+7(499)495-49-41

Банки уходят в другой мир

Содержание

Почему Deutsche Bank уходит из Латвии

Банки уходят в другой мир

Оксана Антоненко Русская служба Би-би-си, Рига

Правообладатель иллюстрации Getty Images Image caption За последние несколько лет в банковском секторе Латвии были приняты новые правила по борьбе с отмыванием средств

После ряда скандалов, связанных с отмыванием средств на постсоветском пространстве, Deutsche Bank уходит из Латвии и Эстонии. Для некоторых латвийских банков это означает финансовые трудности, для их клиентов из СНГ – подорожание услуг, а для финансового сектора страны – возможную реструктуризацию.

За последние десятилетия в Латвии сформировался региональный финансовый центр: на страну с двумя миллионами жителей приходятся 16 латвийских банков и семь филиалов зарубежных.

При этом всем было ясно, что финансовый сектор держится в первую очередь на деньгах нерезидентов: иностранцы обеспечивали более половины вкладов в местных банках. По этому показателю Латвия занимала первое место в ЕС, обгоняя даже Кипр.

13 банков классифицированы местным надзорным органом как работающие с нерезидентами (более 20% вкладов имеют иностранное происхождение).

Россияне уходят сами

Без нерезидентов Рига вряд ли может оставаться региональным финансовым центром, а именно такие цели ставит министерство финансов Латвии в своем плане развития финансового сектора на 2017 – 2020 годы.

Однако за последние десятилетия за страной закрепился имидж “прачечной” для всех желающих легализовать средства, заработанные на постсоветском пространстве: в Латвии всегда говорили по-русски и не задавали лишних вопросов.

В итоге названия латвийских банков засветились и в деле Магнитского, и в деле отмытого молдавского миллиарда, и в афере, получившей известность как “Ландромат”.

А два года назад Латвия всерьез взялась за борьбу с отмыванием преступно нажитых средств. Прибавьте сюда российский кризис.

В итоге объем иностранных вкладов в латвийских банках за год рухнул на четверть и теперь не превышает 42%. Принято считать, что за это время ушли в первую очередь сомнительные клиенты.

А вот после судьбоносного решения Deutsche Bank неудобства почувствуют и честные вкладчики.

Дело в том, что иностранные деньги в латвийских банках имеют свою специфику. Вот, что пишет по этому поводу министерство финансов в плане развития финансового сектора:

“Модель сотрудничества между банками, обслуживающими зарубежных клиентов, и клиентами держится на обслуживании транзакций с компаниями, которые часто зарегистрированы в офшорной юрисдикции. В общей структуре вкладов клиентов-нерезидентов 90% – вклады до востребования. (…) Надо отметить, что большинство зарубежных вкладов сделаны в долларах”.

Другими словами, около половины вкладов в латвийских банках – а это и есть деньги нерезидентов – деньги, которые просто лежат на счетах (преимущественно долларовых), либо мигрируют между СНГ и офшорными юрисдикциями (тоже в долларах).

Еще два года назад три международных банка предоставляли местным банкам услуги долларовых корсчетов – то есть, возможность делать переводы в долларах быстро и дешево.

Правообладатель иллюстрации Getty Images Image caption Латвийские банки в один голос уверяют, что на их клиентах уход Deutsche Bank не окажет существенного влияния

Сначала ушел JPMorgan, потом Commerzbank. В прошлом году о частичном уходе объявил Deutsche Bank. Плюс общий отток нерезидентов.

В итоге объем долларовых переводов, осуществленных нерезидентами через корсчета за 2016 год, сократился на треть. Как будут развиваться события после полного ухода Deutsche Bank, предположить не сложно.

Нет доллара – нет банков?

Для тех, кто держит деньги в долларах в латвийских банках, уход Deutsche Bank, конечно, не конец света – выход всегда есть.

Раньше доллары шли напрямую через корсчет (который местные банки открывали в американских банках или американских филиалах других банков), а теперь те же транзакции будут проходить, например, через партнерский банк.

Правда, по словам финансиста Инесиса Фейфериса, придется терять либо на разнице валют, либо на повышенной стоимости транзакций, а также считаться с медлительностью.

Если речь идет о скромных суммах, то проблема не велика, а вот если деньги большие, то клиентам может стать неуютно.

“Потом, если подаешь такой сигнал – что нет долларового счета – на тебя смотрят косо. Если я, например, российское предприятие, то зачем мне тогда латвийский банк”, – говорит он Русской службе Би-би-си.

Разумеется, эта проблема коснется не всех латвийских банков. Некоторые из них имеют материнские структуры за пределами страны. У этих материнских структур, в свою очередь, есть собственные корреспондентские долларовые счета, что расширяет список корсчетов дочернего латвийского банка.

К примеру, крупнейший латвийский банк Swedbanka принадлежит шведскому Swedbank AB, а третий по величине латвийский банк SEB banka принадлежит шведскому Skandinaviska Enskilda Banken AB.

Контрольный пакет банка Citadele (успешное подразделение ранее национализированного банка Parex) принадлежит американскому консорциуму „Ripplewood Advisors LLC”. У всех трех уже сейчас есть альтернативы уходящему Deutsche Bank.

