+7(499)495-49-41

Банки впитали лучшее из ИТ

Содержание

Информационные технологии в банке

Банки впитали лучшее из ИТ

Информационные технологии стали неотъемлемым сопровождающим элементом банковской сферы.

Развитие интернета, потребность в ускорении процесса перевода финансовых средств, обеспечении должной безопасности движения денег и сохранности их на счетах мотивируют банки находиться в постоянном поиске технологий.

Уровень развития IT-продуктов в банке теперь строго оценивают его потенциальные клиенты. Спрос, как водится, рождает богатое предложение.

Повсеместное использование информационных технологий стало объективной необходимостью. Одна из сфер, где их значение традиционно велико, — финансовая. Можно с уверенностью утверждать, что процесс информатизации банковской деятельности продолжится и в дальнейшем.

В банковском секторе в ближайшем будущем будут преобладать тенденции к повышению качества и надежности предлагаемых продуктов и услуг, увеличению скорости проведения расчетных операций, организации электронного доступа клиентов к банковским продуктам.

Это обусловлено, прежде всего, стремлением банков к достижению конкурентных преимуществ на финансовых рынках, говорят эксперты.

Тенденции

В настоящее время рынок программных продуктов для кредитных организаций представлен широким спектром систем, различающихся как функциональной частью, так и технической реализацией.

Однако любая банковская информационная система обязательно должна отвечать следующим требованиям: возможность сетевой работы многих пользователей; реализация всего комплекса банковских операций по расчетно-кассовому обслуживанию, кредитно-депозитной деятельности, валютным операциям; гибкая настройка для доступа конечных пользователей; поддержка нескольких аппаратных платформ; автоматизированное формирование большей части отчетных форм, возможность их перенастройки и т. д. Этим требованиям сегодня удовлетворяют большинство систем для финансовых организаций, представленных на рынке IT-продуктов.

Российские, да и не только, банки уже давно движутся от разрозненной инфраструктуры с отдельными базами данных к единой, интегрированной и централизованной.

Помимо очевидного сокращения затрат за счет устранения дублирующих систем и функций единая инфраструктура дает возможность банкам увидеть «единую версию правды» — все данные собраны, доступны и не противоречат друг другу.

Таким образом банки могут более уверенно работать в направлении переориентации с продуктов на клиента, внедряя аналитические CRM, дающие возможность создавать персонифицированные предложения для клиентов и «не стрелять из пушки по воробьям», применяя точечный маркетинг.

— Объективным трендом банков уже становится повышенный фокус на аналитику внутренних данных о клиентах, получение внешних данных для скорринга и взыскания, — рассказывает Михаил Свердлов, руководитель дирекции стратегического развития информационных технологий Уральского банка реконструкции и развития.

— Сегодняшний мир для клиента слишком многогранен и очень быстр, и те игроки, которые в этом забеге не будут в лидерах, останутся без своего куска пирога. После нескольких «тучных» лет приходят «голодные», и банки поворачиваются к своим клиентам, стараются сделать свои сервисы и бизнес-процессы более клиентоориентированными.

А для всех этих организационных изменений требуется грамотный и мощный IT-ландшафт. Если говорить про банковскую отрасль в целом, то те, кто смотрел в сторону развития, его не прекращают и постоянно модернизируют текущие IT-системы и покупают новые.

Кроме этого, все устремили взгляды в сторону монетизации текущей базы и предоставления услуг, которые в классическом понимании не представляются совсем уж банковскими. Так, например, в Ижевске с местной компанией мы реализуем проект по автоматизации работы школьных проходных и работы столовой.

В рамках проекта «Растем вместе» банком разработана комплексная инфраструктура, позволяющая школьникам не только входить в школу по банковским картам, но и оплачивать обеды в столовой.

Штатный IT-отдел в банках

Подобный IT-проект — «Школьная карта», можно сказать, один из флагманских продуктов Ижкомбанка. В Удмуртии эта система получила довольно широкое распространение, так как местному банку все же проще налаживать контакты с властями и конкретными образовательными организациями.

По мнению экспертов, развитие IT-направления в банке правильнее осуществлять силами штатных специалистов, нежели отдавать на аутсорсинг.

— При работе с банковскими IT всегда имеется две стороны: сторона бизнеса, которая формирует запрос на совершенствование каких-либо систем, появление новых удобных функций, и сторона IT-сектора, который занимается поиском адекватных этим требованиям продуктов, — рассказывает начальник управления стратегического развития и продвижения банковских продуктов «Ижкомбанка» Илья Чукавин. — Сейчас на рынке очень много программных продуктов. Каждый разработчик предлагает свое решение. Порой это ненужные, бессмысленные программы. И здесь очень важно иметь в банке подразделение, которое с большой тщательностью подходит к проработке продукта, насколько он на самом деле нужен, что даст, какой будет эффект».

Начальник управления информационных технологий Ижкомбанка Василий Арасланов при этом добавляет, что чаще всего банки не имеют собственных разработчиков программ. Позволить себе это могут разве что очень крупные федеральные игроки вроде Сбербанка.

— Для банка важно иметь подразделение, которое будет в первую очередь внедрять разработанные на аутсорсинге программы, чтобы они «врастали» в систему и работали на нее, — говорит г-н Арасланов. — Мы сотрудничаем с разными компаниями-разработчиками, как правило, базирующимися в России. Из относительно недавних проектов — модернизация систем, на которых работают наши банкоматы и терминалы.

Он касался дальнейшего совершенствования функционирования этого оборудования, увеличения быстродействия и, конечно, безопасности. Очень крупный проект был по созданию системы «Школьная карта». Он позволяет учащимся с помощью карт расплачиваться за обеды в столовой, а родители могут это контролировать. Для Удмуртии «Школьная карта» был и остается знаковым проектом в сфере банковских ИТ.

