+7(499)495-49-41

Банковский сотрудник XXI века

Просто гениально: история успеха одного банка

Банковский сотрудник XXI века

Лиана Хазиахметова

Болезнь крупных организаций — скука. К такому выводу пришел автор книги «Просто гениально!» Уильям Тейлор, анализируя причины успехов и провалов компаний, занятых в таком чопорном сегменте, как банковская сфера. На примере британского банка Metro Bank он показывает, что быть не таким, как все, иногда лучше, чем сохранять солидность в ущерб простоте и удобству.

Чем Metro Bank отличается от других банков

Metro Bank — не рядовой пример предпринимательского успеха. До сих пор Англия не видела ни одной похожей финансовой организации. Отделения оформлены ярко и смело.

Стеклянное здание, сверкающее на солнце, с красно-черным интерьером, высокими потолками, серебристыми колоннами больше похоже на лощеный Apple Store, чем на банк.

На плакатах в зале и на экранах банкоматов красуются призывы — скорее лозунги, чем реклама: «Полюби наконец свой банк! Собаки рулят! дети — это круто! долой глупые банковские правила!».

Яркие автоматы по подсчету и обмену мелочи под названием «Волшебные деньгомашины» выглядят как хитроумные устройства Вилли Вонки на его шоколадной фабрике.

Повсюду символ компании — гигантская буква M, которую называют Метроменом. Банковские работники стараются соответствовать духу компании.

Женщины носят красные платья с черными жакетами или черные платья с красными жакетами, мужчины — костюмы с белоснежными рубашками и красными галстуками.

Кто скажет, что это сотрудники банка? Источник

На протяжении многих лет, даже столетий, британскую систему возглавляли пять крупных розничных банков, принимающих потребительские вклады. «Большая пятерка» (гиганты вроде Lloyds, Barclays и Royal Bank of Scotland) имеет огромный вес, но не пользуется любовью у клиентов.

Банки почти не отличимы друг от друга. В отчете лондонской Школы бизнеса имени Джона Касса говорится, что банкам-гигантам принадлежит 77% личных и 85% бизнес-счетов в Великобритании, хотя с 2008-го до середины 2014 года банковская система собрала 21 миллион клиентских жалоб.

Большая пятерка страдает от «нездоровой рабочей атмосферы, царящей здесь долгие годы», — говорится в конце отчета. Сотрудники угнетены, клиенты недовольны, авторитет низкий. Исследовательская группа предупредила: корпоративной культуре «потребуется поколение на очистку».

Metro Bank — прогрессивная альтернатива этой невеселой истории (ключевое слово «история»). Неудивительно, что банк-выскочка, желающий изменить все привычные подходы в отрасли, кажется кичливым, но и неординарным.

Например, в стране с финансовой системой, заслужившей дурную славу из-за ограниченного времени работы банков и бесконечных «банковских выходных», представительства Metro Bank открыты 362 дня в году, двенадцать часов в день с понедельника по пятницу, десять часов в субботу и шесть в воскресенье (филиалы закрываются только на Рождество, Новый год и Пасху).

Кроме того, в отрасли, славящейся длинными очередями и крайне медленной реакцией на запросы, Metro Bank обещает клиентам, что они могут открыть счет и получить активированную дебетовую карту и полный доступ к личному онлайн-кабинету за 15 минут, не заполняя при этом никаких бумажек. Он не взимает комиссию за счета и карты и не жалеет денег на то, чтобы клиентам было удобно (на банковские ячейки и автоматы для подсчета и обмена мелочи, массово исчезнувшие из банковской отрасли во многих местах). Metro Bank открыл первое в истории Великобритании отделение, где водители могут воспользоваться той или иной услугой, не выходя из машины. Это новшество настолько поразило всех, что о нем рассказали по «Би-би-си». Когда в октябре 2015 года открылось второе подобное отделение, восторгов было не меньше.

Но особенно интересно в британской истории Metro Bank то, что эта модель далеко не нова. На самом деле она воплощает успешную бизнес-модель Вернона Хилла, созданную много лет назад в США. Хилл получил благодаря ей общественное признание и, как следствие, состояние.

