+7(499)-938-42-58 Москва
+7(800)-333-37-98 Горячая линия

Банки накануне революции

Банки накануне революции

Банки накануне революции

Поступательному экономическому развитию в Российской Федерации, другими словами планомерному, четкому, размеренному, без чумы и потрясений, все время что-то мешает. А финансовая система — отражение экономического развития, исходя из этого и денежный рынок у нас начинается в режиме хронического землетрясения.

Сейчас, во втором десятилетии ХХI века, жизни банков мешает внедрение норм Базеля III и виртуозное воровство денег клиентов со квитанций банков его менеджерами либо акционерами. Век назад формированию банков мешали Первая мировая и революция с коммунистами.

А в это же время в начале ХХ века с банковской совокупностью в Российской Федерации все было весьма кроме того хорошо. Она была многообразна. К 1914 году в России трудились 600 кредитных отделений и 1800 учреждений банков.

Все денежные организации делились на три категории: национальные, публичные и частные. К национальным относились Госбанк, Рабочая группа погашения национальных долгов, Национальные сберегательные кассы, Национальный дворянский земельный банк и Крестьянский поземельный банк.

А не Национальный банк ли ты?

промышленности и Кредитование торговли Госбанк осуществлял как напрямую — через сеть собственных отделений и контор, так и через выделение денег коммерческим банкам

Госбанк — основной банк в дореволюционной России — был создан в 1860 году в соответствии с указом Александра II на базе реорганизованного Национального коммерческого банка. Он был создан для «оживления торговых упрочения» и «оборотов финансовой кредитной совокупности».

Главный капитал, первоначально выделенный ему из казны, составлял 15 млн рублей, резервный — 3 млн рублей. В соответствии с собственному уставу, банк был органом кратковременного коммерческого кредита. промышленности и Кредитование торговли Госбанк осуществлял как напрямую — через сеть собственных отделений и контор, так и через выделение денег коммерческим банкам.

При создании Госбанка к нему от Национального коммерческого банка перешли семь контор. В начале 1917 года в состав Госбанка входили 11 контор, 133 постоянных и 5 временных отделений, 42 агентства при зернохранилищах. Помимо этого, в это время Госбанк руководил банковскими операциями, каковые осуществлялись в 793 казначействах.

Кроме этого банк поддерживал финансами Национальный дворянский земельный и Крестьянский поземельный банки. При его помощи создавались общества и акционерные банки обоюдного кредита.

Национальный облигационный центр вся Руси

Рабочая группа погашения национальных долгов, трудившаяся в царской России, была создана 27 мая 1810 года, и также была национальным органом. Подчинялась рабочая группа минфину. Имела в собственном составе три отделения.

второе и Первое ведали учетом долгов, их выплатой и погашением процентов. А третье осуществляло прием, хранение и выдачу нужных для этого денежных средств, приобретаемых от казначейства. Рабочая группа вела первый экземпляр Национальной долговой книги, в которой учитывались срочные и бессрочные внутренние и внешние долги царской России.

Второй экземпляр данной книги пребывал в министерстве финансов.

Предтеча Сберегательного банка

Незадолго до Первой Мировой около 46% суммы взносов принадлежало деревенским вкладчикам

Сбербанк России привык именовать себя преемником Национальных сберегательных касс. Как раз исходя из этого Сбербанк рекламирует себя как банк, разменявший второй век. На входе в основное строение Сберегательного банка на улице Вавилова в Москве кроме того стоит монумент первому вкладчику России.

Так, самый первый взнос в размере 10 серебряных рублей 1 (13 по новому стилю) марта 1842 года положил на счет в только что открывшуюся в Петербурге сберкассу Николай Кристофари.

Незадолго до Первой Мировой около 46% суммы взносов принадлежало деревенским вкладчикам. Сеть из 1000 национальных сберегательных касс, включающая 1286 отделений, глубоко разрослась как раз в сельской местности. Талант Национальных сберкасс приспосабливаться к непростым экономическим обстановкам проявился в годы Первой Мировой.

Так, в 1914 году была облегчена процедура выдачи средств воинам на фронте — из полевых касс с тех квитанций, каковые были открыты в отделениях, находящихся в тылу.

В 1915 году полевым кассам не запрещалось принимать взносы по «тыловым» сберегательным книжкам, кроме этого были отменены предельные суммы частичных выдач.

В том же 1915 году русским пленным разрешалось переводить деньги со счета на счет без предоставления сберегательной книжки — по письменному требованию военнопленного воина.

В 1916 году была создана программа по привлечению к сберегательному делу православных храмов, и в 1917 было открыто 900 касс при православных приходах.