Погоня за временем

Как отмечают эксперты, в настоящее время качество работы IT-продуктов в банковских системах воспринимается как конкурентное преимущество. Любое нарушение, ошибка, особенно приобретающая массовый характер, может больно ударить по репутации банка. Клиенты хотят получать более удобное, быстрое и безопасное обслуживание.

— При выборе банком информационной системы, безусловно, следует руководствоваться не только стремлением к использованию последних достижений в данной области, но и объективными требованиями, — отмечает разработчик программ для банков Алексей Тютин.

— В первую очередь необходимо учитывать размер банка: число работников и автоматизированных рабочих мест, объем и структуру документооборота, количество внутрибанковских и клиентских счетов, наличие филиальной сети, валютных операций и т. д. Это определяет требования к функциональности и производительности информационной системы.

Например, если банк достаточно крупный, с десятками тысяч счетов, более чем сотней сотрудников в головном офисе и оборотом документов в несколько тысяч в день, филиалами, работающими в режиме оnline, то с уверенностью можно предположить, что требуется система на основе клиент/серверного решения на платформе одной из промышленных СУБД.

Определенные требования к информационной системе предъявляет специализация банка. Главным образом это касается ее функциональных возможностей и особенностей настройки на конкретную технологию работы кредитной организации.

Мобильные платформы для банков

Одним из наиболее активно развивающихся направлений банковских ИТ стала «мобилизация», то есть создание банками мобильных приложений, позволяющих клиентам не только следить за состоянием своего счета, но и производить оплату, переводить деньги со счета на счет.

Большинство крупных федеральных банков уже имеют приложения для сотовых телефонов и планшетов на платформах iOS и Android. В прошлом году подобное приложение запустил и Ижкомбанк. Теперь, как отмечают эксперты, борьба идет в области функциональности, дизайна и юзабилити.

Крайне важным здесь является фактор безопасности использования. Хищения средств с банковских карт через мобильные приложения в последние месяцы стали поводом для клиентов с особой настороженностью относиться к их применению.

В Удмуртии наблюдается значительный рост преступлений, совершенных путем хищения денежных средств с банковских карт граждан. За пять месяцев 2015 года зарегистрировано 907 преступлений указанной категории, возбуждено 507 уголовных дел. Причиненный ущерб составил более 5 млн рублей.

В полиции отмечают, что в первую очередь жертвами преступников становятся лица, имеющие мобильные телефоны с операционной системой Android и подключенной услугой «Мобильный банк». По данным пресс-службы МВД УР, наибольшее количество хищений происходит с банковских карт и счетов Сбербанка России.

В самом банке говорят, что вопросом безопасности занимаются активно, постоянно совершенствуя программные продукты.

Очевидно, что подобные сообщения негативно отражаются на репутации конкретных банков и банковских мобильных приложений в целом.

Как отмечают эксперты, нынешний кризисный год в целом заставляет банки пересматривать свои расходы, многие кредитные организации временно отказались от закупок крупных дорогостоящих программ.

Банки поменьше и вовсе тратят деньги исключительно на работоспособность своих систем и необходимое обновление. Однако полностью рынок не застопорился.

Развитие банковских ИТ сейчас является неотъемлемой частью стратегии любой кредитной организации, так как от этого зависит и удержание клиентов, и оптимизация работы самого банка, и необходимость постоянного повышения уровня безопасности систем.

Источник: https://svdelo.ru/rinki/texnologii-bankovskoe-it

«Я думал, что буду строить банк, а на самом деле построил ИТ-компанию» — Офтоп на vc.ru

Банки впитали лучшее из ИТ

Олег Тиньков дал интервью газете «Ведомости»

Издание «Ведомости» опубликовало интервью с основателем и председателем совета директоров «Тинькофф Банка» Олегом Тиньковым. Предприниматель предположил, что пластиковые карточки исчезнут через 10 лет, а уже через пять лет все финансовые услуги будут доступны в одном месте с помощью облачных технологий. Редакция vc.ru выбрала наиболее интересные фрагменты интервью.

В 2006 году Тиньков приобрел московский «Химмашбанк» и на его базе создал первый в России банк с дистанционным обслуживанием. Раньше он говорил о том, что не чувствует себя банкиром, и со временем его отношение к бизнесу не изменилось.

Я основатель, мне больше так нравится. Хотите — визионер, но манагером меня точно не назвать, потому что я очень плохой управляющий, плохой менеджер, но у меня [для менеджмента ] есть коллеги.

Я думал, что буду строить банк, а на самом деле построил IT-компанию. Выглядеть банкиром или не банкиром в чьих-то глазах — меня это мало интересует. Потому что банк — это всё, проехали, банков не будет через пять лет.

Если или Google предложат потребителю открыть депозит, получить кредит или открыть счет и сделать это быстрее, качественнее и с лучшим customer experience, то зачем ему эта надпись «банк»?

О политике председателя центробанка эльвиры набиуллиной

Тиньков поддерживает действия Центробанка, который проводит жесткую политику в отношении неблагонадежных игроков. С начала 2016 года лицензии потерял 81 банк, включая «Росинтербанк» и «Финпромбанк», которые входили в топ-100 российских банков.

Сначала она разобралась с обналичкой, сейчас — с рисованными дутыми балансами банков. Нам это только помогает — ветер в спину, что называется. Мы видим приток клиентов и депозитов. То есть для нас это хорошо, безусловно, но мне кажется, что прежде всего это хорошо для страны и для экономики.

О стратегии «тинькофф банка» на ближайшие пять лет

10 лет назад Тиньков предсказывал, что в будущем банки откажутся от физических отделений и сконцентрируются на дистанционном обслуживании клиентов. Сейчас предприниматель уверен, что через пять лет все финансовые услуги будут собраны в одном месте.

Стратегия заключается в том, чтобы диверсифицировать бизнес, сделать его более независимым от кредитов и от потрясений российской экономики. Для клиента через пять лет это будет полный спектр финансовых услуг в одном месте, в облаке — такая идея.

