США, а также невнятная позиция ОПЕК+ относительно поддержания цен на нефть, — сказал «Известиям» аналитик «Открытие Брокер» Тимур Нигматуллин.

Публикация доклада ОПЕК стала одной из главных причин резкого падения цены на нефть. В прогнозе сообщалось, что в 2019 году мировой спрос на нее окажется ниже предыдущих ожиданий.

Так, ОПЕК предполагает, что спрос на черное золото вырастет в 2018 году лишь на 1,5 млн баррелей в сутки (на 40 тыс. баррелей меньше планируемого уровня), в 2019 году — на 1,29 млн баррелей (на 70 тыс.

баррелей в сутки ниже прошлых прогнозов).

Рост добычи в 2018 году свел на нет риски нефтяного эмбарго против Ирана, считает аналитик ГК «Финам» Алексей Калачев. Таким образом, дефицита нет и цены не растут.

Первые выводы

Первая реакция пришла с фондового рынка, где инвесторы продают акции компаний, чьи доходы напрямую зависят от цен на нефть. К 16:00 по московскому времени бумаги «Роснефти» на Мосбирже подешевели на 3,25%, обыкновенные акции «Татнефти» — на 2,64%, а привилегированные на 2,04%. Котировки бумаг «Газпромнефти» опустились на 2,37%, «Лукойла» — на 1,72%, «Башнефти» — на 0,15%.

Колебания цен на нефть прибавили нервозности, но экономика России и финансовый рынок более стабильны, чем в 2014 году, заявил глава Минэкономразвития Максим Орешкин. 

— Наша задача последние несколько лет была создать такую макроэкономическую конструкцию, которая была бы устойчива к внешним шокам. Цены на нефть на 25% упали (от максимума начала октября. — «Известия»), а ситуация остается устойчивой, — сказал он.

Рубль против нефти

Этот оптимизм подтверждает и курсовая динамика. Рубль слабо реагирует на падение цен на нефть: в начале торгов среды он снижался, но к середине начал расти. В среду на 18:50 мск времени доллар стоил 67,06 рубля (на 1,07 рубля дешевле, чем на открытии торгов), а евро — 75,92 рубля (на 1 рубль меньше, чем на старте дня).

Рубль уже не так зависим от нефти, как несколько лет назад, говорит главный экономист по России и СНГ «Ренессанс Капитала» Олег Кузьмин. Это произошло благодаря бюджетному правилу, в рамках которого на нефтяные сверхдоходы ЦБ покупает на рынке иностранную валюту для Минфина. Полученные деньги идут в резервы.

Если раньше при росте нефтяных котировок на 10% рубль укреплялся на 4% и наоборот, то с бюджетным правилом изменение составит не более 1,5%, пояснил главный экономист по России «ВТБ Капитала» Александр Исаков. Единственный индикатор, для которого цена нефти является по-прежнему значимой, это доходы и, соответственно, сальдо федерального бюджета, считает он.

Кроме того, даже при нынешних ценах на нефть рубль недооценен. Справедливый курс — 63 рубля за доллар, отметил главный аналитик Промсвязьбанка Михаил Поддубский. А без учета санкций и бюджетного правила доллар должен стоить и вовсе не более 55 рублей, полагает Тимур Нигматуллин.—

Аналитики не готовы менять свой прогноз по курсу рубля до конца года. По оценке Олега Кузьмина, в 2018-м доллар будет стоить 65,5 рубля, а в следующем, в среднем, 67 рублей при нефти по $60–65 за баррель. Промсвязьбанк прогнозирует курс в диапазоне 65–69 рублей за доллар. «ВТБ Капитал» ожидает к концу года курс в районе 67,9 рубля за единицу американской валюты.

Куда течь нефти

После тестирования уровня в $65 за баррель нефть может вернуться к $75, считает Алексей Калачев из «Финама». Избыточное предложение черного золота уже заложено в цены, а ОПЕК+ держит руку на пульсе, пояснил он.

— Уже обсуждается новый раунд снижения объемов нефтедобычи, и, если цена пойдет к $60 за баррель, появятся другие параметры соглашения (об ограничении добычи. — «Известия»). Поэтому мы не видим причин для перехода текущего снижения в обвальное падение цен, — сказал он.

Новая информация о вероятном ограничении добычи поступает ежедневно. В среду стало известно о планах сократить ее на 1,4 млн баррелей в сутки в 2019 году, что может выступить сильным поддерживающим фактором. По словам аналитика ИК «Фридом Финанс» Валерия Безуглова, наиболее вероятно, что цена $62–68 выступит новым равновесием до конца текущего года.

Уменьшение нефтяных цен сокращает доходы бюджета и экспортную выручку компаний, отметил Алексей Калачев. Но снижение не будет драматичным.

Как показали расчеты «ВТБ Капитала», если бы при курсе около 68 рублей за доллар в последние два месяца года цены на нефть марки Urals по-прежнему бы находились около $80, то профицит бюджета составил бы 2,5% ВВП.