Не обращая внимания на эвакуацию десятков отделений из полосы военных действий, во время 1914–1917 годов число сберкасс выросло на 65%. А количество размещенных в них денег увеличился в 2,3 раза. В портфеле сберегательных касс к 1917 году было 88 900 страховых соглашений.

Национальные сберегательные кассы трудились бесперебойно и в дни февральской революции 1917 года, оставаясь очагами стабильности.

Россельхозбанк: один для дворянства, второй для крестьян

Национальный дворянский земельный банк был основан в 1885 году для поддержания землевладения потомственных аристократов. Размешался банк в Петербурге по адресу: Адмиралтейская набережная, дом 14.

Банк трудился на европейской части России, но наряду с этим не кредитовал аристократов с «периферии». Так, он не трудился в Великом княжестве Финляндском, Царстве Польском, Закавказье и Прибалтийских губерниях. Ссуды выдавались помещикам под залог их земельных владений и достигали 60–75% от цены почвы.

Наряду с этим цена почвы считалась не в чистом выражении, а с обременением налогами. Сроки кредитов были весьма громадны: сперва 48 лет четыре месяца, позднее кредиты выдавались и на 51 год, а после этого и до 66 лет шести месяцев. Процент, уплачиваемый по ссуде, составлял в 1880-х годах 5–6%, а к 1897 году был снижен до 3,5%.

Кредит Крестьянского поземельного банка имел строго определенное назначение — лишь на приобретение почвы

Крестьянский Поземельный банк был создан в 1882 году. В 1911 году в Российской Федерации началась земельная реформа — вышло положение о землеустройстве, на основании которого формировались отрубные и хуторские хозяйства.

Они создавались за счет ликвидации так называемой чересполосицы. Отрубом именовался участок, забранный вместо разрозненных полос на многих земельных угодьях и полях, на участок в одном месте, что считался равноценным.

Наряду с этим у крестьянина оставался кроме этого двор в деревне.

Хутор же воображал собой место, куда крестьянин переходил со всем своим хозяйством на собственный участок.

У Крестьянского поземельного банка было право самостоятельно скупать почвы, прежде всего у помещиков, а после этого реализовывать их крестьянам. Срок выдаваемых банком ссуд первоначально устанавливался от 24 лет шести месяцев до 34 лет шести месяцев. Ссудный процент равнялся 7,5–8,5% годовых.

Кредит Крестьянского поземельного банка имел строго определенное назначение — лишь на приобретение почвы.

И многообразие денежно-финансовых альянсов

Публичных и частных банков было в Российской Федерации очень много. К ним относились 50 акционерных коммерческих банков, 300 городских кредитных городских и обществ публичных банков, и земские банки, общества обоюдного поземельного кредита, начавшие работу еще во второй половине 60-ых годов XIX века.

Центром страны в ту пору был Петербург, исходя из этого «впереди России всей» шли как раз петербургские банки

Имелись у нас в 1914 году и 80 обществ обоюдного кратковременного кредита, 15 450 ссудо-сберегательных товариществ, 16 000 кредитных товариществ, и сельские, волостные и кассы и станичные банки самые крупными банками в ту пору были Петербургский интернациональный банк, основанный во второй половине 60-ых годов XIX века, Русский банк для внешней торговли — трудился с 1871 года, Петербургский учетный и ссудный банк — основан во второй половине 60-ых годов XIX века, Петербургский личный коммерческий банк — открылся в первой половине 60-ых годов девятнадцатого века, Азовско-Донской коммерческий банк — трудившийся с 1890 года, и Волжско-Камский банк, основанный за 30-летний период до XX века.

Были финучреждения помельче, чем ссудные кассы и банки. В Российской Федерации перед революцией трудилось 11 кредитных альянсов, каковые объединяли 558 товариществ и 4724 публичных крестьянских учреждений небольшого кредита.

Бурный расцвет финансовой системы начался в Российской Федерации в 90-е годы XIX века — как раз тогда начался экономический подъем страны.

Центром страны в ту пору был Петербург, исходя из этого «впереди России всей» шли как раз петербургские банки.

Данный период экономического процветания России в советской истории принято было именовать термином «сращивание банковского и промышленного капитала». Наибольшие банки в те годы начинали бурно финансировать промышленность.

Так, в 1900 году Петербургский интернациональный банк был заинтересован в участии деньгами более чем в 30 концессиях, Петербургский учетный и ссудный банк также проявлял интерес к финансированию порядка трех десятков фирм.

В деятельности разных промышленных обществ деятельно принимали участие такие банки, как Русский банк для внешней торговли, Русский торгово-промышленный банк и Петербургский личный.