Мы в ближайшие годы не закончим инвестировать, потому что хотим, чтобы компания стоила в два-три-пять-десять раз дороже. Акционеры должны получать прибыль не в виде дивидендов, а в виде роста капитализации.

О дефиците кадров в ИТ-индустрии

По словам Тинькова, ему хочется внедрять новые продукты и решения еще быстрее, однако его ограничивает конкуренция за разработчиков с ведущими российскими и зарубежными компаниями.

Нам дико не хватает разработчиков, нам не хватает технологов. Мы запускаем каждый продукт намного медленнее, чем этого хочется. Нам не хватает кадров, мы конкурируем за кадры с Mail.Ru Group, с «Яндексом», с Google, с Касперским и так далее. Очень трудно выбирать людей, люди дорогие.

О сотрудничестве банков

Предприниматель уверен, что непростые экономические условия стимулируют сотрудничество между разными банками, заставляя каждого игрока на рынке найти свою нишу и развивать это направление.

Эра параноидального отношения банков друг к другу проходит, сейчас все меняется. Конкуренция заставила всех сотрудничать и разделять компетенции. У нас, например, нет экспертизы в ипотеке, и мы туда не лезем, но мы умеем продавать. Так и остальные — каждый развивает свои преимущества.

Об Apple Pay и технологии NFC

4 октября в России заработала платежная система Apple Pay, которая позволяет оплачивать покупки с помощью привязанной к смартфону банковской карты в одно касание. По мнению Олега Тинькова, сперва люди будут пользоваться этой технологией чаще, но затем количество таких транзакций снизится. Однако через 10 лет пластиковые карты исчезнут, уверен он.

В этом гений Apple — все настолько сенситивно и красиво, что немедленно хочется какое-то приложение скачать или купить. Так и здесь: будет взрывной рост платежей вначале. Потом будет успокоение.

Безусловно, пластика, наверное, не будет через 10 лет, все будет в телефоне, в NFC. Хотя я думаю, что в ближайшие 10 лет я точно буду держать пластик в кармане. Я не готов полететь на Бермуды только с телефоном: если он разрядился или упал в воду… понятно, что в облаке все, но что мне бежать новый телефон быстро покупать и как его купить?

О «сбербанке»

Руководитель «Сбербанка» Герман Греф планирует развивать направление по борьбе с киберугрозами. Олег Тиньков предположил, что «Тинькоф Банк», возможно, тоже присоединится к сотрудничеству со «Сбербанком».

На мой взгляд, «Сбербанк» — самый технологичный банк в мире. Учитывая его размер, количество денег, которые он инвестирует в технологии, и как он двигается на рынке, с таким огромным штатом, все, что он делает, это очень впечатляет. И Греф, конечно, большой молодец. Было бы в госбанках больше таких менеджеров, нам [как банку] жилось бы хуже, хорошо, что он один.

О германе грефе

У Тинькова двоякое отношение к руководителю «Сбербанка». С одной стороны он считает его талантливым управляющим, с другой — сильным конкурентом.

К сожалению, Греф имеет две шапки: сначала он в шапке бывшего министра экономики или там будущего премьер-министра, не знаю, потом он ее снимает и надевает шапку руководителя.

И в этом, на мой взгляд, его личная трагедия, что он в двух шапках.

Когда он надевает шапку руководителя Сбербанка, нам становится, конечно, не очень хорошо – потому что он в «Сбертех», который в 3 раза больше платит, переманивает IT-специалистов, и эта ситуация с Apple Pay, и далее по списку.

Когда он надевает шапку и требует от своих менеджеров – совершенно справедливо — долю рынка увеличить или показатели, то естественно… Помните, как раньше говорили про Америку: Америка чихнула, и весь мир заболел… так же и со «Сбером».

Его доминирующее положение на финансовом рынке очевидно. И, конечно, когда его менеджеры начинают выполнять его указания как руководителя «Сбербанка», то нам всем становится дурно… Но в общем и целом он молодец.

И сотрудничать со «Сбером» для нас большая честь, я бы сказал.

О классификации инвесторов на фондовом рынке

3 октября 2016 года «Тинькофф Банк» и «БКС брокер» запустили сервис, который должен облегчить физическим лицам покупку акций и облигаций на биржах.

Однако в 2017 году Банк России планирует ввести новую классификацию инвесторов и разделить квалифицированных, неквалифицированных и профессиональных участников рынка.

Каждой из категорий будет доступен определенный список операций и ценных бумаг. По мнению Тинькова, это необходимый шаг.

Когда посмотришь на то, что творится в Китае, когда каждая кухарка стала инвестором Alibaba, то это тоже немножко страшно, на мой взгляд.

Поэтому я готов Сергея Анатольевича Швецова [зампреда Банка России, отвечающего за финансовые рынки] поддержать. Наш народ нужно немножко сдерживать.

Представляете, если депозиты падают, что если все эти бабушки-тетушки, моя мама ломанутся покупать акции Apple? Это не будет хорошо, наверное.

О рынке страхования и осаго

Помимо банка у Тинькова есть и страховой фонд, однако он развивается гораздо медленнее, чем хотелось бы предпринимателю, а продажа полисов ОСАГО за пределами Московской, Ленинградской и Новосибирской областей затруднена из-за действий недобросовестных автоюристов.

Страховой и банковский рынок — это минус восемь лет назад в смысле бардака. Там еще чистить и чистить. Ну или пенсионный рынок — я не очень понимаю, что происходит. Мы пытались купить пенсионный фонд и, когда разобрались в ситуации, я лично был немножко в шоке, честно говоря. 90-е годы просто. Там вообще ничего непонятно.