В 1973 году в возрасте 26 лет Хилл основал Commerce Bank, насчитывавший несколько сотрудников, полтора миллиона долларов капитала и одно отделение в Нью-Джерси.

Спустя 25 лет его за 8,5 миллиарда долларов выкупил канадский TD Bank — после того как Хилл с коллегами построил один из самых узнаваемых брендов финансовых услуг с представительствами от Флориды до Мэна и уверенным присутствием на сверхконкурентном рынке Нью-Йорка.

Как и любая быстро развивающаяся компания, Metro Bank последние пять лет переживает бум найма, формируя команду топ-менеджеров, частных банкиров, коммерческих кредиторов и менеджеров по работе с клиентами непосредственно в отделениях.

Конечно, Metro Bank оценивает кандидатов по знанию товаров, профессиональной компетенции и опыту работы, особенно это касается начальников и специалистов отдела работы с юридическими лицами.

Однако главное для их организации, как объясняет директор по персоналу Metro Bank Даниэль Хармер, «колорит» — явно выраженный энтузиазм, позитивная энергия и приверженность делу. Этим определяется поведение, общение и взаимодействие людей.

В чем секрет успеха metro bank?

В 1980-х годах консультант McKinsey & Company Майкл Ланнинг ввел термин, до сих пор определяющий представление бизнесменов о конкуренции и рынках, а также оценку своего положения по сравнению с конкурентами.

По мнению Ланнинга, успех зависит не только от работы исследователей, передовых технологий, каналов снабжения или продуктивной работы — процессов, происходящих внутри компании.

На поверку успех вращается вокруг того, что происходит с клиентом вне компании, и это не только оптимистичные обещания обслужить, удовлетворить или как-то иначе восхитить их.

Руководству следует подумать о том, что он назвал «предложением полезности», то есть нужно «ясно, просто изложить, какие материальные и нематериальные блага предоставит клиенту компания наряду с ориентировочной ценой для каждого сегмента клиентов».

Спустя тридцать лет после изобретения термина мы живем в мире, где клиенты могут выбирать из как никогда большого количества вариантов, конкурентов все больше, они становятся все более профессиональными.

В этом мире успех зависит уже не только от цены, характеристик и функционала — ощутимой и рациональной экономической пользы, отвечающей потребностям клиентов. Нужны страсть, эмоция, личность — тщательно продуманное предложение полезности.

Ради этого необходимо пересмотреть ожидания клиентов и возможности компаний.

Самые успешные организации — не те, у которых передовые технологии или смелые бизнес-планы, а те, которые претворяют в жизнь самые яркие идеи, создают самый запоминающийся опыт, привлекают самых страстных клиентов и нанимают самых верных союзников. То есть организации, выступающие как заманчивая альтернатива предсказуемому (пусть даже успешному) существующему положению.

Офис Metro Bank. Источник

Иначе говоря, Metro Bank создал то, что специалист по развитию брендов Адам Морган именует «путеводным стилем». Морган потратил годы на изучение компаний, сломавших господствующие нормы и практики в своих отраслях. Эти «протестные» бренды, по Моргану, могут принимать разные обличия, например демократизатора, вольнодумца, дерзкого середнячка.

Но все они придерживаются стратегии, стоящей на четырех опорах. Первая — это взгляд на вещи: «У них особенное видение мира». Вторая — ревностность: «Они ревностно отстаивают свою самость во всем, что делают». Третья — заметность: «Они привлекают, их невозможно не заметить, даже если не смотришь в их сторону специально».

И наконец, у них прочный фундамент: они твердо убеждены, что их место принадлежит только им.

Именно этот путеводный стиль и тщательно продуманное предложение полезности отличают протестные бренды от других зарекомендовавших себя на рынке. Большинство предлагает просто обменять товар на деньги.

Каждый раз, сталкиваясь с ними, вы понимаете, как они видят мир, о чем заботятся, почему их точка зрения важна, как они собираются выигрывать, почему то, что они делают, и то, как они конкурируют, касается вас.

Короче говоря, компании и бренды с путеводным стилем, по словам Моргана, «не пытаются плыть под парусами клиента, а приглашают его встать под свои».

