+7(499)-938-42-58 Москва
+7(800)-333-37-98 Горячая линия

Будущее пенсионного рынка: НПФ стали стратегическими инвесторами

Как привлечь НПФ к венчурным инвестициям

Будущее пенсионного рынка: НПФ стали стратегическими инвесторами

Разговор о негосударственных пенсионных фондах и венчурном инвестировании идет не первый день, но участники рынка воспринимают актуальность этой темы по-разному.

Для Центрального банка это зона повышенного риска, но для НПФ венчурные инвестиции могут стать отличной возможностью для повышения доходности и одним из способом конкурентной борьбы.

В этом году при Российской венчурной компании в партнерстве с Минэкономразвития создан новый консультативный орган — Совет венчурного рынка, состоящий из профессиональных венчурных инвесторов, представителей частных и корпоративных венчурных фондов, объединений бизнес‐ангелов. Его целями являются содействие привлечению на венчурный рынок дополнительных источников капитала – госкорпораций, пенсионных фондов, частных лиц, а также поддержка интересов венчурных инвесторов.

Доходный инструмент

Российский венчурный рынок остро нуждается в притоке новых средств и диверсификации источников финансирования. Рынок же частных пенсионных фондов переживает непростые времена: их число сокращается даже быстрее, чем банков и страховых компаний. Регулятор наводит порядок, ужесточая требования и условия пенсионного страхования, повышая резервы.

Обзор пенсионного рынка, проведенный ЦБ, показывает, что доходность НПФ постепенно падает: несколько лет назад она составляла 12% годовых в рублях, сейчас снизилась до 10% и продолжает уменьшаться. Для ЦБ такая ситуация в порядке нормы, поскольку доходность превышает инфляцию (5,4% в 2016 г.).

Тем не менее ситуация на рынке не внушает игрокам оптимизма, и вопрос поиска инструментов для повышения доходности становится все актуальнее.

За рубежом пенсионные фонды активно вкладывают в альтернативные инструменты.

Согласно обзорам Global Pension Assets Study 2017 и Global Alternatives Survey 2016, проведенным Willis Towers Watson в 22 странах, помимо акций, облигаций и депозитов в портфелях зарубежных НПФ около 25% активов приходится на альтернативные активы. В нашей стране эта цифра едва достигает 10%.

Под альтернативными активами в развитых странах подразумеваются, прежде всего, хедж-фонды, специализированные фонды недвижимости, природных ресурсов и др. Более четверти таких альтернатив (т. е.

7% из 25%) приходится на фонды прямых инвестиций (private equity), а внутри этого сегмента – на технологические инвестиции (venture capital), которые колеблются в районе 1-1,5%. Это немного в масштабе всего рынка, но важно в контексте поддержания повышенной доходности.

Например, зарубежные венчурные фонды, созданные 10 лет назад, дают доходность 10% годовых в твердой валюте, в то время как акции – 6-7%, а облигации и того меньше. Риски при этом, конечно, выше, но несущественно, особенно на длинных горизонтах.

Кстати, долгосрочность – одна из главных особенностей venture capital как подмножества private equity. Венчурные фонды, как правило, создаются на 10-12 лет, и выйти из них раньше бывает очень сложно. Когда рынок падает, у большинства инвесторов инстинктивно возникает желание нажать кнопку «продать», и в случае с акциями и облигациями сделать это не составляет труда. В private equity приходится ждать до конца. Эффект сравним с американскими горками: нужно ехать, даже когда страшно, и, пока вагончик не приедет, не выйдешь.

Многослойность менеджмента

Безопасно использовать альтернативные инвестиции для повышения доходности НПФ позволяет многослойная система управления активами, сложившаяся за рубежом. Перед тем как вкладывать в частный фонд, пенсионер, как правило, пользуется советом профессиональных управляющих.

Это первая прослойка. Вторая – сами пенсионные фонды. На рынках акций и облигаций они, как правило, работают напрямую, а в сфере венчурных инвестиций полагаются на рекомендации независимых аналитических агентств, таких как, например, Cambridge Associates.

За консультантами идут фонды фондов, которые распределяют средства между портфелями фондов прямых инвестиций. А те, в свою очередь, вкладывают в венчурные проекты. Такая многослойность и есть признак развитого профессионального рынка.

В Европе, Азии и США это рынок достаточно узких специалистов, где каждый отвечает за свою зону компетенций.

В России мы пока видим двуслойную систему.

Частное лицо вкладывает в НПФ – чаще всего тот, что ему предложил работодатель, редко обращая внимание на критерии доходности, рискованности и ликвидности. Затем фонд может порядка 5-10% активов выделить на альтернативные инвестиции.

И здесь немалые опасения вызывает ставка ЦБ на то, что пенсионные фонды будут инвестировать непосредственно в венчурные проекты – то есть в конечные бизнесы, а не в фонды и посредников.

Фактически ради размещения нескольких процентов активов своего НПФ управляющий будет вынужден развивать довольно сложную компетенцию, специализироваться в private equity и venture capital.

Есть такая поговорка: чтобы выучить венчурного капиталиста, нужно 10 лет и $10 млн, потерянных на убыточных проектах. Какой пенсионный фонд может позволить себе такие эксперименты? На мой взгляд, наш рынок еще не готов к таким мерам.

Минимизация рисков

В мире, безусловно, есть пенсионные фонды, напрямую инвестирующие в крупные технологические компании. Также есть довольно действенный набор инструментов для минимизации рисков вложений в стартапы.

Во-первых, к ним относится более поздняя стадия инвестирования. За рубежом НПФ практически никогда не заходят в проекты на стадиях инвестирования А, В и С, дожидаясь 4-го или 5-го раунда размером более $100 млн.

К этому моменту компания имеет довольно большую выручку, понятную экономику и зачастую уже является прибыльной.

Второй инструмент – соинвестирование с профессиональными инвесторами. Пенсионные фонды никогда не действуют в одиночку даже на 4-5-м раунде инвестирования. Как правило, образуется консорциум. В раунде на $100 млн пенсионный фонд вкладывает $20 млн и смотрит, кто дает остальные $80 млн.