Сегодня ОСАГО никто не хочет продавать, его нет в регионах – его саботируют. И эта проблема не будет решена поднятием тарифов… Можно еще в 10 раз поднять. Но там нужно разобраться. Это просто какие-то, на мой взгляд, банды организованные — так называемые автоюристы. Непонятно, почему владельцы и руководители страховых компаний не создадут коалицию, единую позицию — не знаю.

Бизнеса ОСАГО просто нет. Хотя мне кажется, что вопрос решается за секунду. Как всегда: два уголовных дела и заявление нашего президента по прямой линии, что с автоюристами нужно покончить.

О продаже банка «сбербанку»

По словам Олега Тинькова, за 10 лет он неоднократно затрагивал тему продажи своего банка в разговорах с представителями «Сбербанка» и других финансовых организаций, однако конкретных решений достичь не удалось.

Мне ужасно нравится то, что мы делаем, как мы меняем банковский мир, и я вижу себя уже стратегом. Также мы уже настолько дорогие, что я не думаю, что нас так просто купить; пожалуй, кроме «Сбербанка», ни у кого и нет такого капитала в России.

Источник: https://vc.ru/flood/19765-otinkoff-interview

Банки поглощают финтех

Банки впитали лучшее из ИТ

Ассоциация «Финтех», созданная под эгидой ЦБ РФ и объединяющая Национальную систему платежных карт (НСПК) и крупнейшие отечественные банки, разрабатывает платформу моментальных розничных платежей, которая позволит физлицам совершать любые платежи и переводы между банками по номеру мобильного телефона, адресу электронной почты и даже аккаунту в соцсети. Этот пример наглядно показывает: разговоры о том, что финтех отодвинет банки на задний план, оказались преждевременными. Банки сами активно включились в разработку новых финансовых технологий и совершенно не собираются сдавать позиции.

Цифровой банк вместо обычного

На пороге совершеннолетия сейчас находятся люди, родившиеся в начале 2000-х годов, они не мыслят жизни без интернета и смартфона и привыкли все вопросы решать с их помощью. Чем больше этих людей будет вступать во взрослую жизнь, тем активнее банкам придется перестраивать свой бизнес, те, кто не сумеет удовлетворить ожидания молодежи, в перспективе окажутся не у дел.

Банки это понимают и уже сейчас активно включаются в финтехгонку. В современных условиях у кредитных организаций есть несколько путей развития.

Проще всего тем, кто создает банк с нуля, — сегодня они могут получить серьезнейшее преимущество перед конкурентами, просто выстраивая изначально программное обеспечение под задачи нового времени — онлайн-платежи и другие услуги и сопутствующие сервисы — и не тратя денег на офисы.

На Западе такие игроки финансового рынка уже получили название необанков — к ним относятся американский Moven, британские Atom и Monzo, континентальные ING Direct, EVO Banco, bancopopular-e, Lunarway и т.д. Эти организации объединяет именно подход к общению с клиентами — работа с ними выстроена полностью онлайн, через мобильные приложения.

При этом необанк может как обладать банковской лицензией, так и работать в симбиозе с традиционным банком или на его основе. Собственно, построение цифрового банка с нуля классическим банком — второй путь развития в современном мире финтеха. И третий путь — кооперация с финтехсервисами или же их покупка и встраивание в существующий банковский бизнес.

В России активно используются все три модели. Так, настоящим нео­банком в нашей стране является Тинькофф Банк — он изначально развивается как банк без отделений, выстраивающий исключительно дистанционное обслуживание, а теперь превращается в многофункциональную платформу по продаже как финансовых, так и нефинансовых сервисов и услуг.

По второму пути — создание с нуля цифрового банка классическим традиционным игроком — готовятся пойти несколько отечественных банковских структур.

— Время показало, что банки начали воплощать стратегию выделения диджитал-направления из отдельных «классических структур».

Связано это прежде всего с тем, что большим банкам очень непросто менять свои бизнес-процессы и системы, а именно это требуется для выстраивания современной цифровой организации, — объясняет Андрей Овсянников, вице-президент по информационным технологиям Промсвязьбанка.

— Безусловно, такие «надстройки» не смогут полностью существовать автономно и будут использовать уже созданную годами инфраструктуру, которую невозможно быстро воссоздать с нуля. Что касается финтех-«надстроек», это тоже довольно перспективное направление, которое будет продолжать развиваться. Агрегаторы типа «Яндекс.Маркет» и «Яндекс.Такси» тому реальный пример.

Сколько традиционные игроки будут тратить на создание цифровых банков — пока неясно, сами банки суммы вложений не раскрывают, эксперты также затрудняются с оценками.

— Сложно оценить затраты, поскольку под «цифровым банком» каждый имеет в виду что-то свое, — говорит Антон Арнаутов, генеральный директор акселератора «ФинтехЛаб».

— Затраты на платформу, разработку, сотрудников — это миллионы долларов. Но основные затраты сегодня — на маркетинг в онлайне. Там очень высококонкурентное поле.

Годовые затраты на маркетинг вполне могут оказаться выше, чем затраты на создание платформы для цифрового банка.

Финтехкооперация

Этой осенью на финтехрынке состоялась важная сделка — компания Qiwi приобрела Рокетбанк и «Точку». Рокетбанк и «Точка» — виртуальные банки, один — для физических, другой — для юридических лиц.

В некотором роде это тоже необанки, но в отличие от Тинькофф Банка они банковской лицензии не имеют и предоставляли услуги других банков — с лицензией. Qiwi купила программное обеспечение и бренды обоих проектов.

Фактически это финтехсервисы, работающие в кооперации с классическими институтами, пока в связи с особенностями регулирования в российских условиях для финтеха это оптимальный путь.

— Кейсы Рокетбанка и «Точки» говорят скорее о том, что отдельно стоящие необанки не слишком жизнеспособны в российских условиях, — полагает Антон Арнаутов. — Оба банка вошли в состав крупной «классической» банковской группы, хоть и с сохранением определенной автономии.