Еще больше историй великих компаний и анализ их успеха в книге «Просто гениально!»

Обложка поста: glassdoor.co.uk

Источник: https://biz.mann-ivanov-ferber.ru/2017/10/04/prosto-genialno-istoriya-uspexa-odnogo-banka/

Программные продукты

Банковский сотрудник XXI века

– Получить единое централизованное решение для многофилиального банка, позволяющее работать в различных часовых поясах 24 часа в сутки 365 дней в году.

– Расширить спектр предоставляемых банковских услуг для всех целевых категорий клиентов: физические лица, средний и малый бизнес, компании и холдинги, банки-корреспонденты.

– Внедрить удобный механизм обслуживания клиентов во фронт-офисах с учетом накопления знания и информации о Ваших клиентах.

– Забыть о рутинной работе своего бэк-офиса путем внедрения сквозных бизнес-процессов и автоматизации узких мест.

– Реализовать современную инфраструктуру обработки банковских документов с удобным интерфейсом поиска данных.

– Увеличить возможности расчетного центра с помощью реализованных механизмов подготовки, маршрутизации и отправки платежных документов во все точки планеты по любым существующим банковским транспортным каналам.

– Оперативно выводить на рынок новый конкурентоспособный банковский продукт или услугу.

– Применять возможности клиентоориентированного сервиса с учетом персонального подхода к клиентам, работы с целевыми аудиториями, предложений дополнительных и взаимосвязанных услуг.

– Получить систему, которая будет развиваться в соответствии с изменениями Вашего бизнеса.

– Стандартизировать бизнес-процессы банка, обеспечить унификацию продуктов и услуг для каждого филиала банка.

– Повысить прозрачность и управляемость, сократить управленческие издержки и риски.

– Минимизировать удельные затраты на поддержку и развитие информационных систем за счёт максимального использования экономии в масштабах банка.

– Приобрести в нашем лице стратегического партнера с опытом работы на банковском рынке с 1990 года.

Мы имеем честь предложить Вам

Централизованную автоматизированную банковскую систему “БАНК 21 ВЕК”, предназначенную для развития бизнеса многофилиального банка любого масштаба и увеличения его конкурентных преимуществ за счет уникальной архитектуры, использования СУБД Oracle и собственных ноу-хау в реализации бизнес-логики системы.

Ключевые особенности системы

– Широта покрытия предметной области.

– Поддержка всех глав плана счетов кредитных организаций, налоговый и управленческий учет. Отчетность по МСФО.

– Единое информационное пространство – единый каталог клиентов и контрагентов, возможность обслуживания в любом филиале, отделении, операционной кассе. Встроенная CRM.

– Возможность получения всей необходимой аналитической информации непосредственно из ЦАБС. Отсутствие необходимости использования всевозможных конверторов для связи с “Хранилищем”. И, как следствие – возможность получения как консолидированной, так и раздельной пофилиальной финансовой и управленческой отчетности в онлайн режиме.

– Обеспечение единых интегрированных каналов продаж (филиалы, отделения, операционные кассы, пункты самообслуживания, Интернет, мобильные телефоны и т.д.).

– Прозрачность межфилиальных расчетов, возможность организации различных схем расчетов (“звезда”, “централизованная” и др.)

– Возможность комбинированной системы построения обработки данных с филиалами – централизованной и распределенной. Ясная и продуманная концепция последовательного перехода структуры банка от распределенной к централизованной с наличием необходимого инструментария.

– Эффективные средства управления правами доступа, разные варианты доступа пользователей к данным в ЦАБС исходя из многофилиальной структуры:

  • один сотрудник – один филиал (по умолчанию для всех пользователей, учитывая персональные настройки доступа),
  •  один сотрудник – один из нескольких филиалов по выбору,
  •  один сотрудник – несколько филиалов с объединяющей книгой лицевых счетов, документов, договоров и т.д.

– Единое администрирование системы. Возможность делегирования определенных прав на места для локальной настройки и ведения своих пользователей в филиале.

– Удобный интерфейс для комфортной работы пользователей, сопряжение с офисными пакетами (MS Office, OpenOffice).

