+7(499)-938-42-58 Москва
+7(800)-333-37-98 Горячая линия

Бизнесмен VS следователь. Шесть сценариев допроса

Содержание

Роман с отягчающими. 4 женщины-следователя, которые влюбились в преступников и помогали им

Бизнесмен VS следователь. Шесть сценариев допроса

Такой фразой запомнился обаятельный франт с корейскими и чеченскими корнями Сергей Мадуев. Подтянутый и спортивный, Мадуев отжимался по 400 раз за один подход. Он любил щегольнуть: светлые костюмы с иголочки, наглаженные стрелки на брюках, аккуратная стрижка. Устоять перед красавцем было сложно.

Не устояла и следователь Наталья Воронцова. Позже она признается, что влюбилась в настоящего мужчину, как девочка и была готова ради него на все. Именно она вернула ему пистолет, ранее изъятый милицией при задержании: из него Мадуев убил 12 человек во время разбойных нападений в разных точках страны. На его счету жертвы в Узбекистане, Сибири, Грозном и Подмосковье.

Судьба Мадуева была как будто предрешена: он родился в колонии, происходил из семьи, связанной с криминальным миром, и сам рано стал настоящим вором. В юности почерк преступника был поистине Робин-Гудским. Он испытывал сострадание к тем, кого грабил. Однажды вызвал скорую дедушке, которому стало плохо при виде налетчика.

В другой раз вернул половину украденных драгоценностей ограбленной женщине, узнав, что она беременна. Имел огромные деньги, жил на широкую ногу, когда был на воле. Вел себя дерзко и непосредственно, когда попадал в тюрьму. По слухам, однажды отразил атаку 12 заключенных, собиравшихся его убить за присвоение «общака». Так преступник снискал уважение сокамерников.

Но до конца жизни считался беспредельщиком.

Когда, исписав длинной криминальной биографией море протоколов, Мадуева все-таки взяли, ему грозило пожизненное заключение. Преступника этапировали в знаменитые «Кресты», где он давал последние показания молодой симпатичной следовательнице Наташе Воронцовой.

Роман, который закрутился между опасным преступником и следователем, будет экранизирован еще до того, как Мадуев дождется последнего суда. Его роль в «Тюремном романсе» блестяще сыграл Александр Абдулов, а юную следовательницу, очарованную издевательски красивым Сережей — Марина Неелова.

На допросах Мадуев вел себя, как на светских приемах. Улыбался и шутил с собственными жертвами, покуривал папироску и предлагал присоединиться. Она не устояла перед элегантным мужчиной и была готова на все, лишь бы он подольше оставался на свободе. Это она принесла ему в камеру пистолет, из которого он ранит охранника, но так и не сможет сбежать.

Мадуеву дали пожизненное, а Наташе — семь лет за пособничество. В заключение романа он признался, что не испытывал к любовнице привязанности: «Кто такая она и кто такой Я?», — прокомментирует преступник.

Наташа отсидела шесть. В тюрьме она была ответственной за библиотеку, вела себя тихо, запомнилась очень грустной. Сразу после освобождения уехала из Ленинграда на Украину, где и живет до сих пор. Воронцова работает юристам. Есть слухи, что женщина так и не пережила свою трагедию и спивается.

Мадуев не дожил даже до ее освобождения.

«Он за меня переживает»

Похожая история повторилась в наши дни: два года назад в Нижнем Новгороде сотрудница полиции допрашивала грабителя-рецидивиста по кличке Бибер. Как и почему между опытной следовательницей и ВИЧ-положительным туберкулезным наркоманом с темным прошлым и неопределенным будущим вспыхнула искра, неясно.

Однако после допроса Светлана — так звали женщину, нашла преступника в социальных сетях. У пары завязалась романтическая переписка. Во время следственных действий они урывали короткие свидания, а однажды мужчина попросил возлюбленную кое-что для него сделать.

На следующий день женщина вызвала Бибера к себе под предлогом срочных следственных действий и отдала переданные его друзьями «таблетки», прекрасно понимая, что принесла наркотики. Неопытная в таких делах женщина попалась буквально с поличным.

Следствие длились два года. Пока шло разбирательство Светлане довелось даже повстречаться с официальной супругой Бибера, но та к любовнице претензий не имела. Ее такое положение дел устраивало.

По итогам следствия влюбленной Светлане дали 3 года 4 месяца. В своем последнем слове она умоляла адвоката позвонить любимому: «Он за меня очень сильно переживает», — говорила женщина.

Поняла, что использовал

Любовь отчаянных следовательниц бывает и очень дерзкой. В Питере, например, произошел случай, когда работавшая с преступником следователь особого отдела выкрала любимого из-под стражи и прожила с ним десять дней у себя дома.

К 38 годам он уже успел отбыть наказания за тяжкие, особо тяжкие преступления и даже за убийство. Теперь рецидивист обвинялся в мошенничестве. Красивый, статный и опытный, да еще и имеющий пристрастие к наркотикам, он очень сильно хотел на свободу и был готов сделать для этого все.

Они познакомились на допросе — следователь по особо важным делам Яна и опасный преступник Михаил. Как завязывались эти отношения никто не знает: ни он, ни она не рассказывали о своих чувствах публично. Но во время очередного следственного мероприятия влюбленная женщина решилась организовать любимому побег.

Она состряпала документ, согласно которому Михаила якобы следует этапировать из Петербурга в Нижний Новгород для продолжения следствия, а когда преступника вывезли за пределы изолятора, просто отпустила конвой, сославшись на то, что следственные действия в его отношения только что прекратились.

На глазах у изумленных охранников следователь посадила мошенника в свою машину и увезла в неизвестном направлении.

На самом деле направление было известно: следующие несколько дней пара спокойно жила в квартире Яны. Однако скоро оказалось, что опасный преступник настроен не очень романтично.