На базе совместного финансирования индустрии начали складываться банковские группы.

Громадную роль в развитии процесса сращивания банковского и промышленного капиталов сыграл финансовый кризис 1900–1903 годов. В условиях очень негативной хозяйственной конъюнктуры банки стремились порвать контакты с фирмами, в финансировании которых они принимали участие в годы подъема. Но сделать это получалось далеко не всегда.

Более того, обычно приходилось поддерживать такие предприятия новыми кредитами. В следствии во время кризиса при количественном сокращении связей банков с индустрией прочность сохранившихся контактов повысилась.

В данной ситуации ответственное место во время с 1903–1914 годов занимает деятельность больших банков, причем центрами заинтересованностей этих банков становятся, кроме Петербурга, промышленности и города торговли. Одновременно с этим происходит исчезновение многих провинциальных банков. Начало XX века стало периодом их вымирания.

В Российской Федерации незадолго до Перовой всемирный войны акционерные коммерческие банки за относительно маленькие сроки выросли в огромные учреждения, забравшие в собственные руки торговлю страны и всю промышленность

Обстоятельство исчезновения банков — сильная борьба со стороны больших банков, открывавших собственные филиалы в тех городах, где были провинциальные. Большая часть этих банков закрывались, кое-какие становились филиалами больших банков. Наровне с процессом централизации банковского дела в Санкт-Петербурге разворачивается процесс концентрации, другими словами слияния двух и более банков.

Сейчас вся финансовая система начинается приблизительно по такому же сценарию. Разве лишь отечественный ЦБ еще лицензии придумал — как выдавать, так и отзывать.

В итоге в Российской Федерации незадолго до Перовой всемирный войны акционерные коммерческие банки за относительно маленькие сроки выросли в огромные учреждения, забравшие в собственные руки торговлю страны и всю промышленность. Не обращая внимания на кризисы, у них был заметен значительный рост бизнеса — капиталов, вкладов, активных операций и сети отделений.

Со времени Первой Мировой начался закат русском финансовой системы. А в 1917 к власти пришли коммунисты.

Продолжение цикла публикаций, в которых Bankir.Ru вспоминает про состояние и устройство денежной совокупности России ровно сто лет назад, просматривайте в ближайшее время.

От «Катеньки» к свастике, либо Финансовая эволюция напротив История наличных денег в Российской Федерации начала XX века необычна, стремительна а также в чем-то трагична.

По окончании непродолжительного, но столь блестящего периода расцвета денежной совокупности пришла разруха.

К 1917 году было стёрто с лица земли все: и российский золотомонетный стандарт, и платежеспособность денег, и, пожалуй это самое печальное, доверие населения к наличным.

, которые вам, наверника будут интересны:

Источник: http://kbrbank.ru/banki-nakanune-revoljucii/

​5 маленьких революций

Банки накануне революции
Революция, о которой так много говорили большевики финтеха, почти свершилась коллаж Дарья Шурупова/Banki.

ru

Сегодня мы находимся в точке перед началом «большого взрыва» в финансовых технологиях в России. Накануне любого бума революционные изменения должны, как хорошее вино, настояться.

Пройти этап евангелистов — когда инновациями пользуются только самые смелые и продвинутые.

Этап тестирования подходит к концу — большое количество инновационных решений уже получило в России по несколько тысяч пользователей, и их основатели готовы к массовому старту.

Вот лишь несколько самых кардинальных изменений нашей финансовой жизни в самое ближайшее время.

1. Дистанционное открытие счетов для покупки ценных бумаг на бирже

Все крупнейшие участники рынка научаться делать это до конца 2017 года. Привлекать клиентов, чтобы они инвестировали в акции, благодаря удаленной идентификации уже сегодня стало в несколько раз проще и дешевле, чем пару лет назад.

Изменит ли это инвестиционную картину в России? Изменит, и кардинально.

За всю российскую историю всего чуть более 1,3 млн человек покупали акции на бирже, притом что в развитых странах небанковскими инвестиционными продуктами пользуется от 10% до 70% активного населения.

При этом в России без каких-либо ограничений можно покупать акции около 200 зарубежных эмитентов и все российские ценные бумаги — по сути, мы находимся в тех же условиях, хотя и раза в 3—4 беднее.

Моя оптимистичная оценка — в ближайшие пять лет еще порядка 10 млн жителей России станут инвестировать в ценные бумаги. Не только потому, что это будет делать проще, но и потому, что есть налоговые льготы от государства и объективная экономическая реальность — доходность по вкладам уже сегодня мало кого радует. Люди ищут альтернативы.