Я верю в развитие платформ/экосис­тем вокруг крупных банков, в орбиту которых будут входить небольшие «надстроечные» компании. Изменить ландшафт сможет только изменение регуляторного режима — если в стране будут созданы регуляторные условия для «открытого банкинга» (Open API).

Без этого основной объем услуг будет оказываться крупнейшими игроками, а финтехкомпаниям будут доставаться только крохи.

Алексей Панферов, зампредправления ПАО «Совкомбанк» полагает, что гармоничное сочетание классического банкинга и продвинутых финтехрешений будет ключом к успеху на финансовом рынке.

— Банковский бизнес по своей сути требует разумного консерватизма. Но при этом всё, что могут предоставить клиентам передовые финтехи, будет приобретаться и интегрироваться банками в собственные процессы.

Важно, что многие клиенты хотят видеть в банковском сервисе не только инновационные технологии, но и определенный элемент «классики»: надежность, проверенное качество, долгосрочность отношений, — говорит Алексей Панферов. — Мы с большим уважением относимся к инициативам наших коллег из других банков.

Внимательно изучаем их подходы к диджитализации бизнеса. Кому-то удается создать «цифровой банк» внутри себя, кому-то приходится делать это на отдельной лицензии. В будущем необанки будут иметь разветвленные сети, а классические банки делать всю возможную «цифру».

Уже сегодня даже передовые онлайн-банки вынуждены держать многие тысячи сотрудников в регионах и развивать сети собственных банкоматов. И эта тенденция будет только нарастать.

Заглянуть в будущее

Впрочем, в ближайшие годы ландшафт на финансовом рынке может снова поменяться. Вопрос в банковском регулировании и готовности самих финансовых институтов двигаться в направлении кооперации и сотрудничества.

То, чего ожидает финтех­индустрия, — открытые API, но банки со скрипом принимают эту технологию, ведь тогда придется пустить других игроков финансового рынка к клиентским данным и платежам — то есть отдать в пользование неограниченному кругу финансовых организаций с таким трудом накопленные ценные данные.

Тем не менее, по мнению Алексея Панферова, в банковском финтехе в ближайшие 2–3 года открытые API все же будут активно развиваться, как и возможность удаленной идентификации.

— Удаленная идентификация изменит подход к маркетингу банковских продуктов, а открытый банковский API позволит финтехстартапам цепляться к данным клиентов, хранящимся в банках, и в дальнейшем предлагать совершение операций через этот канал, — говорит Алексей Панферов.

— При наличии стандартизированных API-интерфейсов можно будет быстро настраивать интеграции с любым банком.

Соответственно увеличится конкуренция среди банков за такое взаимодействие и, как следствие, вырастет качество предоставляемых услуг.

Побеждать будут более технологичные банки, которые смогут быстро расширять свои интерфейсы и поддерживать качество сервисов на высоком уровне, — комментирует Андрей Овсянников.

— Нам нужно дождаться, когда в России в полную силу заработают законодательные нормы, позволяющие идентифицировать клиента удаленно. Вот тогда мы увидим быстрое внедрение многих инновационных технологий и сервисов. Возможно появление принципиально новых игроков на рынке, — добавляет Антон Арнаутов.

Что же касается блокчейна, с которым сейчас экспериментируют многие банки, то его внедрение в финансовой сфере — вопрос более отдаленного будущего.

— Интерес [к технологии блокчейна] обусловлен прежде всего невозможностью внесения изменений в историю и скоростью движения информации, а также отсутствием централизованного регулирования. Однако блокчейн без криптовалюты — не совсем понятный инструмент.

Система работает эффективно и прозрачно, когда независимые операторы за вознаграждение верифицируют совершаемые в ней трансакции.

На сегодня в связи с тем, что статус частных цифровых валют в России пока не определен, мы занимаем выжидательную позицию, — рассуждает Алексей Панферов.

Антон Арнаутов еще более скептичен по отношению к блокчейну.

— Сегодня все ведущие эксперты признают, что технология распределенных реестров (так будет точнее) еще слишком сырая для использования в серьезных финансовых сервисах, — говорит глава «ФинтехЛаб».

— Однако ведущие игроки рынка вкладывают серьезные (на Западе — огромные) средства в разработки в этой области. Этот парадокс объясняется тем, что если/когда будут разрешены технологические проб­лемы блокчейна, выгоды от его применения будут очень существенными.

Когда-нибудь блокчейн может существенно преобразить весь рынок финансовых услуг. Но это произойдет не завтра.

По словам Антона Арнаутова, направление, которое уже сегодня развивается гораздо активнее (если не принимать во внимание информационный шум), чем блокчейн, — это искусственный интеллект, машинное обучение.

— Уже сегодня эта технология приносит существенный экономический эффект банкам. А в будущем речь идет об экономии до 30% на затратах на персонал, занятый рутинными операциями.

Плюс технологии искусственного интеллекта позволяют персонализировать финансовые услуги, существенно повысить уровень сервиса. В силу растущих киберугроз востребованным становится всё, что связано с кибербезопасностью, биомет­рия.

Многое сулят технологии IoT (интернета вещей), — добавляет эксперт.

— Встраивание [финтеха в банковскую индустрию] будет последовательным, по мере создания компаниями новых сервисов, интересных банку, — резюмирует Андрей Овсянников из Промсвязьбанка.

— Данная модель хороша тем, что банки смогут быстро создавать новые продукты за счет переиспользования сервисов, разработанных другими организациями. Это поднимет конкуренцию между банками на новый уровень.

Банки будут вынуждены искать на рынках новые финтехпроекты, что приведет к их бурному развитию в будущем».