Вместо того, чтобы наслаждаться любовью в совместном гнездышке, он выходил в город, покупал наркотики и занимался своими делами.

Когда Яна напомнила возлюбленному, что в изолятор надо возвращаться — под предлогом того, что в Нижнем следствие закончилось, он отказался.

Эта история подходила к концу иначе, чем остальные. С Яны быстро слетела романтика и, дождавшись, когда ее мужчина будет нетрезв, она просто сдала его полиции, сославшись на то, что тот сбежал со следственных действий.

Однако расследование показало, как любовная история развивалась на самом деле. Известно, что через пять дней после случая женщина была уволена из органов. А вот завели ли на нее уголовное дело — сведений нет.

Обещала ждать

Влюбляются в преступников не только следователи, но и тюремные надзиратели. Такой случай произошел в Туле. Сейчас Светлана, бывший тюремный надзиратель, сама спокойно рассказывает свою историю, а тогда это была целая трагедия.

Они попали в изолятор одновременно: 41-летнюю Свету перевели работать из женской колонии, а 33-летний Михаил поступил туда из-за совершенного преступления.

По началу никакой романтикой и не пахло: строгую надзирательницу раздражало, что преступники нарушают режим, она даже писала на будущего любовника рапорты. Но однажды у них завязался разговор, потом — телефонная переписка, а потом отношения вдруг стали романтическими.

Света стала носить любимому то телефоны, то продукты, помогать связываться с родственниками — на свободе у преступника осталась жена и дочь, с которыми отношения не складывались. Зато складывались со Светланой.

Ее взяли свои же: вместе с очередными телефонами Мише передали «мазь», а в тюбике оказались наркотики. На женщину завели уголовное дело, но следователи не смогли доказать, что она знала о запрещенном препарате в своей сумке. В итоге Свету оштрафовали на 80 тысяч и уволили.

До суда она боялась отвечать любимому на теплые смски, в которых Миша звал ее котенком, признавался в любви и делился мечтами о том, как он освободится, и они вместе станут разводить рыбу в прудах под Тулой и заведут голубей.

Даже после того, как преступник подставил женщину, она призналась, что обязательно дождется его и, возможно, и правда поможет рецидивисту начать новую, честную жизнь.

Источник: https://www.GoodHouse.ru/family_and_children/istorii-lyudey/roman-s-otyagchayushchimi-4-zhenshchiny-sledovatelya-kotorye-vlyubilis-v-prestupnikov-i-pomogali-im/

Личный коуч: как вести себя на допросе у следователя

Бизнесмен VS следователь. Шесть сценариев допроса

Почему общение с правоохранительными органами у всех без исключения вызывает состояние тревоги и неопределенности? Да потому, что никто не знает наверняка, к чему это может привести: от сумы и от тюрьмы не зарекайся. Вызов на допрос нередко получают вполне законопослушные граждане. Для них встреча со следователем как гром среди ясного неба: ведь они жили в полной уверенности, что именно их это никогда не коснется.

Особенно сложно приходится деловым людям, привыкшим «рулить» и контролировать ситуацию всегда и везде. Попав на допрос, они оказываются в неподконтрольной ситуации и в совершенно не характерной для себя роли.

Кроме того, им приходится иметь дело не с конкретным человеком, а с «машиной дознания», и это, безусловно, действует подавляюще. Перед лицом института власти даже «большой человек» чувствует себя беззащитным.

Допрос – ситуация чрезвычайно стрессогенная. Она лежит за пределами нашего обычного опыта и потому актуализирует иррациональные защитные механизмы. В результате мы можем повести себя неадекватно и наделать ошибок, о которых впоследствии будем горько сожалеть.

Ко мне не раз обращались люди с посттравматическим синдромом: после «свидания» с правоохранительными органами они долго не могли прийти в себя и недоумевали, как можно было вести себя так глупо.

На основании многолетних наблюдений я выделила наиболее типичные виды защитного поведения, которые проявляются у людей в результате такого стресса.

Праведник

Начальник отдела кадров крупного завода пытается объяснить следователю, что всегда был законопослушным гражданином и не понимает, как попал в такую ситуацию: «Это нелепая случайность! Я даже представить себе такого не мог! И что теперь подумают мои родители, соседи, когда узнают, что меня вызывали на допрос!» Он говорит, что вырос в хорошей семье (дедушка – участник войны, мама – заслуженный врач), что его ценит руководство, уважают коллеги, рассказывает, какую правильную жизнь ведет. На вопросы отвечает подробно, развернуто, вспоминая истории из личной и профессиональной жизни, и подчеркивает, что в целом у него все, как и должно быть у добропорядочных людей. Начинает рассуждать об экзистенциальных категориях добра и зла, свободы выбора, о жизненных ценностях… Он уверен: если создать положительный образ, все вопросы отпадут сами собой. Но это всего лишь иллюзия: выдав очередную порцию ненужной информации, в ответ он получит порцию новых вопросов. Своей многословностью он только продлевает и усложняет процедуру допроса. Следователь видит, что с этим говорливым человеком, который изо всех сил стремится продемонстрировать лояльность закону, можно «поработать» и узнать много самой разной информации.

Дуэлянт

Юрист из претензионного отдела привык всегда быть на коне. Ситуация допроса задевает его самолюбие, все происходящее он воспринимает как некий вызов: кто кого.

Он сразу настраивается на борьбу и начинает конкурировать со следователем: азартно вмешивается в процесс допроса, пытается доказать, что лучше разбирается в законодательстве и лучше знает, что правомерно, а что нет.

Подлавливает следователя на неточностях, показывая, что его претензии безосновательны, – «я его переиграю!». Придумывает сложные ходы, отвечает вопросом на вопрос: «А почему вас это интересует? Разве это имеет отношение к делу?», рассчитывая, что противник в итоге признает себя побежденным.