– Масштабируемость системы: “БАНК 21 ВЕК” может работать на любых современных серверах под управлением любой современной операционной системы. В настоящий момент есть успешные внедрения как на серверах класса офисного решения (10-15 пользователей), так и полномасштабные кластерные решения.

– Защищенность от несанкционированного доступа и мониторинг действий каждого пользователя. Разделение функций администратора Системы и администратора безопасности. Возможность использование ЭЦП в технологических процессах.

– Уникальная реализация – возможность одновременной работы пользователей в двухзвенной или трехзвенной архитектуре с web-интерфейсом, используя преимущества той или иной технологии в зависимости от обстоятельств.

– Высочайшая производительность при разумных требованиях к аппаратному обеспечению и каналам связи.

– Сочетание достоинств тиражируемой системы с преимуществами заказного проекта.

– Открытость системы: “БАНК 21 ВЕК” передается с исходными текстами, API и полностью документированной базой данных.

Опыт

В настоящее время ЦАБС “БАНК 21 ВЕК” эксплуатируется в более чем 170 российских банках и дочерних структурах иностранных банков.

Компания имеет большой опыт по поставке отдельных решений и их интеграции с используемыми банком АБС, бизнес приложениями и системами электронной коммерции.

  По данным авторитетных рейтингов, Компания ИНВЕРСИЯ на протяжении последних 5-ти лет входит в число лидеров среди российских разработчиков и поставщиков программного обеспечения для финансово-кредитных организаций и опирается в своей деятельности на стабильно растущую клиентскую базу.

Клиенты

Банки, воспользовавшиеся преимуществами, предлагаемыми ИНВЕРСИЕЙ: АЛЬФА-БАНК, БАНК ИНТЕЗА, БАНК МБА-МОСКВА, БАНК МОСКВЫ, БНП ПАРИБА, ВТБ 24, ГЛОБЭКСБАНК, ЕВРОФИНАНС МОСНАРБАНК, КОММЕРЦБАНК (ЕВРАЗИЯ), КРЕДИТ ЕВРОПА БАНК, КУБАНЬ КРЕДИТ, МСП БАНК, НОРДЕА БАНК, ПЕРЕСВЕТ, РОССИЙСКИЙ КАПИТАЛ, СОВКОМБАНК, ТИНЬКОФФ БАНК, УБРиР, УРАЛСИБ, ЭЙЧ-ЭС-БИ-СИ БАНК (РР), ЮНИКРЕДИТ БАНК.

Контактная информация

Компания ИНВЕРСИЯ Россия, 115230, Москва, Каширское шоссе, д. 13Б Телефон: (495) 721-19-57, факс: (495) 721-19-58

mail@inversion.ru,  www.inversion.ru

Источник: http://www.inversion.ru/programs/?r627_id=1

Банковский сотрудник XXI века

Банковский сотрудник XXI века

Одна из немногих высокотехнологичных отраслей, переживающая бурный рост в России, уверенно выходящая на внешние рынки. Многократный рост экспорта за последний год говорит сам за себя. О текущем положении и перспективах отрасли, долгое время остававшейся недооцененной банками мы беседуем с коммерческим директором ЗАО «САГА Технологии» Оксаной Калашниковой.

НБЖ: Оксана Александровна, как давно ваша компания присутствует на рынке?

О. КАЛАШНИКОВА: С начала гооб года. Нам пошел седьмой год. Но костяк команды начинал формироваться на рынке электронных платежей еще в госл году. Фактически мы стояли у самых истоков рынка платежных терминалов.

НБЖ: Всем приходится с чего-то начинать. С чего начинали вы?

О. КАЛАШНИКОВА: С развития самого направления. Людям приходилось объяснять, что такое платежные терминалы и для чего они нужны. Что платежный терминал – это единица бизнеса, каждый установленный терминал приносит доход.

Первыми откликнулись индивидуальные предприниматели Они создавали сети из двух-трех устройств. Так шла апробация идеи на практике. Дальше было уже проще – мы отталкивались от готовых примеров, от конкретных, уже функционирующих сетей ИП.