Источник: https://iz.ru/671858/elena-frolova/banki-pogloshchaiut-fintekh

Банки впитали лучшее из ИТ

Банки впитали лучшее из ИТ

Именно развитие автоматизированных информационных технологий легло в основу российской банковской отрасли с самого начала ее становления в новых рыночных условиях. Вместе с банками за минувшие два десятилетия рос рынок ИТ-компаний, которые становились партнерами кредитных организаций, предлагающими различные продукты, услуги, сервисы.

Технологические подходы в российских банках за последние двадцать пять лет изменялись вместе с развитием финансового сектора и с эволюцией технологий.

«В начале 1990-х годов информационные технологии были направлены только на фиксацию учета любых сделок и операций, совершаемых вручную», – рассказывает ИТ-директор Нордеа Банка Аркадий Затуловский.

В дальнейшем технологический аспект начал приобретать большую значимость, стал доминировать и в итоге заменил практически все ручные операции. «Полная замена ручного труда – это глобальная цель всех финансовых институтов, – подчеркивает эксперт.

– Возможно, она полностью пока недостижима, но как цель вполне хороша».

По мнению руководителя направления по стратегическому планированию департамента управления сервисов информационных технологий ХКФ Банка Виктора Ковалева, технологические подходы в процессе функционирования финансовых институтов за последние два десятка лет изменились радикальным образом. «За это время перемен произошло больше, чем за предыдущие 200 лет», – утверждает специалист.

Виктор Ковалев назвал три ключевых направления в ИТ, которые возникли с нуля и активно развивались последние 20–25 лет. Во-первых, это появление пластиковых карт в 1989 году.

Во-вторых, вхождение России в SWIFT (международную межбанковскую систему передачи информации и совершения платежей).

В-третьих, дистанционное обслуживание клиентов через интернет-банкинг, то есть привлечение их к самостоятельному управлению банковскими транзакциями в зоне своих полномочий.

По мнению Аркадия Затуловского (Нордеа Банк), среди направлений ИТ, сделавших за эти годы значительный шаг вперед в своем развитии, следует отметить технологии баз данных, телекоммуникации и виртуализацию. «На мой взгляд, их развитие определяло уровень ИТ в банках», – уверен специалист.

Роль ИТ в банках сильно изменилась

Наверное, ни у кого не возникает сомнений, что отношение к ИТ в банках за эти годы сильно изменилось.

Если раньше айтишник воспринимался как завхоз по компьютерам, то сейчас ИТ и бизнес идут рука об руку, их невозможно разделить.

«Я хорошо помню, что в начале 1990-х годов ИТ располагались где-то между административно-хозяйственным отделом и складом», – делится воспоминаниями Аркадий Затуловский. Именно в те времена родился термин «поддержка» применительно к информационным технологиям. Но со временем роль ИТ в банках стала резко меняться.

Сейчас они, как правило, выделяются в специальное подразделение бизнеса, которое пока не генерирует прибыль самостоятельно, но без которого прибыль получить практически невозможно. «Наиболее технологически продвинутые банки уже поняли это.

Думаю, что в ближайшее время мы увидим серьезное изменение роли CIO в банках», – прогнозирует ИТ-директор Нордеа Банка.

Виктор Ковалев (ХКФ Банк) считает, что к этой проблеме следует подходить с двух точек зрения.

С одной стороны, если рассматривать информационные технологии как работу с информацией, то в этом смысле абсолютно любая банковская операция всегда основывалась на обработке данных и суть процесса практически не изменилась.

С другой стороны, если смотреть на ИТ как на область компьютеризации, то здесь отношение к автоматизированной работе служащих банка стало принципиально иным. ИТ из модной «фишки» внутреннего делопроизводства превратились в абсолютно неотъемлемый и обязательный компонент банковского процесса.

Конечно, в жизни банковских ИТ были сложные периоды, которые совпадали с общими финансовыми кризисами в стране. Ведь при любом кризисе всегда происходит урезание бюджета, что зачастую вынуждало банковских айтишников использовать неэффективные, но дешевые решения.

Наряду с кризисами достаточно трудным периодом для ИТ стало активное формирование розничного банкинга в России. «Начало развития розницы в России стало гигантским испытанием как для банков, так и для ИТ-служб, – комментирует Аркадий Затуловский (Нордеа Банк).

– Существующие тогда АБС не справлялись с таким количеством небольших операций, готовых кредитных конвейеров не было». Это при том, что все эти сервисы и процессы необходимо было создать еще вчера, иначе банк рисковал потерять долю на рынке. Возможно, именно с тех пор в кредитных организациях изменилось отношение к ИТ.

Те банки, которые справились с возникшими проблемами, стали более эффективными, в том числе благодаря работе ИТ.

Автоматизация в банках

В первое десятилетие существования новой банковской системы России наибольшей популярностью пользовались моновендорные решения: один поставщик мог обеспечить банк комплексом систем, которые в совокупности были способны охватить все сферы его деятельности, от расчета зарплаты и внутренних хозяйственных операций до непосредственно банковских приложений – кредитов, депозитов и т.д.

Предполагалось, что в этом случае интеграция будет осуществляться автоматически, только за счет того, что все системы разработаны одним и тем же поставщиком. «В 1990-х годах все надеялись на то, что придет вендор и автоматизирует все», – говорит Аркадий Затуловский.

Однако в начале 2000-х годов этот миф был разрушен. Кредитные организации пришли к пониманию того, что не существует такого поставщика, который обеспечил бы все их потребности.

После этого начал активно внедряться подход best of breed – лучший в своем классе – банки покупали системы различных производителей.

«В банках начал шириться «зоопарк» систем, достаточно слабо связанных между собой, – вспоминает ИТ-директор Нордеа Банка. – Этот вызов рынка породил потребность в интеграционных решениях. Вследствие этого появилась известная ныне модель SOA.

Сейчас, по моему мнению, рынок нуждается в компонентных решениях, интегрируемых между собой на основе стандартных протоколов и спецификаций. Пока предложение явно отстает от спроса».