В идеале это должны быть профессиональные венчурные фонды, которые выступают лидерами консорциума и согласуют условия сделки, в том числе оценку, защиту от падения, ликвидационные привилегии и т. д. Зачастую такие пенсионные фонды сами являются инвесторами лидирующих венчурных фондов и получают от них приглашение к совместному вложению.

Такая гибридная модель венчурных инвестиций (через фонды на ранних стадиях плюс напрямую на поздних) становится все более популярной среди пенсионных фондов.

Третий инструмент – диверсификация по бизнес-моделям и по валюте. Например, практически все, кто в предыдущие пять лет вкладывался в России в проекты, ориентированные на внутренний спрос, пострадали от девальвации.

Те же, кто вкладывался 50 на 50 в компании, ориентированные и на локальный, и на глобальный рынок, естественным образом захеджировали свои валютные риски. Та же схема работает и для пенсионных фондов.

Диверсификация поможет снизить риск того, что по какой-то внешней причине все венчурные инвестиции синхронно «упадут» или станут неликвидными.

Наконец, последний инструмент – ликвидность – является квинтэссенцией трех предыдущих. Пенсионный фонд не сможет бесконечно «сидеть» в активе, рано или поздно появится естественная необходимость его продать, дабы получить деньги для выплаты пенсионерам.

Соответственно, более поздняя стадия инвестиций и наличие профессиональных инвесторов позволяет выйти на IPO, продажу стратегу или реализовать актив через другую форму ликвидности в обозримом будущем, в течение всего 3-5 лет, а не 10-20 лет.

Так работает система венчурного инвестирования в крупных иностранных пенсионных фондах.

Первый шаг

Российскому рынку НПФ еще только предстоит освоить и отработать на практике правила взаимодействия как с венчурными фондами, так и с технологическими проектами. На начальном этапе хорошим подспорьем для экономии времени и минимизации рисков могло бы стать отслеживание независимой статистики.

В то время как по акциям и облигациям есть достаточно большой массив данных, в private equity и venture capital такой статистики очень мало, причем зачастую она неполная и некорректная. За рубежом сбором подобной информации занимаются независимые агентства, например Hamilton Lane или Cambridge Associates.

Наличие их «штампа» является необходимым минимальным условием для работы венчурного фонда с НПФ в качестве источника инвестиций. В России, к сожалению, каждый может манипулировать своими цифрами.

Таким образом, сбор данных по рынку private equity и venture capital по единой методике может стать одним из важнейших шагов в работе НПФ с прямыми инвестициями, который регулятору необходимо предпринять уже сейчас.

Мнения экспертов банков, финансовых и инвестиционных компаний, представленные в этой рубрике, могут не совпадать с мнением редакции и не являются офертой или рекомендацией к покупке или продаже каких-либо активов.

Источник: https://www.vedomosti.ru/finance/blogs/2017/08/24/730867-privlech-npf-venchurnim

Обзор ситуации на рынке НПФ

Будущее пенсионного рынка: НПФ стали стратегическими инвесторами

Минфин предложил новую концепцию пенсионной реформы. Она предполагает добровольные пенсионные взносы, но их вряд ли кто-то будет делать: пенсионная система скомпрометирована бесконечными заморозками.

Обыкновенная история

В начале нулевых усилиями Германа Грефа, бывшего тогда министром экономического развития и торговли, и в еще большей степени – Михаила Зурабова, в то время главы Пенсионного фонда России (ПФР), была введена накопительная пенсионная система. Созданная по западному образцу, она должна была выполнять две функции. Во-первых, обеспечить дополнительное финансирование пенсий за счет доходов от инвестиций и, во-вторых, дать экономике источник длинных инвестиционных денег.

За прошедшие полтора десятилетия в стране сформировалась достаточно мощная частная пенсионная индустрия. Общее количество средств, аккумулированных в негосударственных пенсионных фондах (НПФ) или фондах, находящихся под управлением частных УК, сегодня приближается к 2 трлн руб. Смотрете рейтинг НПФ России.

Однако сегодня накопительная пенсионная система в ее зурабовской версии больше не действует, а в ближайшее время и вовсе официально прекратит свое существование.

Ошибка Минфина

В 2014 г. по известным причинам правительству срочно понадобились деньги, чтобы заткнуть дыру в бюджете, и было принято решение о заморозке пенсионных накоплений.

Это означало, что средства страховых взносов, предназначенные для поступления в накопительную пенсионную систему, 6% от фонда заработной платы, или порядка 240 млрд руб. на 2014 г., конфисковывались государством и использовались для выплаты текущих пенсий.

Фактически целью властей была не выплата пенсий, а спасение госказны, поскольку федеральный бюджет в любом случае должен был дотировать ПФР.

Иначе как ошибкой предпринятые Минфином шаги назвать нельзя. Ради поддержания текущего уровня бюджетных расходов власти пожертвовали важнейшим финансовым институтом, ответственным за стратегическое развитие экономики. Дело даже не в том, что деньги, которые должны были стать источником долгосрочных инвестиций, тратились на текущие нужды.

Была уничтожена куда более важная, хотя и нематериальная вещь – доверие к финансовым институтам. Развитие страны зависит прежде всего от инвестиций, а уровень инвестиций напрямую связан с готовностью инвесторов и населения вкладывать деньги на длительный срок.

Присвоив пенсионные накопления граждан, Минфин еще раз наглядно показал, что государство не выполняет свои долгосрочные обязательства и готово в случае нужды конфисковать любые сбережения, до которых может дотянуться.

Пенсионные накопления были доступнее для государства просто потому, что люди, еще не получающие пенсию, и так не ощущали большой выгоды от своих пенсионных накоплений.

В отличие от банковских вкладов, сумма пенсионных накоплений всегда была для рядового гражданина просто абстракцией, поэтому и конфисковать пенсионные взносы можно было, не опасаясь митингов и других протестных акций.