Это только подстегивает следователя и вносит в общение элемент личного соперничества. Но победить в этой игре «дуэлянту» не суждено: последнее слово все равно останется за тем, кто ведет допрос.

Отличник

Заместитель генерального директора отвечает на допросе, как на экзамене: говорит, все, что знает. Встречу со следователем он воспринимает как проверку собственной компетентности и подтверждение высокого статуса в организации. Поэтому старательно демонстрирует полную осведомленность в делах компании и подробно отвечает на все вопросы: сколько сделок, с какими клиентами.

Чтобы заработать «пятерку», он усердно разъясняет специфику своей деятельности, даже не задумываясь, что стоит за вопросами следователя «Чем занимаются ваши коллеги? Кто отвечает за финансы, охрану и сбыт? По какой схеме осуществлялись платежи? Ну, вы же профессионал!». Увлекаясь, он рассказывает даже о том, чего не знает наверняка.

Главное – показать, что он владеет всей информацией, что в организации он не последний человек и во всем прекрасно разбирается. Это желание «соответствовать» может привести к тому, что он «заложит» сам себя: скажет, что причастен к решениям, которых на самом деле не принимал.

Только бы не посчитали простым исполнителем! Когда следователь говорит: «А теперь несколько дополнительных вопросов», он сразу подтягивается: значит, на основные ответил!

Кролик

Бухгалтер, в зону ответственности которого входит небольшая часть баланса, попав на допрос, не в силах совладать со страхом. Ему кажется, что дело хотят повесить именно на него, хотя он не подписывал ни одного финансового документа.

Страх парализует волю и разум, превращая его в безропотного исполнителя, готового сделать все, что скажет следователь, лишь бы этот кошмар поскорее закончился. Он чувствует полную беспомощность и неспособность хоть как-то влиять на ситуацию, а потому со всем соглашается, все подписывает – словом, ведет себя как кролик перед удавом.

Ему кажется, что отмалчиваться или уходить от вопросов бесполезно – «им уже все известно». Руководствуясь сиюминутным страхом, он отвечает по принципу «все, что было не со мной, помню», описывая события максимально подробно и упоминая даже те детали, о которых знает только понаслышке.

А после допроса удивляется, как такое могло произойти: «Я же разумный человек! Я должен был понимать, что по большому счету мне ничего не угрожает! И чего я так боялся?!»

Приятель

Помощник генерального директора – женщина обаятельная, легко располагающая к себе людей, – старается перевести допрос в формат дружеской беседы. Делает все, чтобы понравиться следователю и установить с ним личный контакт. Ей кажется, что стоит только найти общий язык – и ситуация разрешится сама собой.

Нащупав общие интересы, она начинает по-дружески говорить об отдыхе, приглашает на дачу, предлагает порыбачить у них на озерах, т. е. ведет себя так, как будто планирует с собеседником длительные личные отношения. При этом щедро делится деловой информацией, которую считает достоверной и безопасной.

Она настолько включается в ситуацию дружеского общения, так старается стать «своей в доску», что не может остановиться. И после допроса, уже получив отметку в пропуске, добивается того, чтобы вернуться назад: «Я еще кое-что вспомнила…

» В результате непринужденная и, казалось бы, безобидная беседа затягивается и «симпатяга» незаметно теряет бдительность, начинает говорить лишнее, подставляя под удар и себя, и руководство компании.

Что объединяет описанные варианты поведения? То, что люди, впервые сталкиваясь с допросом, неадекватно оценивают ситуацию.

Стремясь снять неопределенность и снизить тревожность, вызванную совершенно новым опытом, они неосознанно включают защитные механизмы и переносят допрос из категории непривычного, проблемного и даже опасного в разряд знакомого и понятного – превращают его в исповедь, состязание, экзамен или дружескую беседу.

И, соответственно, актуализируют в себе те качества, которые обычно приносят им успех, помогают быть эффективными в подобных обстоятельствах, начинают играть привычную для них, но не отвечающую требованиям момента роль. Более того, они и следователю приписывают другую роль.

Одни видят в нем строгого экзаменатора, другие – экзекутора, третьи – конкурента, четвертые – «доброго малого»… Люди как будто забывают, что допрос – ситуация строго регламентированная, где следователь главное действующее лицо, а все остальные – источники информации.

Желание понравиться, угодить, получить одобрение или «быть на высоте» приводит к тому, что человек говорит много лишнего, ненужного, не имеющего прямого отношения к делу. Вместо того чтобы как можно быстрее «отстреляться», затягивает процедуру, создает проблемы и себе, и коллегам и тем самым лишь усиливает стресс.

Источник: https://www.vedomosti.ru/management/articles/2011/02/03/ostorozhno_dopros

Хитрые уловки следователей: к чему готовиться предпринимателям?

Бизнесмен VS следователь. Шесть сценариев допроса

Как вы считаете, дорогие читатели, насколько опасно в нынешние времена заниматься бизнесом? Насколько спокойно будет чувствовать себя предприниматель, если его дела, что называется, «пойдут в гору»? Уже более 25 лет Россия пытается наладить механизм рыночных отношений, ежегодно протягиваются новые «пряники» от государства для тех, кто хочет открыть свое дело. Куда ни глянь – везде или ИП, или ООО. Вот именно этим владельцам салонов красоты, интернет-магазинов, ларьков у метро, ателье мод не страшно? Мы почему-то считаем, что нет, но только до тех пор, пока ими не завладевает непреодолимое желание зарабатывать существенно больше относительно тех доходов, к которым они привыкли. Что они делают? Правильно: начинают искать пути «обогащения», ограничиваясь, правда, банальным воровством. В магазине «не довесили», в салоне красоты «зарядили», в ателье мод «приукрасили». Вся эта житейская суета, как правило, заканчивается тогда, когда приходится иметь дело с правоохранительными органами… Давайте разберем несколько наиболее популярных вариантов развития событий в разговоре со следователем. Как верно подметил наш клиент по услуге «Аренда 1С Предприятие»: «От тюрьмы и от сумы»… Ну, вы поняли…

«Ты знаешь, за что тебя взяли»…

Ситуация, когда к тебе в кабинет приходит «плотный» мужчина в кожаной куртке, просит «пройти» с ним в неизвестном направлении, согласитесь, крайне волнительна и неприятна.