Такие же альтернативы есть у небольших банков, среди акционеров которых – например, граждане России или выходцы из России.

Правообладатель иллюстрации Getty Images Image caption Контрольный пакет банка Citadele принадлежит американскому консорциуму „Ripplewood Advisors LLC”

Bank M2M Europe – один из самых маленьких в стране, а его контрольный пакет принадлежит россиянину Андрею Вдовину (согласно отчету за 2016 год).

При этом Bank M2M Europe имеет долларовые корсчета в двух банках, среди которых нет уходящего Deutsche Bank (согласно информации на сайте).

Norvik Banka входит в десятку крупнейших кредитных учреждений страны и принадлежит гражданину Великобритании Григорию Гусельникову (который упоминается в СМИ как российский предприниматель). В прошлом году банк открыл десять дополнительных долларовых корсчетов.

Дороже и медленнее?

А вот кредитным учреждениям с местным капиталом, вероятно, есть, чего опасаться – замены Deutsche Bank у них пока нет.

В пятерке крупнейших банков страны – Rietumu Banka и ABLV Bank. Оба обслуживают нерезидентов, оба являются системно значимыми, обоим актуальны удобные долларовые переводы.

Контрольный пакет Rietumu Banka принадлежит местному капиталу, у банка есть только один долларовый корсчет – в DEUTSCHE BANK TRUST COMPANY AMERICAS.

Rietumu Banka уже сообщил клиентам о грядущих переменах в списке корреспондентских банков и в процессе долларовых переводов.

C ABLV Bank ситуация похожая, однако свои отношения с Deutsche Bank он комментировать отказался.

Информацию о корсчетах банк также не раскрывает. Неизвестно, есть ли на данный момент у банка долларовый корсчет. Отметим, что в прошлом году в СМИ прозвучала информация о том, что Deutsche Bank планирует прекратить сотрудничество с частью латвийских банков, в списке исключений ABLV Bank не значился.

А согласно отчету банка за прошлый год, его активы сократились на миллиард евро (то есть, на пятую часть). Объем вкладов также сократился почти на миллиард евро, а вот прибыль, наоборот, увеличилась.

Многие латвийские банки с более скромными объемами вкладов также не раскрывают информацию о своих корсчетах. Но все банки, и большие, и маленькие, в один голос уверяют, что на их клиентах уход Deutsche Bank не окажет существенного влияния.

Однако очевидно, что определенные трудности для самих банков эти перемены, все же, создадут: некоторым придется либо увеличить стоимость услуг, либо считаться с меньшей прибылью, либо смириться с потерей части клиентов.

Так или иначе, переходный период продлится несколько лет – именно столько времени, по оценкам надзорного органа, уйдет на создание новых корреспондентских отношений. Что за эти годы произойдет с самими банками – вопрос открытый.

Стали чище – а смысл?

Примечательно, что за последние несколько лет в банковском секторе Латвии произошел маленький переворот: были приняты новые правила по борьбе с отмыванием средств, многие банки были оштрафованы на крупные суммы.

Один банк потерял лицензию, сменилось руководство Комиссии рынка финансов и капитала (надзорный орган). Во всех банках, работающих с нерезидентами, был проведен американский аудит.

Все это – на уровне официальной риторики – было сделано для соответствия нормам Организации экономического сотрудничества и развития (OECD), куда Латвия вступила совсем недавно, а также для повышения доверия со стороны американских партнеров.

Это доверие необходимо для сохранения корреспондентских отношений, которые, в свою очередь, важны для иностранных клиентов, а значит, и для самих банков.

Для комфорта тех же нерезидентов Латвии надо было избавиться от грязных денег.

“Нам надо было улучшиться, чтобы не было таких позорных случаев, какие были в латвийской истории – и молдавский Ландромат, группа Шора, плюс дело Магнитского. Так уж совпало, что именно в это время проходили переговоры с OECD, это я могу сказать точно”, – говорит Русской службе Би-би-си экс-глава комиссии рынка финансов и капитала Кристап Закулис.

По его словам, никто тогда не мог подумать, что все латвийские попытки самоочищения окажутся бесполезными для сохранения корсчетов.
Правообладатель иллюстрации Getty Images Image caption Крупнейший латвийский банк Swedbanka принадлежит шведскому Swedbank AB

В итоге не совсем чистым оказался сам Deutsche Bank, который недавно был оштрафован на 630 миллионов долларов за участие в нелегальных схемах.

В такой ситуации DB вынужден выбирать партнеров с кристальной репутацией. Латвию вряд ли можно отнести к этой категории.

Число банков сократится

Однако сегодня в Латвии тревогу по этому поводу никто не бьет. Министерство финансов ситуацию не комментирует, Банк Латвии ситуацию не комментирует, а многие депутаты вообще не в курсе происходящего.

Ассоциация коммерческих банков обещает налаживать связи с потенциальными партнерами и призывает банки адаптироваться к работе в новых условиях.

Регулятор говорит о том, что все было ожидаемо, и дело тут не в Латвии, а в стратегии самого Deutsche bank.