«Правила игры на рынке, цель которого – длинные инвестиции, не должны меняться с периодичностью раз в три года. Рынку НПФ не дали разогнаться, он только сформировал доверие у граждан», – уверен глава НПФ «Будущее» Николай Сидоров.

Заморозки продолжаются

Была надежда, что заморозка 2014 г. стала временной мерой. Возможно, сначала именно это и предполагалось, но экономика не хотела расти, дефицит бюджета становился все больше – и заморозки продолжились. Когда в 2015 г.

выяснилось, что процесс накопления будущих пенсий остановился на неопределенный срок, заместитель министра экономического развития Сергей Беляков написал, что ему стыдно за правительство, и подал в отставку.

Однако это, пожалуй, единственный инцидент, который омрачил свертывание пенсионной реформы.

Сергей Беляков возглавил Ассоциацию негосударственных пенсионных фондов (АНПФ), которая летом этого года предложила компромиссное решение: взносы в накопительную систему размораживаются, однако тарифы снижаются с 6% до 3% от фонда заработной платы.

Но правительство пошло по другому пути, внеся в парламент законопроект о продолжении заморозки до 2019 г. «Трехлетний мораторий означает изъятие с накопительных счетов граждан почти 1,1 трлн руб., – поясняет президент АНПФ Сергей Беляков. – Это в дополнение к тем почти 1,5 трлн руб.

, которые были изъяты в 2014–2016 гг. С точки зрения экономического развития, а также интересов будущих пенсионеров – это самое неудачное решение. Ведь накопления в деньгах, которые граждане могли бы сделать в 2014–2019 гг.

, теперь правительство намерено пересчитать в баллы, стоимость которых оно будет определять каждый год в зависимости от наличия денег в бюджете».

Таким образом, накопительная пенсионная система в течение шести лет будет находиться в спящем режиме: пенсионные управляющие компании начнут заботиться о фондах, аккумулированных до 2014 г., но новых поступлений в них не будет.

Любопытно, что, хотя новые пенсионные взносы в систему не поступали, сегмент НПФ продолжал расти, поскольку люди продолжали переходить из ВЭБа в частный сектор с теми накоплениями, которые были сделаны до 2014 г. Всего, по данным АНПФ, с 2014 г.

число застрахованных в НПФ лиц увеличилось на 7,9 млн человек и теперь превышает 30 млн человек. Это дало НПФ дополнительный приток средств в размере 909,4 млрд руб. В I квартале 2016 г.

впервые в российской истории ВЭБ уступил частным фондам лидерство на рынке: в НПФ было сосредоточено почти 2 трлн руб. пенсионных накоплений, а в ВЭБе – 1,8 трлн руб.

Клещи для НПФ

Заморозка накоплений серьезно повлияла на индустрию пенсионных фондов, и это влияние не самое отрадное.

Как всегда бывает на рынках, где сужается приток ресурсов, в сегменте НПФ началась консолидация, которую подгоняли усилия Центробанка по очистке рынка.

Конкуренция уменьшилась, рынок стали делить крупнейшие группы, при этом регулятор, как и на банковском рынке, усиленно уменьшал количество действующих структур.

К началу 2014 г. на рынке работало примерно 120 НПФ, теперь их стало около 80, но далеко не все они зарегистрировались в системе гарантирования накоплений (аналог АСВ на пенсионном рынке).

Недавно зампред ЦБ РФ Владимир Чистюхин отметил, что сегодня в системе гарантирования пенсионных накоплений зарегистрировано 43 фонда, но он ожидает, что к осени 2017 г.

в результате консолидаторской деятельности их останется около 30 – почти в полтора раза меньше.

Как отмечает руководитель управления анализа валютных рисков Dukascopy Bank SA Евгения Абрамович, уже через год после заморозки начались активные процессы слияний и поглощений. Ближе к 2015 г. у НПФ стали активно отзывать лицензии. Формальные требования к пенсионным фондам повысились.

Дополнительно ужесточились требования к инвестиционным портфелям таких фондов с целью сделать их менее рискованными и исключить возможность вывода капитала. Все это сделало работу с пенсионными деньгами значительно более сложной, нежели предполагалось Специально созданная в 2014 г.

система обязательного гарантирования пенсионных накоплений потребовала от всех фондов, вошедших в нее, обязательного акционирования и аудита, что помогло очистить рынок.

Материалы по теме:  Пенсионное будущее – вопрос на который нет ответа

«После неоднократного продления заморозки многие фонды, особенно небольшие, закрылись, так как не смогли работать в новых условиях или были куплены более крупными игроками», – отмечает первый вице-президент «Опоры России» Павел Сигал. Он прогнозирует, что процесс консолидации продолжится, так как без притока клиентов и средств поглощение остается одним из наиболее эффективных способов развития в этом секторе.

По подсчетам УК «Лидер», десятка крупнейших НПФ контролирует более 90% рынка пенсионного страхования, при этом у четырех основных фондов – «Газфонда», «Открытия», НПФ Сбербанка и O1 Group – почти 70% рынка.

Доля крупнейшего НПФ, «Газфонда», достигла 20%, при этом он присоединяет к себе пенсионные фонды «КИТ финанс» («КИТ финанс НПФ», «Наследие», «Промагрофонд»), в результате объем контролируемых средств «Газфонда» возрастает до 400 млрд руб.

Также крупнейшим участником рынка НПФ выступает группа «БИН» Микаила Шишханова и семьи Гуцериевых, консолидировавшая 5 негосударственных пенсионных фондов, в том числе крупнейший НПФ «Сафмар» (ранее «Райффайзен».

Смотри «Семерка крупнейших владельцев НПФ»

Новая реформа

Возможно, в ближайшее время система опять радикально изменится.

Минфин озвучил концепцию новой реформы пенсионной системы, в которой ключевым термином станет индивидуальный пенсионный капитал (ИПК). Суть концепции в том, что пенсионные взносы граждане будут платить уже не с фонда заработной платы, а как процент от дохода, в качестве прибавки к подоходному налогу.