Даже в том случае, если тот же индивидуальный предприниматель с годовым оборотом не более одного миллиона рублей не совершал ничего противоправного, исправно вносил деньги в фонды за одного-единственного сотрудника, а также честно нес бремя «упрощенки», у него все равно в голове возникнет множество вопросов: «Почему я»? «За что»? «Что им от меня нужно»? Эффект неожиданности, состояние неопределенности усугубляют эмоциональную составляющую этого момента и у многих на этом этапе начинается «мандраж». В общем-то, этого и добивался следователь, когда «невзначай» посетил нашего ИП. Что происходит дальше? А дальше все «по Станиславскому»: кабинет, стол, стулья, толстая папка «Дело» и ощущение того, что следователь здесь – хозяин положения. Если у представителя правоохранительных органов есть реальные подозрения в адрес предпринимателя, или же он может быть фигурантом какого-то другого дела, то следователь начнет задавать ему вопросы, но прежде выполнит еще один реверанс в сторону подозреваемого. Звучит это примерно следующим образом: «Так, Пал Палыч, сам расскажешь или выбивать показания будем? Ты пока подумай… Хорошо подумай»… В этот момент следователь выходит из кабинета, оставляя нашего героя на чужой для себя территории с кучей разрозненных по своему содержанию вопросов. Именно состояние растерянности, страха и неопределенности станут твердой почтой для сыщика выведать нужные сведения. В данном случае, рекомендуем всем уяснить одно важное правило – необходимо оставаться твердым, как скала, на закрытые вопросы отвечать только «Да» или «Нет», от открытых вопросов стараться уходить. Помните, что российское законодательство предполагает проведение допроса без перерыва не более 4 часов подряд и не более 8 часов в течение дня. Следователь сам устанет вас мучить.

«Подумай о семье»

Семья – это главное в жизни человека, кто бы и что там ни говорил. Того же мнения, хотя бы в рамках допроса, придерживаются и следователи. Понимая, что человек на допросе находится в крайне уязвимом положении даже с наличием неопровержимого алиби, все равно пытаются «разговорить» человека, указывая на ключевые аспекты его жизни. Диалог здесь может быть такой:

– Пал Палыч, ты разве не понимаешь, во что ты «вляпался»?

– Нет, не понимаю.

– Не понимаешь? Так я тебе объясню… За мошенничество тебе грозит до 7 лет колонии. Чистосердечное признание и работа со следствием помогут тебе, можешь претендовать на условное наказание… Подумай о семье, ты же ведь у них единственный кормилец…

Пожалуй, в этой ситуации можно и нужно пойти навстречу следствию, если действительно имело место реальное мошенничество, т.к. это может существенно помочь в будущем. В идеале, здесь не помешал бы диалог с адвокатом, т.к. его советы должны помочь выстроить линию защиты на суде.

Однако следствие не грешит делать такие предложения заведомо невиновным людям, изъявляя желание повесить на них очередной «висяк» (дело, которое в силу отсутствия доказательной базы, долгое время находится в состоянии открытых).

Другими словами, найти в виде нашего предпринимателя виновника совершенно другого преступления. В специфических кругах это называется «беспределом», и нашему герою очень важно здесь не допустить роковых ошибок.

Если вы знаете, что вашей вины ни в чем нет, не идите ни на какие уговоры, не поддавайтесь психологическому давлению, даже если в речи сотрудника правоохранительных органов будут звучать слова о семье. Все это – очередная уловка, только из всего.

Читайте статью: «Что делать, если налоговики стучатся в квартиру»?

«Хороший и плохой полицейский»

Доподлинно неизвестно, где впервые было использовано это выражение, но, подозреваем, что его суть не менялась многие десятилетия. Как это работает? «Добрый» следователь склонен сочувствовать тому, с кем ему приходится разговаривать.

Он сокрушается, насколько жизнь несправедливо обошлась с предпринимателем, что в России честно бизнес вести нельзя и что ему ничего (к сожалению) не остается делать, как вести сейчас допрос. По сути, данная тактика сводится к тому, чтобы все негативные действия переложить на некую абстракцию (жизнь, государство, события, экономику) и т.д.

При этом он сам должен оставаться «хорошим» в глазах допрашиваемого. В теории, этот метод должен ослабить бдительность человека, и у него должно появиться желание «что-то рассказать», не чувствуя опасности. Вариант с «плохим» полицейским – прямая противоположность. Здесь имеют место быть резкие перепады в тональности разговора.

Кажется, что вот-вот закричит, далее следуют чуть ли не угрозы «расправы», «пожизненного заключения», слышатся слова: «Ты вообще понимаешь, что ты наделал»?! В дополнение к этой картине может быть невольно брошена какая-нибудь папка на стол, удар кулаком об стену и что-нибудь еще из этой же серии.

Самая большая беда заключается в том, что оба полицейских умудряются жить в одном лице и в рамках одного допроса. Самое лучшее «лекарство» – не давать повода для эмоций. Если на вопросы и реплики «плохого» полицейского вы отвечали лаконично, то и «хорошему» отвечать нужно точно также.

Помните, что Конституция гарантирует право каждому не давать показания против самого себя или же близких родственников. По подсказке пользователя услуги «1С Онлайн», речь идет о статье 51 Конституции Российской Федерации.

«Задушевный разговор»

Следователи – тоже люди, и у них бывают как благоприятные, так и неудачные дни в работе. Если все вышеперечисленное не сработало с допрашиваемым, значит, ему пришлось изрядно «попотеть».