2. Появление индивидуализированных финансовых решений и продуктов

Существует две парадигмы относительно сохранения приватности нашей личной жизни в будущем. Я склонен придерживаться той, в которой мы не сможем жить инкогнито и в итоге не спрячемся от инновационных маркетологов.

Распознавание лиц в магазинах, обработка больших данных — лишь первые ласточки. Даже если законодательно будет закреплена невозможность узнать Ф. И. О.

пользователя, вряд ли это убережет вас от получения индивидуального решения от финансистов.

Но так ли это плохо? Так ли плохо — исходя из возраста, пола, склонности к риску, семейного положения, образа жизни, профессии и заветных целей — получить действительно нужное вам финансовое решение, позволяющее прийти к этой своей заветной цели? Мы сами не знаем о себе столько, сколько может дать обработка массивов данных о нашем образе жизни. На выходе могут появиться несколько десятков индивидуальных финансовых решений, которые еще сильнее привлекут россиян на финансовый рынок. Как максимум — продукты просто станут именными.

3. Осознание большой долей населения, что пенсии не будет

Формально, конечно, никто в России пенсии в ближайшее время не отменит. Но именно сейчас — в момент, когда ставится под вопрос целесообразность накопительной ее части и предлагаются очередные реформы, — к работающим гражданам приходит осознание того, что надо создавать «запас прочности» самим.

Отсутствие адекватной пенсии на самом деле является очень сильным стимулом для того, чтобы повысить собственную финансовую грамотность, изучить новые финансовые инструменты и начать создавать собственные альтернативные условные пенсионные фонды.

Я уверен, что будут появляться финтех-стартапы и прочие сервисы, направленные именно на независимое решение проблемы будущей пенсии. Причем они точно не будут являться формальными пенсионными институтами, поскольку к таким институтам слишком сильно подорвано доверие.

Но вряд ли кто-то помешает россиянам в складчину приобретать недвижимость для сдачи в аренду или формировать с помощью робота-консультанта диверсифицированный пакет ценных бумаг.

Появлению таких решений будет способствовать и стремление ответственных детей помочь с пенсией своим родителям — идея семейного пенсионного фонда очень актуальна.

4. Страхование станет более дешевым и популярным

До сих пор размер вознаграждения посредников-агентов во многих видах страхования составляет до 30% — немаленький кусок пирога, который вполне может привлечь появление «убероподобных» решений в России. Кроме того, российские страховые компании пока тоже не особенно склонны создавать индивидуальные страховые решения, которые бы строились на полном анализе профиля страхователя.

Хотя современные методы обработки информации точно способны решить такую задачу.

Появляются стартапы, предлагающие при формировании продукта «медицинское страхование» анализировать сотрудников компаний по целому ряду критериев: очевидно, что молодые трудовые коллективы обойдутся страховой компании дешевле, а общая экономия может достигать здесь до 50—80%. Тот же подход оправдан и при инвестиционном страховании — продукте, который также может быть «заменителем» официальной пенсии.

Рост продаж более распространенных страховых продуктов, таких как каско, будет тоже связан именно с индивидуализированными решениями и удешевлением за счет использования Интернета как основного канала продаж.

По большому счету, можно легко отказаться от страховых агентов в автосалонах, а модели оценки рисков конкретного страхователя могут существенно усложниться и начать учитывать самые неожиданные особенности клиента.

И здесь возможный потенциал снижения стоимости — до 50%.

Высокая маржинальность и реальная востребованность страховых продуктов вполне могут создать бум новых финансовых решений уже в 2017—2018 годах.

5. Суперпростые интерфейсы, доступные для всех возрастов

Принято считать, что новые финансовые решения и продукты предназначены для относительно молодой аудитории. А кто-то вообще ошибочно уточняет: только для студентов. Вместе с тем даже поколение сегодняшних пенсионеров без особых проблем осваивает интернет-банки или программы для покупки акций. Большой процент «возрастных» клиентов подтвердят многие финтех-стартапы.

Однако практика показывает, что финансовые решения не достигли пока максимальной простоты, хотя уже и не являются инструментами исключительно для профессионалов.

К примеру, популярные программы для покупки акций раньше содержали десятки окон и таблиц, а уже сегодня покупать Apple, «Газпром» или Сбербанк можно из простого мобильного приложения.

Причем отечественный финтех совершенно оправданно смотрит на зарубежные примеры в этой сфере и поэтому развивается очень стремительно.

Если ваш дедушка еще не купил акции , подождите совсем чуть-чуть. Интерфейсы становятся очень интуитивными и доступными. Хотя совсем скоро не нужны будут и они — дедушка просто будет голосом командовать своим персональным электронным трейдером.