Средства, изъятые таким образом, превратятся в пенсионный капитал, который можно будет не только использовать на выплату пенсии, но и потратить досрочно – пенсионный капитал будет частной собственностью гражданина.

«Появятся дополнительные возможности для направления гражданином указанных средств, например, на оплату неотложного лечения», – объясняет заместитель генерального директора компании «ВТБ пенсионный фонд» Александр Львов.

При этом, чтобы граждане не возмущались новым налогом, уплату новых пенсионных взносов сделают полудобровольной: по умолчанию ее станут взимать, но гражданин имеет право написать заявление с отказом – такие заявления надо будет писать раз в пять лет. Тем, кто не откажется, власти, возможно, будут софинансировать формирование пенсионного капитала, но пока непонятно, в каких размерах.

Самый главный вопрос, который возникает в этой связи: что же произойдет с теми 6% от фонда заработной платы, которые, по сегодняшнему закону, должны поступать в накопительную пенсионную систему, то есть в распоряжение ВЭБа и НПФ? Окончательного ответа власти еще не дали, но социальный блок правительства во главе с вице-премьером Ольгой Голодец хотел бы полностью «национализировать» этот финансовый поток, направив его на выплату текущих пенсий, то есть сделать заморозку окончательной и бесповоротной. «Мы пока получаем противоречивые сигналы от Минфина, – говорит Сергей Беляков. – С одной стороны, нам говорят, что ИПК не является заменой обязательной накопительной системе. Более того, заместитель министра финансов Алексей Моисеев говорит, что с 1 января 2018 г. возможна постепенная разморозка обязательной накопительной системы. С другой – правительство внесло в Государственную думу законопроект, предполагающий продление пенсионного моратория еще на три года».

Однако Евгения Абрамович уверена, что нынешняя версия пенсионной системы, видимо, обречена. По словам эксперта, сейчас, когда ПФР является хроническим банкротом, а дефицит бюджета растет год от года, реформа, к сожалению, неизбежна.

«Дефицит бюджета в 2016 г. вряд ли будет ниже 3% ВВП, в следующем году он уже верстается из расчета дефицита не менее 3,5%, – объясняет Евгения Абрамович.

– Консервативный сценарий пока не подразумевает заморозку пенсий в 2017 г.

, однако деньги, которые могут быть сэкономлены в связи с перерасчетом накопительной части пенсий, по всей видимости, уже закладываются в бюджеты 2018–2019 гг.».

Материалы по теме:  Рассчитываем пенсию

Думать об инвестициях

Для экономики России весьма важно, останутся ли пенсионные накопления источником длинных инвестиций. Между тем некоторые эксперты полагают: если взносы в пенсионные фонды будут добровольными, то объемы пенсионных накоплений резко снизятся.

По словам заместителя директора Института социального анализа и прогнозирования РАНХиГС Юрия Горлина, сейчас у НПФ нет необходимого потока вложений денежных средств. Возможно, поэтому Минфин и предложил такую схему для продления работы НПФ.

Однако, отмечает Юрий Горлин, граждане с невысокими зарплатами вряд ли захотят делать отчисления в НПФ. «Это понимают и авторы правительственной концепции, поэтому сейчас предпринимаются усилия, чтобы эти отчисления были обязательными.

Людей пытаются заставить в этом участвовать, несмотря на сомнительность концепции, так как прошлая доходность пенсионных вложений была низкая, вследствие чего люди потеряли часть своих накоплений», – поясняет эксперт.

Между тем сам факт новой реформы опять же подрывает атмосферу доверия – это понимают все, кто работает с инвестициями.

«Постоянное реформирование системы явно идет во вред, люди уже не доверяют пенсионной системе из-за постоянных изменений, – говорит операционный директор краудфандинговой площадки «Активо» Артур Устимов.

– Как можно доверять, если только начинаешь копить по накопительной схеме, а эту систему замораживают? И сколько раз эта система еще измениться до того момента, когда мы выйдем на пенсию? На пенсию лучше копить самостоятельно, но НПФ, к сожалению, низкодоходны.

К тому же, качество некоторых фондов вызывает сомнение. На мой взгляд, лучший инструмент для самостоятельных пенсионных накоплений – недвижимость. Это не ценная бумага, она не подвержена инфляции. Недвижимость можно сдавать, вне зависимости растет ли ее цена или падает. К примеру, вложения в коммерческую недвижимость дают доходность в 10–17% годовых».

Таким образом, нельзя исключать, что люди будут усиленно искать альтернативные способы обеспечения своей старости, не связанные с традиционными пенсионными институтами.

«Доходность по пенсионным накоплениям как была грабительски низкой, так и осталась, и маловероятно, что она устроит потенциальных пенсионеров, готовых заниматься своим будущим, – считает Евгения Абрамович.

– К тому же, реформа подразумевает отказ от пенсионных выплат, а значит, если НПФ и частные пенсионные фонды не найдут способ повысить доходность от пенсионных вложений, вполне вероятно, что начало реформы ознаменуется массовым перетоком средств из пенсионных фондов в управляющие компании, которые будут предлагать более высокую доходность, а также в банки».

Ну а что же останется делать НПФ? По-видимому, развивать новые, прогрессивные формы добровольного пенсионного страхования.

«Если новую концепцию все-таки примут, пенсионный бизнес будет развиваться в сторону индивидуальных пенсионных продуктов и корпоративного пенсионного обеспечения, – уверен Николай Сидоров из НПФ «Будущее».

– Фонды, по сути, начнут активней заниматься развитием у населения культуры формирования длинных сбережений, сделают акцент на индивидуальных пенсионных накоплениях. Кроме того, фонды по-прежнему продолжат работать с тем объемом накоплений, который уже был сформирован до реформы».