Бывший политтехнолог Юргис Лиепниекс считает, что мягкая риторика – именно то, что можно ожидать от представителей властей в такой непростой ситуации.

“Это в каком-то смысле их работа. Банковский сектор не переносит ничего отдаленно похожего на панику. Однако новость, конечно, плохая, потому что банковский сектор Латвии большой, по оценкам он генерирует около двух процентов ВВП, – говорит он Русской службе Би-би-си. – Но число банков в Латвии в ближайшие годы сократится”.

Никто сегодня не может сказать, за счет каких банков произойдет оптимизация, но такому сценарию, похоже, мало кто удивляется.

Системно важные банки

“Реструктуризация и консолидация банков – глобальная тенденция, принимая во внимание тот факт, что обеспечение прибыльности становится все большим вызовом. Изменения в корреспондентских отношениях точно не будут главным поводом для дальнейшей реструктуризации”, – пояснили Русской службе Би-би-си в комиссии рынка финансов и капитала Латвии.

Там же отметили: на данный момент в список системно важных банков входят шесть кредитных учреждений, в том числе упомянутые Rietumu Banka и ABLV Bank.

По словам бывшего министра финансов Латвии Атиса Слактериса, именно системная значимость банка является тем фактором, на основании которого правительство принимает решение: дать банку утонуть в случае трудностей, или вкладывать в него деньги налогоплательщиков.

Так произошло и с банком Parex, национализация которого, по мнению многих экспертов, привела к дополнительным бюджетным сокращениям во время кризиса 2009 года.

“Главный принцип: может ли крах этого банка разрушить финансовую систему страны. Мы это решение координировали со скандинавами, чтобы не развернулся финансовый кризис. И нам это удалось”, – говорит Атис Слактерис.

Источник: //www.bbc.com/russian/features-39589297

Банки уходят в другой мир

Банки уходят в другой мир

Переход этот, скорее всего, будет единым для банков европейской зоны, и результаты мы, возможно, увидим уже через два года. У России, как выяснил портал Банки.ру, путь банков из офлайнового в виртуальный мир будет, как всегда, уникальный.

В еврозоне, страдающей от недостатка доверия к классическим банкам, все активнее заявляют о себе банки «виртуальные».

Они предлагают клиентам обычных кредитных учреждений всевозможные дополнительные онлайн-услуги и, поскольку относятся к интернет-проектам, не имеют нынешней «негативной» банковской репутации.

Эксперты полагают, что виртуальные банки вскоре могут стать общеевропейскими, но вот европейско-российскими — нет.

Типичным примером виртуального банка, который уже получил известность в Европе и, несмотря на всю свою виртуальность и глобальность сети Интернет, не претендует на территорию вне еврозоны, может считаться финский проект Holvi.

Он предлагает клиентам собственные дебетовые карточки и стандартные банковские услуги (переводы и платежи), а также дополнительные услуги, которые клиенты могут оказывать друг другу через магазин,чем-то напоминающий iTunes.

Изначально Holvi опирался на клиентскую базу и инфраструктуру банков группы Nordea. При этом, несмотря на наличие у упомянутой выше кредитной организации «дочки» в России, виртуальный банк Holvi даже в эту конкретную страну из Европы выходить не планирует. Почему так происходит — портал Банки.ру попытался узнать у экспертов.

Европу ведут к единому стандарту платежей

«О виртуальном банке Holvi я слышал, — рассказал Банки.

ру директор департамента розничного интернет-банкинга Промсвязьбанка Алгирдас Шакманас (он пришел в Промсвязьбанк из шведского Swedbank и не понаслышке знает о нынешней ситуации с банковскими услугами в Европе).

— Проект запустили пока только в Финляндии, но позиционируется он, действительно, как «общеевропейский». И в такой ориентации не только этого, но и других финансовых стартапов на всю еврозону есть логика».

По словам Шакманаса, нынешние планы виртуальных банков по захвату всей еврозоны можно связать с тем, что на территории Евросоюза сейчас вводятся единые платежные стандарты, создается единая общеевропейская платежная территория — Single Euro Payments Area (SEPA).

В соответствии с новыми стандартами проведения трансакций, одобренными регуляторами разных стран, в Европе обновляется банковский процессинг, а кроме того, строятся независимые (небанковские) процессинговые центры.

За счет этого регуляторы хотят уйти от монополизации рынка лидирующими в настоящее время игроками из числа крупнейших кредитных организаций.
Вполне вероятно, считает Шакманас, что через два-три года, когда небанковские процессинговые центры будут достроены, сегмент электронных платежей «откроется» для новых игроков. Другими словами, европейские стартапы, работающие на финансовом рынке, получат новую удобную «точку входа». Причем не в одну, а во множество европейских стран, поддерживающих стандарты SEPA.

Сейчас виртуальным банкам и другим новичкам европейского финансового рынка приходится «выпрашивать» услуги по обработке трансакций у банков.

В будущем же в лице независимых процессинговых центров европейские стартапы могут получить независимость от кредитных организаций, а также от конкретной страны, поскольку переводы за счет универсальных стандартов станут межгосударственными.