К концу 2008 года начала формироваться законодательная база по платежным терминалам. И тогда же произошел перелом в отношении к этим устройствам – ими заинтересовались банки. Любая наличность, движение денежных средств – это все-таки банковская сфера Через терминалы же, даже на уровне микроплатежей, проходили существенные объемы наличности, минуя банки.

НБЖ: Получается, в России рынок терминалов зародился в 2006 году?

О. КАЛАШНИКОВА: Да. Хотя идея возникла еще в 2001 году, но в гооб году мы пришли на совершенно новый и неразвитый рынок, находящийся в зачаточном состоянии. У небольшой группы людей была концепция, понимание, что такое моментальные платежи и для чего они нужны. Именно в 20о6 году начался взрывной рост этого рынка.

НБЖ: Опирались ли вы в данном случае на западный опыт или на собственные аналитические разработки? Как пришла в голову такая идея – заняться производством терминалов?

О. КАЛАШНИКОВА: Терминалы – это исключительно российская разработка, российское ноу-хау. Сейчас на Западе это направление только начинает развиваться. И они смотрят на нас, перенимают наш опыт, применяют его у себя.

Что же касается возникновения идеи… Ранее существовали пункты приема платежей с живым кассиром Они и преобразовались в терминалы. Поставить один терминал на одном квадратном метре дешевле, чем на го квадратных метрах разместить защищенную кассу с кассиром. Идея заключалась в автоматизации приема платежей. Кроме того, исключался человеческий фактор.

А ведь терминалы – это не только оплата сотовой связи. Очень быстро стало ясно, что для банка это одновременно и увеличение точек присутствия, и возможность существенно расширять список предоставляемых услуг, развивать банковские продукты.

Для примера возьмем кредиты Чем больше банк приобретает терминалов (брендирован-ных точек присутствия), тем большую возможность имеют клиенты погасить кредиты в шаговой доступности. И не только наличными, но и с помощью банковской карты.

Происходит меньше просрочек по платежам, а в конечном итоге благодаря простоте и удобству работы с банком растет лояльность клиентов и число обращений в банк за теми же кредитами.

По своей сути терминал – это автоматизированная касса, принимающая деньги, наличные или электронные, для пополнения банковского счета и для оплаты услуг.

Кроме того, люди, осуществляющие наличные микроплатежи, – это новая банковская клиентура, ранее с банками не работавшая и державшая свои сбережения «под подушкой».

Этих клиентов много – не менее 120-140 млн человек, включая трудовых мигрантов.

НБЖ: Почему именно этот сектор рынка? Компания-вендор, производство полного цикла, конструкторское бюро, металлообработка, собственное программное обеспечение Почему, в конце концов, не ресторанный бизнес, например?

О. КАЛАШНИКОВА: Почему не ресторанный бизнес? Наверное, потому что мы в нем ничего не понимаем. Если серьезно, то, во-первых, наше направление – это российское ноу-хау, что само по себе вдохновляет. Во-вторых, у него очень серьезные перспективы.

На сегодняшний день существует оборудование, которое может принимать и выдавать наличность.

Это могут быть автоматизированные обменные пункты, комплексы по продаже билетов, информационные гиды, терминалы с возможностью заказа товаров или услуг (и их оплатой на месте), вызова такси, да даже просто распечатки карты – хоть метрополитена, хоть района города, в котором находится пользователь. У нас есть и такие устройства.

Собрались люди технически грамотные, способные организовать, развернуть производство и управлять им, люди, которые умеют продавать, знают финансовые рынки, готовы пробовать что-то новое… Да, возможно, это сложно, тяжело, но мы не боимся. Нам это интересно.

И потом, мы чувствуем и рост рынка, и свой собственный рост. Начав с нуля, первыми среди производителей подобного оборудования мы стали серебряными партнерами Microsoft и платиновыми партнерами Asus.

НБЖ: Хотел спросить: девушке сложно управлять компанией, имеющей производство вплоть до металлообработки?

О. КАЛАШНИКОВА: Сейчас я над этим уже не задумываюсь. Это давно стало моим образом жизни – все, что связано с металлом, техникой, электроникой. Я в этом живу, развиваюсь и не представляю себя в чем-то другом, хотя образование у меня юридическое. Но это в работе только помогает. И потом, я не одна, у нас сильная, молодая и талантливая команда.