Источник

Источник: http://npf.guru/obzor-situacii-na-rynke-npf/

Спасти рядового Райана

Будущее пенсионного рынка: НПФ стали стратегическими инвесторами

25 мая рейтинговое агентство «Эксперт РА» представило традиционные аналитические материалы, касающиеся деятельности негосударственных пенсионных фондов (НПФ): «Будущее пенсионного рынка: НПФ стали стратегическими инвесторами».

На круглом столе звучали библейские притчи, цитировались кинофильмы и мультики, зачитывались стихи и даже произнесли уже ставшую мемом фразу «Денег нет. Но вы там держитесь!» – вероятно, иначе как в иронично-лиричном стиле обсуждать будущее НПФ сегодня никому не хочется. Зачем зря портить себе настроение.

2 триллиона на блюдечке

Напомним, что согласно пенсионной реформе 2002 года, у граждан появилась возможность доверять накопительную часть своей будущей пенсии частным структурам.

Участники заседания вспоминали, как тогдашний глава соцблока Михаил Зурабов жаловался, скольких усилий стоило ему убедить правительство раздробить пенсии на страховую и накопительную части.

  Ему удалось это, в первую очередь потому, что он объяснял в разных кабинетах, что накопления граждан – это страховка для Пенсионного фонда России (ПФР). Что именно из этих средств можно будет частично гасить дефицит ПФР.

Однако гражданам преподносили несколько иную картину: их накопления – это залог безбедной старости. Впрочем, граждане довольно быстро раскусили, что никто никому ничего не гарантирует. Доходность НПФ (за что их в основном и критикуют) практически никогда не превышала уровень инфляции.

В июне 2014 года Счетная палата (СП) опубликовала доклад, где сообщалось, что прирост пенсионных накоплений в частных фондах за период 2002–2012 годов составил от 0% до 10,19% – и во всех НПФ (за исключением двух) не превысил годового уровня инфляции.

Ранее глава Пенсионного фонда России Антон Дроздов сообщал, что в 2004–2011 годах инфляция в РФ составила 215%, при этом индексация страховой части пенсии – 337%, а доход от инвестирования пенсионных накоплений государственной управляющей компанией – 149%. Доходность инвестирования НПФ чуть лучше – 159%, но все они ниже инфляции.

Тот же «Эксперт РА» в конце 2015 года подсчитал, что за 2005–2012 годы средняя арифметическая накопленная доходность фондов по пенсионным накоплениям составила 99,6% при накопленной инфляции 105%.

Впрочем, можно подобрать и такой период, когда доходность частных фондов оказывалась чуть выше инфляции.

«За период 2009–2014 годов накопленная доходность НПФ составила 60%, а накопленная инфляция – 58,8%», – говорилось в докладе РА.

Значительная часть махнула рукой на свои накопления и осталась в категории так называемых «молчунов» (их средства находятся в распоряжении ВЭБа). Но нашлись и те, кто все-таки решил заключить договоры с НПФ.

Таких на сегодняшний момент почти 30 миллионов.

За счет отчислений работодателей пенсионные накопления к текущему моменту составляют порядка 2 триллионов рублей, что сопоставимо с более чем 20% от всех инвестиций в основной капитал в РФ за 2015 год.

По мнению управляющего директора по корпоративным рейтингам «Эксперт РА» Павла Митрофанова эта цифра будет только расти. «По итогам 2016 года объем рынка НПФ достигнет 3,3-3,5 триллионов рублей», – сказал Митрофанов.

Он также упомянул, что 2016 год стал третьим годом подряд, когда из накопительной системы изымаются взносы в размере 6% по застрахованным лицам – клиентам НПФ в распределительную систему.

Согласно исследованию РА, за 2014-2015 годы фонды не получили в результате изъятия около 600 миллиардов рублей, в этом году, по предварительным оценкам, сумма недополучения составит порядка 400 миллиардов рублей.

Но в любом случае сегодня на балансе НПФ гигантские суммы – они сопоставимы с 2,1% в ВВП страны. Как же осваиваются эти триллионы? Основным направлением инвестирования пенсионных средств являются корпоративные облигации – на них на конец 2015 года приходилось 47% пенсионных накоплений и 33,9% пенсионных резервов. Будем считать это вкладом в реальный сектор экономики.

На втором месте – банковские депозиты. На них на ту же дату приходилось 19,3% и 29,8% соответственно. Можно считать это поддержкой для экономики? Тут мнения расходятся. В частности зампред ЦБ Сергей Швецов считает, что банковские депозиты не являются вложениями в реальный сектор, так как банк в этом случае участвует как посредник, что ведет к дополнительным издержкам.

При этом на акции, вложения в которые являются однозначным плюсом для экономики (с чем, кстати, согласен и Митрофанов) приходится всего 12,3% и 7,8%.

Учитывая, что пенсионные отчисления – это, в общем-то, бюджетные средства, нужен ли государству некий посредник в лице НПФ, цели и задачи которых размыты и неясны? Вопрос открытый.

При этом сегодня все больше оборотов набирает дискуссия о возможной отмене накопительной части пенсии. «Нынешняя ситуация напоминает сценарий кинофильма «Спасти рядового Райана», – шутливо сказал президент НАПФ Константин Угрюмов.

Он добавил, что слишком мало шансов, что пенсионная система сохранится в ее нынешнем виде: «За накопительную часть выступает экс-глава Минфина Алексей Кудрин, соцблок и лично Ольга Голодец, да еще много кто – против».

Круглый стол «Будущее пенсионного рынка»
Альберт Тахавиев, Finversia.ru

Кто возместит убытки?

В конце 2015 года первый вице-премьер Ольга Голодец заявила, что после отзыва лицензий у ряда НПФ пропали накопления более миллиона граждан на общую сумму в 90 миллиардов рублей. По ее словам, сложилась непростая ситуация, поскольку будущие пенсионеры «фактически потеряли свои деньги». А компенсировать их предстоит государству.

В НАПФ поспешили объясниться, дескать, Голодец высказалась не совсем корректно: согласно законодательству, все средства пенсионных накоплений застрахованных лиц НПФ, лишенных лицензии, в полном объеме возмещаются Банком России (ЦБ). 