Собственно, зону действия финансовых проектов ограничивает упомянутая выше SEPA — общеевропейская платежная территория, куда, к сожалению, не входит Россия.

Виртуальные плюсы России — туманные законы и дремучие клиенты

По мнению Алгирдаса Шакманаса, у России есть свои мощные предпосылки для зарождения виртуальных банков. Во-первых, российский рынок банковских услуг по-прежнему недоразвит. Это говорит о следующем: клиенты еще не поделены десятком крупнейших банков, а следовательно, за них проще бороться стартапам.

Кроме того, использование массами современных финансовых сервисов в России только зарождается — у большинства людей нет стойких привычек и жестких привязанностей к дистанционным услугам конкретных банков. В Европе среди трех наиболее популярных ответов на вопрос: «Для чего вы используете Интернет?» — уже несколько лет фигурирует понятие «интернет-банкинг».

В России к этому сервису банки пока еще только пытаются приучить своих клиентов.

К этому стоит добавить, что европейское законодательство (несмотря на то, что упрощает трансграничные трансакции и стимулирует развитие небанковского процессинга) значительно жестче российского регулирует поведение игроков на финансовом рынке.

В России за счет лояльности законодателей ряд компаний, оперирующих «электронными деньгами», уже успели занять место в структуре национальной платежной системы. Теперь, получив определенный вес, «Яндекс.

Деньги», QIWI и прочие игроки будут пытаться продолжать развивать законодательство в нужную для себя сторону — в направлении «открытости» к небанковским услугам.

Пока длится кризис, виртуальные банки в Европе будут расцветать

Если взглянуть на европейский опыт, становится понятно, что здесь, в отличие от России, большинству инноваций финансовый рынок изначально обязан банкам. Именно они запускали самые передовые платежные сервисы и предлагали клиентам современные дистанционные услуги.

Характерным примером может служить британский банк Barclays с его самым продвинутым на рынке электронным мобильным кошельком Pingit. Те же платежные терминалы в Евросоюзе внедряли опять-таки банки, заказывая при этом устройства с суперсовременным дизайном.

Пример — испанский банк BBVA, заказавший для своих нужд терминальные устройства, напоминающие гигантский iPhone.

Стимулом же для развития небанковских финансовых стартапов в целом и виртуального банкинга в частности в Европе послужил мировой финансовый кризис. Дело здесь в том, что классические банки были поставлены регуляторами в довольно сложные условия для получения прибыли.

Дошло до того, что в некоторых странах, например в Дании, само по себе содержание клиентских депозитов стало для ряда кредитных организаций чуть ли не убыточным. В связи с этим кредитные организации — не только датские, но и из других стран — начали искать новые пути для получения прибыли: банки стали увеличивать комиссии за переводы.

В итоге появились разного рода стартапы, помогающие сэкономить при трансграничных переводах и прочих операциях.

До тех пор, пока европейские банки будут связаны кризисом (увеличивающим риск на вложение средств) и доверие к кредитным организациям будет колебаться в зависимости от рыночной ситуации, стартапы в еврозоне будут если не процветать, то по крайней мере активно появляться.

Все там будем

Начальник отдела инноваций и развития работы с клиентскими сегментами Нордеа Банка Максим Чубак уверен, что «виртуализация» банков — это очередная логичная ступень развития банковской системы.

И так или иначе в виртуальную среду уйдут все.

Но если для одних банков это будет лишь важным, но не единственным каналом предоставления продуктов и сервисов, то другие будут строить на этом свой бизнес целиком.

Виртуальные банки, как полагает Чубак, как и банки обычные, с одной стороны, будут похожи друг на друга, поскольку все вынуждены действовать в рамках существующих законодательных ограничений и требований безопасности. «Другое дело, — поясняет Максим Чубак, — что «завернуть» свои услуги виртуальные банки могут в различную маркетинговую обертку, имитируя виртуальный магазин или же выбрав другую произвольную стилизацию».

Источник: //ipnalog.ru/art/59551-banki-uhodyat-v-drugoy-mir

Банкротство неизбежно: банки, которые покинули рынок, недооценив риски

Банки уходят в другой мир

Почему крупнейшие банки мира стали банкротами — читайте в материале

Банки-банкроты последних десятилетий dollarbits.com

23 февраля 1995 года была обнаружена одна из крупнейших финансовых афер, которая вывела с рынка один из наиболее респектабельных и старинных банков Англии — Бэрингс-банк. Редакция PaySpace Magazine предлагает вспомнить историю этого банка и другие крупные финучреждения, чья история оборвалась по разным причинам.

1. Barings Bank

Британский Barings Bank пережил Великую депрессию, Первую и Вторую мировые войны. Но роковым для него стали амбиции Ника Лисона, главы сингапурского отдела деривативных продаж

23 февраля 1995 года аудиторы британского Barings Bank обнаружили аферу одного из сотрудников банка, в результате которой потери финучреждения в два раза превысили его оборотный капитал. Спустя три дня, 26 февраля, банк с 233-летней историей был признан банкротом.