Дмитрий ПАНЧЕНКО, основатель Freedom24.ru, для Banki.ru

Источник: https://www.banki.ru/news/daytheme/?id=9610993

В.Катасонов: Центральный банк – главное детище и венец буржуазной революции

Банки накануне революции

Позволю себе не согласиться с учебниками по истории, утверждающими, что главными инициаторами, организаторами и бенефициарами буржуазных революций были ремесленники, торговцы и фермеры.

Нет, таковыми были в первую очередь ростовщики.

Им было тесно в своём «подполье», так как в христианском мире существовали жёсткие ограничения и даже запреты на предоставление денег и иного имущества под процент. 

Главным непосредственным результатом буржуазной революции обычно называют ликвидацию или ограничение монархической власти и создание парламентов как институтов демократии. Удивительно, но с этим тезисом все соглашаются. А я согласиться не могу. Потому что главным институтом, родившимся в результате буржуазных революций, был центральный банк.

Тема центральных банков аккуратно обходится в учебниках по политологии или по теории государства и права. Правда, в доверительных беседах профессора признают, что центральный банк также является органом власти, но «не признанным».

Мол, это неформальный орган власти, которую можно поставить на пятое место: после трёх «признанных» и СМИ, называемых четвёртой властью. Однако я не могу согласиться и с тем, что центральный банк называют всего лишь пятой властью: по значимости, по влиянию на жизнь общества этот институт стоит на первом месте.

Это первая власть, а парламенты, как их ни называй – конгрессами, национальными собраниями, радами, курултаями и т. п. – оказываются за редкими исключениями лишь ширмами. 

Ещё центральные банки называют институтами, осуществляющими эмиссию денег. Иногда добавляют, что ЦБ – это кредитор последней инстанции, орган банковского надзора, финансовый мегарегулятор.

Однако вы нигде не прочтёте, что это генеральные штабы ростовщиков (сегодня они себя называют банкирами), что это пункты управления банковскими картелями, что это верховные властные структуры. То есть они управляют и парламентами, и органами исполнительной власти, и судами.

А заодно и средствами массовой информации. Вспомним циничную фразу Меира Ротшильда (1744-1812): «Дайте мне управлять деньгами страны, и мне нет дела, кто будет устанавливать там законы».

История последних двух веков даёт бесчисленное множество свидетельств того, что именно банкиры управляют странами, развязывают войны, дают направление ходу событий в сфере международных отношений.

Великобритания

Считается, что буржуазная революция на островах Туманного Альбиона началась в 1640 году. Длилась она долго, революционный процесс закончился в 1688-89 годах.

Произошла так называемая «Славная революция»: подпавший под контроль ростовщиков английский парламент постановил изгнать Якова II из страны, а на трон пригласить правителя протестантской Голландии Вильгельма Оранского.

В 1689 году состоялась его коронация, на которой он подтвердил свою верность двум парламентским документам, принятым незадолго до этого, – Habeas Corpus act и Билль о правах (оба были написаны по заказу и под диктовку ростовщиков).

Именно при Вильгельме и произошло создание центрального банка. Он получил название Банка Англии (название сохраняется до настоящего времени). Известна точная дата рождения центробанка – 27 июля 1694 года. 

То есть с момента окончания революции до учреждения Банка Англии прошло всего пять лет. Банк Англии считается первым центробанком в мире.

Правда, некоторые отдают пальму первенства Центробанку Швеции, созданному в 1668 году, но он не имел абсолютной монополии на денежную эмиссию и не был классическим центробанком.

К тому же другие страны впоследствии создавали свои центральные банки, ориентируясь на опыт Банка Англии. 

Франция

Здесь буржуазная революция проходила в 1789-1799 гг. В 1800 году Наполеон Бонапарт издал указ о создании Банка Франции.

Получается, что центробанк был учреждён уже через год после окончания французской революции.

Контроль над этим ведомством и монополию на французские финансы получили 15 крупнейших банков Франции, которые поддерживали революцию. К середине XIX столетия центробанк уже печатал деньги для всей Франции.

Россия

На рельсы капиталистического развития Россия встала в правление императора Александра II.

Его вспоминают как освободителя крепостных крестьян, инициатора известного манифеста 19 февраля (3 марта) 1861 года, но кроме отмены крепостного права на счету этого императора целый ряд других реформ (высшего и среднего образования, военная, земская, судебная, городского самоуправления, финансовая). Это был мягкий, нереволюционный разворот помещичьей России в сторону капитализма. Революции 1905-07 гг. и февраля 1917 года лишь осуществляли «доработку» русского капитализма. 

И на самом старте реформ, направленных на капиталистический разворот России, в стране был создан центробанк. Он получил название Государственный банк Российской империи. Центробанк был основан в 1860 году на основе реорганизации Государственного коммерческого банка.