Немало претензий в адрес НПФ предъявляет и традиционный противник накопительной системы – депутат ГД Оксана Дмитриева. «Те граждане, которые уже получили единовременные выплаты из накопительной системы, имеют всего около 4% доходности вместо формально объявленной 6,7%.

Доходность НПФ – это миф. Отчисления в частные фонды фактически являются дармовыми деньгами, которые, естественно, очень интересуют лоббистов и коммерсантов», – неоднократно подчеркивала Дмитриева.

Она также предупреждает, что через 10-15 лет, когда настанет время массовых выплат можно столкнуться с массовым банкротством НПФ.

Справедливости ради, надо отметить, что столь долгий срок в нашей стране это примерно как бесконечность – может случиться все, что угодно.

Нпф просят срок

Тем не менее, пока накопительную часть не отменили и у НПФ порядка 30 миллионов клиентов, а работодатели продолжают отчислять за них взносы в ПФР, система будет работать.

Как пояснил Митрофанов, нельзя оценивать эффективность НПФ за столь короткий срок: «Надо, чтобы они поработали хотя бы еще лет 15».

При этом средства НПФ сегодня становятся источников длинных денег. С этим согласны в Минэкономразвития – привлечь пенсионные деньги часто бывает проще, чем из Фонда национального благосостояния.

Недавно были приняты поправки в законодательство, позволяющие НПФ показывать в рамках пяти лет отрицательную доходность, на пятилетнем периоде – нулевую доходность.

Подготовлены и другие поправки в законодательство, направленные на создание условий для инвестиций «в долгую».

Речь идет о том, что фонды смогут создавать портфели удерживаемых до погашения активов, и это позволит НПФ не переоценивать бумаги в связи с колебаниями рынка. В системе вознаграждения НПФ планируется ввести фиксированную часть.

Сейчас вознаграждение выплачивается в процентах от дохода, и вся инвестиционная политика НПФ строится на получении гарантированного дохода за год, что достигается вложением в краткосрочные инструменты. Планируемые изменения будут способствовать вложениям в более длинные и доходные инструменты.

Кроме того, в пенсионных деньгах заинтересованы многие эмитенты ценных бумаг. При этом они готовы предложить по ним хорошую доходность – выпускаются бумаги, привязанные к инфляции, ключевой ставке Банка России.

НПФ в цифрах К концу 2015 года объем пенсионных накоплений НПФ увеличился в 1,5 раза и достиг 1,7 триллиона рублей. На 31.12.2015 отношение пенсионных накоплений к инвестициям в основной капитал за год составило 12,3%, отношение пенсионных накоплений и резервов – 19,4%.

За 2015 год абсолютный объем пенсионных накоплений, которые были инвестированы в корпоративные облигации, увеличились в 3,3 раза – с 68,1 до 224,2 миллиарда рублей.

На конец 2015 года на банковские инструменты (акции, облигации и депозиты) приходилось 40% пенсионных накоплений и около 48% пенсионных резервов. Объем инвестиций НПФ в корпоративные облигации и акции составляет около 10% от инвестиций в основной капитал.

Лишь 22% фондов проали за то, что будут участвовать в новой приватизации.

Сильный драйвер расходов фондов – издержки на сохранение клиентской базы по обязательному пенсионному страхованию.

Москва.

Источник: https://www.finversia.ru/news/events/spasti-ryadovogo-raiana-2101?d=4&m=8&y=2016

Кто съел пенсионные деньги?

Будущее пенсионного рынка: НПФ стали стратегическими инвесторами
Расходы на санацию частных банков съели часть пенсионных накоплений россиян Fotolia/vgstudio

По итогам девяти месяцев четыре негосударственных пенсионных фонда получили убыток от инвестирования. Все они вкладывали деньги в бумаги «проблемных» банков. Стоит ли переводить из них свои накопления?

ВЭБ инвестирует и выигрывает

Средний результат по рынку негосударственных пенсионных фондов также не выглядит блестящим. Хотя в целом доходность НПФ в январе — сентябре, по расчетам ЦБ, была выше инфляции и составила 4,6%, но даже этот результат существенно хуже, чем у государственной управляющей компании — ВЭБа.

Последний, согласно отчетности, заработал для будущих пенсионеров 8,53% по расширенному портфелю и 10,69% по портфелю госбумаг. Основной доход ВЭБ традиционно получил за счет переоценки активов (плюс выплата процентов), однако еще 20—25% ему принесли банковские депозиты.

По данным на 30 сентября, из 1,78 трлн рублей в расширенном портфеле на депозитах банков было размещено 240 млрд рублей, или около 13%. Примерно по 30% государственные управляющие инвестировали в госбумаги и корпоративные бонды.

В отличие от ВЭБа, НПФ больше инвестируют в корпоративные бумаги. В частности, по словам руководителя инвестиционного отдела НПФ «Согласие» Ивана Нечаева, основной упор при формировании структуры портфеля в 2017 году фонд сделал на корпоративные облигации с дюрацией свыше двух лет.

«Наибольший вклад в доходность инвестиционного портфеля фонда внесли облигации с фиксированным доходом в результате их положительной переоценки», — говорит он. В портфеле крупнейшего фонда — НПФ «Сбербанка» на долю корпоративных облигаций приходится 64%, а вот акции составляют всего 1% от пенсионных накоплений.

По итогам девяти месяцев фонд заработал доходность 10,37%, лишь на 0,1 процентного пункта уступив лидеру — НПФ ВТБ. Около половины портфеля фонда вложено в корпоративные бонды, и еще 34% находится на депозитах банков.

«Мы ожидаем, что по итогам текущего года наша доходность вырастет за счет роста котировок ценных бумаг», — рассказывает генеральный директор НПФ ВТБ Лариса Горчаковская.