Кроме того, изменился подход к автоматизации в целом: период «лоскутной» автоматизации отдельных функций постепенно заменяется комплексным подходом по автоматизации всех бизнес-процессов банка.

Виктор Ковалев отмечает, что практически вся банковская деятельность представляет собой обработку информации: внесение, уточнение, изменение данных о клиентах и их счетах, а также обязательную формальную регистрацию всех проводимых операций.

Это идеальная почва для внедрения инструментов компьютерной обработки. «Период осознания необходимости автоматизации был недолгим и давно прошел, – считает эксперт ХКФ Банка.

– Сейчас почти во всех кредитных организациях идет этап развития и совершенствования существующих механизмов в интересах изменяющихся требований бизнеса».

Тренды ближайшего будущего

Эксперты отмечают, что в будущем информационные технологии будут доминировать в массовом обслуживании клиентов и ИТ-служба все больше будет напоминать специальное подразделение бизнеса банка.

«Поскольку сейчас тренд развития ИТ серьезно меняется, то ближайшее будущее банковских технологий, скорее всего, будут определять геолокационные сервисы, социальные сети (в широком смысле), мобильность и «облака», а также технологии, которые сейчас называют Big Data», – считает Аркадий Затуловский (Нордеа Банк).

По мнению Виктора Ковалева, ближайшим трендом как в российских, так и в иностранных банках станет внедрение Mobile в широком смысле этого слова. Такие мировые гуру ИТ, как Gartner Group, уже четко обозначили это направление как «Mobile Financial Services».

Эксперт ХКФ Банка назвал четыре составляющих этого направления. Во-первых, мобильный банкинг – получение доступа клиентов к банковскому обслуживанию с мобильных устройств, смартфонов и планшетов.

Во-вторых, мобильные платежи – новые варианты проведения операций через NFC, мобильные POS или сервисы операторов связи. В-третьих, новые социальные услуги – частные платежи, интернет-оплата, виртуальные покупки. Наконец, новые технологии современных мобильных гаджетов.

Интерфейс взаимодействия людей с ИТ-системами принципиально меняется буквально у нас на глазах: появляются touch screen, Wi-Fi, GPS, HD Photo&Video.

В этом отношении перед российскими ИТ-компаниями и ИТ-подразделениями открывается безграничный простор для деятельности. Виктор Ковалев считает, что, в первую очередь, широкие перспективы открываются для российских банков, поскольку они обладают лучшим потенциалом по впитыванию в себя самых современных информационных технологий.

Игра на чужом и своем поле

Практически с первого дня существования российских коммерческих банков рядом с ними были компании, поставляющие им различные высокотехнологичные решения и продукты.

Некоторые из компаний, начав с маленького офиса, в котором размещалось не более десятка человек, превратились к сегодняшнему дню в гигантов, располагающих штатом в несколько сотен, а то и тысяч сотрудников.

При этом, как подчеркивают эксперты, «россияне» мало в чем уступают признанным лидерам высоких технологий и даже располагают некоторыми конкурентными преимуществами: они лучше понимают потребности клиентов, способны мыслить на перспективу, потому что работают в нашей стране и ежедневно чувствуют на себе реалии российского бизнеса.

«На мой взгляд, отечественные ИТ-компании практически приблизились к своим западным конкурентам. По некоторым вопросам они на том же уровне, а где-то уже опережают иностранные компании», – утверждает Аркадий Затуловский (Нордеа Банк).

Однако есть направление, по которому российские компании серьезно отстают, – это наличие и роль службы архитекторов.

По мнению эксперта, важность архитекторов не до конца понятна многим отечественным производителями, и результаты этого мы видим внутри отечественных АБС.

Сравнивая российские и иностранные ИТ-компании, Виктор Ковалев (ХКФ Банк) проводит следующую параллель: «Двадцать лет назад далеко не все россияне знали о существовании радиотелефонов и при этом большинство могло их увидеть только в голливудских фильмах, а сегодня iPhone 5 появился на московских «серых» прилавках на следующий день после старта продаж в Нью-Йорке. Аналогично этому доступ к технологическим новинкам отечественные ИТ-компании сегодня имеют еще на стадии их бета-тестирования». Таким образом, квалификационный разрыв между отечественными и зарубежными айтишниками ушел в прошлое.

«А теперь оцените, кто лучше поймет «хотелки» российского бизнесмена: близкий ему по ментальности российский ИТ-менеджер или какой-нибудь иностранный консультант?», – задает вопрос эксперт ХКФ Банка. И сам же на него отвечает: «Зарубежные ИТ-компании находятся в очень невыгодном положении игры на чужом поле».

Источник: http://ipnalog.ru/art/60183-banki-vpitali-luchshee-iz-it

Какие технологии нужны банкам? | Rusbase

Банки впитали лучшее из ИТ

Смотрели фильм Беннетта Миллера «Человек, который изменил все»? Очень рекомендую!

История, которая легла в основу сюжета, произошла в 2002 году с Билли Бином, генеральным менеджером бейсбольной команды Oakland Athletics. Он оказался в безнадежной ситуации — всех лучших игроков команды выкупили другие клубы.

Бин должен был с нуля собрать команду, не имея при этом достаточно средств.

Билли Бин решил отказаться от покупки звезд бейсбола и сделал ставку на выпускника экономического факультета Йельского университета Питера Брэнда, который предложил подобрать игроков с помощью статистического анализа их индивидуальных характеристик. В итоге команда выиграла двадцать матчей подряд.

Чтобы построить качественную и устойчивую модель, – нужны опыт и экспертиза. Но совершенно не значит, что банкам стоит делать ставку только на мастодонтов рынка.

Модель оттока клиентов малого и среднего бизнеса умеют делать всего 2-3 компании в России. В прошлом году мы предлагали десяти топовым компаниям по аналитике построить пять моделей. Модель оттока МСБ взяли на пилот только две из них, получилось у одной. А ведь это сейчас один из важнейших сегментов банковского бизнеса!