НБЖ: Конкуренция в этом секторе рынка велика?

О. КАЛАШНИКОВА: Был определенный промежуток времени, когда компании, которые преподносили себя как производители терминалов, росли как грибы после дождя. До гоо8 года таких компаний насчитывалось, наверное, несколько сотен – терминалы собирались чуть ли не в каждом гараже.

Во время кризиса произошло резкое сокращение числа производителей платежного оборудования. В первую очередь, естественно, за счет «гаражных» фирм. В кризисное время люди стали более критично подходить к выбору поставщика. В «гаражный кооператив», который существует полгода, деньги уже не несли.

Да, оборудование проще и дешевле (у нас были прецеденты, когда клиентам предлагали терминалы стоимостью дешевле наших), но его надежность значительно ниже. Никакой гарантии существования этого «кооператива» на протяжении следующего полугодия или даже месяца не было.

Следовательно, никаких гарантий работоспособности оборудования.

Кстати, сейчас на рынке в низкой ценовой категории «гуляет» достаточно таких терминалов из прошлого, перекупленных, «на коленке» исправленных, перекрашенных и выдаваемых за новые. Но если вам предлагают квартиру в центре Москвы за 5 млн рублей вместо 20 млн рублей, наверное, это повод задуматься о чистоте сделки.

НБЖ: Сколько у вас сейчас реальных конкурентов?

О. КАЛАШНИКОВА: На сегодняшний день серьезных конкурентов, которые действительно производят и поставляют оборудование, у нас 5-6. Но нужно учитывать, что на нашем рынке тоже есть специализация, и каждая из этих компаний сильна в своей сфере. Мы входим в пятерку производителей, по некоторым показателям мы первые, по некоторым, возможно, пятые.

Например, по такому показателю, как количество банков-клиентов, мы первые. А по количеству проданных терминалов мы, наверное, вторые. Оговорюсь, что существует ряд компаний, которые ставят вендинговые аппараты, кофе-машины, снековые автоматы и т.д. Если суммировать и их, то мы отодвинемся на третье место. Но такие компании имеют меньшие позиции в банковской сфере.

НБЖ: Готовясь к интервью, в деловой прессе я встретил мнение, что рынок платежных терминалов перенасыщен и задыхается.

О. КАЛАШНИКОВА: Еще два-три года назад рынок был насыщен платежными терминалами, которые принадлежали частным предпринимателям. Банки же контролировали не более 5 процентов рынка.

Какие изменения произошли в последние годы? Первое – это кризис. Второе – совершенствование законодательства. С 20Ю года все платежные терминалы, кроме банковских, должны быть оснащены фискальным регистратором. В итоге мы получаем значительное количество оборудования, устаревшего и физически, и морально, да еще и лишенного подчас сервисного обслуживания.

Не стоит забывать, что терминалы приобретают новый вид, новый функционал, на смену аппаратам по приему платежей приходят терминалы cash-in/ cash-out. В связи с тем, что в расчетах возрастает роль монеты, они оснащаются монетоприемниками, банковской запечатанной кассетой для монет, добавляется возможность работы с банковскими картами, возможность сканирования штрих-кодов и многое другое.

Наконец, наблюдается серьезный рост заинтересованности банков. Сейчас их роль в этом секторе приближается к 20-30%. Но банкам не нужны старые терминалы, требуется оборудование современное и по функционалу, и по дизайну, способное стабильно и бесперебойно работать годами, достойное имиджа банка и вызывающее доверие клиента.

Рынок объективно перетекает к банкам, и процент их участия в этой сфере только растет.

Московский кредитный банк одним из первых (наравне со Сбербанком) пришел к пониманию, что развитие терминалов стоит за банками, это единица банковского оборудования, которая приносит банку ликвидность, узнаваемость, увеличивает количество точек присутствия.

Промсвязьбанк, также наш клиент, разработал стратегию развития этого направления и сейчас начинает разворачивать сеть терминалов. О каком перенасыщении может идти речь? В банковском секторе нашего рынка наблюдается бурный рост.