В обязанности Ника Лисона (имя виновного) входила скупка фьючерсов на одном рынке с практически одновременной продажей их на другом рынке по более высокой цене (торговля шла между Осакской биржей ценных бумаг в Японии и биржей SIMEX в Сингапуре).

Из-за небольшого промежутка времени между куплей и продажей фьючерсов, операции были надежными, но малоприбыльными. С дневного оборота в $1 млн можно было заработать только $1 тыс.

Желая увеличить прибыль, Лисон решил рискнуть, не ставя в известность руководство финучреждения. Он придерживал фьючерсы после покупки в ожидании более выгодного курса. Первое время такие сделки приносили банку огромную прибыль.

А подделка отчетности позволяла ТОП-менеджеру продолжать свои махинации.

Обман стало невозможно скрывать после 17 января 1995 года, когда землетрясение разрушило японский город Кобе. Это спровоцировало обвал на азиатском финансовом рынке, тогда как Лисону были необходимы противоположные результаты, чтобы оставаться на плаву. Банк не нашел поддержки государства и был признан банкротом. Самого Лисона приговорили к 6 годам тюрьмы.

Часто к неплатежеспособности банка ведет неправильно выстроенная стратегия, которой придерживаются целые отделы финучреждения. Так было в случае с Washington Mutual, самым большим банком, обанкротившимся за всю историю США.

2. Washington Mutual

Washington Mutual, специализировавшийся на ипотечном кредитовании, в том числе и на кредитах с высоким риском, стал жертвой ипотечного кризиса 2007 — 2008 годов

Американский банковский холдинг, специализировавшийся на ипотечном кредитовании, в том числе и на кредитах с высоким риском, стал жертвой ипотечного кризиса 2007 — 2008 годов.

Ссуды на жилье выдавались даже тем заемщикам, которым они были не по карману. У некоторых претендентов не требовали даже документы о доходах, предлагая лояльные условия выплаты займа.

При этом рекомендации отдела риск-менеджмента не принимались во внимание.

За последние годы существования было выдано свыше 45 миллиардов долларов кредитов высокого риска. На момент банкротства более половины всех займов были предоставлены заемщикам без необходимых документов. 120-летняя банковская империя обанкротилась 26 сентября 2008 года.

В 2008 году игры с ипотекой погубили не одно финучреждение. Банкротство Lehman Brothers Holdings, Inc, ставшее одной из самых ярких отправных точек мирового кризиса 2008 года, не перестают обсуждать по сей день.

3. Lehman Brothers

В описании причин банкротства четвертого по величине активов банка США есть даже теория заговора. Но большинство источников сходятся на том, что банк слишком увлекся выпуском ценных бумаг под ипотечное кредитование

Брокеры банка Lehman Brothers продавали будущие проценты по ипотечным облигациям. Такие обязательства не нуждались в регистрации и покупались в больших количествах. Когда банк продал все будущие проценты по реальным ипотечным ценным бумагам, которые находились в его собственности,  брокеры стали заключать контракты по ипотечным облигациям, которыми банк на самом деле не владел.

Пока на ипотечном рынке не начались проблемы, схема работала. Продавая новые контракты, банк погашал задолженность по предыдущим. Но падение рынка и необходимость выполнять требования владельцев контрактов пошатнуло позиции банка. Оказалось, что у Lehman Brothers нет ни средств, ни ценных бумаг.

В результате расследования выяснилось, что в банке знали о проблеме и успешно ее маскировали. В конце каждого квартала руководство банка переводило проблемные активы в отделение в Лондоне. Это позволяло улучшить показатели в отчетах. Потом активы выкупались по более высокой цене, что провоцировало дальнейший рост задолженности.

15 сентября 2008 года Lehman Brothers обратился в суд с заявлением о банкротстве и просьбой о защите от кредиторов. Это случилось на 158 году существования банка.

Как показывает история, банк также может исчезнуть вместе с целым государством. Яркое тому доказательство — банкротство Сбербанка СССР.

Крупнейшим банковским банкротством, которое затронуло в том числе и нашу страну, стала неплатежеспособность Сбербанка СССР

Банк был образован в 1987 году в результате реорганизации систем Государственных трудовых сберегательных касс СССР.

К 1990 году банк стал коммерческим специализированным банком — он привлекал средства населения, а потом использовал их для кредитования. Госбанк СССР гарантировал сохранность вкладов.

Но с распадом Советского союза Банк трудовых сбережений и кредитования не смог выполнять свои обязательства перед вкладчиками и самоликвидировался.

В 2007 году российские эксперты оценивали оставшийся долг Сбербанка СССР перед населением в 10—12 трлн руб. По действующему на то время курсу задолженность составляла $380—460 млрд.

Не удалось избежать банкротств в банковской сфере и в Украине. За последние четыре года половина банков были признаны неплатежеспособными. Среди 10 крупнейших украинских банков-банкротов Дельта Банк, Банк Финансы и Кредит и другие.