Одно из того немногого, к чему он еще может прибегнуть, так это «разговор по душам».

Эта техника отлично работает в России хотя бы по той причине, что наш человек в силу нехватки «настоящего» разговора готов рассказать многое о себе, о своих знакомых и близких, если его к себе расположить.

Здесь обычно поднимаются философские темы, обсуждение каких-нибудь не относящихся к делу событий, рассказы о детстве, о здоровье и т.д. К сожалению, эта техника позволяла «надавить» впоследствии на самых стойких предпринимателей, после чего они охотно шли на сделку со следствием. Примерный диалог может звучать так:

– Ладно, Пал Палыч, уморился я с тобой разговаривать. Не хочешь раскаиваться, Бог с тобой. Ты лучше скажи, ты же ведь родом из Челябинской области? Мой дед оттуда. Я когда маленький был, часто туда к нему в дом ездили. Там, знаешь, природа такая, не то что здесь… Бывало, мальчишками в лес бегали ягоды собирать, а там зверей столько разных… Ты видел, какие там красивые озера?!

– Да, еще бы… Тут таких, к сожалению, нет. Мы тоже по молодости любили в них купаться, на рыбалку, бывало, ходили…

– А какой у тебя был самый крупный улов?

– О, не поверите! Окунь десятикилограммовый на крючок однажды попался!

– Невероятно! А ты расскажи! Тебе чай налить?

Долго может длиться такой разговор. Здесь уж наш предприниматель такие истории вспомнит, столько «с огоньком» расскажет, что как бы потом об этом не пожалел. Следователь – человек хитрый, может ловко обыграть факты из прошлой жизни и наложить их на текущие реалии.

После «доверительного» разговора обычно сложно отказывать – это элементарная психология. Рекомендуем нашим читателям в похожей ситуации особо не вдаваться в подробности своей прошлой жизни, а также очень аккуратно давать оценку событиям, не относящимся к первоначальной теме разговора.

Главное понимать, что сотрудник правоохранительных органов не пытается с вами подружиться. Он всего лишь делает свою работу и не более из того.

Выводы

Исходя из всего вышеизложенного, мы делаем вывод, что в диалоге со следствием нужно быть предельно корректным, вежливым и «несловоохотливым». Эмоции – ключевой рычаг воздействия на человека.

Каждый выпад со стороны следователя в адрес допрашиваемого – это желание вызвать импульсивную реакцию, ему с ней легко работать. Когда человек «ни рыба, ни мясо», то здесь все гораздо сложнее.

Имейте это в виду.

Благодарим за внимание.

Источник: https://scloud.ru/blog/khitrye_ulovki_sledovateley_k_chemu_gotovitsya_predprenimatelyam/

Допрос следователя УПК: Какие вопросы задают следователи

Бизнесмен VS следователь. Шесть сценариев допроса

Допрос является следственным мероприятием, на котором получается и фиксируется полученная информация по определенному уголовному делу. Проводиться он исключительно уполномоченным лицом, основанием по правилам и требованиям к проведению процессу является закон, в уголовно-процессуальном кодексе указывается установленный порядок действий.

Подробнее о допросе следователя УПК

Он осуществляется на основании открытия дела, которое имеет уголовное направление. Проводит его следователь, который занимается расследованием, также он может быть перепоручен органу дознания.

Сначала следователь осуществляет оперативно-розыскную деятельность, просматривает все имеющиеся материалы и проводит опрос для сбора дополнительной информации.

Регулируется действие законодательством РФ, а именно статьей об оперативной деятельности.

Различие между данными действиями в том, что они регулируются различными статьями, а людям не присваивается статус, указываемый в ходе процесса.

Допрос следователя УПК распространяется на определенных участников происшествия:

  • Люди, которые пострадали от неправомерных действий;
  • Человек, которого подозревают;
  • Участника, проводившего лицензированную экспертизу;
  • Остальные специалисты, если таковые имеются;

Существуют определения по мероприятию, так, например, свидетеля и пострадавшего допрашивают для добычи любой информации, несшей пользу по происшествию, по которому следователь осуществляет оперативно-розыскную деятельность.

Что касается подозреваемого и обвиняемого, то здесь работа проводиться по существу имеющихся подозрений по конкретному преступлению.

Эксперты и специалисты представляют данные по проведенной работе, которая требует специализированных знаний в определенной области, уточняют информацию, представляя доказательства ее правдивости.

Важно знать, эксперт должен иметь лицензию на проведение исследований и предоставление официальных заключений. В противном случае, он не может выступать в качестве допрашиваемого в розыскной деятельности, а затем предоставлять данные в судебном органе.

Права и обязанности всех участников

Требуется понимать, что при участии в розыскной деятельности, каждый человек имеет определенные права, установленные законами Российской Федерации. Дача показаний может осуществляться на том языке, которым хорошо владеет опрашиваемый, при этом следователь обязан предоставить переводчика в случае иностранного языка. Помощь специалиста должна оказываться в бесплатном порядке.

При возникновении вопросов по выполнению работы переводчиком, допрашиваемый имеет право отказаться от данного специалиста и потребовать другого. Если замечено бездействие следователя ГСУ или его незаконное поведения в процессе розыскной деятельности, есть возможность подачи жалобы, заявления ходатайства.

Важно помнить, при обнаружении фактов, которые приводят к нарушению законов со стороны следователя ГСУ, требуется действовать в незамедлительном порядке. Не нужно бояться, так как бездействие тоже наказуемо.

Человек, который вызывается в следственный комитет, имеет право на представление документов и записей, подтверждающих оглашаемую им информацию. Все бумаги в обязательном должны быть приобщены к протоколу для учета их в деле. Участник может предварительно перед подписанием подробно изучить допрос и при наличии несоответствий указать на них уполномоченному лицу.