При снижении цен на нефть до $60, он составит чуть меньше — 2,3%, пояснил Александр Исаков. Иными словами, пока нефть стоит больше $40, а рубль стабилен, это не критично для российской экономики, добавил Алексей Калачев.

—Среднегодовая цена на нефть на сегодня составляет $70 за баррель. В IV квартале она будет колебаться вокруг $68, полагает Тимур Нигматуллин. А в 2019-м году средние цены составят также $70, правда в первом полугодии они будут заметно ниже, но после начнут расти.

А что бензин?

В среду вице-премьер РФ Дмитрий Козак заявил, что после нынешнего снижения нефтяных котировок цена бензина существенно не изменится.

– Нефть не подешевела еще до такой степени… Это (снижение цен на бензин.— «Известия») может быть, если будет существенно перенасыщен внутренний рынок, если будет повышена конкуренция, когда будет борьба за потребителя,— сказал он в эфире телеканала «Россия 24».

Договоренности о заморозке цен на бензин, заключались с нефтяными компаниями при более высокой цене на нефть, чем сейчас.

В таких условиях себестоимость производства бензина снижается, и производителям нет необходимости повышать оптовые цены на моторное топливо, считает Алексей Калачев.

И все же удешевление нефти не означает автоматического решения проблемы. Более того, в документах нет привязки к конкретной цене на нефть.

— Соглашения носят отсылочный характер к правительственному протоколу от 31 октября, который вступил в действие с 1 ноября. Абсолютных цифр по цене нефти соглашения не содержат, — сказал «Известиям» представитель вице-премьера Дмитрия Козака Илья Джус.

Аналитик Тимур Нигматуллин отметил, что бензин — не рыночный товар, и трудно прогнозировать его стоимость. Кроме того, на первый план, по мнению Алексея Калачева, выходят налоги: повышение НДС до 20% в 2019 году и акцизов на моторное топливо в 1,5 раза. Именно это не даст производителям снизить цены, и бензин на заправках вряд ли ощутимо подешевеет.

Источник: https://iz.ru/812265/irina-tcyruleva-tatiana-gladysheva/eto-proval-skolko-eshche-budet-deshevet-neft

Сша тянут цены на нефть вниз

Цены на нефть рискуют оказаться хуже ожиданий

Nabil al-Jurani/AP/TASS

Эксперты рассказали, продолжится ли в ближайшее время обвал нефтяных котировок

Нефть марки Brent разменяла критическую отметку $65. Былые прогнозы о ценах в $100 тают так же быстро, как и успели появиться. Почему падает нефть и есть ли надежды на возврат к уверенному росту — в материале News.ru.

$65 за баррель Brent — это примерная граница, где профицит российского бюджета за счёт астрономически высоких нефтяных цен превращается в дефицит, что в свою очередь влечёт за собой риски как для казны, так и для рубля и рынка ОФЗ.

14 ноября нефть в начале дня продолжила понижательный тренд, однако уже к 13:00 мск стоимость фьючерсов на нефть Brent с поставками в январе взлетела практически на $1, до $66,44 за баррель. WTI тоже перешла в «зелёную зону» торгов, достигнув отметки $56,29, прибавляя $0,6. Однако чуть позже рост замедлился.

13 ноября «медведи» увели баррель Brent ниже поддержки на отметке $65, констатирует старший аналитик «Альпари» Анна Бодрова. При этом распродажа усилилась и на нейтральном внешнем фоне. А это говорит о том, что наступил пик снижения внутри текущего среднесрочного нисходящего тренда.

И все признаки того, что падение будет в итоге приостановлено, имелись. Речь идёт о большом уровне перепроданности чёрного золота, да и сильное падение (Brent за сутки сумел потерять 7%) говорило о том, что продажи на рынке имели в основном эмоциональный либо технический характер.

Критическое снижение

По мнению аналитика института трейдинга и инвестиций «Феникс» Евгения Удилова, отметка $65 за баррель является критичной как с позиции техники, так и с позиции закономерностей поведения на спекулятивных рынках (валютном, рынке энергоресурсов). 

«На ближайшие дни допускаем, что распродажи приостановятся», — прогнозирует Удилов.

Причиной резкого всплеска активности продавцов, по его словам, стало решение ОПЕК о сокращении добычи на декабрь и намерении рассмотреть вопрос сокращения объёмов добычи в 2019 году в целом. Так, 12 ноября саудовский министр энергетики Халед бен Абдель Азиз аль-Фалех сообщил, что целесообразно сократить суточную добычу нефти на 1 млн баррелей по сравнению с прошлым месяцем. 

Между тем, согласно оценкам МВФ, баррель Brent может достичь уровня $60.

«Мы допускаем нисходящую динамику с целью на уровень $61–62, что на 4,6–6,15% ниже текущей цены. Причины пессимизма по рынку энергоресурсов заключаются в основных тенденциях спроса и предложения, агрессивной политике Дональда Трампа, а также сильном долларе», — сказал эксперт. 