ВАС ЗАИНТЕРЕСУЕТ — ТОП-10 самых старых банков мира

Источник: //psm7.com/review/pochemu-krupnejshie-banki-mira-stali-bankrotami.html

Европу ведут к единому стандарту платежей

«О виртуальном банке Holvi я слышал, — рассказал директор департамента розничного интернет-банкинга Промсвязьбанка Алгирдас Шакманас (он пришел в Промсвязьбанк из шведского Swedbank и не понаслышке знает о нынешней ситуации с банковскими услугами в Европе). — Проект запустили пока только в Финляндии, но позиционируется он, действительно, как «общеевропейский». И в такой ориентации не только этого, но и других финансовых стартапов на всю еврозону есть логика».

По словам Шакманаса, нынешние планы виртуальных банков по захвату всей еврозоны можно связать с тем, что на территории Евросоюза сейчас вводятся единые платежные стандарты, создается единая общеевропейская платежная территория — Single Euro Payments Area (SEPA).

В соответствии с новыми стандартами проведения трансакций, одобренными регуляторами разных стран, в Европе обновляется банковский процессинг, а кроме того, строятся независимые (небанковские) процессинговые центры.

За счет этого регуляторы хотят уйти от монополизации рынка лидирующими в настоящее время игроками из числа крупнейших кредитных организаций.
Вполне вероятно, считает Шакманас, что через два-три года, когда небанковские процессинговые центры будут достроены, сегмент электронных платежей «откроется» для новых игроков. Другими словами, европейские стартапы, работающие на финансовом рынке, получат новую удобную «точку входа». Причем не в одну, а во множество европейских стран, поддерживающих стандарты SEPA.

Сейчас виртуальным банкам и другим новичкам европейского финансового рынка приходится «выпрашивать» услуги по обработке трансакций у банков.

В будущем же в лице независимых процессинговых центров европейские стартапы могут получить независимость от кредитных организаций, а также от конкретной страны, поскольку переводы за счет универсальных стандартов станут межгосударственными.

Собственно, зону действия финансовых проектов ограничивает упомянутая выше SEPA — общеевропейская платежная территория, куда, к сожалению, не входит Россия.

Виртуальные плюсы России — туманные законы и дремучие клиенты

По мнению Алгирдаса Шакманаса, у России есть свои мощные предпосылки для зарождения виртуальных банков. Во-первых, российский рынок банковских услуг по-прежнему недоразвит.

Это говорит о следующем: клиенты еще не поделены десятком крупнейших банков, а следовательно, за них проще бороться стартапам.

Кроме того, использование массами современных финансовых сервисов в России только зарождается — у большинства людей нет стойких привычек и жестких привязанностей к дистанционным услугам конкретных банков.

В Европе среди трех наиболее популярных ответов на вопрос: «Для чего вы используете Интернет?» — уже несколько лет фигурирует понятие «интернет-банкинг». В России к этому сервису банки пока еще только пытаются приучить своих клиентов.

К этому стоит добавить, что европейское законодательство (несмотря на то, что упрощает трансграничные трансакции и стимулирует развитие небанковского процессинга) значительно жестче российского регулирует поведение игроков на финансовом рынке.

В России за счет лояльности законодателей ряд компаний, оперирующих «электронными деньгами», уже успели занять место в структуре национальной платежной системы. Теперь, получив определенный вес, «Яндекс.

Деньги», QIWI и прочие игроки будут пытаться продолжать развивать законодательство в нужную для себя сторону — в направлении «открытости» к небанковским услугам.

Пока длится кризис, виртуальные банки в Европе будут расцветать

Если взглянуть на европейский опыт, становится понятно, что здесь, в отличие от России, большинству инноваций финансовый рынок изначально обязан банкам. Именно они запускали самые передовые платежные сервисы и предлагали клиентам современные дистанционные услуги.

Характерным примером может служить британский банк Barclays с его самым продвинутым на рынке электронным мобильным кошельком Pingit. Те же платежные терминалы в Евросоюзе внедряли опять-таки банки, заказывая при этом устройства с суперсовременным дизайном.

Пример — испанский банк BBVA, заказавший для своих нужд терминальные устройства, напоминающие гигантский iPhone.

Стимулом же для развития небанковских финансовых стартапов в целом и виртуального банкинга в частности в Европе послужил мировой финансовый кризис.

Дело здесь в том, что классические банки были поставлены регуляторами в довольно сложные условия для получения прибыли. Дошло до того, что в некоторых странах, например в Дании, само по себе содержание клиентских депозитов стало для ряда кредитных организаций чуть ли не убыточным.

В связи с этим кредитные организации — не только датские, но и из других стран — начали искать новые пути для получения прибыли: банки стали увеличивать комиссии за переводы. В итоге появились разного рода стартапы, помогающие сэкономить при трансграничных переводах и прочих операциях.

До тех пор, пока европейские банки будут связаны кризисом (увеличивающим риск на вложение средств) и доверие к кредитным организациям будет колебаться в зависимости от рыночной ситуации, стартапы в еврозоне будут если не процветать, то по крайней мере активно появляться.

Все там будем

Начальник отдела инноваций и развития работы с клиентскими сегментами Нордеа Банка Максим Чубак уверен, что «виртуализация» банков — это очередная логичная ступень развития банковской системы.