Свидетель с потерпевшим могут полностью отказаться от представления показаний при нарушении их прав. Если требуется предоставлять сведения, работающие против нег самого или его близких родственников. В случае с подозреваемым или обвиняемым, закон представляет право отказа от дачи показаний при отсутствии на то серьезных причин и без объяснения обстоятельств.

Все участники могут привлечь в качестве своего представителя лицензированного юридического консультанта. При отсутствии возможности оплаты услуг адвоката, государство обязано его представить в бесплатном порядке. При неявке государственного юриста, нарушаются права человека на защиту.

Допрашиваемый не имеет оснований для фиксации процесса, например, его записи на диктофон, но законодательством не запрещается данное действие, по желанию участника. Рекомендуется заранее подготовиться к данному процессу, распечатав текст показаний.

На что имеет право следователь?

Есть определенные обязанности у уполномоченного лица и права, которые подкрепляются законами Российской Федерации. Следователь может признать необходимость проведения допроса на месте происшествия.

При этом процесс не должен длиться больше четырех часов подряд, обязателен перерыв в один час. Общее время, которое уполномоченный имеет право работать со свидетелями не больше восьми часов вместе перерывом.

Важно, при наличии справок с медицинского учреждения о неблагоприятном состоянии допрашиваемого, установление времени проведения процесса осуществляет врач.

В ночное время суток допрос осуществляется только в исключительных случаях. Требуется знать, что уполномоченное лицо не имеет право применять противоправные действия в отношении человека – это угрозы, насилие и другие незаконные методы. После задержания допрос должен быть проведен в течение суток.

Есть граждане, которые не могут быть допрошены в качестве свидетелей на основании статьи 56 части третьей уголовно-процессуального кодекса. К ним относится адвокат, к которому поступило обращение подозреваемого.

Многие задаются вопросом, а может ли следователь фиксировать процесс на видео или фото. Законом предусматривается обязанность уполномоченного лица в проведении съемки при наличии заявления от допрашиваемого, при этом камера должна быть включена до начала допроса.

Данная запись обязательно протоколируется, в записи указывается время и место съемки, информация об используемом техническом средстве. Требуется подкрепление заявления, которое является основанием проведения съемки.

Стадии проведения допроса

Для того, чтобы вызвать гражданина в следственный комитет отправляется повестка, она имеет определенную форму. При появлении участника допроса, следователь обязан проверить его личность и начать составлять протокол с занесением личной информации об опрашиваемом.

Проведение процесса включает в себя несколько этапов, которые обязательно должен учитывать дознаватель:

  • Для начала заполняется анкетная часть документа, где указываются личные данные человека;
  • Далее осуществляется разъяснение прав, основой являются статьи 307 и 308. Дознаватель предупреждает допрашиваемого о возможной уголовной ответственности при предоставлении ложной информации или отказе от дачи показаний, основанном только на личном мнении;
  • Дознаватель получает и фиксирует информацию в протоколе. Она может быть в виде свободного рассказа, основываться на вопросах-ответах или иметь смешанный тип получения данных;
  • После окончания процесса, протокол предоставляется лицу, с которым беседовал дознаватель, для тщательного изучения. При возникновении у допрашиваемого уточнений, дознаватель обязан их внести в документ;
  • Далее бумага подписывается, тем самым участники процесса дают согласие с тем, что в ней указана достоверная информация. Если гражданин отказывается ставить подпись, следователь обязан внести данную информацию в протокол, которая удостоверяется защитником и дознавателем.

Важно понимать, что проведение допроса должно проводиться исключительно уполномоченным должностным лицом, в противном случае бумага будет признана недействительной и не имеющей юридическую силу в судебном заседании.

Какие вопросы задают следователи?

Оговоримся сразу, что дознаватель не имеет право задавать наводящие вопросы, которые приводят к даче недостоверных показаний.

Он может выбрать любую тактику проведения процесса, имеет право предъявлять гражданину доказательную базу в виде найденных вещей или совпадений. Все должно фиксироваться в протоколе.

Рассмотрим подробнее, какие вопросы задают следователи. Существует определенный перечень вариантов, который подразделяется по действиям:

  • Побуждающий, способствует активизации свободного рассказа;
  • Направляющий позволяет исключить возможные отклонения от сути дела;
  • Уточняющий вопрос используется для четкости формулировки ответов;
  • Напоминающий ориентирует человека в воспоминаниях;
  • Детализирующий и сопоставляющий.

Допрашиваемый должен улавливать то, какие вопросы задают следователи и при обнаружении наводящих вариантов составить ходатайство о нарушении. Делать это требуется под контролем высококвалифицированного юриста.

Советы по поведению на допросе

Существуют определенные рекомендации по поведению себя в данном процессе, так как допрос является важным юридическим моментом. Допрашиваемый должен вести себя корректно, исключить раздражение, проявлять уважение к дознавателю. При возникновении непоняток, желательно переспросить или попросить о переформулировке вопроса.

Важно четко понимать, что представляемая информация должна нести правдивый характер и основываться на личном видении. Допрашиваемый имеет право отказаться от ответов на вопросы, ссылаясь на 51-ю статью Конституции РФ. В конце процесса следует тщательно ознакомиться с протоколом перед постановкой подписи. При выявлении неточностей, требуется ходатайствовать о внесении изменений.

Как вести себя после допроса?

Важно понимать, может ли следователь передать право на проведение процесса неуполномоченному лицу, в этом случае допрос не будет учитываться в судебном заседании. Также следует помнить об обязанностях дознавателя в разъяснении прав и предоставлении адвоката по требованию. При нарушениях пишется жалоба в соответствующую инстанцию.

Дознаватель имеет право вызвать гражданина на повторный допрос, количество которых не ограничивается законодательством Российской Федерации, для уточнения деталей или при возникновении новых обстоятельств в деле.

При выявлении противоречий между имеющимися показаниями на основании постановления следователя проводится очная ставка.

Также возможна выемка документации, проведение дополнительных экспертиз и исследований.