НБЖ: У вас есть региональные представители и отделения?

О. КАЛАШНИКОВА: С гооб года мы поставляем оборудование в регионы. С этим, кстати, связано очень трепетное отношение нашей компании к отделу технического контроля. Терминалы, которые собираются здесь, в Москве, должны доехать до любой точки России и точно так же годами стабильно функционировать. К оборудованию при тестировании предъявляются очень жесткие требования.

У нас есть партнерские компании в регионах. Существует система гарантийного обслуживания – как дистанционная, так и с выездом на место в любую точку России.

Кроме того, при крупных сетях терминалов – от 500 и выше – как правило, существует свой штат технических специалистов.

У нас есть специальная услуга по обучению и сертифицированию специалистов клиента. Для банков эта услуга безвозмездная.

НБЖ: Скажите, банкоматы – это ваш технический конкурент или параллельная ветвь развития банковского оборудования?

О. КАЛАШНИКОВА: Изначально терминалы не воспринимались как конкурирующее с банкоматами оборудование. Однако техника не стоит на месте, мы уже говорили о том, сколь серьезно возрос функционал нашей продукции.

Конечно, терминал будет иметь меньшие кассеты выдачи купюр, меньшую степень ванда-лостойкости. Именно поэтому он и будет называться терминалом cash-in/cash-out, а не банкоматом. И стоимость терминала и банкомата отличается в разы.

Это все еще разные сегменты рынка, но, начиная с прошлого года, мы потихоньку входим на рынок банкоматов, причем стоимость нашего оборудования на 15-30% ниже, чем у европейских аналогов. Плюс самое большое преимущество – мы создали банкомат, полностью адаптированный под российские условия. Также он может быть адаптирован под требования конкретного банка.

НБЖ: Уточню: в России кроме вас существуют компании, производящие банкоматы?

О. КАЛАШНИКОВА: Сейчас на рынок выходит компания, представляющая терминалы cash in/cash out как банкоматы. Это некорректно: банкомат должен быть сертифицирован по первому классу взло-мостойкости. На сегодняшний день есть только западные производители и мы.

Наш банкомат имеет первый класс взломостойкости, причем сертифицирован он в России. Он обладает дополнительным функционалом, который ранее апробирован на терминалах, вплоть до работы с разменной монетой и считывания штрих-кодов.

НБЖ: Вы производите также и информационные терминалы. Каков спектр их применения?

О. КАЛАШНИКОВА: Приведу несколько примеров. Для медицинских учреждений мы предлагаем электронную регистратуру. Для банковских структур – электронную очередь.

Например, нами выигран тендер и запущен проект установки системы электронной очереди в Московском кредитном банке. Мы уже начали поставки программно-аппаратного комплекса, имеющего модульную архитектуру.

Скажу без ложной скромности, аналогов ей на данный момент не существует.

НБЖ: Проявляют ли западные компании интерес к вашей продукции, и планируете ли вы экспансию за рубеж?

О. КАЛАШНИКОВА: В течение последних нескольких лет мы экспортируем нашу продукцию за рубеж. Сейчас это Евросоюз, страны СНГ, мы начали работу со странами Юго-Восточной Азии, Ближнего Востока, Южной Америки. У нас есть партнерские компании в ближнем и дальнем зарубежье.

За последний год объем поставок за границу вырос практически пятикратно. Во многом поэтому в 2012 году мы значительно увеличили производственные площади.

НБЖ: Давайте заглянем в будущее. Каковы перспективы этого сектора рынка? Куда шагнут технологии?

О. КАЛАШНИКОВА: В сторону максимального ухода от человеческого фактора. Например, крупному банку из первой двадцатки открывать полноценное отделение в малом населенном пункте не очень интересно.

Гораздо удобнее создать в таком городе автоматизированный офис, предоставляющий весь спектр банковских услуг. Для среднего же банка это возможность создания своих точек присутствия, средство борьбы за клиента.

И мы знаем, что есть банки, которые уже приходят к мысли о создании автоматизированных офисов.

Источник: https://otchetonline.ru/art/bankiru/16550-bankovskij-sotrudnik-xxi-veka.html

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.