И так или иначе в виртуальную среду уйдут все.

Но если для одних банков это будет лишь важным, но не единственным каналом предоставления продуктов и сервисов, то другие будут строить на этом свой бизнес целиком.

Виртуальные банки, как полагает Чубак, как и банки обычные, с одной стороны, будут похожи друг на друга, поскольку все вынуждены действовать в рамках существующих законодательных ограничений и требований безопасности. «Другое дело, — поясняет Максим Чубак, — что «завернуть» свои услуги виртуальные банки могут в различную маркетинговую обертку, имитируя виртуальный магазин или же выбрав другую произвольную стилизацию».

о банковском рынке

Источник: //www.prostobankir.com.ua/it/stati/banki_uhodyat_v_drugoy_mir

Клиенты банков уходят в онлайн

Банки уходят в другой мир

mobidrive.ru

С 1 ноября Сбербанк открыл бесплатный доступ для юридических лиц и индивидуальных предпринимателей к открытию банковских счетов и подключению к корпоративному интернет-банку Сбербанк Бизнес Онлайн. РБК Вологодская область решил проверить, насколько актуально такое предложение на рынке интернет-банкинга.

Оказалось, более чем.

Невероятная свобода

«Честно говоря, даже страшновато оказываться в пустом зале банка, где еще пару лет стояли очереди к операционистам из предпринимателей и руководителей предприятий», — делится впечатлениями знакомый предприниматель. Год назад он перешел на систему «Клиент-банк» одного из крупных госбанков и в банковском офисе появляется лишь изредка, когда нужно получить официальную справку или продлить договор обслуживания.

«Не все, конечно, удобно в работе программы, — делится впечатлениями собеседник РБК, — но все-таки это лучше, чем традиционный банковский офлайн — экономится куча времени».

Директор аудиторской компании «Ирбис» Елена Корнева признается, что подавляющее число ее клиентов — малых и средних предпринимателей — перешли на банковское обслуживание онлайн.

«Даже те, кто совсем недавно относился к интернет-банкингу с подозрением и клялся, что никогда не будет им пользоваться, сегодня стали пользователями этой услуги», — говорит Корнева.

Сравнение основных пакетов тарифов на обслуживание в разных интернет-банках показывает, что они находятся примерно на одном ценовом уровне. Основная конкурентная борьба идет в сферах безопасности и качества услуг. Здесь действуют две основные модели.

В первой преобладает акцент на безопасности.

Такие банки, как, например, ВТБ или СГБ предлагают своим клиентам загружать на свои компьютеры специальные программы «клиент-банк», доступ к которым осуществляется с помощью специальных электронных ключей — специальной программы, записанной на флэшку, которую необходимо каждый раз вставлять в ноутбук, чтобы войти в программу, а потом еще получить и пароль доступа по SMS.

В обмен на якобы гарантированную банком безопасность клиент получает ограниченную услугу — он может воспользоваться интернет-банкингом только с ограниченного числа устройств: ноутбука (в лучшем случае), а то и со стационарного компьютера, установленного в офисе. К тому же программы «клиент-банк» поддерживают не все типы браузеров и даже операционных систем.

Гораздо большую свободу своим клиентам предлагают такие банки, как уже упомянутый Сбербанк или изначально полностью «виртуальный» банк Тинькофф. В случае использования их интернет-банкинга клиенту не нужно ничего скачивать.

Достаточно один раз заключить договор, зарегистрироваться на центральном сервере банка, а потом пользоваться его услугами в любом месте и с любого гаджета, включая, смартфон — прямо из браузера или мобильного приложения.

«Это дает невероятную свободу, — делится Елена Корнева, — можно всегда быть на связи с банком, даже в выходные дни и в отпуске.

Насколько это безопасно? Если судить по участившимся сообщениям о проделках разного рода хакеров, то не очень.

Но, наверное, это неизбежная плата за удобство, как и постоянная угроза терроризма — плата за возможность пользоваться благами цивилизации. С этим приходится просто смириться».

Чей онлайн-банк дороже

Специалисты из аналитического агентства Markswebb Rank & Report провели исследование стоимости дистанционных услуг (интернет- или мобильного банкинга) в 30 банках с наибольшим числом онлайн-клиентов.

Изучив тарифы 30 банков, аналитики пришли к выводу, что в большей степени на стоимость дистанционного обслуживания для клиентов влияют разовые комиссии за переводы в сторонние банки по номеру карты (варьируются от 0,5% до 2%) и по номеру счета (варьируются от 0,1% до 1%, не взимаются в «Тинькофф банке», Ситибанке и «Кредит Европа банке»).

По их данным, внутрибанковские переводы бесплатны во всех 30 банках, но в некоторых из них есть ограничения. Например, Сбербанк берет комиссию за переводы на карту, выпущенную в другом городе, отмечают исследователи.

Абонентские платежи за подключение и обслуживание каналов ДБО почти во всех исследованных банках отсутствуют. В 28 из 30 банков нет платы за подключение интернет-банка и пользование сервисом. Исключение — УБРиР, в котором обслуживание интернет-банка стоит 100 руб. в год.