Если на основании постановления следователя расследование возобновляется, то все участники процесса подвергаются повторным допросам и экспертизам.

Допрос в судебном заседании

Данное мероприятие имеет ряд отличий от предварительного процесса.

Схожесть имеется лишь в том, что вызванные участники процесса в обязательном порядке предупреждается об ответственности за ложные показания и отказ от свидетельствования по непонятным причинам.

Допрос осуществляется судьей, адвокатом и обвинителем. Отличительной особенностью является наличие других лиц на процессе, что оказывает психологическое давление на человека.

Важно понимать, что первой стороной, которая задает вопросы, является та, что ходатайствовала о вызове свидетеля на судебное заседание. Судья вступает в данный процесс уже после выступления обеих сторон.

Он уточняет полученную информацию и анализирует данные.

Судебным органом может вынесено решения о проведении процесса в режиме видеоконференции, но этот метод используется только в крайних случаях и при наличии медицинских показаний к постельному режиму свидетеля, который должен появиться в суде.

На практике использование специализированной техники для видео-конференции не применяется, так как судья имеет право оглашать показания свидетеля самостоятельно.

Главное понимать, что неявка в судебное заседание должно основываться на уважительной причине с подкреплением подтверждающих документов.

При халатном отношении к решению суда о вызове гражданина на заседание, суд имеет право наложить штрафные санкции на лицо за игнорирование решения судебной инстанции.

Весь судебный процесс протоколируется в обязательном порядке секретарем судьи. После окончания заседания в течение трех суток должна быть подготовлена бумага, копию протокола предоставляют только по ходатайству и за счет требователя.

Вывод

Допрос – это серьезный процесс, который может повлиять на психологическое состояние человека. Важно понимать свои права, действовать в рамках законодательства и вести себя естественно.

При возникновении проблем со следственными органами – это давление, физическое насилие, требуется обратиться к юридическому консультанту за помощью.

Не следует бояться дознавателя и умалчивать о проблеме.

Важно! По всем вопросам следствия и следственных действий, если не знаете, что делать и куда обращаться:

Звоните 8-800-777-32-63.

Или можете задать вопрос в любом сплывающем окне, для того, что бы юрист по вашему вопросу смог Вам максимально быстро ответить и проконсультировать.

Юристы по уголовным вопросам, и адвокаты, кто зарегистрирован на Российском Юридическом Портале, постараются Вам помочь с практической точки зрения в сложившемся вопросе и проконсультируют Вас по всем интересующим вопросам.

допрос следователя упк вопросы задают следователи

Источник: https://jur24pro.ru/sotsialnye-programmy/dopros-sledovatelya-upk-kakie-voprosy-zadayut-sledovateli-261882/

«Я вдруг вспомнил» В Орле в суде по делу Доброхвалова у следователя выпытывали, зачем он возбудил дело «не по той» статье

Бизнесмен VS следователь. Шесть сценариев допроса

Заседание по делу майора Доброхвалова и его подельника, бывшего оперативника Дмитрия Борисова 6 декабря началось, как и ожидалось, с допроса следователя отдела по расследованию особо важных дел орловского управления СКР Валерия Герасименко.

На прошлом заседании понятой Сергей Ляскин, участвовавший в ОРМ в качестве понятого незадолго до задержания полицейских, заявил, что в СК его не допрашивали, несмотря на наличие протокола допроса; более того, Ляскин не узнал свои подписи, заявив, что они лишь похожи на оригинал.

Тогда адвокаты подсудимых, усомнившись в подлинности протокола допроса и, очевидно, заподозрив следователя в его фальсификации, заявили ходатайство о проверке этого обстоятельства. Суд решил вызвать самого следователя.

Молодой, но опытный Валерий Герасименко, известный также по делу экс-начальницы УКХ Орла Екатерины Стрелец, пришел на заседание в уставной форме.

Заняв место за трибуной, он сразу же заявил, что Ляскина допрашивал, но из-за большого объема работы он просто физически не может вспомнить, когда конкретно это было. Герасименко подробно объяснил суду, как осуществляется вызов свидетелей на допрос, а также, каким образом они проходят через пропускную систему.

По его словам, пропуск оформляется не всегда: в целях ускорения процесса иногда следователь сам спускается за свидетелем и проводит его без оформления документов.

– Может ли быть такое, что протокол допроса вами был изготовлен заранее, а свидетель просто его подписал? – поинтересовался у следователя гособвинитель Сергей Теслов.

– Нет, – прямо ответил Герасименко. То же самое он ответил и на вопрос о возможности проведения допроса за пределами служебного кабинета.

Адвокат Доброхвалова Меркулов сказал следователю, что протоколы допросов обоих понятых практически идентичны и спросил, как такое могло произойти. «Как они говорили, так я и записывал», – спокойно ответил Герасименко.

Он также пояснил, что после допроса свидетелям было предоставлено право ознакомиться с написанным, после чего они поставили свои подписи. Далее слово взял подсудимый Дмитрий Борисов. Он поинтересовался у Герасименко, прерывался ли допрос Ляскина, на что следователь ответил отрицательно: не прерывался.

Тогда Борисов заявил ходатайство, в котором просил суд затребовать детализацию вызовов и запеленговать телефон Ляскина. «Свидетель на предыдущем заседании нам говорил, что был в СК, но давно и по-другому делу, а по этому делу на допрос его никто не вызывал. Это позволяет говорить о том, что свидетель, если помнит один вызов, не мог забыть другой.

Поэтому я прошу запросить детализацию, которая покажет, был ли Ляскин в 23 ноября 2021 года в здании СК», – сказал Борисов. Однако почти сразу после этого с места внезапно вскочил сам Ляскин:

– Ваша честь, я вдруг вспомнил, я был там! – чуть ли не крича заявил свидетель. – Абсолютно 100% я был на допросе. Я увидел следователя в коридоре, и узнал его, я вспомнил, что он меня допрашивал. Если хотите, можете запрашивать детализацию, она все подтвердит

Тут уже удивилась председательствующая по делу Ираида Емельянова.