Однако даже более активные инвестиции в корпоративные бумаги, доходность которых в среднем на 0,5—1 п. п. выше, чем у государственных ОФЗ, не помогли большинству частных пенсионных фондов обогнать ВЭБ. Из 38 НПФ, работающих на рынке обязательного пенсионного страхования, только семь показали доходность лучше, чем госкомпания (по портфелю госбумаг).

Правда, обойти по этому показателю расширенный портфель ВЭБа смогла большая часть фондов. Аналогичная ситуация была и в прошлом году: тогда государственные управляющие заработали на госбумагах 12,2% годовых, заработать больше смогли только шесть НПФ, а обогнать госбанк по доходности расширенного портфеля удалось половине участников пенсионного рынка.

Результаты управления пенсионными средствами отчасти обусловлены вложениями в низкодоходные активы, такие как ИСУ и ЗПИФ, а также активы связанных сторон.

Почему это происходит, становится понятно, если ознакомиться с последним обзором финансовой стабильности, подготовленным ЦБ.

В нем регулятор указывает, что начиная с 2013 года фонды показывали результаты ниже доходности ОФЗ, притом что их риски были выше.

«Результаты управления пенсионными средствами отчасти обусловлены вложениями в низкодоходные активы, такие как ИСУ и ЗПИФ, а также активы связанных сторон», — говорится в материалах ЦБ.

Руководитель аналитической службы Ассоциации негосударственных пенсионных фондов Евгений Биезбардис отмечает, что средняя доходность НПФ сейчас существенно выше инфляции, но сам по себе средний показатель по рынку невысокий.

«Причиной этому послужили сохраняющиеся проблемы в банковской сфере, а также неустойчивость российского фондового рынка в целом», — поясняет он.

Аналитик приводит пример: за первое полугодие индекс Московской биржи в секторе транспорта показал рост на 39%, в то же время сектор нефтегазовой отрасли упал на 34,4%, а финансов — на 37,8%. «Вложения облигации в этом году показывают лучшие результаты.

Фонды с консервативной стратегией по состоянию на конец года вполне могут начислить на счета своих клиентов порядка 9%, что выше ставок по депозитам», — заключает Биезбардис.

В другой пенсионной ассоциации — НАПФ — также настроены оптимистично. Там отмечают, что большинство фондов уже несколько лет демонстрируют доходность выше, чем у государственной управляющей компании, и продолжают переигрывать инфляцию в 1,5—2 раза. «Мы не ожидаем повторения ситуации, как в этом году.

Количество фондов, аффилированных с крупными банковскими группами, сильно уменьшилось», — говорит глава НАПФ Константин Угрюмов.

С другой стороны, по его словам, фонды продолжают сокращать объем таких инвестиций как благодаря давлению со стороны Банка России, так и из-за изменения собственных инвестиционных стратегий.

Аутсайдеры инвестиций

Общую картину в этом году портят фонды, входящие в группу «Открытие», — «НПФ Электроэнергетики», НПФ «Лукойл-Гарант» и НПФ РГС. Их клиентами являются более 7,7 млн граждан, а суммарный объем пенсионных накоплений составляет более полумиллиарда рублей.

В III квартале, согласно отчетности ЦБ, их активы снизились на 43 млрд рублей, причем «Фонд электроэнергетики» полностью лишился капитала. Его значение ушло в отрицательную область. «Это означает, что средств фонда не хватает для выплаты обязательств и он был вынужден пополнить резервы за счет капитала.

Судя по всему, акционерам НПФ придется вносить дополнительные средства, чтобы обеспечить работу фонда», — говорит один из участников рынка. По его мнению, поскольку НПФ РГС входит в периметр санации банка «ФК Открытие», пока отзыв лицензии ему не грозит. По действующему законодательству, минимальный размер капитала у НПФ должен составлять 120 млн рублей.

С учетом размеров «дыры» в «НПФ Электроэнергетики» акционерам фонда придется потратить на поддержку фонда около 2 млрд рублей.

Доходность портфеля пенсионных накоплений крупнейших НПФ*

НПФДоходность инвестирования, %Объем пенсионных накоплений, млн руб.Число клиентов
НПФ Сбербанка10,34466 1536 819 773
НПФ ВТБ10,32142 6551 540 942
НПФ «Согласие»10,1775 3341 139 920
НПФ «Газфонд ПН»7,70443 3626 233 147
«Сафмар»2,49190 3922 267 492
НПФ «Доверие»2,2698 1471 957 579
НПФ «Будущее»-0,18291 7614 433 865
«НПФ Электроэнергетики»-1,4891 6361 057 727
НПФ РГС-2,09181 9803 157 498
НПФ «Лукойл-Гарант»-2,41248 2803 501 825

Источник: ЦБ РФ

* Представлены фонды, число клиентов которых превышает 1 млн человек.

По итогам девяти месяцев худший финансовый результат — у «Лукойл-Гаранта»: потери после выплаты всех комиссий и вознаграждений составили 2,41%, убытки фонда РГС составили более 2%, а «Фонд электроэнергетики» потерял 1,48%. Представители последнего на запрос Банки.

ру сообщили, что на финансовый результат фонда негативно повлияла отрицательная переоценка ряда ценных бумаг в портфеле, вызванная снижением биржевых котировок. «Для клиента доходность НПФ за один квартал или полугодие не имеет никакого значения, поскольку доход на счета клиентов фонд всегда начисляется по итогам года.

Скорректированная инвестиционная стратегия позволит фонду до конца 2017 года компенсировать произошедшее колебание портфеля», — заявил представитель «НПФ Электроэнергетики».

В другом фонде группы «Открытие», «Лукойл-Гаранте» также говорят, что уже начали работу по реструктуризации портфеля, чтобы снизить долю инструментов, показавших отрицательную динамику. «Корректировка инвестиционной стратегии позволит компенсировать произошедшую в третьем квартале «просадку» портфеля уже до конца года», — уверяют в фонде.

«Братство кольца»

Еще один убыточный фонд — НПФ «Будущее», который контролирует группа О1 Бориса Минца.