Результаты расчетов показали, что в октябре самые демократичные условия дистанционного обслуживания среди 30 банков предоставлял «Тинькофф банк», который дает возможность бесплатного подключения и использования интернет- и мобильного банка. Его клиенты не платят даже за перевод в другой банк по номеру карты (при общей сумме межбанковских переводов по номеру карты в пределах 20 000 руб. в месяц), указывает представитель Markswebb Rank & Report.

«Сбербанк входит в число банков с самым большим размером комиссий за операции переводов в другие банки по номеру счета (1%).

Комиссии за все остальные операции, которые существенно влияют на общую стоимость обслуживания — переводы в другие банки по номеру карты, упрощенное погашение кредитов в других банках, — находятся на уровне не ниже среднего.

В совокупности это дает высокую общую стоимость обслуживания», — отмечают авторы исследования.

Представитель Сбербанка напоминает, что в Сбербанк онлайн без комиссии с клиента совершается 70% платежей: оплата налогов, пошлин, услуг связи и интернета, услуг большинства поставщиков услуг ЖКУ. Он продолжает: «Комиссия при уплате штрафов ГИБДД составляет 1%, но не более 500 руб.

За переводы на счета в другие кредитные организации, в том числе и погашение кредитов, взимается комиссия с физического лица в размере 1%, но не более 1000 руб., на карты в другие банки по номеру карты — 1,5% от суммы перевода, но не менее 30 руб.

Но более 90% переводов осуществляется между клиентами Сбербанка как по номеру карты, так и по номеру телефона клиента без взимания комиссии с клиента».

Одним из самых дорогих, по данным Markswebb Rank & Report, оказалось ДБО для граждан в банке «Восточный», который берет достаточно высокую по сравнению с остальными банками комиссию за переводы в другие банки по номеру счета и карты, за погашение кредитов, оплату ЖКУ и единственный взимает комиссию за оплату городского телефона.

Влияние на выживаемость

Что касается дополнительных услуг, предлагаемых интернет-банкингом, вроде интеграции с такими бухгалтерскими системами, как 1С, или даже обещанием помочь своим клиентам (особенно индивидуальным предпринимателям) в составлении отчетов для налоговых органов, то здесь собеседница РБК настроена скептично:

«Да, многие системы предлагают интеграцию с бухгалтерскими программами и даже выгружают массивы первичных банковских документов, но довольно часто делают это несколько «косячно» — все равно приходится проверять, — рассказывает директор «Ирбиса». — Возможно, при большом объеме платежей такие услуги могут быть удобны. Если же обороты невелики, надежнее делать все «в рукопашную».

Насколько совершенствование банковской инфраструктуры влияет на развитие самого предпринимательства в стране и регионе? На этот вопрос эксперты не могут дать однозначного ответа.

Скорее всего, это влияние опосредованное и довольно слабое.

Иначе, наверное, аналитики PricewaterhouseCoopers (PwC) Russia не фиксировали бы существенного за последние 6 лет снижения числа индивидуальных предпринимателей в целом по стране (-13%) и в Вологодской ости, в частности — здесь их стало на 30% меньше за тот же период.

По мнению директора департамента по оказанию услуг органам государственной власти и общественному сектору PwC в России Юлии Копцевой, которое приводят «Ведомости», ключевая причина, влияющая на рост индивидуального предпринимательства — степень благоприятности бизнес-климата.

Серьезное влияние на «выживаемость» предпринимателей оказывают и фискальные эксперименты властей:

«Многие предприниматели нашего региона, например, не пережили двукратного повышения страховых взносов в 2013 году», — свидетельствует в комментарии РБК Вологодская область замдиректора череповецкого Агентства городского развития Оксана Лукьяненкова.

Евгения Васильева
РБК Вологодская область
«РМ»

Интернет-банкинг в России подвергнут тотальной проверке

Проверка безопасности интернет-, мобильного и прочих видов дистанционного банкинга начнется уже в 2017 году.

Качество платежных сервисов банков будут проверять с точки зрения защищенности от киберугроз, говорится в «Обзоре финансовой стабильности», опубликованном 2 декабря Центробанком.

Хотя дистанционный банкинг в России существует давно, до сих пор эта сфера никак госорганами не контролировалась. Каждый банк обеспечивал (если вообще обеспечивал) безопасность клиентских операций по дистанционным каналам так, как считал нужным.

Как свидетельствует обзор, регулятор не намерен ограничиваться одной лишь проверкой безопасности онлайн-банков и дистанционных платежных услуг для корпоративных клиентов (системы «клиент—банк» и т.п.).

ЦБ также обещает ввести сертификацию таких дистанционных сервисов «на соответствие требованиям информационной безопасности».

То есть, по сути, ввести регулирование в данной сфере, закрепив требования, которым должны будут в обязательном порядке соответствовать дистанционные банковские сервисы.

Источник — РБК

Отправить

  • Сбербанк выводит «Мир» на орбиту День дурака

Источник: //samolet.media/posts/1801

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.