Банку могут быть нужны следующие модели:

  • вероятность покупки банковских продуктов (с целью минимизации затрат на коммуникации);
  • модель кросс-продаж;
  • модель продажи нефинансовых и комиссионных продуктов;
  • модель оттока клиентов МСБ;
  • модель вероятности ухода клиентов с вкладных продуктов.

Сможете? А если вы готовы прийти в банк и принести еще и свои источники внешних данных, то вы просто король! Ниша практически свободна. Просто голубой океан.

2. Продвижение / Маркетинг

С одной стороны, покупателям больше не нужны полные пакеты услуг (например, билеты на самолет + бронь отеля + аренда авто). Они хотят получить один конкретный сервис, нужный прямо сейчас.

С другой стороны, согласно ежегодному исследованию McKinsey’s 2015 Global Banking Annual Review, в среднем в 2015 году банки на предоставлении сервиса и продажах комиссионных услуг получали до 22% ROE (сравним этот показатель с 6% ROE в случае классических банковских услуг).

Если вы сможете сесть на эти оба стула – вы просто находка для финансовой организации.

3. Нефинансовые сервисы

Многие считают, что традиционный банкинг изживает себя. Билл Гейтс еще давным-давно сказал, что людям нужен не банк, а банкинг. Проблема в том, что в мире так и не возникло еще ни одной устойчивой бизнес-модели «нетрадиционного банкинга».

Понятно то, что маржинальность классических банковских продуктов падает из года в год, и требуется расширение продуктовой линейки. И в этой ситуации требуются внешние проекты, с незашоренным взглядом, которые отлично понимают клиентов и могут предложить то, что необходимо.

Тут могут быть интересны проекты:

  • дополнительные сервисы к банковским продуктам для малого и среднего бизнеса;
  • дополнительные сервисы к банковским продуктам для розничных клиентов;
  • сервисы монетизации текущей клиентской базы;
  • нефинансовые околобанковские сервисы, приводящие новых клиентов в банк;
  • инвестиционные продукты нового поколения.

4. Оптимизация бизнес-процессов

Посмотрите на банки: здесь сотни людей выполняют очень рутинную работу, которую если и невозможно на 100% автоматизировать, то точно можно оптимизировать.

Тут мы зачастую говорим об очень большом количестве людей, выполняющих простые типовые операции, об обычных клерках, которые стоят компании десятки-сотни миллионов рублей в месяц. Как все нормальные люди, они болеют, ходят в декреты, ленятся или просто увольняются. При этом сидят они зачастую на очень важных, а иногда на жизненно важных, бизнес-процессах. 

Если ваш проект позволяет решить задачи оптимизации того или иного бизнес-процесса, его реинжиниринга или автоматизации — вы крайне ценный друг для банка. Чем неожиданнее будет бизнес-процесс для менеджмента и чем больший экономический эффект принесет ваше решение, тем быстрее вы получите оплату и «доступ к телу» банковского сообщества.

Кстати, если ваш проект выводит на аутсорсинг неключевые банковские функции, вы также более чем нужны.

5. Human Capital / Resource Management

Для управления персоналом в банках существуют целые департаменты, вице-президенты по корпоративной культуре, подбору, обучению. Хороший HR-департамент никогда и ничем не заменить. Можно, конечно, все выводить на аутсорсинг, но на это надо волевое решение и надежный партнер.

В новой реальности специалисты по подбору персонала теряют смысл — вместе с рынком, утверждает председатель правления компании IBS Сергей Мацоцкий. Он убежден, что уже через три года, цифровизация услуг массового рекрутмента станет обыденным явлением, по сути, корпоративным стандартом любой успешной организации с большим количеством сотрудников.

Год назад IBS затеяла эксперимент по обслуживанию двух дивизионов «Пятерочки», теперь IT-компания нанимает весь линейный персонал в каждый из семи тысяч магазинов торговой сети. Очевидно, что нанимают они, используя не традиционный рекрутмент, а цифровой, все строится на анализе больших данных, машинном обучении — всем том, в чем ем они как IT-компания сильны.

Какие направления в HCM банкам могут быть интересны:

  • автоматизация подбора персонала;
  • обогащение данных для принятия решения по найму;
  • управление динамической загрузкой офисов персоналом в зависимости от сезонности, дней недели, сроках переоформления договоров и других событий;
  • оптимизация системы мотивации и вовлечения персонал;
  • управление ресурсами внутри бизнес-процессов и проектов;
  • прогнозирование увольнения, потенциально переоцененных или недооцененных сотрудников;
  • внутрикорпоративные коммуникации;
  • краудсорсинг для поиска;
  • балансирование штата банка или подразделений;
  • управление инициативами;
  • мониторинг производительности и загрузки персонала и последующая оптимизация;
  • автоматизация проверки сотрудников службой безопасности.

Финансовым институтам можно легко предлагать еще:

  • лидогенерацию;
  • оптимизацию каналов продаж;
  • скорринг и предкредитную проверку;
  • полный цикл работы с данными.

Естественно, есть риски и банков, и стартапов при работе друг с другом. Но все мы знаем, что не ошибается тот, кто не пробует.

Пропылесосив рынок и выстроив систему взаимодействия со стартапами, пропустив через себя за последние четыре года около тысячи проектов, мы успешно реализовали более 10 крупных проектов, которые уже принесли банку до полумиллиарда рублей прибыли (с учетом вычета капитальных затрат и АХР). А это лишь работа команды из 8 человек в подразделении Дирекции стратегического развития ИТ. Подумайте: может, вам стоит заняться тем же самым?

Продолжение статьи — тут.

Материалы по теме:

Чем российский финтех отличается от зарубежного

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter

Источник: https://rb.ru/opinion/nuzhny/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.