Основные положения процедуры реорганизации и устав Государственного банка были утверждены указом Александра II от 31 мая 1860 года. Первоначально предполагалось, что центробанк в России будет акционерным обществом с участием в нем отечественных и иностранных банкиров.

Однако, слава богу, этот вариант был отвергнут, центральный банк стал государственным, причем организационно находился в сфере влияния Минфина. Позднее предпринимались попытки сделать центробанк частным акционерным обществом, но они успехом не увенчались. 

Япония

В этой азиатской стране буржуазная революция имеет точную датировку – 1868 год. Она получила название «революция Мэйдзи» («Просвещенное правление»). Центральный банк Японии был создан в 1882 году.

Тогда же появилась иена, которую стал эмитировать Банк Японии. Иена заменила собой разрозненные валюты, выпускавшиеся местными княжествами.

С момента революции до создания центробанка в Японии прошло всего 14 лет. 

США

В США буржуазной революции как таковой не было, была борьба за независимость от Великобритании. Победа в этой борьбе была достигнута в 1776 году. Казалось бы, что центральный банк там должен был возникнуть сразу же после получения независимости, но Америка развивалась по особому алгоритму. Отцы-основатели США и их последователи хотели быть хозяевами в стране.

А центральный банк, проект которого действительно имелся уже в 70-е годы XVIII века, им не нравился. Это был проект центробанка, предложенный европейскими банкирами и ростовщиками. Создание такого центробанка перечеркивало бы победу Америки в борьбе за независимость. Она оказалась бы уже не в политической и военной, а в финансовой зависимости от Старого Света.

 

Тем не менее в 1781 году был создан Банк Северной Америки (Bank of North America), по структуре похожий на Банк Англии.

С 1782 года он стал печатать банкноты, принимаемые по номиналу всеми государственными учреждениями США, другие банки действовать на территории США права не имели. В банке Северной Америки находились все средства Конгресса.

Кроме этого, Банк выкупал правительственные долговые обязательства. В конце 1783 года банк прекратил функционировать как центральный, его статус был понижен до коммерческого. 

Вторая попытка создания центробанка имела место в самом конце XVIII века. В 1791 году был учреждён Первый банк Соединённых Штатов (First Bank of the United States), он просуществовал двадцать лет, до 1811 года.

Главным лоббистом Первого банка стал тогдашний министр финансов Александр Гамильтон, представлявший интересы банкиров и ростовщиков Старого Света. Он предложил создать банк на частной основе, оставив государству долю в 20 %.

Банкноты банка должны быть разменными на металлические деньги по требованию, а также приниматься по номиналу в уплату налогов. Федеральное правительство должно было держать свои средства в этом банке. После создания Первого банка тот начал активно кредитовать правительство, государственный долг стал стремительно расти.

Стало зреть недовольство банком. В это время в Америке появилось много частных коммерческих банков, которые рассматривали Первый банк как конкурента, мешавшего им делать бизнес. В 1811 году палата представителей и Сенат отклонили законопроект о продлении лицензии банка. 

Третья попытка создания центробанка была предпринята в 1816 году. Был учреждён Второй банк Соединённых Штатов (The Second Bank of the United States), который просуществовал до 1833 года.

Благодаря усилиям тогдашнего президента США Эндрю Джексона лицензия у Второго банка была досрочно отозвана. Деньги казначейства из Второго банка были изъяты, а государственные долги погашены.

И далее на протяжении восьмидесяти лет (!) Америка жила без центрального банка. 

В начале ХХ века началась активная подготовка к четвёртой попытке навязать Америке центральный банк. И она удалась. 23 декабря 1913 года Конгресс США проал за принятие закона о Федеральной резервной системе США.

То есть Соединённые Штаты являют собой пример страны, где капитализм достаточно долго развивался без такого института, как центробанк.

Зато ФРС – это пример центробанка, сумевшего поставить под полный контроль не только Соединённые Штаты, но и многие страны мира, допустившие долларизацию своих экономик. 

Кстати, в США сегодня много политиков, которые критикуют ФРС и требуют её закрытия.

Деятельность Федерального резерва, являющегося частной корпорацией, противоречит Конституции Соединённых Штатов, которая устанавливает, что эмиссия национальной валюты находится в ведении Конгресса США.

Закон о Федеральном резерве 1913 года квалифицируется как антиконституционный, а его принятие Конгрессом и подписание тогдашним американским президентом Вудро Вильсоном – как государственный переворот. С этого момента Америка потеряла свою независимость.