Melanie Hohn/dpa/Global Look Press

Трейдер-аналитик компании «ФинИст» Денис Лисицын считает, что дефицита нефти на мировых рынках, которого все опасались из-за санкций против Ирана, не произошло. Восьми странам (Индия, Китай, Тайвань, Турция, Южная Корея, Япония, Греция и Италия) разрешили закупать иранскую нефть.

«Греция и Италия — страны Евросоюза, и по факту это означает, что будут происходить закупки иранской нефти для всего ЕС. Также не стоит забывать о России, которая не будет придерживаться санкций и будет закупать иранскую нефть», — сказал Лисицын.

После давления США на Саудовскую Аравию по поводу увеличения производства нефти суточная добыча в этой стране существенно выросла. Россия поставила рекорд по добыче нефти по сравнению с прежними показателями СССР, рост наблюдался и в других странах — экспортёрах нефти, включая государства ОПЕК. Всё это привело к переизбытку нефти на мировых рынках, напомнил эксперт.

«Положительная статистика в США по запасам сырой нефти, заявление Венесуэлы об увеличении добычи — все эти факты также сыграли на снижение нефтяных котировок на мировом рынке», — подчеркнул Лисицын.

Общий негатив

Ведущий аналитик Forex Optimum Иван Капустянский констатировал, что резкий обвал нефтяных котировок был вызван не одним негативным фактором, а, скорее, критичной массой негатива.

«Затяжное снижение началось, когда стало понятно, что некоторые крупные покупатели иранской нефти получили исключения из санкций. Это позволит им продолжать покупать сырьё ещё как минимум шесть месяцев», — отметил Капустянский.

В свою очередь, уже восьмую неделю наблюдается рост запасов нефти в хранилищах США, что говорит о снижении спроса со стороны американских НПЗ. Одновременно с этим добыча нефти в США достигла рекордных 11,6 млн баррелей в сутки, сказал он, что сделало Штаты крупнейшим в мире производителем.

Но жирную точку в обвале поставил отчёт ОПЕК. Согласно докладу ОПЕК, добыча странами — участницами картеля выросла в октябре на 127 тыс. баррелей в сутки по сравнению с сентябрем — до 32,9 млн баррелей, сообщил Капустянский.

Организация понизила прогноз мирового роста спроса на нефть в 2019 году на 70 тыс. баррелей в сутки — до 1,29 млн баррелей. По ожиданиям картеля, среднегодовой спрос на нефть в следующем году составит 100,08 млн баррелей в сутки.

По его мнению, значимой с точки зрения техники целью по Brent выступает уровень $61 за баррель, этот же уровень является основной целью. Тем не менее, учитывая резкий обвал нефтяных котировок, как минимум на рынке назрела локальная коррекция, которая может реализоваться в ближайшее время. 

Mark E. Gibson/Danita Delimont/Global Look Press

Эксперт «Международного финансового центра» Гайдар Гасанов сказал, что США не раз обвиняли ОПЕК в манипуляциях с ценами на нефть и при её значительном недавнем росте стали активно наращивать добычу сланцевой нефти марки WTI. Вашингтон даже готов был выставлять на рынок нефть из своих стратегических запасов. 

«Положение усугубилось ещё тем, что недавние заявления стран — участниц ОПЕК спровоцировали США вновь наращивать добычу и высказывать громкие заявления по поводу ОПЕК», — сообщил Гасанов.

Это не могло быть проигнорировано нефтяным рынком и естественным образом отразилось негативно на ценовой категории. В данный момент ОПЕК совместно с партнёрами обсуждают предложение сократить добычу нефти до 1,4 млн баррелей в сутки на 2019 год, чтобы предотвратить избыточное предложение, которое ослабит цены. 

Обеспокоенная падением цен на нефть и ростом поставок Организация стран — экспортёров нефти снова говорит о сокращении производства через несколько месяцев после его увеличения, отметил эксперт.

Перелом тренда

По мнению ведущего аналитика TeleTrade Анастасии Игнатенко, если ссылаться на техническую картину нефти, то для смеси марки Brent важной точкой перелома тренда была зона $75–75,5 за баррель, где проходила граница долгосрочного тренда на повышение от июня 2017 года.

Выход нефтяных котировок за пределы этого рубежа активировал продажи нефтяных фьючерсов. Таким образом, в качестве основной цели спуска можно назвать район $61,5–62 за баррель.

С текущих $65–65,7 за баррель запас хода вниз невелик, считает она, но тем не менее это предполагает снижение ещё на 5–6%.

«И пока мы не увидим реального эффекта от введения иранских санкций, которые могут привести к сокращению имеющихся запасов, ждать коррекционного отскока не стоит», — заявила Игнатенко.

Встреча министерского комитета ОПЕК+ пройдёт 5 декабря в Вене. Но до этого события ещё три недели, и за это время рынок нефти может больше просесть.

Сейчас на передний план выходят более важные вопросы: как будет реагировать ОПЕК? И будут ли участники организации ждать Вены? В этой связи не исключено, что в случае усиления просадки страны ОПЕК могут провести экстренную встречу, не дожидаясь заявленной даты. 

Источник: https://news.ru/den-gi/neft-cena-snizhenie-perspektivy/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.