– А почему вы на предыдущем заседании говорили, что не были на допросе? – поинтересовалась она.

– Я говорил, что не помню, – ответил Ляскин. – Понимаете, столько всего навалилось. Но сейчас я абсолютно уверен в том, что меня допрашивали.

Это было последнее, о чем сказал свидетель, так как после этого – о нем забыли. Поспособствовал этому адвокат Меркулов, который зачем-то решил, раз уж следователь пришел, – проверить законность возбуждения расследуемого дела в принципе.

То, что дело прошло главное управление СКР, было утверждено Генпрокуратурой РФ, а также попало на рассмотрение в суд по существу, – его не смутило. Вдруг все-таки незаконно? Впрочем, суд все же позволил адвокату задать свои вопросы.

А Меркулов и спросил прямо в лоб: почему при наличии рапорта об обнаружении признаков состава преступления по статье 159 УК РФ («Мошенничество»), дело Герасименко возбудил по статье 290 УК РФ («Взятка»). И самое удивительное, что этим на секунду заинтересовался и гособвинитель, также поддержавший вопрос.

И здесь следует напомнить, как развивались события. 14 июля 2021 года Доброхвалов и Борисов были задержаны при получении денег сотрудниками ФСБ. Далее, 15 июля, Следственный комитет возбудил дело именно по статье 159 УК РФ.

В тот же день Доброхвалов был задержан на 48 часов, а 16 июля следствие намеревалось выходить в суд с ходатайством о его аресте. Однако уже вечером 15 июля прокурор Орловского района Евгений Коротких отменил постановление о возбуждении уголовного дела по статье 159 УК РФ, и Доброхвалова выпустили из ИВС.

Позже пресс-служба прокуратуры Орловской области распространит пресс-релиз, в котором заявит, что следователи, дескать, неверно квалифицировали деяния задержанных, после чего ведомство обязало СК возбудить дело по статье 290 УК РФ. А в это время Доброхвалов две недели будет ходить на свободе. Однако в итоге в суд дело пошло именно по статье 159 УК РФ, и именно 159 статью утвердила Генеральная прокуратура.

Конечно же, в суде Валерий Герасименко всего этого рассказывать не стал, зачем, все всё и так знают. Он ограничился лишь тем, что отметил, что действовал-де в рамках своих полномочий. Некоторые вопросы снял уже суд, после чего допрос следователя был завершен

Последним, кто был допрошен в первой половине дня, стал еще один понятой, студент ОГАУ Максим Александров. Он присутствовал при осмотре места происшествия, то есть – при осмотре автомобиля в парке Горки, в котором были обнаруженные переданные Доброхвалову и Борисову 1,7 млн рублей.

Александров вместе со своим другом находились на улице, когда к ним подошли сотрудники ФСБ и предложили поучаствовать в ОРМ. Друзья ответили согласием. Их посадили в служебную машину и повезли в Горки. Кода они прибыли на место, то, по словам свидетеля, первым делом увидели «лысоватого мужчину», которого запомнили как Тильмана.

При них силовики провели осмотр бизнесмена на предмет запрещенных вещей и денег – коих обнаружено не было. Еще через какое-то время Александров и его друг присутствовали при осмотре автомобиля,  откуда, из под водительского сидения, на их глазах достали пакет с деньгами.

Также при досмотре присутствовал человек «с поцарапанной щекой», которого опера вытащили из Газели – по всей видимости, речь идет именно о Павле Доброхвалове.

– После этого всего, – поинтересовался у Александрова гособвинитель, – вы судьбу Тильмана, ну, того самого лысоватого мужчины, вы знаете?

– Нет, – усмехнулся свидетель, а потом добавил: – Жив он?

Присутствующие также усмехнулись, но нарвались на суровый взгляд председательствующей. Ираида Емельянова без слов дала понять, что нарушения порядка в зале не потерпит, а испытывать терпение – желающих не нашлось.

Тогда прокурор на всякий случай поинтересовался, нет ли у свидетеля знакомых или родственников в орловском управлении ФСБ. Тот ответил, что нет. «А у вашего друга?» – уточнил прокурор, имея в виду второго понятого.

– По моему мнению, нет, – ответил свидетель. Подумав немного, он добавил: – Но точно я знать не могу. Кто знает, может, он шпион.

Дальше пошли традиционные вопросы о том, допрашивали ли Александрова и, если да, как это было. Молодой человек поначалу уверенно заявил, что его допрашивали в УФСБ. Прокурор, естественно, усомнился, попросил свидетеля назвать, какие объекты он знает возле здания орловского управления.

– Ну…памятник…этому…ну сидит который! – заискивающе взглянул свидетель на прокурора

– Дзержинскому, – снисходительно, по-отечески, кивнул гособвинитель. Затем Теслов на всякий случай поинтересовался, знает ли свидетель, где находится здание СУ СК по Орловской области («что это такое – вы должны знать»), и тогда того осенило:

– На автовокзале вроде! Да, кажется, там я был!

После короткой череды вопросов свидетель вспомнил, что в ФСБ его допрашивали по какому-то другому делу. А показания по данному делу он давал именно в СУ СК. После того, как ему предоставили протокол его допроса со следователем Герасименко, Александров подтвердил, что допрос был и что подписи его.

«А вы раньше со следователем Герасименко не были знакомы?» – уточнил прокурор. «Я и сейчас не знаю, кто это такой», – невозмутимо ответил Александров, и попытался рассказать, как его в прошлом году отчислили из института, но за лето он сумел восстановиться.

Остановить студента пришлось суду, который, выяснив, что у сторон вопросов к нему больше нет, отпустил свидетеля.

Денис Волин

Источник: http://newsorel.ru/fn_318924.html

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.