Источник

Источник: https://www.kramola.info/vesti/novosti/vkatasonov-centralnyy-bank-glavnoe-detishche-i-venec-burzhuaznoy-revolyucii

«Профиля»–1917

Банки накануне революции

Список богатейших коммерсантов Российской империи по состоянию на февраль 1917 года открывает «русский Морган», иркутский купец Николай Александрович Второв. Он стал обладателем самого большого личного состояния благодаря Первой мировой войне.

Но начинал Второв задолго до нее и отнюдь не с нуля – еще в 1900 году получил от отца три миллиона рублей капитала. Занимался добычей сибирского золота, торговал тканями и чаем, имел сеть магазинов‑«пассажей» (на верхнем фото) по всей Сибири и Уралу.

Именно торговля текстилем неожиданно открыла купцу Второву тропинку к фантастическому богатству.

За несколько лет до Первой мировой войны он наладил продажу царской казне «бумажных концов», как тогда назывались отходы прядильно-ткацкого производства, их использовали для производства бездымного пороха.

Коммерция по продаже «бумажных концов» позволила Второву «найти концы», то есть завязать связи с теми из армейских верхов, кто после 1914 года будет заниматься военной химией. Неудивительно, что купец первым сообразил, где будут вертеться самые большие деньги с началом мирового конфликта.

В мировую войну Российская империя вступила без собственных химических производств. То немногое, что имелось в этой сфере, было филиалами германских концернов. «Промышленная война» нового типа, война моторов, техники и технологий, требовала развитой химии. Даже пресловутое химическое оружие тут было не самым главным, сложной химии требовало все: от пороха до красителей.

В разгар войны казна империи готова была платить за «химию» любые деньги. И Николай Второв, имея хорошие связи и стартовые капиталы, начал свою войну за казенные миллионы.

К началу 1917 года он учредитель и собственник целых корпораций – «Российское общество химической промышленности», «Российское общество коксовой промышленности и бензолового производства» и многих других связанных с химией предприятий, вплоть до крупнейшей в России фабрики фотоматериалов.

Доныне успешно существующий в Московской области завод экспериментальной металлургии «Электросталь» был основан именно Второвым в самом начале 1917 года.

Накануне революции личное состояние купца Второва оценивалось более чем в 60 млн рублей золотом. При этом полученная им в 1916 году чистая прибыль, по оценкам современников, достигала рекордных 150 млн ассигнациями.

2. Братья Нобели

Если фамилия Второва сегодня прочно забыта, то семью Нобелей знают практически все, хотя бы по одноименной премии. К 1917 году в России это целая группа крупных компаний, во всех названиях которых фигурирует фамилия богатейшего клана, – «Товарищество нефтяного производства братьев Нобель», АО «Людвиг Нобель», торговый дом «Альфа-Нобель» и т. п.

Акционерный капитал нефтяного товарищества оценивался в 30 миллионов рублей, а общее состояние российской ветви клана Нобелей, возглавляемого к 1917 году Эммануилом Людвиговичем Нобелем, оценивалось примерно в 60 миллионов рублей золотом.

Добавим, что именно на заводах Нобеля в Петрограде начались одни из первых выступлений рабочих, приведшие в феврале 1917 года к революции.

3. Внуки Соломона Полякова

В отличие от братьев Нобелей, трое братьев Поляковых ныне прочно забыты, хотя один из них послужил прототипом нувориша в романе Льва Толстого «Анна Каренина», а другой, Лазарь Поляков (на фото), по слухам, был отцом Анны Павловой, знаменитой русской балерины начала XX века.

Все трое сыновей могилевского купца Соломона Полякова до 1917 года не дожили, но их дети владели акциями основных железных дорог России, а также долями в многочисленных банках и страховых обществах по всей империи.

Накануне революции их личное состояние оценивалось современниками примерно в 50 миллионов рублей золотом.

4. Семейство Морозовых

Династия коммерсантов и меценатов Морозовых (на фото Савва Морозов) известна не меньше, чем семейство Нобелей. А уж в начале XX века про «Морозовскую мануфактуру» знали все – сложно не знать тех, кто обеспечивал тканями половину России. Накануне революции 1917 года состояние клана Морозовых оценивалось более чем в 40 миллионов рублей золотом.

5. Борис Каменка

Если в конце XX столетия у Российской Федерации был Борис Березовский, то в начале того века у Российской империи тоже был свой Борис Абрамович… Киевский купец 1‑й гильдии Борис Абрамович Каменка возглавлял крупнейший перед революцией коммерческий банк.

Азово‑Донской банк (на фото) купца Каменки имел крупнейшую в стране сеть филиалов и дочерние кредитные организации в Западной Европе. Помимо банковской деятельности Борис Каменка преуспел и в других сферах коммерции, владея крупнейшими производствами цемента и удобрений.