Ранее представители группы сообщали, что из-за отрицательной переоценки вложений в бумаги санируемого «Открытия» фонд может потерять 12,5 млрд рублей. По итогам девяти месяцев убытки «Будущего» составили 2,6 млрд рублей.

Сейчас фонд рассчитывает компенсировать свои потери от обесценения акций банка за счет иска к банку «Траст» (находился на санации группы «Открытие»).

Незадолго до введения администрации ЦБ в «ФК Открытие» банк «Траст» выкупил его акции у других фондов, не выставив оферту «Будущему». Сейчас у фонда Бориса Минца 41% банка. На минувшей неделе стало известно, что капитал «ФК Открытие» будет списан до 1 рубля.

Однако, по словам главы НПФ «Будущее» Николая Сидорова, даже с учетом отрицательной переоценки акций банка и бумаг «Росгосстраха» у фонда достаточно ликвидности, чтобы «выдержать сложившуюся турбулентную ситуацию».

Он указывает, что инвестиционный портфель фонда диверсифицирован: за девять месяцев процентный доход ценных бумаг и депозитов составил 11,9 млрд рублей. «Без учета эффекта ситуации вокруг банка «ФК Открытие» наш портфель акций вырос на 10,5% с начала года», — сообщил Сидоров.

При этом, считает он, потери от вложений в акции «Росгосстраха» удастся нивелировать, поскольку в середине октября «Открытие» выставило обязательную оферту на их приобретение по цене 0,432 рубля, что выше текущей рыночной стоимости.

Потери других пенсионных фондов, очевидно, также связаны с инвестициями в бумаги «проблемных» банков. На прошлой неделе ЦБ опубликовал оценку совокупных потерь пенсионных фондов от вложений.

По оценке регулятора, в бумаги двух санируемых банков («Открытие» и Бинбанк) все фонды вложили 100 млрд рублей, или 4% от всех накоплений под управлением НПФ. Финансовые потери этих фондов от переоценки бумаг «Открытия» и Бинбанка в ЦБ оценили в 24 млрд рублей.

По итогам девяти месяцев убыток «Лукойл-Гаранта» составил 9,9 млрд рублей, у «НПФ Электроэнергетики» — 10,4 млрд, а у фонда РГС — 1,6 млрд рублей.

Еще два фонда, деятельность которых участники рынка также связывают с инвестициями в так называемые банки «московского кольца», — НПФ «Сафмар» и НПФ «Доверие». Несмотря на убытки в III квартале, оба смогли показать положительную доходность.

«Портфели НПФ диверсифицированы, итоги девяти месяцев отражают промежуточный результат по доходности. Негосударственные пенсионные фонды успешно прошли кризисы разных лет», — напомнил представитель пенсионной группы «Сафмар».

По его словам, накопленная доходность фондов на длительном периоде превышает инфляцию, поэтому клиентам нужно рассматривать результат на всем периоде сотрудничества с фондом.

«Основной урон по доходности был нанесен списанием в ноль субординированных облигаций, а также акций проблемных банков. Массовость явления связана с тем, что НПФ, где были такие бумаги, аккумулировали средства примерно 33% всех застрахованных лиц», — поясняет директор группы рейтингов финансовых институтов АКРА Юрий Ногин.

Эксперт полагает, что по итогам года «проблемные» НПФ вряд ли покажут положительную доходность: в лучшем случае она будет близка к нулю. «Фонды, связанные с государственными структурами, будут себя чувствовать значительно лучше.

Но общий тренд на снижение доходности продолжится, что связано со снижением ставки ЦБ», — заключает Ногин.

Большая перемена

Участники рынка не ожидают существенного роста переходов между НПФ из-за финансовых результатов фондов в январе — сентябре 2017 года. По данным Пенсионного фонда России, из почти 5 млн заявлений, поступивших от граждан, около 2 млн было о смене НПФ, а почти 3 млн заявлений пришло от «молчунов», накоплениями которых управляет ВЭБ.

Также представители фондов и эксперты призывают не торопиться забирать свои деньги из убыточных фондов, напоминая о возможной потере ранее заработанного инвестиционного дохода. По закону он фиксируется раз в пять лет.

Поэтому, как отмечают в одном из НПФ, стоит посмотреть на накопленную доходность в течение длительного срока.

Кроме того, напоминают представители пенсионных фондов, результат девяти месяцев является промежуточным и не начисляется на счета клиентов.

«У НПФ есть определенное «время для маневра», однако необходимо очень трезво оценивать кредитные риски, неудачные примеры ухода в риск после кризисных годов по стратегии получения дополнительной доходности существуют на российском пенсионном рынке», — предостерегает Юрий Ногин из АКРА. Он советует клиентам НПФ оценивать качество инвестиций фонда и обращать внимание на присвоенный ему рейтинг.

«Отрицательный финансовый результат по итогам года может быть начислен на счета клиентов, но это не коснется тех, у кого истекает пятилетний срок инвестирования», — говорит топ-менеджер одного крупного НПФ.

По его словам, убыток может быть восполнен либо за счет инвестиционных доходов в будущем, либо за счет резервов и собственных средств фонда. Если же клиент решил забрать деньги досрочно, то фонд оставляет у себя доходы, заработанные после очередной «пятилетки».

В любом случае, независимо от убытков, НПФ не имеют права перевести сумму меньше той, которая была внесена на счета, поясняет финансист.

Как полагает директор по рейтингам страховых и инвестиционных компаний «Эксперт РА» Ольга Скуратова, чтобы избежать репутационных рисков и перетока клиентов в другие фонды, показавшие отрицательную или невысокую доходность НПФ могут компенсировать убытков клиентов за счет собственных средств фонда. «Отыграть потери до конца текущего года этим фондам будет достаточно сложно, особенно с учетом решения временной администрации банка «ФК Открытие» об уменьшении капитала банка до 1 рубля», — считает эксперт.

Альберт КОШКАРОВ, Banki.ru

Источник: https://www.banki.ru/news/daytheme/?id=10142590

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.