Не избежал этот Борис Абрамович и увлечения политикой – он был главным спонсором кадетов, Конституционно-демократической партии, имевшей крупнейшую фракцию в дореволюционной Госдуме.

Личное состояние Бориса Абрамовича Каменки накануне 1917 года, по оценкам современников, приближалось к 40 миллионам рублей золотом.

6. Братья Рябушинские

Купцы-старообрядцы Рябушинские известны чуть менее, чем их коллеги по бизнесу и вере Морозовы. Восемь сыновей Павла Рябушинского (на фото) – это не только ткацкие мануфактуры, одни из крупнейших в России, но и «Банкирский дом братьев Рябушинских», и несколько крупных банков по всей стране.

В годы Первой мировой войны братья активно расширяли свой бизнес, покупая лесопильные и металлообрабатывающие предприятия, а также попытались создать в России первое крупное производство грузовых автомобилей – в августе 1916 года ими было начато строительство «Автомобильного Московского завода», который в советское время станет известен как ЗИЛ.

 Накануне революции личное состояние братьев оценивалось примерно в 35 миллионов рублей золотом.

7. Сыновья и дочери Надежды Половцовой

Эти представители российской коммерческой элиты были правнуками царя Павла I, внушительный капитал им достался от матери, внебрачной дочки самого младшего царского сына.

Но, в отличие от старой аристократии, богатства внебрачных царских потомков составляли не обширные поместья, а многочисленные ценные бумаги различных банков, металлургические заводы и медные рудники на Урале.

Все это «незаконной» царской внучке помог скопить ее официальный приемный отец – барон Штиглиц, при царе Александре II управлявший Государственным банком Российской империи. Накануне 1917 года наследственные богатства двух сыновей и двух дочерей Надежды Половцовой оценивалось примерно в 30 миллионов рублей золотом.

8. Внуки барона Гинцбурга

В реальности Иосиф Гинцбург был далек от европейской аристократии – сын витебского раввина разбогател в середине XIX века на торговле водкой. Сколотив капитал, основал свой банкирский дом и начал вкладывать средства в железные дороги и добычу золота в Сибири.

Баронский титул он купил у гессен-дармштадтского герцога Людвига III, чья внучатая племянница станет последней русской императрицей. Внуки же барона Гинцбурга будут по праву числиться среди богатейших людей Российской империи.

Один из них, Альфред Гинцбург, будет директором Ленского золотопромышленного общества, в начале XX века занимавшего первое место в России по объемам добычи желтого драгметалла. Именно на его приисках в 1912 году произойдет знаменитый Ленский расстрел, когда погибнет свыше 200 бастующих рабочих.

Накануне революции состояние внуков первого барона Гинцбурга оценивалось более чем в 25 миллионов рублей золотом.

9. Николай Коншин

Николай Николаевич Коншин происходил из потомственного рода серпуховских купцов. Его отец владел крупной прядильной фабрикой, а старший брат накануне Гражданской войны в США успел закупить огромную партию американского хлопка.

Когда в той войне северные штаты стали громить южные, хлопок резко подорожал – так братья Коншины получили хороший стартовый капитал. Николай Коншин стал первым, кто еще в 70‑е годы XIX века в только что присоединенной к Российской империи Средней Азии стал заводить свои хлопковые плантации.

И к новому, XX столетию Николай Николаевич Коншин входил в узкий круг «текстильных королей» России, будучи одним из немногих, кто владел всей цепочкой производства тканей – от выращивания хлопка до покраски готовой продукции.

К февралю 1917 года «текстильному королю» исполнилось 86 лет, его личное состояние современники оценивали примерно в 25 миллионов рублей золотом.

10. Братья Кноп

Андрей Львович и Федор Львович Кнопы были сыновьями бременского… нет, не музыканта, а коммерсанта. Их отец Людвиг (ставший в нашей стране Львом) приехал в Москву еще в 1839 году как менеджер по продаже английских паровых машин.

Вскоре именно он построил в России одну из первых хлопкопрядильных мануфактур, оставив сыновьям в наследство уже несколько подобных фабрик. Сыновья не только расширяли прежнее дело, но и осваивали новые сферы коммерции – в частности, инвестировали в нефтедобычу и банковское дело.

Весной 1916 года Андрей Кноп учредил «Московско-Волжско-Бакинское нефтепромышленное товарищество». Накануне революции личное состояние сыновей бременского коммерсанта оценивалось в 20 миллионов рублей золотом.

Источник: https://profile.ru/economics/item/115576-rejting-profilya-1917

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.